FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Сосновый лес


Сосновый лес

Сообщений 121 страница 142 из 142

121

Наемник улыбнулся в ответ.
«Рифтен… Колоритное местечко этот Рифтен, наверное, раз так. Должно быть, выгребная яма, где заправляют продажные лорды, воры и бандиты? До чего же сложно представить Господина Писаря грозой улиц с кистенем в руках… Впрочем, столь же сложно, как и помощником мятежных бородатых нордов».
«Сравнительно теплый красивый город деревянной застройки. Когда мне приходилось там бывать, Рифтен кипел от проходящих с разных сторон торговых караванов. Было так просто затеряться среди шумной разнородной толпы. Город также известен пребыванием там Королевы Барензии, тогда еще никому почти не известной. Данмерка именно там стала членом знаменитой Гильдии Воров», - как всегда, пояснил Голос.
«Гильдия Воров? Так вот в чем дело… еще одна легендарная организация. С детства любил сказки о Сером Лисе».
«Не стоит недооценивать сказки, Фоули. Между прочим, это был действительно порядочный джентльмен, во всяком случае, когда я был жив».
«В следующий раз ты мне скажешь, что был знаком с Мерунесом Дагоном? Или, скорее, с Шеогоратом? Значит, Виндхельм либо Рифтен».
- Ножом в брюхе мы и сами обрадовать кого хочешь можем, не страшно. Приходилось там бывать? – поинтересовался Фоули, поднимаясь на ноги. - Виндхельм, похоже, тоже на востоке, не так ли? Значит туда и отправимся. Надеюсь, ты знаешь дорогу. Мы так и не успели обзавестись картой. Нам нужен самый короткий восточный тракт, а с городами позже разберемся.
Фоули поднял трофейный меч и поднялся на ноги. Крутанув гладий в руке, капитан сунул его за пояс. Присмотревшись к фигуре эльфки, бретонец спросил:
- Я не заметил при тебе никакого оружия. Ты, надеюсь, умеешь постоять за себя? Быть может, тебе нужен меч, лук или еще что-нибудь? Сменное белье, или…? – вопросительно развел руками капитан. – Спрашивай, у нас найдется. Тем более, мертвец оставил порядочно барахла.
***
- Девлин, а кто такая Элис?
Босмер вздрогнул, холодно взглянул на Адель и пробурчал, вернувшись к резке по дереву:
- Девка.
Женщина присела напротив босмера, скрестив ноги перед собой.
- Девлин, мне становится не по себе от Коули. Он убил Пилата и ведет себя так, словно бы ничего не произошло. Он кажется одержимым идеей поймать Писаря, и идея эта день ото дня кажется все более лишенной смысла. Мне за него страшно.
Девлин отвлекся от деревянной фигурки, поднял свои медовые глаза и усмехнулся в бороду.
- Ну так вызови его на дуэль, а? – босмер скривился, словно бы ему на язык попало нечто горькое. – Все с ним в порядке, Аделя. Септимы мы не гребем, конечно, но с Фоули весело. Да и профессия наша немножко изменилась.
Адель как-то отрешенно слушала эльфа, вычерчивая на земле небольшую пентаграмму.

Отредактировано Коуэл Фоули (2013-05-11 11:50:38)

+1

122

– Приходилось там бывать?
– Пару раз, - расплывчато ответила Тарья, не торопясь меж тем подниматься вслед за бретонцем. Она как-то загадочно улыбалась, и перебирала пальцами кончик своей косы. Ей представлялось, как Фоули, едва оказавшись в городе, наступит на ногу Мавен Черный Вереск, или еще что похуже. Его отряд даже не поймет, почему это стража цепляется к ним из-за каждой мелочи. Не зная что к чему, в Рифтене они из бравых наемников превратятся в слепых котят, а так недалеко и до познавательного, но очень скомканного знакомства с дном озера Хонрик.
«Как много в тебе уверенности. Даже слишком», – Тарья подумала, что ей это скорее нравится, чем нет. Впрочем, зря она, наверное, переживает – очевидно, что Девлин будет там как рыба в воде.
– В Рифтене хорошо, хоть и сыро. Весной бывает очень красиво, – мечтательно обронила она, подняв взгляд на мужчину. – Но весной, пожалуй, везде красиво. А вот в Виндхельме еще запросто можно отморозить себе что-нибудь жизненно важное. Лучше бы вашему беглецу одеться потеплее, прежде чем его понесет на север, – Тарья прикрыла глаза ладонью, защищаясь от яркого солнца, и пожала плечами. – Быстрее всего через Хелген. Думаю, я смогу сориентироваться. Но, говорят, там сейчас неспокойно, имей в виду, – она лениво потянулась, отворачиваясь.
«Зря я ляпнула про Хелген», – проскользнула запоздалая мысль, но уже было поздно. «Может и повезет. Слабаками они не выглядят, глядишь одного их сурового вида будет достаточно, если бандиты какие встретятся».
– Оружие? – сдержав смех, переспросила Тарья. Она вытянулась на траве, опираясь на локти, и вновь посмотрела на Фоули, благо набежавшее облачко избавило ее от необходимости щуриться. – Я обычно стараюсь не доводить до насилия, – легкая полуулыбка, дразнящий взгляд и Тарья отвернулась – солнечный свет опять слепил ее.
–...мертвец оставил порядочно барахла.
– Все свое ношу с собой, – она невесело усмехнулась, смотря куда-то в сторону “могилы” Пилата. Все так спокойно, будто ничего и не произошло. Даже жутковато делалось. – Но спасибо. Ты… хороший командир, – задумчиво протянула она.

+1

123

- Хелген? Это еще одна нордская деревня? Застава? Крепость?  Какая местность вокруг? И далеко это отсюда? На востоке, говоришь?
«Да, без карты придется худо. Придется довериться эльфке», - с неудовольствием подумал капитан, разглядывая свою короткую утреннюю тень, ложащуюся на ноги девушки.
Просека была хорошим местом. Светлым, ровным, широким. Легкий ветерок качал макушки деревьев, которые ненавязчиво шептали свою ласковую песню. В этом идиллическом месте Фоули, однако, чувствовал себя неуютно и напряженно. Еще не успевшая высохнуть лужа крови между деревом и холмом все еще напоминала о смерти. Проследив за взглядом беззаботно лежащей девчонки, бретонец уперся глазами в курган и непроизвольно поскреб кадык.
- Красивее всего весной в заливе Иллиак. Ты никогда там не бывала? Тебе бы понравилось. Особенно море.
«Море, море… Дурак! Какая там чудесная архитектура! Но ты, должно быть, даже и не заметил великолепных дворцов. Полуголые танцовщицы занимали тебя куда больше, не так ли?» - язвительно вмешался Голос.
«Танцовщицы? Кажется, я все пропустил. В Хаммерфелльских городках, где я бывал, я даже из порта не выходил. Танцовщицы – это, наверное, интересно».
Фоули усмехнулся, слегка сощурив глаза в улыбке, подошел ближе к эльфке и присел перед ней на корточки.
- А если насилие тебя не спрашивает и начинается само собой? Откуда тебе знать, что я могу сделать? – капитан наклонил голову с улыбкой, подмигнув босмерке - Разве тебе совсем не страшно с нами, Тарья? Я ведь убил его. И многих до него.
- Ты… хороший командир.
- Я? – удивился капитан, отведя в сторону глаза, - Надеюсь, это так. Ты очень добра.
Где-то вдали протяжно и тоскливо каркнула сорока.

+1

124

Тарья думала, что она может проваляться вот так еще очень долго, подставив лицо нежаркому солнцу, нежно целовавшему щеки и полуприкрытые веки. Легкий ветерок несмело касался кожи, словно боялся смахнуть блаженное ощущение тепла, и внушал опасное чувство безопасности и душевного спокойствия, помогая забыть о жестокости и кровопролитии. Даже ветер умел обманывать и хитрить.
«Море…» – она молча улыбнулась одними губами, вспомнив, как любила бывать в Анвиле, в порту. И не только из-за того, что там просто рай для разного толка контрабандистов и скупщиков.
– Я бы соврала, сказав, что совсем-совсем тебя не боюсь, – Тарья невесело усмехнулась, и села, обхватив колени руками, чтобы удобнее было разговаривать. – Только знаешь, как в той песне: «И пусть нет у меня ни ножа, ни клинка моя песня, как сталь, остра и звонка». Да и убить – не самое страшное, что можно сделать с человеком, – как-то тоскливо заметила она, но, немного помолчав, добавила, поведя плечом: – Хотя, применить немного силы то там, то здесь бывает очень полезно, – она тихонько засмеялась.
– Ты очень добра.
«Сомневаюсь, дружок. Сомневаюсь».
Тарья вздохнула, внимательно разглядывая лицо бретонца, будто надеялась обнаружить там что-то новое. В конце концов, она устроилась поудобнее, подогнув под себя ноги, и заглянув Фоули в глаза негромко заговорила:
– Давным-давно одна мудрая женщина сказала мне: «Забудь все что было, не думай о том, что будет. Быстро вытри сопли, и покажи всем чего ты стоишь», – она ласково улыбнулась мужчине, дотронувшись до его руки. – Я не знала Пилата, не знаю, почему случилось то, что случилось, и, пожалуй, не хочу знать, но ты – хороший командир. Я чувствую, – уверенно произнесла она.
«Из-за плохого эта троица так не волновалась бы».
– И, наверное, ты хочешь услышать про Хелген, – Тарья хмыкнула, и чуть отстранилась, признавая, что излишне разоткровенничалась. – Это глухая деревушка, а при ней имперская крепость. Ничего особенного – пара обветшалых башен да частокол. Ничуть не лучше, а то и хуже Фолкрита,  – она скривилась, словно речь шла о чем-то ужасно противном. – Глухомань, одним словом. Хотела бы я рассказать больше, но боюсь, не смогу – мне редко когда выпадал случай путешествовать по тем местам.

+1

125

Фоули провел рукой по волосам, задумчиво разделяя слипшиеся от крови пряди. В горле у него до сих пор стоял ком, а желудок просился наружу. Бретонец давно уже не использовал свой магический дар с такой интенсивностью: ни разу с тех пор, когда остаткам отряда довелось спасаться бегством из гробницы и Коуэлу удалось сложное заклятие изгнания тьмы. Большой перерыв, отсутствие тренировок и физическое изнеможение делали свое. Наемник был благодарен особенностям местности и прохладному ветерку, который не давал подлому нутру дать слабину.
Со смешанными чувствами капитан сверху вниз смотрел на своего нового боевого товарища.
«С одной стороны, с приятной дамочкой путешествовать куда веселее, да и провинцию она знает куда лучше нас. С другой – та еще чертовка. Свалилась как снег на голову, и вот уже шагает с нами, в наших рядах. А еще…».
- Поешь ты действительно складно, пташка, спору нет. В нашей работе, правда, песенки не очень помогают, - с усмешкой заявил бретон. – В любом случае, советую тебе обзавестись чем-нибудь острым. Как говорил мудрый человек, «лучше иметь кинжал в сапоге и не иметь в нем нужды, чем нуждаться в нем, когда уже слишком поздно».
Тарья дотронулась своей теплой ладонью до запястья капитана. Ответив на ее пристальный взгляд, мальчишка поймал себя на мысли, что впервые имеет возможность хорошо разглядеть лицо эльфки. Солнце светило как раз из-за его спины. Сидя на траве, с улыбкой на лице и цветком в волосах, мерка выглядела весьма живописно.
«Если бы она была одета в легкий сарафан с поясом, босиком и с лукошком, вышло бы замечательное полотно. Мэри, Мэри, что ты можешь увидеть в своем дворце?» - подумал капитан, не сдержав добродушной улыбки.
Но особое внимание Коуэла привлек длинный шрам на щеке девушки.
«Похоже, она слукавила про свое отношение к насилию. Это определенно кинжал или копье».
- Но ты – хороший командир. Я чувствую.
- О, Девятеро, это так мило, я сейчас расплачусь! – раздался вдруг звонкий голос над их головами.
Фоули машинально отпрыгнул  назад, схватился за рукоять меча и запрокинул голову вверх. В середине кроны, на толстой могучей ветке, сидел босмер, болтая ногами и заливаясь смехом.
- Девлин?!
- Ага, Коули! – смеясь, беззаботно ответил эльф. – Думал посмотреть, как вы тут миловаться будете, но ты какой-то скучный. Теряешь хватку! На ее месте я бы уже заснул, - скорчил якобы грустную рожицу босмер и опять расхохотался.
Фоули, исподлобья взглянув на веселящегося эльфа, сплюнул себе под ноги и растер носком сапога.
- Ой, только вот не говори, что ты взял ее для пользы отряда, капитан, - сверкая своими зубами из-под бороды, продолжил Девлин. – Ну да, точно, эта милая эльфиечка определенно выглядит как хладнокровный убийца, надо бы предложить ей работу, - ехидно передразнивал эльф.
- Борода большая, а ума мало! – насмешливо бросил в ответ Фоули. – Может, это ты поведешь нас без карты в Рифтен?
- Не велика наука… - продолжая улыбаться, эльф спрыгнул вниз и предложил руку лежащей эльфке.
Привлеченные шумом, приближались Адель и Джек.

Отредактировано Коуэл Фоули (2013-05-12 23:38:08)

+1

126

Имперец подошел к туше оленя и заметил на нем странную слизь...
* Эу... Что это за мерзость? Даже не могу представить откуда она тут... Лучше пойду подобру по здоровому... *Возвращение в лагерь.
-Думаю нужно пообедать, зря я наверное пошел искать добычу. Могу и дрова нарубить.
*Съел говяжью похлебку с кусочком хлеба. Нарубил дров (12 полена).
-Пойду прогуляюсь все-таки буду надеяться, что повезет.
  Пройдя минут пятнадцать Антонио подошел к реке. Уже виден был Фолкрит, но имперец обратил внимание на палатку впереди, рядом с ней у костра сидел лесной эльф. Антонио подошел познакомится.
- Здравия желаю, Босмер. Каким ветром вас занесло в Скайрим если не секрет. Я просто хочу познакомиться.
- Тебе того же, слушай мое имя Эндар я родился в Скайриме и ни разу не покидал его. У меня есть брат в деревне Ривервуд. Мы пытаемся заработать много денег занимаясь охотой в разных частях Скайрима. Мы хотим открыть гильдию охотников в Скайриме, но как ты понимаешь на это нужно очень много золота...
Кстати о гильдиях... Недалеко где-то в этом лесу, как говорят жители Фолкрита находится убежище темного братства... Так-что если у кого-нибудь в Скайриме есть к тебе сильная неприязнь, то проваливай из владения Фолкрит. А ты откуда в Скайриме?
-Я Антонио, имперец из Сиродила. В Скайриме из-за жажды приключений. Спасибо, что предупредил насчет темного братства, неудивительно, что оно располагается тут. Тут слишком много паслена, ну или цветка смерти. Поначалу я считал, что его много потому, что насколько мне известно Фолкрит самый мертвый город в Скайриме.
И еще... Хорошая идея с гильдией охотников желаю удачи!
-Спасибо, кстати из твоего рюкзака торчат дрова. Они как-раз нужны мне, мне хватает и пяти штук, за них могу заплатить 25 септимов.
-Конечно, бери слушай ты не замечал неподалеку места где много рыб? * + 25 септимов; - 5 полена.
-Да прямо тут!
-Отлично, я начну рыбачить и отправлюсь в Фолкрит.
-Хорошо, я не буду мешать...
*Почти через час Антонио поймал семь рыб, этого хватало для таверны и хватало для него. Уже вечереет и Антонио отправляется в Фолкрит...
>>> Улицы Фолкрита

Отредактировано Антонио Чейн (2013-05-13 20:58:25)

+1

127

Тарья пару секунд удивленно глазела на босмера, растерянно хлопая ресницами, а потом звонко, совершенно по-девчоночьи рассмеялась.
Девлин был чем-то похож на ее брата, только вот она никогда не видела, чтобы Туомас так хохотал, да и вряд ли бы ему в голову могла взбрести мысль забраться на дерево просто шутки ради. Даже в детстве он казался Тарье, чересчур серьезным и, будто индюк, надутым со своим «настоящим луком» и архиважными поручениями от взрослых. А после того злополучного пожара он, похоже, и вовсе разучился улыбаться. Впрочем, ему, как старшему из них троих, пришлось слишком много на себя взвалить. Тут кто угодно лишится тяги к праздному веселью.
Однако даже общая беда Тарью с братом не сблизила, скорее наоборот, еще больше разобщила и, в конце концов, окончательно развела их в разные стороны. Она даже предполагала, что Туомас первым, образно говоря, вычеркнул ее из списка родственников, еще до того, как это сделал отец. Не сказать, чтобы Тарью так уж сильно печалило данное обстоятельство.
К счастью, босмер, уютно устроившийся на ветке, словно какая-нибудь экзотическая птица, напоминал ей о братце недостаточно сильно, чтобы раздражать одним своим видом.
– Я не похожа на убийцу? Не может быть, – наигранно печально произнесла Тарья, и принялась с беспокойством ощупывать свое лицо. Как будто она всю жизнь искренне считала, что выглядит как матерый рецидивист, мастер ножа и топора. – Может нужно больше шрамов? – она вопросительно посмотрела на Фоули все с тем же наивно-озадаченным выражением. – У меня есть еще парочка. Показать?
Не сдержавшись, она фыркнула, и вновь залилась смехом. Давненько ей не бывало так весело. Вот ты занимаешься совершенно привычным для себя делом, а потом БУМ – в одно мгновение по уши увязаешь в неприятностях, настолько абсурдных по сути своей, что над ними нельзя не потешаться. Выручи первого встречного, стань наемником, смотри, как будет убит незнакомый тебе человек и заигрывай с его убийцей! Смех сквозь слезы.
– Не велика наука…
Отсмеявшись, Тарья поднялась, принимая поданную ей руку, но тут же сделала шажок в сторону, встав между босмером и бретонцем. Смех смехом, но Девлина она действительно побаивалась, хотя и не до конца осознавала почему. Просто было в нем что-то… неправильное.
– Да до Рифтена можно и вслепую дойти, – она теперь говорила почти серьезно и без улыбки, так что выдавали ее только блестящие ребячливым озорством глаза. – Нужно всего лишь долго-долго шагать на восток, – Тарья махнула рукой в ту сторону, которая примерно соответствовала верному направлению, при этом чуть было не съездив босмеру по носу. – И так до тех пор, пока не свалишься в озеро! – радостно заключила она, как раз, когда подошли Адель и Джек.
«И правда, чего тут сложного? Главное знать, что нужно ориентироваться на запах меда, вяленой рыбы и тины», – с тоской подумала она, вдруг осознав, как хочет вернуться в Рифтен. Вернуться домой.
– Ну и конечно есть еще одна верная примета, чтобы уж знать наверняка, пришли вы куда надо или нет, – Тарья обвела всех быстрым взглядом, остановившись на Коуэле. – Очень-очень скоро ты наверняка почувствуешь… Ах, эти непередаваемые ощущения! Почувствуешь, как чья-то ручонка шарит по твоим карманам.

Отредактировано Тарья (2013-05-14 03:24:05)

+1

128

Девлин, дотронувшись до руки девушки, очаровательно улыбнулся, с легкостью помогая ей встать на ноги. Эльфка, отступив от босмера на шаг, оказалась между ним и капитаном. Стоило Тарье отвернуться, как эльф уставился ей в затылок, продолжая улыбаться одними губами. Фоули взглянул мельком на Девлина и пожалел об этом. Взгляд его был жуток. Он смотрел на девушку помутневшим взором, с неестественно расширившимися зрачками, смотрел как на кусок мяса. Перехватив тревожный взгляд капитана, эльф, побледнев, виновато улыбнулся. Фоули все понял.
***
Это случилось около года назад, на севере Хай-Рока, в Норпоинте. Была зима...
***
«Фоули… Я беру свои слова обратно, ты не такой бесполезный говнюк, каким казался. Немногим доводится увидеть то, что видел ты и остаться в живых», - сказал Голос с… уважением?
Очевидно, редгард мог видеть все воспоминание так же, словно оно было на волшебном блюдце с яблоком.
Тарья смеялась. Фоули, смотревший все это время сквозь нее, непонимающе остановился глазами на уголках ее губ и через силу улыбнулся.
«Нет, Девлин, нет, нет, нет!» - взглядом ответил бретонец эльфу. Во всяком случае, Коуэл надеялся, что Девлин поймет его правильно.
– Я не похожа на убийцу? …
- Честно говоря, нет, но шрамы я бы не отказался изучить при случае, - оголив зубы, ответил капитан, хотя глаза его противоречили показной веселости.
– Да до Рифтена можно и вслепую дойти!
«А она ведь даже не старается выглядеть незаменимой. Все-таки Джек был прав. Просто хорошая девчушка в беде», - заключил бретонец, внимательно вслушиваясь в инструкции.
«На ее месте… - начал было он, а затем осекся, - да о чем я говорю? Я никогда бы просто так не помог себе на ее месте».
- …пока не свалишься в озеро!
- Не люблю озера, - заявил подошедший Джек, - говорят, по ночам, в темноте там пруд-пруди нечисти, вроде утопленников и русалок.
- Разве русалки водятся в озерах? Я думал, они больше любят море, - ответил Фоули.
- Русалки – легенда, - безжалостно ответила Адель, опершись на посох обеими руками, - может, когда-то и были, да вымерли.
- Почувствуешь, как чья-то ручонка шарит по твоим карманам.
- Куда лучше, когда чья-то рука шарит в штанах, минуя карман, - осклабился Девлин, получив в ответ осуждающий взгляд Джека. Адель, вздохнув, отвернулась, но босмер все равно был доволен собой.
- Я слышал, что в Рифтене обитает Гильдия Воров…
«Обитала! Много лет назад», - поправил Хафиб.
- …обитает Гильдия воров. Если местные карманники настолько дурны, что я смогу почувствовать их пальчики на своем кошельке, то они их лишатся вместе с руками. Но спасибо за предупредление, следует что-нибудь придумать с этим на подходе.

Отредактировано Коуэл Фоули (2013-05-18 21:44:21)

+1

129

– Гильдия… Воров? – не сумев скрыть удивление, переспросила Тарья.
Для того, кто совсем не знает провинции, Фоули, казалось, был слишком хорошо осведомлен о тех вещах, которые добрая половина местных считает глупой выдумкой старых сплетников. Даже в самом Рифтене их уже держали за свору каких-то бандитов и законченных дегенератов, хотя все еще побаивались, что в нынешнем положении было, пожалуй, важнее уважения.
«Обитает» - словно какая-нибудь мелкая рыбешка из этого треклятого озера… Она самую малость оскорбилась, просто чтобы ощутить недоступное "чужакам" чувство удовлетворенности от того, что знает какую-никакую, а правду об обросшей паутиной слухов организации. Ну, хотя бы половину правды точно.
– Да, ходят такие разговоры, – Тарья рассеяно убрала за ухо прядь волос, подыскивая правильные слова. – Говорят, Гильдия Воров на все наложила свои загребущие руки. Никто, мол, и ржавого гвоздя продать не может без ее одобрения. Еще болтают, что это Гильдия на самом деле управляет городом, прячась от посторонних глаз в катакомбах, вход в которые никак не обнаружить обычным способом, – она замолчала на пару секунд, а потом немного грустно улыбнулась, пожав плечами, словно и сама не особо верила в то, о чем рассказывает.
– Только сказки все это. Как и русалки, вплетающие в свои косы мертвые ненюфары, и насылающие туман, что стелется над озером в рассветный час, – она подмигнула Джеку. – Не может быть такого.
Тут Тарья лукавила. Она впервые взглянула на Гильдию в тот момент, когда еще ярко сверкали драгоценные камни в потускневшей короне ее былого величия, и поэтому ни капли не сомневалась, что когда-то слово гильдмастера могло приравниваться к слову ярла, а Буйную Флягу действительно называли «город под городом». Золото текло рекой, и во всем Скайриме знали, что с Гильдией Воров необходимо считаться, если хочешь, чтобы дела твои и дальше шли в гору.
Она во все это верила, внимательно слушая Делвина, любившего после пары кружечек пускаться в воспоминания, все больше приумножая количество и ценность сокровищ, хранившихся когда-то в сундуках Гильдии, по мере того, как вторая кружечка превращалась в третью, а затем и в четвертую. Тарья верила в покинувшую их славу, но не надеялась на ее возвращение, и не сильно переживала из-за этого, в отличие от того же Меллори. Ведь не за призрачными мечтами о сказочных богатствах она когда-то подалась в воры, и не за этим же она решила присоединиться к задыхающейся от череды злых неудач компании отъявленных жуликов, наделенных достаточной властью, чтобы ставить себя выше закона.
Она жила воровством, а занятие это, по сути своей, было лишено всякой романтики, о которой часто пишут в книжках, где даже грабитель и последний негодяй предстает благородным героем. В их деле нет места подобной наивности. Тарья уже давно уяснила. Ей помогли уяснить.
– Просто слухи. Но вот, что я скажу вам совершенно точно, – вновь весело и беззаботно заговорила она. Долго киснуть вообще выходило за рамки ее привычек. – За руку ловят только плохих карманников, – Тарья сощурилась, смерив Коуэла снисходительным взглядом, а потом вдруг легко коснулась его уха, достав, как будто из воздуха, блестящую монетку.
Простейший фокус, но он ей всегда нравился, и она исполняла его при любом удобном случае не ради того, чтобы удивить кого-либо, но скорее порадовать саму себя.
– А в остальном, Рифтен чудесный город, – лучезарно улыбаясь, она перебросила септим Джеку. – Главное – не зевать.

Отредактировано Тарья (2013-05-17 03:22:44)

+1

130

Начало игры

Откусив кусок от буханки хлеба, Раст продолжил беседу сам с собой.
- Итак, разбор полётов! Стража ищет в городе убийцу, чьё лицо видел почти каждый, жена орка которого я убил сдала меня властям, хотя сама знала, что убийство подставное. Видимо подумала, что за это ей заплатят больше. Что там ещё... А! Человек в чёрном, знающий моё имя, помог мне смыться. Сам себя он не называл, но про мои поступки он знает всё... Кто же это? - Внимание Раста привлёк странный звук, доносящийся из кустов. Достав кинжал, хаджит медленно подкрался к кустам. "Не уж то убийца? Или стражник? В любом случае сейчас выясним!". Раст замахнулся на куст и направил кинжал прямо в центр, кричя при этом злые ругательства на Та'Агре. Из куста резко выпрыгнул маленький кролик и, бросив на Раста удивлённый взгляд, быстро удрал с "места преступления"
- Джекосиит! Ну и ну, даже кролики могут незаметно  подкрасться к тебе! Теряешь сноровку брат, - пробурчал , уходя собирать лагерь. И тут он вспомнил об одном важном деле.
- Надо кое-куда заскочить.
Собрав все оставшиеся вещи, Раст двинулся в Фолкрит, надеясь там получить ответы на мучающие его вопросы. А их немало...
----->Фолкритское кладбище

Отредактировано Раст (2013-05-17 17:33:16)

0

131

----->Таверна "Мертвецкий мёд"
- Я даже не знаю как на это реагировать - Перед хаджитом валялись разбросанные по всему лагерю вещи... его вещи - И следы не потрудился замести...
Раст наклонился к сумке. Поломанные ветки, разбросанные во все стороны вещи, поцарапанное снаряжение, всё это указывало на то, что здесь работал дилетант. "И всё же обидно. Странно, вор забрал только еду, даже меч не тронул. Надо изучить следы." Хаджит посмотрел на следы. Грязь и песок для ученика, отличная улика для профессионала. Трудно сказать, что Раст являлся профессионалом, но разобрать следы он мог. "Хм, это не человек... Он бы взял снаряжение... Может тот самый кролик? Нет, слишком большая лапа... Лиса?" Раст посмотрел на разлитую похлёбку и разодранные кусочки хлеба "Сомневаюсь... Волк? Ну конечно же волк! Из всей еды пропали только лососевые стейки!" Раст поднялся и достал из сумки своё оружие. Положив меч и кинжал в ножны и взяв в руки лук, хаджит отправился на поиски вора. Расстояние между шагами было большим для волка, а поломанные ветки указывали на то, что если это всё же волк, то он должно быть исполинских размеров. Со временем хаджит стал это понимать, но останавливаться было некогда. "Волк это или не волк, вора я поймаю" живот начал громко урчать "И, надеюсь, съем..."Старый волк спокойно отдыхал под сосной, как вдруг стрела вонзилась в дупло, где-то в сантиметрах двух от его головы. "Надо купить себе нормальный лук" Раст шёл по следам вора и наткнулся на волка. Зверь резко вскочил, в надежде вынюхать обидчика. Тихо и медленно подкрадываясь, Раст целился в голову. "С учётом моего "мастерства" стрельбы, нужно целиться ниже...". Что-то блестящие привлекло внимание хаджита. "Да это же капкан!" Раст сидел буквально в метре от ловушки. "А это можно использовать в свою пользу." Хаджит решил поменять тактику. Встав, Раст начал размахивать руками и орать. Волк сразу сориентировался. Рыча, зверь бросился на противника. "Отходи назад, отходи назад". *КЛАЦ*
- Джекосиит! В свою же ловушку! Хотя, она ведь не моя...- Раст отвлёкся на секунду. Этого времени хватило волку, чтобы схватить обидчика. От толчка волка Раст упал на землю. Волк схватил жертву за ногу. "Что же делать? Меч!" Раст заметил отброшенный в сторону меч. Боль никак не позволяла сдвинуться с места. Длинны руки едва-едва не хватало, чтобы схватить оружие. Тем временем волк разодрал штанину и принялся кусать ногу. "Аргх! Нужно... что-то... длинное... палка!" достаточно длинный (чтобы схватить меч) сучок валялся рябом с Растом. Схватив его, Раст придвинул к себе меч. "Умри!" Взяв в захват массивную голову, Раст пронзил шею чудища мечом. Волк пал на ноги хаджита. "Ух... Ура. Пора выбираться." Ноги были напрочь придавлены. "Капкан вроде ржавый, можно сломать" Хаджиту пришлось приложить немало силы, чтобы наконец-таки сломать капкан. Но проблема была не в капкане. руки Раста ослаблены, а старый волк расположился на ногах путника, истекая кровью. Пересилив себя, Расту удалось скинуть волка. "Святой С'рендарр, помоги же мне. Позволь не умереть здесь и пройти, предначертанный мне богами, путь до конца" Раст невольно стал читать молитвы. Боль в ноге сводила с ума. Если бы Раст пролежал там ещё немного, то он скорее всего умер от потери крови. Но всё поменялось. Хаджит нашёл в себе силы встать и отковылять до ближайшего дерева. Там, с помощью листьев и веток он соорудил себе что-то на подобии перевязки. ею он обмотал себе ногу. Когда кровь перестала струиться, Раст подошёл к туше. "Ох-о! Вот так громадина!" Следопыт наклонился к пасти исполина. "Помимо моей ноги, он недавно что-то съел... Лосось!" Подул ветер, начали скапливаться тучи... Раст вернулся на остатки лагеря. "Надо решить, куда идти дальше... Вайтран. Здесь я смогу начать новую жизнь! Вдали от преследований и вины." Бросив взгляд в сторону города, Раст отправился в своё очередное путешествие.

- Хлеб (4 шт.)
- Похлёбка из оленины
- Лососевый стейк (2 шт.)

----->Ривервуд: деревня

Отредактировано Раст (2013-05-25 19:20:31)

0

132

События рядом с отрядом и другими...

Рядом стоящие кусты начали шевелиться, но не от ветра. Где-то хрустнула веточка, и ещё, и ещё одна. Затем все затихло. Абсолютно все. Ни птиц, ни зверей не было слышно, воздух как будто стал свинцовым, на мгновенье даже дышать стало трудно. Затишье… И тут началось! Сначала из одного из кустов показалась отвратительная рожа, синяя, с непонятными выростами и слепленными глазами. Пускай эти глаза ничего не видело, но каждый мог ощутить какая в них была ярость и злоба – это был фалмер! Самый настоящий подземный фалмер, дальний родственник эльфов современности. А затем ещё и ещё. Из кустов вышло четверо... нет, пять фалмеров, а затем появилось двое корусов, тварей с хитиновыми панцирями.
Это все длилось около 10 секунд, весь это выход, весь спектакль. А затем крупнейший фалмер издал рык и минивойско бросилось на находившихся здесь, а над их головами, из кустов вылетело несколько ледяных шипов. Ни один из снарядов, правда, не попал, и выпустивших их не было видно, но сам факт присутствия мага был налицо.

-2

133

Любо, братцы, любо,
Любо, братцы, жить,
С нашим атаманом
Не приходится тужить.

Капитан, наблюдая за фокусом, улыбнулся. Человека, проведшего детство в Хаммерфелле, сложно было удивить какими-либо фокусами. Порты теплой провинции крайне щедры на зрелища: канатоходцы, заклинатели животных, пожиратели разных острых предметов, жонглеры и прочие ребята, одетые как только можно пестрее всегда рады удивить обессиленного скукой моряка.
Джек, от неожиданности едва не упустив летящую монетку, сейчас разглядывал лицо Тайбера Септима, словно ожидая от почившего венценосца объяснений.
Фоули поскреб ногтями под подбородком. Он повернул голову на восток, навстречу солнцу.
«Пора оставить за спиной интересные истории. Время не ждет», - вздохнул он, сощурившись от яркого света.
- Живая или мертвая Гильдия, плохие и хорошие карманники, русалки и прочая ерунда сейчас не являются проблемой, - медленно проговорил Фоули, окинув взглядом всех своих подопечных, - Пора заняться делом. Между нами и Рифтеном сейчас кое-какое расстояние, которое нам предстоит пересечь. На пути у нас крепость Хелген. Нужно сообразить, с чем мы имеем дело. Собирайте вещички, ребята, мы выдвигаемся.
Капитан отошел от дерева и еще раз оглянулся. Компания собирала свои нехитрые пожитки. Все было до того тихо. Девлин перепроверял свою бездонную сумку с побрякушками, Джек, ожидая команд, сидел на траве, жуя стебель какой-то травинки. Коуэл вдохнул и выдохнул, и усмехнулся.
«Наверное, этот Скайрим не так уж плох, раз здесь есть места вроде этого», - подумал он, чувствуя даже некоторую печаль при мысли о том, что он оставляет эту тихую прогалину.
Вдох, выдох, вдох, выдох – и началось дело. Капитан обернулся на звук треснувшего дерева.
«Ветер?» - занервничав, с надеждой спросил себя Фоули и расстегнул верхнюю пуговицу кожаного ворота, освобождая шею – дышать стало трудно.
Вдруг звонко ударила тишина. Капитан обернулся. Адель стояла настороже, почувствовав нечто. Фоули стало не по себе, он вынул меч и принялся пятиться назад, к холму. Остальные, кажется, так же обуреваемые дурным предчувствием, побросали свои приготовления и схватились за оружие.
Наконец, зловещей походкой калеки вынырнуло из помрачневшего леса существо. Оно чем-то напоминало гоблина, только было еще уродливее, если это вообще возможно. Бретонец замер на месте, всматриваясь в неизвестную тварь.
«Во имя Восьмерых, и Принцев Даэдра, и всех их прихвостней, во имя мертвых и живых, что это за херня?» - мысленно обратился к Голосу Коуэл.
«Я… Я не знаю, Фоули. Я не знаю», - растерянно сказал мертвый древний колдун.
И стало действительно страшно.
А потом вышли еще и еще. А за ними – жутковатые членистоногие твари, распространявшие едкое зловонье. От них пахло сыростью и смертью. Фоули попытался считать, но во рту у наемника сделалось сухо, когда он перешел за пятнадцать. Считать было бесполезно.
«Бежать?» - оглянулся он по сторонам еще раз.
Но бежать тоже было бесполезно: новоприбывшие звери и их ручные многоногие собратья явно не были обделены ни скоростью, ни умом. Скрыться сейчас, когда они стояли друг напротив друга на расстоянии двадцати шагов, не представлялось возможным. Фоули почувствовал ноющую пустоту в животе и яростно стучащее сердце.
- На холм! Занять оборону! – срывающимся голосом прокричал он, убегая по склону вверх. И тут же упал, прижимаясь к земле. Магическая ледышка просвистела над головой. Вокруг раздался треск ломающегося льда. Затихло. Тут же вскочив, капитан рывком преодолел последние отделявшие его от вершины метры. Кажется, все были целы. Джек, успевший надеть на голову свой шишак, решительно сжимал боевой молот.
Холм был единственным островком спасения (хотя, кого мы обманываем?). Неспешно, словно надсмехаясь, вражеское войско окружило позицию и выстроилось внизу.
«Вот так, значит, это и будет? Вот он, мой конец», - обреченно понял Фоули и ожесточился.
- Пускай эта дерьмовая провинция подавится нами, пускай мы встанем у нее поперек горла! – крикнул капитан озлобленно, подняв клинок вверх, надеясь подбодрить защитников. – Убьем как можно больше этих тварей, пускай запомнят нас, уродливые сыны свиней и гоблинов!
Никто не подхватил порыва. Но бежать и без того было некуда. Вдруг вспомнив про эльфку, капитан вынул из-за пояса короткий меч Пилата и протянул рукоятью вперед.
- На случай, если они берут пленных, - мрачно пояснил мужчина.
«Мара, помоги нам», - коротко воззвал он к милости богов напоследок и развернулся, в решимости стоять до последнего.
Девлин уже принялся выпускать стрелу за стрелой. Внизу раздались крики. Кольцо начало сжиматься, словно железные пальцы у них на горле. Бретонец приметил ближайшего к себе уродца и примерился. В этот момент он почувствовал заструившуюся по его телу магию. Видимо, это Адель пытается помочь.
Фоули понимал, что у них нет ни единого шанса пережить даже первую волну – слишком мало человек защищали выступ над землей, чтобы хоть как-то задержать озлобленных тварей – но завидев впереди безволосую костяную голову, капитан опустил свой меч и с характерным хрустом разрубил череп пополам. Но возле него тут же оказалось с десяток собратьев этой пакости, вместе с их зверями. С отчаянным криком, Фоули стал просто и безыскусно рубить направо и налево, бить кулаками и ногами. Наконец, его повалили на землю. Капитану, падая, удалось проткнуть еще одного, который хотел навалиться сверху, и даже откинуть его в сторону, но на по его телу уже ползла наводящая ужас и скрежещущая хитином тварь. Ее жвалы нависли над горлом безвольно замершего от страха капитана.
Джек ломал им кости, черепа, размахивая молотом и собственными руками, но и он не был неуязвим. Долго окружавшие его уродцы не могли подобраться достаточно близко, но мужчина остановился, чтобы перевести дух, и на него мгновенно наскочили. Он почувствовал, как что-то вцепилось ему в сапог. Опустив глаза, он увидел клешни членистоногого, впившиеся в кожу сапога. С замахом опустив молот, Джек превратил голову животного в пюре, и тут же почувствовал сталь у себя под ребрами. С визгом на него набросились со всех сторон. Джек зарычал, как бурый медведь, и ухватился за жизнь в последнем отчаянном усилии.
Девлин, тем временем, прыгал из стороны в сторону, как дикий кот, и, рыча и оголив зубы, размахивал кинжалами в обеих руках. Босмер никогда не отличался искусностью в рукопашной схватке, но всегда брал свое яростью и напором. Но и он был обречен. Его схватили за ногу и повалили.
И все было спокойно, только стоявшая в центре и закрывшаяся магическим щитом Адель кричала какие-то слова на мертвом языке.
И вдруг раздался хлопок, и треск, и вой, и трепет. Бретонец почувствовал легкий жар, словно от облака пара в бане, моргнул, а открыв глаза, понял, что жив.
Холм был пуст. Поднявшись, капитан обнаружил под собой выжженную землю. Холм все еще окружали звери.
«Решили перегруппироваться. Похоже, Адель провернула недурной фокус», - понял Фоули.
Все были живы, пока. Девлин, окровавленный, остервенело сжимал в руке кинжал и бессмысленно громко ругался, пытаясь так пересилить свой страж. Джек тоже еще держался на ногах. Адель, обессиленная, полулежала на земле, сжавшись в комок. Магия берет свое. Тут же лежала ее сумка, из которой выглядывали различные магические штучки: зелья и пара бумажных свитков.
Бретонец подошел к краю холма и с вызовом взглянул на стоящую у подножия толпу. Было уже почти не страшно. С эмоциональным отупением в глазах капитан безмолвно, с усталостью взирал на отвратительные порождения этого мира.
«Теперь точно все», - решил он, сжимая в руке бастард.

Отредактировано Коуэл Фоули (2013-05-25 19:24:31)

+4

134

– Невозможно. Так не бывает, – Тарья прошептала это одними губами, поэтому вряд ли ее кто-нибудь услышал. Инстинктивно, еще не осознав в полной мере опасности, она медленно начала пятиться назад, недоверчиво покачав головой.
Об этих отвратительных существах она слышала столько жутких историй, в которых зачастую не понятно было, что есть правда, а что лишь выдумка, сиюминутная прихоть рассказчика. Об этих уродливых, озлобленных тварях бесконечно предупреждали и любивших, в поисках знаний или сокровищ иного толка, углубляться в заброшенные города двемеров.
Тарья искренне надеялась, что ей никогда не доведется увидеть их собственными глазами, дабы испытать на прочность парочку мифов. Судьба, однако, редко учитывает чьи-то пожелания.
«Будто эти деревья видели недостаточно крови сегодня».
Внутренности скрутило узлом, стоило одному из тех насекомоподбных монстров, что выползли на поверхность вслед за своими хозяевами, клацнуть жвалами, издавая то ли треск, то ли клекот, от которого по спине пробежал холодок. Тарья почувствовала, как ею овладевает парализующий ужас, заставляя неотрывно смотреть на безобразных созданий – по-звериному принюхиваясь, они один за другим поворачивали слепые морды в сторону отряда.
Фоули, чей голос показался ей до невозможности далеким и чужим, крикнул что-то про холм, и они устремились наверх, подгоняемые яростным шипением и скрежетом хитина. Неожиданно в растущее чуть выше деревце, разбиваясь на мелкие осколки, врезался искрящийся ледяной шип. Тарья запнулась и, упав, попыталась оглянуться, ожидая получить или новую порцию смертельного волшебства, или парочку ядовитых укусов, но бежавший следом Джек рывком поднял ее на ноги, и буквально за шкирку потащил по склону к спасительной высоте.
Вот только страх, сдавливая горло, уже хрипло шептал ей в самое ухо, что все бессмысленно. «Обречены», – звучали в голове чьи-то слова, а подступающая паника все глубже затягивала ее на самое дно персональной бездны, где хозяйничало отчаяние.
«Неужели это... это и есть фалмеры? Но почему здесь? Откуда?»
Бледная как полотно Тарья невидящим взглядом смотрела перед собой, хмурясь, и кусая побелевшие губы. Растерянно, будто во сне, она взяла протянутый ей меч, и жалобно взглянула на Фоули, словно хотела что-то сказать, но передумала.
Она судорожно вздохнула, и началось.
«Нужно бежать! Нужно убежать и спрятаться. Пусть воюют, а я не хочу умирать. Боги, я не хочу! Только не так».
Сжавшись, как загнанный в угол зверь, готовый к последнему прыжку, она стояла недалеко от Адель, цепляясь, как за соломинку, за отчаянную уверенность, что рядом с волшебницей безопаснее всего. Меч казался ей ужасно тяжелым. Никчемная, бесполезная железка, норовящая выскользнуть из мокрых ладоней.
Тварей все прибывало, а наемники бились из последних сил, которых явно не хватало.
Не ощутив, но скорее увидев, исходящую от бретонки магическую энергию, Тарья упала на землю, и, прикрыв голову руками, зажмурилась. Раздался грохот, и по земле прошла волна жара. Все замерло, само время остановилось. И только отчаянный стук собственного сердца твердил ей, что она все еще жива.
Несмело, боясь того, что может увидеть, она открыла глаза, и с трудом, так как ноги отказывались ее держать, поднялась, затравлено оглядываясь по сторонам. Адель, Девлин, Джек, Коуэл. Похоже, все были живы. Надолго ли?
Воцарившаяся было тишина захлебнулась от нарастающего шума. Но даже громкие ругательства босмера не могли заглушить резких, скрежещущих звуков, которые говорили о том, что уцелевшие чудища все еще копошатся у подножия опаленного заклинанием холма. Она не видела, сколько их там, однако, слабый проблеск надежды коснулся ее разума. Что, если у них появился шанс?
Воспользовавшись этой маленькой передышкой, Тарья направилась к стоявшему у края Фоули, дрожащими пальцами пытаясь расстегнуть давно ненужный ей плащ. Она с остервенением дергала упрямую пряжку, словно несчастный медный кругляшок был виновником всех свалившихся на нее бед. Раздался тихий щелчок – застежка, наконец, поддалась.
Тарья так и не поняла, откуда он взялся.
Вдох. Мимолетное беспокойство, коснувшийся ноздрей запах гниющего мяса, переходящее в рык шипение. Выдох. Вдруг из груди вынырнуло испещренное царапинами и зазубринами острие искривленного меча. Вдох.
Удивление сменилось гримасой боли. Последний раз дернулись уголки губ. А потом взгляд ее потускнел, и стало уже все равно.
Оказалось, умирать совсем не страшно.

+5

135

Матерь, Матерь всеблагая,
Помилуй наших сыновей,
Огради щитом их крепким
От стрел каленых и мечей.
Матерь, женщин оборона,
Помилуй наших дочерей.
Утешь безумство супостата
Рукою благостной своей.

Короткий взгляд в бездну колышащейся тьмы сделал бретонца… равнодушным. Никакого шанса на спасение. Только смерть, и тьма, и вечность впереди. А сейчас яркое солнце над головой, горячая от огня земля под ногами, тлеющая трава и бессмысленно озлобленные существа вокруг. Тарья, стоящая за спиной. Плащ, упавший на землю. Бретонец повернулся к ней с открыл дрогнувшие губы, хотел сказать что-то такое, чтобы ушла дрожь из ее рук, вернулась краска к ее щекам. Но не успел.
Быстро и уверенно они снова бросились наверх. Размахивая перед собой мечом и отступая, капитан с ужасом увидел, как замешкавшейся девушке ударили кривым ножом в грудь, как она на мгновение согнулась. Последнее, что он успел увидеть – рыжую косу, утонувшую в реке наступающих с беспощадной настойчивостью врагов.
Сжались кружком вокруг Адели, спина к спине. Хотя бы такая передышка, пока уродцы карабкаются наверх. Фоули, бледный и равнодушный, с ненавистью и со слезами в глазах смотрел в на переднего отвратительного уродца. Да, терять товарищей было не впервой. Да, много крови уже было пролито. Но каждый раз было словно впервые.
«Надеюсь, Джек не увидел ее смерти», - с горестью мелькнуло в мозгу капитана.
Подойдя ближе, уродцы сомкнули кольцо и остановились. После некоторого замешательства, один из них вышел из общей массы, остановился напротив Девлина и издал шипяще-клокочущий звук. Недолго думая, босмер метнул кинжал, прерывая жизнь глупого карлика. Они отступили на шаг и замолкли. Это было так приятно, что даже вызвало улыбку на лице Фоули.
А потом они хлынули все разом. С диким криком бретонец ворвался в их ряды, кромсая плоть мечом. В этот раз он был гораздо сильнее. Покрыв землю вокруг себя кровью и трупами, он оскалил зубы и зарычал. Вдруг он услышал за спиной истошный крик и обернулся. Обернувшись, поскользнулся в чужой крови, и почувствовал что-то горячее своей спиной. И он поднялся в воздух.
- Это… Небо? – вопросил было бретонец, но из уст его исторглась только кровь. А на смену теплу пришла боль. Протяжная и ужасная. Из груди его исторглись острия копий. Он увидел Джека, слабого, с кровоточащей культей, отрубленной чьим-то топором. Он увидел распятого на земле Девлина, его раскрытое в крике лицо. Его держали за волосы, и шею его разрезал широкий длинный нож. А потом он увидел Адель, укрытую ковром из гигантских многоножек. Коуэл хотел закричать, но воздух уже почти вышел из его пробитых легких. Он полетел на землю, медленно и неотвратимо, а внизу ждали мечи, ножи и топоры. Он закрыл глаза и помчался навстречу объятиям Мары.
И в великое Ничто.
Конец игры.

Отредактировано Коуэл Фоули (2013-05-27 20:53:06)

+4

136

Улицы Фолкрита --->

Замфертий неплохо показал себя, заговорив недалёкого охранника. Бедняга даже извинился от накативших на него чувств, а затем, отвечая на вопрос ящера, расписал весь путь до Рифтена ничуть не хуже, чем какой-нибудь извозчик.
«Пара имперских крепостей, говоришь? Херово, приятель, с аргонианином я так далеко не уйду — слишком приметная парочка».
Когда они вышли из города, Рем пребывал в тяжелых и глубоких раздумьях. Ему нередко случалось подставлять, предавать и убивать тех, кто считал его другом, но всегда, всегда это было с самого начала спланировано, а долгое планирование помогает подготовиться к любому неблаговидному поступку духом. Сейчас же от него требовалось принять решение сейчас, сразу же, принять решение, которое изменит весь его дальнейший путь и либо спасёт ему жизнь, либо убьёт его. И будь Замфертий хоть чуточку ближе для Рема, то... Стиснув зубы, Антемиус принял решение и крепче вцепился в поводья.
— Итак, Ригги, может быть теперь ты мне, наконец, объяснишь, какая муха тебя укусила?
— Боюсь, старина, что не смогу удовлетворить твоего любопытства.
Со всей силы стукнув коня по бокам, Антемиус непроизвольно поморщился от безумного ржания животного и дернулся назад, когда оно рвануло вперёд, вырывая уздечку из рук ящера.

Капитан Марк Август Лидий, одетый в разбойничий доспех, сидел под деревом, обрабатывая и без того способный разрезать волос клинок точильным камнем. Этот мальчишка, Инфир, или Рем, как он сам себя называл, был очень дорог для капитана, ведь долгие годы парень был его протеже, и всё, что знал Марк, знал и Антемиус. А сейчас ему придётся убить его. Привязать к дереву и послать ему в голову здоровенный арбалетный болт, вышибив все мозги из светлой головы. Черт, как же жалко этого ублюдка.
— Мы ловим призрака, — негромко сказал Ромул, присев рядом с капитаном. — Если он и был в Фолкрите, то сейчас его там, наверное, уже нет.
— Я полагаюсь на своих агентов. Они говорят, что видели его там ночью — я им верю, — хрипло отвечал Лидий. — Мы правильно сделали, что перекрыли дорогу. Будем ждать. И, ради Восьмерых, заткнись и не мешай думать.
— Есть, сэр. Мы готовы.

Антемиус гнал коня настолько быстро, насколько только мог. Когда из-за кустов впереди выскочили несколько мужчин в кожаных доспехах, готовых подрезать коню ноги, он едва успел натянуть поводья. Несчастное животное безумно заржало, встало на дыбы и, сбросив седока, бросилось обратно в Фолкрит. Рем упал на землю и тихо застонал, беспомощно шевеля руками. Мужчины, прикусив от напряжения губы, уверенно направились к нему.
— Стойте, нет! — изо всех сил закричал капитан Марк, вприпрыжку бегущий к своим агентам и вырывавший из ножен меч.
Было поздно.
Рем, резко поднявшись на ноги, воткнул стилет в горло одного мужчины и в тот же момент, присев, увернулся от рубящего удара другого. Растерявшись и на мгновение упустив неприятеля из виду, тот заозирался, завертел головой по сторонам и не увидел, как Антемиус, оказавшись у него за спиной, проткнул насквозь кожаный доспех бедолаги.
Из чащи выпрыгнули ещё четверо — двое бежали на Рема спереди, двое — сзади.
— Берите его живым! — закричал капитан, поудобней перехватывая рукоять меча и готовясь вступить в бой.
Антемиус, в это время, пригнувшись, бросился вперёд и, пройдя под неудачным рубящим одного агентов, едва не напоролся на выпад другого, задев острие меча боком. Он почувствовал, как теплая кровь побежала из раны, но сейчас это было неважно — он вновь оказался за спиной у оппонентов и, присев, очертил дугу, подсекая имперцам ноги. Поднявшись, Рем оскалился, сплюнул кровь и, разбежавшись, с яростью накинулся на последних своих противников. Шокированные, агенты отступали, лишь отражая удары, казалось, окончательно обезумевшего дезертира и даже не стараясь контратаковать. Один из них, споткнувшись, упал на землю и пополз назад, пока не ударился затылком о дерево.
Наконец, руки подвели агента, и тот, неловко отбив удар Антемиуса, открыл грудь, чем тут же воспользовался его противник, вогнав в неё острие клинка. Из чащи выпрыгнули ещё двое мужчин, но Лидий, повелительно взмахнув рукой, приказал им держаться в стороне.
Теперь агент, стремясь унять безумно бьющееся сердце, наблюдал за тем, как схлестнулись в схватке Рем и капитан Марк — пожалуй, увидь он такой поединок на турнире, он поразился бы красоте и отточенности движений сражающихся, но сейчас лишь страх разрастался в его душе. Проныривая под ударами друг-друга и отскакивая от выпадов, Антемиус и Лидий несколько минут кружились в этом танце, а затем Рем, по-видимому, начал уставать — сказывалось ранение. Движения дезертира стали медленней, удары — слабее, и капитан, весь лоб которого уже покрылся испариной, смог перейти в наступление.
Агент нашел в себе сил подняться и медленно подполз к выроненному мечу. Антемиус не заметил его. Выждав подходящий момент, юноша бросился вперёд и рубанул клинком по ноге дезертира. Рем упал.
Капитан, тяжело дыша, огляделся по сторонам. Антемиус перевернулся на спину, и агенты окружили его, перехватив мечи для удара милосердия, если это потребуется.
— Тащите его к дереву, — пробормотал капитан Марк, и затем сказал более уверенно: — Свяжите его у дерева. Приготовьте арбалеты.
Антемиус чувствовал, как его куда-то ведут, заводят в глубь леса, как обматывают его верёвками. По сути, это было лишним — он и так не мог оказать сопротивления. Впрочем, правила есть правила, что тут поделать.
— Зачем? — только и спросил капитан Марк. Рем всё понял.
— Амулет под рубахой, — хрипло ответил Антемиус. — Не знаю, как эта херня работает... Разберешься...
Лидий сорвал с шеи пленника амулет и передал его парню в очках-половинках, нервно заряжавшему арбалет.
— И ещё... — Рем уже шептал, и Лидию пришлось наклониться вперёд, чтобы разобрать его слова. — У вас крот... давно копает. Подставил... Эльфы...
Капитан отошел от пленника. Всё было ясно. Даже если бы он имел такое право, то всё равно не оставил бы Рема в живых, хотя и знал, что тот не предатель. После такого провала Антемиус не смог бы работать, как прежде. Махнув рукой, Лидий отвернулся и пошел прочь из леса. За его спиной трое агентов подняли свои арбалеты.
Рем поднял голову, взглянул на ясное утреннее небо, зажмурился от лучшей солнца, пробивающихся сквозь крону деревьев, перевёл глаза на свою расстрельную команду... Трое мужчин, стоя плечом к плечу, целились в него одного, и это было так забавно, так забавно, что он не смог удержаться от улыбки.

Конец игры

Отредактировано Рем Антемиус (2013-05-27 21:59:04)

+4

137

>>> Улицы Фолкрита

Фолкрит - огромный источник мрачности и угрюмости. Или наоборот - аккумулятор, собирающий все темное и холодное из округи? Фридрик не мог этого знать. Он знал лишь то, что этот лес ничем не лучше покинутого города. Он раздавливал, прижимал к земле, заставлял дышать ядовитыми испарениями скуки и печали. Единственный раз в жизни, когда детектив пожалел, что на повозке нет барда. Или хотя бы самого никудышного скальда, способного песней ненадолго разогнать тучи уныния. Отчаянно хотелось уснуть - и очнуться уже в Маркарте.
Но засыпать нельзя. Так убеждал себя норд, грызший мясо, едва отдававшее пряностями. Как всегда, на них сэкономили, зато цену содрали полную. "Эх, не быть мне торгашом..." Наверное, потому, что он не смог бы обманывать людей каждый день, каждый час. Это слишком даже для него.
Узкая тропа со старой колеей вилась меж деревьев, дико раздражая норда бесконечными поворотами. "Не иначе, как ее проложили зайцы." Фридрик бросил взгляд на едущего рядом Замфертия. Ящеру, похоже, все было по барабану. По его лицу уж точно понять, о чем он думает, не выходило.
Проглотив последний кусок говядины, детектив сел поудобнее и проверил, дышит ли еще шахтер. Он так и не приходил в себя после отъезда... Этельред дышал, но слабо. Это встревожило Фридрика, хотя нанимателям было и не принципиально, живой шахтер прибудет в Маркарт, или мертвый... "Или мертвый? Я идиот." Это осознание к Фридрику пришло неожиданно, вместе с пониманием, что он начинает терять хватку. Орку понятно, что у нанимателей рыльце в пушку, раз выдвигаются такие требования. Это Фридрик подозревал и раньше, но теперь все стало ясно, как вода в горной речке. "Возьми себя в руки. Приедешь, сыграешь роль тупого детектива-дуболома, получишь плату, и найдешь нужные доказательства." Звучит просто. Но просто бывает только тогда, когда ты ловишь воришку с поличным. А тут - целый клан...
Стволы деревьев мелькали перед глазами, заставив детектива помотать головой. Повозка неумолимо приближалась к городу из камня, наматывая версты на ось...

+1

138

---> Улицы Фолкрита
   "Сосновые леса Фолкрита. Проезжая по ним, я чувствовал себя, как будто проезжаюсь по местам былой славы. Еще вчера я носился между этих деревьев, петляя, как заяц, а спустя всего один день я еду на своей собственной лошади по мощенной булыжником дороге.
    Я старался держаться рядом с задним колесом повозки, в которой лежал Эльтред."

- Эй, Фридрик! Может быть стоит положить шахтера хотя бы на скамью?  Знаешь, лежание на сыром деревянном полу скачущей по ухабам повозки может плохо сказаться на его здоровье! Он там дышит хоть?
   "Не то чтобы меня сильно беспокоило здоровье или комфорт норда, но тратить оставшиеся деньги на лечение его от какой-нибудь хвори, которую он может подхватить, трясясь на сыром дощатом полу мне не хотелось.
   Фридрик вообще был как-то уж очень равнодушен к человеку, за которого ему должны были заплатить."

- Слушай, раз уж я ввязался в это, то хотел бы узнать получше человека, с которым мне предстоит проделать этот путь. Может быть расскажешь немного о себе? В смысле, где родился, как детективом стал... Не подумай, я просто пытаюсь контакт с тобой наладить и получше тебя узнать! Если не хочешь - можешь не отвечать!
   "Детектив явно не был человеком, который любит трепаться по мелочам. А жаль - можно было скрасить довольно скучное путешествие по однообразному лесу, с которым меня связывали не самые приятные воспоминания. С того момента, как мы покинули стены Фолкрита, он не произнес ни слова. Просто сидел, погруженный в раздумья."

Отредактировано Замфертий (2013-07-13 21:04:38)

+1

139

Ящер первым заговорил с детективом. На вопрос о шахтере Фридрик лишь покачал головой, добавив:
- Он все равно упадет. Скамейка узкая.
Долгая, ухабистая дорога, явно деланная ричменами в периоды набегов, то есть квадратно-гнездовым способом а-ля метр камня через два грунтовки, не располагала к веселью и долгим беседам. Ящер не унимался.
- Контакт наладить... Как скажешь. Родился в Рифтене, вырос там же. Стражником стал так же, как и остальные. Потом нарвался на серьезную банду... - Детектив обхватил виски пальцами, несколько секунд посидел так и продолжил. - Они убили моего брата. Я уехал оттуда, теперь живу в Вайтране. А чем занимаюсь, ты знаешь и так.
Головная боль нарастала, и спасения от нее здесь не было. Наверное, это лес так действует на норда. Больше некому.
- А ты? Ты у нас вообще фигура загадочная. - Хмыкнул детектив. - Хотя я не удивлюсь, если промолчишь.
Фридрик демонстрировал крайнюю неосмотрительность - связался с тем, кого он не знает, да еще и явно не прост. У детектива зарождались смутные подозрения, что он даже не тот, за кого себя выдает, и зовут его не Замфертий Афратонис Гидеонский, а, к примеру, Бим-Джа. Или как-то еще.
Пугала и удивляла легкость продвижения через лес. Вокруг ни души, лишь пару раз встретились конные солдаты Империи, с подозрением осмотревшие почетный эскорт беглого шахтера. Дорога отдавала такой легкостью, какой не должна отдавать. Если только это не затишье перед громадной бурей...

+1

140

- Он все равно упадет. Скамейка узкая.
   "Ну, как скажешь. Если Эльтред подхватит какую-нибудь подагру к концу путешествия, то отвечать за это будешь ты!
   Дорога стала несколько хуже, но в этом не было ничего удивительного. Во время гражданской войны поддерживать относительно небольшие дороги, вроде этой, в хорошем состоянии практически нереально. Но, несмотря на ямы, которые стали встречаться гораздо чаще, ехать все еще можно было."

- Контакт наладить... Как скажешь. Родился в Рифтене, вырос там же. Стражником стал так же, как и остальные. Потом нарвался на серьезную банду...
   "Стражник из Рифтена, значит? Я сначала подумал, что если удастся убедить Фридрика после посещения Маркарта отправиться в Рифт, то у меня будет хороший проводник, но, услышав про банду, сразу отмел этот вариант."
- Они убили моего брата. Я уехал оттуда, теперь живу в Вайтране. А чем занимаюсь, ты знаешь и так.
- О... Я не знал. Извини.
   "Мда, не очень-то и получилось. Но это объясняло угрюмость и молчаливость детектива."
- А ты? Ты у нас вообще фигура загадочная. - Хмыкнул детектив. - Хотя я не удивлюсь, если промолчишь.
   "Норд меня провоцировал. Не знаю, возможно, рассказывать правду человеку, которого я почти не знаю, не очень осмотрительно, но солгать человеку, которого только что поставил в такое неловкое положение..."
- А о чем мне молчать? Как будто мне стоит чего-то опасаться! Я родился в Сиродиле. В Корроле, если быть точнее. Когда вырос - начал путешествовать. Объездил весь Сиродил, доступную часть Чернотопья, половину Эльсвейра и Валенвуд. Теперь вот, подался, на свою голову, в Скайрим. Здесь меня ограбили, избили и уже собирались убить, когда я все-таки сбежал. Добрался до Фолкрита, ну а все остальное ты знаешь.
   "Лошадь размеренно шла иноходью, постепенно сокращая расстояние до Маркарта. Что я вообще знаю о городе? Маркарт, вроде как, является лидером по добыче серебра в Скайриме, да и по добыче вообще. В высеченном в скале городе и его округе полно шахт, плавилен и полубезумных аборигенов - Изгоев. Последние являются головной болью жителей Предела с момента его основания. Насколько я знаю, Изгои - расисты получше некоторых нордов из Братьев Бури, но, в отличие от последних, гораздо более дикие и злобные расисты. А еще, подробностей я, конечно, не знаю, но зато знаю, что из-за них особенно остро встал вопрос о Братьях Бури в Пределе.
   В общем, поездка предстояла достаточно веселая. На дорогах было тихо. Пару раз встретились конные патрули Легиона, но не более."

- Фрид, а ты когда-нибудь сталкивался с Изгоями?

---> Каньоны

Отредактировано Замфертий (2013-07-14 23:34:55)

+2

141

Изгои, ричмены... Это лишь ждало впереди компанию, катящую по проселочной, слегка развезенной дождями дороге. Оставалось наслаждаться последними часами тишины и покоя. Наслаждаться, как же... Впрочем, приятнее вдыхать сырой воздух и любоваться поникшими под серым небом соснами, чем кормить собой червей.
- Сталкивался. Ну, с мертвыми, и то - один раз. - Фридрик фыркнул. - Эти фанатики даже в плен не сдаются. Взял и перерезал себе горло топором. Жуткое зрелище.
Как тот Изгой попал в окрестности Рифтена - не знал никто. И знать не хотел, тем более теперь. Может, его вела та странная вера, в которой они погрязли?
А ведь и не знаешь, у кого больше прав жить в Маркарте. Ведь Изгоев выбили оттуда силой, тем самым обрекая Предел на вечное бесчинствование в нем бандитов, каких не найти нигде в провинции. Говорят, у них даже есть свой король. Видимо, недостаточно сильный, раз его народ так легко сумели изгнать.
Ну, с "легко" Фридрик погорячился. Они и сейчас пьют очень много крови у простых людей. Что ж, они бьются за свою правду. Правда - вещь очень субъективная, и ее творят победители. А за свою правду Фридрик точно не станет жалеть Изгоев, если им будет суждено вставать на пути повозки.
- С ними даже не договоришься. Нет, можно, конечно... Жизнью заплатить. Иных договоров они не примут. По крайней мере, так болтают люди.
Скрип повозки превращался в оркестр дерева и влаги, игравший специальный концерт по заявкам для Фридрика, Замфертия и извозчика. Если прислушаться, в нем действительно был какой-то ритм... Постепенно нарастающий, нагнетающий напряженность, ведь впереди уже раскинулась самая опасная часть пути - каньоны Предела.

>>> Каньоны

+1

142

> > > Улицы Фолкрита

— Рамси, мое имя Рамси... - серьезный тон.
До этого он смеялся, так беспечно и спокойно, что Кайле стало совсем не по себе. "Либо он настолько силен, что никто ему не ровня. Либо он таким себя хочет показать" - работа мысли в голове у девушки не прекращалась. Слова "блеф" она не знала, иначе бы смело его могла бы применить сюда.
Но только он произнесс свое имя, его беспечность улетучилась сразу же. Сюда шла стража. Вообщем-то, она патрулировала город и скорее всего даже вснимания не обратила на парочку в воротах, но Рамси дернулся, недоверчиво окинул взглядом патруль и, подхватив ее за талию, потащил вон из родного города.
—  Ну что же Кайла, пора в путь... — как-то беспокойно произнес парень. —  Расслабься, а то стражники так и пялятся на нас...

Кайла не привыкла, чтобы до нее дотрагивались незнакомцы. Чужие прикосновения для девушки были ничуть не лучше ощущения холодного железного кинжала у себя на шее. Она дернулась, попыталась сопротивляться, но норд даже и не заметил ее жалких попыток защитить свое личное пространство. Руки у него были сильные, крепкие, да и все тело, хорошо раздавшееся в ширину, говорило о нехилой мощи. Попытка сопротивляться привела лишь к тому, что ее голова стукнулось о его каменное плечо. Встрепенулись легкие волосы, обвязаные лентой.
—  Ну, показывай дорогу... - прошипел он, когда они оказались достаточно далеко от ворот и стражи.
"Боится стражу? Странно. На бандита он не похож...Но значит то, что он делает, приследуется законом. Может, он некромант? Или темный маг? Скупщик скумы? Маньяк-извращенец? Дезертир? Поклоник даэдра? Брат Бури? Кто же еще мог желать выдвигаться ночью, так поспешно и с опаской?" - оценивающе думала Кайла, пока смотрела на разбитую, освещенную серебристым светом ясной погоды каменную дорогу.
- Не прикосайтесь ко мне больше без нужды, - тон Кайлы оставался дольно-таки серьезным. Девушка чувствовала власть, ведь теперь она спокойно может завести его к берлогу к медведю и посмотреть, кто кого. Но не тот у нее характер, не любит она жестокость. Поэтому эта мысль лишь какой-то озорной улыбкой пробежалась по ее лицу.
- Дорогой мы не пойдем, - констатировала факт мерка и тут же, не слушая его возмущенный возглас, отправилась примеком в темную чащу. - По дорогам ходить нынче опсно, почти все караваны подвергаются грабежу, одинокие путники натыкаются на поджидающих их бандитов достаточно часто, чтобы нам задуматься о походе по лесным тропам. Да и на дорогах нас легче заметить даже простым животным хищникам, стук обуви об камень привлекает многих любителей мяса. Земля же наоборот: приглушает шаги, деревья скрывают тьмой наши силуэты, но надо быть очень осторожным, разбить нос тут очень просто. Будем идти лесом, вдоль дороги. Не заблужемся, я и с закрытми глазами нас выведу.
Дальше шли они молча. Ночь вступила в свою вторую фазу, в предрассветную. А лес жил, наполняемый огромным количеством звуков. Ушки мерки постоянно забавно дергались, она прислушивалась, стараясь уловить любой посторонний звук, глаза, широко открытые, смотрели прямо во мглу деревьев, пытаясь различить силуэты. Поступь ее не было слышно совершенно. А вот Рамси приходилось труднее. Кайла часто слышала, как он то сспотыкался, то наступал в лужи, иногда ему в лицо били ветки, мужчина досадливо ругался, но тихо, так, чтобы слышала его только девушка.
В какой-то момент Кайла остановилась. Запустила Руки в карман. Денег не было. Последние 5 манеток она отдала Валге, в уплату половины суммы комнаты. А сбережения были дальше, глубже в лесу. Да и надо было добыть хотя бы одного кролика. Путь предстоял долгий, а еды у нее не было, при себе, по крайней мере.
-Рамси, нам надо сменить маршрут, - она посмотрела на него, парень был в явно зол. Ветки и кочки встретили без радушия. - Мне надо зайти в одно место в лесу, кое-что забрать. И определиться с вашим маршрутом. Там, заодно, сможем перекусить.
"Вот дура" - прошипела она сама на себя. "А идем-то мы куда?"

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Сосновый лес