FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Альфтанд


Альфтанд

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Альфтанд

http://savepic.net/3155584.gif

Альфтанд - это большие двемерские руины юго-западние Винтерхолда. Они состоят из трех зон, в которых расположены различные ловушки. Отправляясь в Альфтанд не забудьте запастись различными лечебными и восстанавливающими зельями, чтобы не пострадать от фалмеров и двемерских механизмов. На поверхности комплекс расположен в двух уровнях: на леднике (ледяном плато) и в ущелье, рассекающем плато. На восточной стене ущелья видны деревянные леса. На плато отмечены ледяные призраки и прочие порождения различных стихий. Судя по телам в снегу, плато посещаемо бандитами со стороны перевала Странника. Однако, реальное присутствие живых представителей гуманоидных рас на леднике наблюдениями не отмечено.

0

2

Заметка

Начало игры


Звуки шагов раздавались мрачным эхом по сводам мертвого города, в котором когда-то обитали глубинные эльфы. Казалось что прошло уже больше сотни лет, ибо многие ярусы были разрушены и везде рос пещерный мох или плесень. Но Наргад не понимал этого и освещая ранее найденным фонарем себе путь, пытался наивно отыскать своих сородичей, считая что за момент его отсутствия, в родном городе случился какой-то коллапс.
  Большинство техники уже давно вышло из строя, но по трубам до сих пор шел пар и видимо это давало надежду двемеру, что где-то есть его родственники и знакомые, которые лишь перебрались на более высокий ярус, так-как в городе случилось землетрясение.  Только вот беда, на пути двемера не встречалась какая-либо жизнедеятельность и даже духовная связь, что называли «зов», не давала положительных результатов.
-Стража! Отзовитесь! Здесь есть кто нибудь живой?! - крикнул Яом, когда на его пути оказалась еще одна разрушенная колонна, от чего он в очередной раз попытался привлечь к себе внимание.
-О великая наука. Что здесь случилось...- молвил уже чуть тише Наград и нахмурил свои тонкие брови, пытаясь сдержать себя и не погрузится в панику.
Рука с фонарем предательски задрожала и мужчина с силой сжал челюсти, пытаясь удержать нахлынувшие эмоции, от чего неприятная боль коснулась его скул.
-Где же вы....- еще более прерывисто и тихо прошептал Наргад, как вдруг тишину нарушил чей-то топот, который сразу же заставил двемера придти в себя и оглянутся в сторону очередного темного коридора.
Услышали! Казалось вот оно спасенье и сейчас его встретят сородичи, которые и объяснят что случилось в городе. Поэтому не долго раздумывая, он двинулся  на встречу звукам и вскоре перешел на легкий бег, надеясь увидеть желаемое.
Через какое-то время дорога привела его к залу стражи,  где была точно такая же картина и лишь несколько паровых помп пощелкивали, издавая похожий звук.
-Твою мать...- с раздражением прошипел мужчина и приподнял руку с фонарем чуть выше, дабы осветить чуть больше пространства и делая несколько шагов вперед.
Вскоре помпы затихли и звуки псевдошагов затихли, заставляя чувство безысходности и всеобщего уныния, захлестнуть глубинного эльфа.
-Все это какое-то безумие. Ошибка моего проекта или тотальная война. Хотя силы камней не хватило бы на такое, а меня не было всего пяти минут. - стараясь отстранить себя от негативных мыслей, Наргад начал рассуждать в слух и плавно опустился на край, поеденного коррозией, стола.
-Словно тысячи лет прошло...- молвил он и был прерван нарастающим гулом, который стал издаваться из транспортного шлюза.
  Посторонние звуки вновь заставили эльфа суетливо завертеться на месте и пойди к люку, который распахнулся перед ним, когда до него было уже около десяти шагов. Из тьмы, сокрытой за створками шлюза, вывалилась двемерская сфера, которая исходя паром, приняла развернутое положение.
-Сфера? Значит...- удивленно сказал мужчина но в тоже время стал опасливо отходить от робота, ибо тот с тихим щелчком вытащил лезвие своего оружия, когда голова сферы засекла движение.
-Стой, что случилось? Здесь нет противников. - затараторил он и за жестикулировал руками, словно машина должна была понять его.
  Но сферический страж еще какое-то время центровал свое внимание на двемере  и выпустив очередную порцию пара, двинулся на сородича своего создателя, явно желая напасть.
  Безусловно Наргад в первый раз в жизни столкнулся с подобной вещью и на какой-то момент впал в замешательство, стараясь все же словами достучатся до механического центра робота, дабы тот отменил свою деятельность. Лишь когда сфера сделала первый выпад длинным мечом, мужчина понял что пора спасаться бегством. В страхе он попятился назад, но из-за обвалившейся кладки чуть не упал на пол, еле удержав равновесие. Пользуясь подобной ситуацией, напавшая сфера нанесла второй удар наотмашь и кончик еще заостренного меча рассек ткань туники эльфа, нанося глубокую рану на животе своей цели.
  Сильная боль поразила все тело и Яом громко вскрикнул, хватаясь за кровоточащую рану. Второй же рукой он швырнул фонарь в противника и попав им прямо в голову робота, выиграв немного времени, так как сфера в тот же момент принялась вправлять поврежденную часть своего тела и уже в слепую наносить удары длинным лезвием.
  Хрипя, двемер смог выбежать из зала стражи  и оставляя за собой пятная алой крови, двинулся прочь и  без оглядки по темным коридорам мертвого города. Лишь быть подальше от безумной машины, которая наверно уже вновь стала искать себе жерву.
  Кровь обильно вступала через тонкие пальцы эльфа и от ее металлического запаха Наргада начало тошнить, за дурнотой последовало сильное головокружение. Видимо эльф не был готов к подобным ситуациям и его организм с трудом держался на пороге перед болевым шоком. Лишь выработанный адреналин после встречи с роботом, заставлял Яома еще шевелить ногами, но и те через какое-то время предательски подкосились и он упал.
Каменная пыль, что покрывала пол заставила его тяжело закашлять и в месте с этим, он тихо застонал, продолжая держаться за рану. В вечном потоке мыслей было лишь одно: “Нужно быстрее уйти от этой безумной машины! Быстрей! Он щас позади! И он вернется!”.
  Издавая противный хрип, двемер встал на колени и уже подобно больной собаки, полз вперед, оставляя за собой более четкий кровавый след. Его разум стал медленно затуманиваться и золотые очи сомкнулись.
  Наргад прополз в таком состоянии еще больше десятков метров, пока окончательно не потерял сознание в одной из многочисленных комнатах подземного города.

+2

3

Жизнь или смерть. Третьего не дано - Tertium non datur.
Какое-то время Наргад лежал на холодном полу и сквозь дымку, наблюдал за тем, как одна из стен продолжала нести свою службу. Мокрая ткань туники противно прилипла к животу, а каждая попытка пошевелить ногами причиняла дикую боль. Радовало лишь то, что раз боль заставляла двемера каждый раз тихо всхлипывать, то он был жив.
-Как же больно...- еле заметно пошевелил губами архитектор Яом и сжал свои пальцы в кулак, а потом резко разжал их, заставляя суставы противно захрустеть.
Было сильно холодно, видимо отопление города работала частично и то на честном слове. От чего из рта мужчины стали выходить струйки пара, которые выбравшись из его легких, исчезали в воздушном пространстве. Он прибывал в таком состоянии еще очень долгое время, пока сознание полностью не вернуло его в более адекватное состояние.
Прилагая не малые усилия, двемер по имени Наргад смог принять вертикальное положение сидя на холодном полу. Дрожащей рукой он убрал ладонь со своей раны и посмотрел на нее. Кровь уже засохла и кровотечение остановилось, но боль пожирала все силы ученого, обрекая его на медленную смерть, ибо с подобными ранами человек мог протянуть еще сутки или двое, пока заражение не сделает свое дело. Подобный ход событий ложился тяжким грузом на сердце «гнома» и тонкие бровь вновь придали его лицу хмурое выражение. Наргад немного привык уже к боли и смог пройтись взглядом по тому помещению, где его бренное тело нашло себе убежище.
К слову о убежище, то оно представляло из себя грузовую кабину подъемного лифта, которая ранее была сквозного типа, но из обвалов, одна часть коридора обвалилась. В компании с раненым двемером, в кабине так же лежало несколько непонятных ящиков, которые были явно не производства сородичей, а так же грязноватая хламида и чей-то добела выскобленный череп. Сверху же, через открытый потолок, проходя темную вуаль дул свежий и холодный ветерок, видимо лифтовая шахта вела на наземные укрепления, где правили вечные морозы.
-Будь проклята эта сфера. - поморщившись проговорил Наргад и вновь коснулся раны, словно так это бы как-то помогло в сложившийся ситуации.
-Видимо конец...- слегка откинувшись, он посмотрел вверх, где была темнота лифтовой шахты и тяжело выдохнул, от чего он залился тяжелым кашлем.
Даже сейчас, каменная пыль парила в воздухе и противно свербило в носу. В остальном в коридорах мертвого города было тихо и даже безумная сфера не давала о себе знать, видимо найдя на другом ярусе себе новую жертву.
-Холодно...- вновь сорвалось с его уст и архитектор превозмогая боль, потянулся за грязной хламидой, которой он смог укутать себе ноги.
К счастью под холщовой тканью лежал треснутый фонарь, в котором до сих пор было масло, хоть тот и не был двемерской работы. Видимо подобные «подарки» поступали из-за торговли с внешним миром. Дрожащей от холода и слабости рукой он смог разжечь маленький фитилек лампы, озарив столь же грязную кабину грузового лифта. От дуновений ветра язык пламени танцевал на кончике маслянистой ткани, покрывая стены тенями и мимолетными узорами.
Глаза Наргада вновь сомкнулись, ведь сознание вновь стало уходить от него и он, лишь машинально потянув на себя ткань, опять выпал из реальности.

+1

4

Трудно было сказать сколько прошло времени, ибо тишина и темнота в мертвом городе была неизменной. Лишь где-то вдали, изредка слышался рокот еще работающих труб, по которым волнами поступал горячий воздух. Но видимо прошло уже больше нескольких часов, ведь силы вновь вернулись к Наргаду и с помощью них, он смог вернуться в реальный мир.
Кровь уже практически вся засохла, а края раны болезненно воспалились, так-как глубинный эльф не мог оказать себе подобающую первую помощь. Он в какой раз уже убрал руку от своей раны, желая посмотреть на нее, но к сожалению сил хватало лишь на то, что бы поддерживать раненого в сознании. Было все так же холодно, а лампа, которую он зажег перед своим погружением в сон, уже давно потухла.
От беспомощности, двемер лишь приоткрыл рот, желая вдыхать больше холодного воздуха и уставился в стену, которая находилась на противоположной стороне помещения. С его уст уже больше не срывались тихие стоны, так как в организме началось сильное обезвоживание и к ранам на теле, прибавилась еще боль в горле. Было такое ощущение, что кто-то хорошенько накормил умирающего эльфа песком.
«Конец? Неужели это все. Мой проект погубил всех или я наказан за свое исследование? Где моя супруга, где мой клан? Очень больно и хочется пить. Видимо мне осталось еще пару часов, а я даже не смогу оставить после себя что-то. Даже письмо, на своем трупе... Как же хочется спать, но с каждым разом мне все труднее открыть свои веки. Словно вся земная твердь навалилась на меня... Я устал...Почему сфера не двинулась за мной? Почему она не хочет отомстить мне. Где ее удар милосердия, ведь я одной крови с ее создателем. Зов молчит....тишина... все умерли...» - тяжелым нагромождением мыслей был переполнен внутренний поток его сознания. Но здравый смысл был лишь на тонкой грани между жизнью и предсмертным безумием, когда перед глазами пролетала вся жизнь.
Постепенно его не моргающий взгляд стал проваливаться в пустоту, словно стены, что была целью его глаз, вовсе не существовало. Похоже запас сил опять подходил к концу, но Наргад из всех сил не желал погружаться очередной беспамятный сон, хоть он уже осознавал исход всего события.

0

5

Главная улица Винтерхолда.

Часто оглядываясь на свою спутницу, Ингольв медленно брёл по снежным полям, проваливаясь в снег по колено. Сразу после того, как они пересекли черту города, он получше укутался в плащ и накинул на голову капюшон, чтобы подольше сохранить тепло. Он заблаговременно стал забирать правее, стараясь выйти к берегу моря Призраков, а оттуда уже попасть в нужное ущелье.
"Савос предупреждал, что с плато проникать в руины будет трудней, да и пропавшие ученики собирались заходить в руины оттуда же," - мелькнула мысль. Кивнув сам себе, он вдруг вспомнил, что идёт не один. Для него это было немного непривычно - почти всегда Мёртвый занимался подобными небольшими поручениями в одиночку, и просто по привычке забыл о том, что сейчас идёт не один. Так что он сразу же решил скоротать путь беседой с коллегой, узнав её чуть ближе.
- Нара? - норд, притормозил, позволив женщине догнать себя. - Что с подвигло вас покинуть Аргонию и приехать сюда, в Скайрим? - спросил он у неё ни с того, ни с сего, когда они поровнялись и пошли бок о бок. - Ведь насколько я слышал, климат Чернотопья весьма мягче, чем в Скайриме. Я понимаю, если бы вы выбрали Сиродил или  Валенвуд... Но Скайрим? У вас здесь родня?
Из-за того, что он смотрел себе под ноги, задавая такие вопросы, ему самому показалось, что прозвучало это как-то не совсем хорошо. Тем более сейчас, когда Скайрим раздирала гражданская война, и одна из сторон, небезызвестные Братья Бури, придерживались слишком консервативных взглядов и не слишком-то жаловали даже людей других рас, не говоря уже о зверорасах. Он тут же поднял взгляд, глянул на неё, и улыбнулся.
- Вы не подумайте ничего дурного. Просто раз уж мы с вами вдвоём лезем в опасные руины, то хотелось бы знать, кто прикрывает твою спину. Да и вам, может быть, тоже.
Сделав намёк на то, что их диалог не обязательно должен проходить в форме допроса аргонианки, Ингольв всмотрелся вперёд, стараясь заметить нужные руины. Но, к сожалению, пока ничего. Лишь где-то правей раздался волчий вой, отголоски которого докатились до двух магов.

0

6

>>>> Главная улица Винтерхолда

- Нара, что сподвигло вас покинуть Аргонию и приехать сюда? Ведь насколько я слышал, климат Чернотопья весьма мягче, чем в Скайриме.
Аргонианка немного колебалась, раздумывая, стоит ли рассказывать норду о причинах ее переезда, но все же решилась ответить.
- Да, вы правы, в Аргонии действительно теплый и влажный климат. Людям, и особенно нордам, он может показаться даже жарким.
Хист вспомнила несчастных имперцев, отмахивающихся от насекомых, так и норовивших откусить от них лакомые кусочки плоти. Со стороны эта сцена выглядела немного забавной, ведь гости из Сиродиила даже не подозревали, что летающие вокруг них существа не могли заразить их даже простой болезнью. А о том, чтобы съесть часть их тела, даже речи не шло. Но, поскольку эти 'гости' были настроены не слишком дружелюбно, да еще прихватили с собой Талморцев, то о реальной обстановке им никто ничего не рассказал. Благодаря чему небольшой отряд довольно быстро вернулся туда, откуда и пришел.
- Нет, вся моя семья находится на родине. А тут... – девушка сделала короткую паузу, - Вы, наверное, не знаете, что Чернотопье уже официально отделилось от Империи. В это же время у нас возникли разногласия между несколькими кланами. Никаких военных действий или гражданской войны нет, но конфликт затронул Гильдию Магов и старшие чародеи были вынуждены приостановить обучение большинства студентов. По правде говоря, мне кажется, что Талмор или император приложили к этому руку. Хотя возможно, я и ошибаюсь.
Аргонианка старалась идти как можно ближе с Ингольвом, ведь он, похоже, достаточно хорошо знал путь, который им обоим предстояло пройти. А перспектива утонуть в снегу или поскользнуться и упасть в обрыв ее не привлекала.
- Поэтому, когда я послала рекомендации в Коллегию Шепчущих, то даже не надеялась, что меня примут.
"Собственно, так и случилось."
- А в других провинциях царствовал Синод, – название второго ордена аргонианка произнесла с нескрываемым презрением, - Когда его члены узнали о сложившейся ситуации, то почти сразу предложили мне и другим ученикам свои 'услуги'. Но никто не согласился.
Нара остановилась, чтобы осмотреться. Разглядев незнакомое строение, напоминающее башню странной формы. Девушка догнала Ингольва, идущего в направлении руин. В том, что магам нужно было идти именно туда, она уже не сомневалась.
- Тогда я отправила второе письмо сюда, в Винтерхолд. Это почти идеальное место для обучения. Вы стараетесь не влезать в политику и занимаетесь только исследованиями. Собственно, поэтому я здесь.
Достигнув с Ингольвом цели, Нара остановилась. Рассматривая каменные сооружения, она искала вход в сами руины.

Отредактировано Нара'Хист (2013-07-16 18:23:18)

+1

7

Норд внимательно слушал аргонианку, пытаясь найти в её рассказе хоть что-то. Хоть крупицу. Хоть небольшое зерно того, чем он смог бы объяснить своё прежнее негативное отношение к представителям её расы. Но ничего - женщина, как ему показалось, говорила правду, прямо, не юля, не стараясь понравится или зарекомендовать себя с хороших сторон. А это было достойно уважения.
"Исключение, может быть?" - подумал Ингольв, но, вспомнив, что ранее с аргонианами почти не говорил, мысленно отругал себя за это однобокое восприятие зверорас.
- Да, согласен, - ответил ей норд. - То, что Коллегия сохраняет свой нейтралитет даже сейчас, когда в Скайриме разжигается огонь гражданской войны, это... - у него от чувств даже дыхание перехватило, и потребовалась пауза, чтобы найти нужные слова. - Это поразительно для меня. Ведь в Коллегии есть и норды, такие же как я сам, и имперцы, бретоны, редгарды... Даже высокие эльфы. Все! Казалось бы, что Коллегия просто должна распасться на части, которые поддерживали бы в этой войне разные стороны - но нет.
Ингольв глянул на рядом идущую аргонианку, широко ей улыбнулся. Всю полноту своих чувств, все свои мысли и образы, связанные с Коллегией, он вряд ли смог бы выразить словами, поэтому даже и не старался.
- Поэтому я и в Коллегии. Тут все занимаются чем-то действительно полезным и интересным. Здесь нет стереотипов о высокомерных альтмерах, о недальновидных и консервативных нордах, о вороватых каджитах, о слабых бретонцах, о... кхм... рабах-аргонианах. Тут всех и каждого ценят за его личные качества, так, как он того заслуживает сам, а не за сложившееся веками представление, часто ошибочное.
К сожалению, диалог нужно было прекращать - впереди уже виднелись каменные сооружения в виде башен.
"Ох! Быстро же мы дотопали," - подумал он и тут же осёкся. - "Ну, не совсем-то мы и пришли. Ещё идти минут двадцать до них, а за это время всякое случиться может."
Мысленно воззвав к Джулианосу, норд посмотрел на свою спутницу.
- Вон там будем заходить, - сказал он, указав рукой направление. Рука его указывала на почти не видный разлом, уходящий в море. - Нужно спускаться к берегу, и идти около воды. Идите прямо за мной.
Сделав пригласительный жест, Ингольв начал прокладывать путь к побережью. Он специально пошёл чуть впереди Нары, чтобы женщине было чуть легче идти по глубокому снегу. Тем временем, ветер усилился, а с севера стали видны тяжёлые серые тучи, предвестники непогоды.
Спустившись к морю, Ингольв побрёл у самой его кромки. Запах моря тут чувствовался куда лучше и ярче, чем со стен высокой Коллегии.
- Хотел бы я хоть раз пройти под парусом, как мои предки, - сказал он, вспоминая рассказы своего деда, бывалого морского волка, который плавал не только по морю Призраков. Те рассказы о морских набегах в детстве казались ему интересными, овеянными какой-то романтикой. Сейчас же, пару раз увидев, как под ударом булавы ломаются кости и человеческие жизни, романтики, как ему казалось, стало меньше. - Это не такая уж и проблема, нет.. Но боюсь, что все мои чудесные представления разобьются о рифы суровой реальности.

- Не боитесь? - спросил он, когда два путника прошли по берегу, а потом и по ущелью, ведущему к нижнему входу в Альфтанд, который и предстал перед ними в своём холодном и запустелом виде. - Хотя это не так важно, школой Иллюзии я, к сожалению, не владею, не смогу даровать вам мужество.
Когда же они оказались около тяжёлой входной двери из корундового металла. Они потускнели, были покрыты инеем и чуть присыпаны снегом, но их огромный размер и красивые узоры внушали чувство величия.
"Воистину, в такие моменты я убеждаюсь, что двемеры были великим народом", - только было подумал он, как вдруг пакостная мысль тут же закралась в его голову. - "Ага, а как встретишь их механическое творение в этих чертогах, так прямо падёшь ниц..."
Отогнав ненужные мысли, он ненадолго задержался у дверей, будто стараясь надышаться вдоволь этим морозным и свежим воздухом. Он скинул капюшон, затянул стяжки плаща на шее, чтоб тот не мешался, а затем снял с пояса булаву. Мягкая прохладная кожа, которой была обёрнута рукоять, удобно легла в руку.
- Старайтесь держаться позади меня, - сказал вдруг посерьёзневший Ингольв, будто это был другой норд, не тот, который не так давно с какой-то искренней мальчишеской улыбкой и горящими глазами говорил Наре о море. - Нам просто нужно найти учеников, преднамеренно в бой не ввязываемся. И... старайтесь меня слушаться.
Повернувшись к двери, он свободной рукой потянулся к её ручке, но вовремя остановился. Лишь обернув руку в свой плащ, он взялся за холодный металл и потянул на себя. Дверь, вопреки всем ожиданиям, оказалась не слишком тяжёлой и открылась без скрипа. Зайдя на пару шагов в темноту, Ингольв остановился, дав привыкнуть глазам к полумраку, и лишь затем закрыл за ними дверь.
Снега здесь почти не было,  а из-за ближайшего поворота лился тусклый свет. Осторожно подойдя сначала к углу, а затем выглянув из-за него, Ингольв вышел в длинный и широкий коридор, освещаемый факелом на стене. Здесь, в центре коридора, тлели угли костра, были раскинуты три спальника. И прямо у потухшего костра, завалившись на правый бок, лежал человек. Кровавый след, неширокий, прерывающийся, но отчётливо видимый на светлом  каменном полу, уходил к чуть приоткрытым дверям на другом конце коридора. Одежда Коллегии была заметна даже из конца этого коридора, в котором стояли два мага.
- Боги... - тихо произнёс Ингольв. Махнув Наре, он стал медленно приближаться к человеку, не отводя взгляда от дверей.

Open

Нара'Хист
Это один из учеников. Мёртв. Детали можешь указывать любые, начиная от вероятных причин смерти заканчивая тем, что у него будет при себе, либо можешь обратиться ко мне в ЛС)
Наргад Яом
Через пару кругалей, думаю, будем у тебя, не помирай от скуки =)

0

8

Нара кивнула, когда Ингольв велел ей делать все, что он скажет. Она прекрасно знала, какие 'сюрпризы' могут ждать их в подобных руинах: ловушки, опасные животные и... фалмеры.
"Я читала, что они иногда похищают людей, чтобы не умереть от голода в особо тяжелые для них времена. Да что люди, они каннибализмом не брезгуют!"
На всякий случай подготовив заклинание молний, девушка как можно тише последовала за мужчиной. Когда он открыл дверь, в нос ударил запах дыма и сырости.
"Сырости..? Но откуда тут может быть вода? Здесь слишком холодно для того, чтобы тут хоть что-то таяло."
Ответ аргонианка получила, как только смогла разглядеть коридор. На стенах были закреплены трубы желтого цвета, из которых местами вырывался пар.
"Так вот почему здесь нет льда..."
Тепло от труб не могло отапливать все помещение, ведь система была сломана. Время и стихия не щадят ничего. Но в местах, куда могли добраться жалкие остатки пара, уже рос мох.
Значит, по идее, на нижних уровнях может быть теплее, ведь мы находимся у входа. Конечно, если система работает там хотя бы так же, как здесь.
Размышления аргонианки прервал спекшийся запах крови. Обострив все свои чувства восприятия, девушка полностью сконцентрировалась и стала ожидать реакции или указаний мужчины.
- Боги...
Приблизившись к телу человека вместе магом, Нара стала осматривать его, надеясь, что он еще жив. Переведя взгляд на Ингольва, Нара покачала головой.
- Хист... Да примут тебя твои боги, душа...
Девушка еле слышно прошептала эту фразу, склонившись над телом погибшего, ведь поблизости могло быть то, что его убило. Более стараясь ни терять ни минуты, аргонианка осматривала тело.
"Умер несколько часов назад. Наверное, пытался добраться до выхода, но потерял сознание от большого количества ран и потери крови. Холод лишь ускорил наступление смерти. Но, подожди ка минутку..."
Тень сомнения посетила девушку. Она посмотрела на тлевшие угли.
"Но ведь костер потух не так давно... Он лежал здесь все это время и должен был согреться. Возможно, он был бы жив сейчас. Только если его не принесли сюда уже мертвым."
- Тут что-то не так...
Нара прошептала это Ингольву. Она хотела сказать что-то еще, но ее прервал еле слышный шум, доносящийся из-за двери.
"Прости меня."
После этой мысли она обыскала тело мужчины. При нем не было ничего полезного, кроме одного зелья магии и путевого дневника. Нара быстро пролистала листы, бегло прочитав между строк последние страницы. В них мужчина делал заметки об этих руинах. Аргонианка положила зелье и маленькую красную книгу к себе в сумку.

+ Зелье магии
+ Дневник с записями

Отредактировано Нара'Хист (2013-07-16 21:22:23)

0

9

Начало.

Ловко спрыгнув со скрипящей повозки, все еще щурясь от непривычно яркого солнечного света, отблесками играющего на чистом, нетронутом снегу, девушка бодро зашагала туда, куда указал ей возница – прямиком к древним руинам. Кажется, не совсем трезвый мужичок, кутающийся в теплую шубу от лютого мороза, так и не понял, что вез самую настоящую представительницу вымершей расы, впрочем, алкоголь ему был куда интереснее, чем живой снежный эльф, двемер и айлейд вместе взятые.

Едва последний крутой поворот пещеры, вместе с отцом и всеми его наказами и запретами остались позади, Йеффа, упорно сдерживающая подкатывающие слезы, бодро двинулась вперед, поправив заплечный мешок. А перед глазами все-равно стоял образ рыцаря-паладина, прощально машущего рукой и смахивающего грубой рукой… Неужели слезы? Предрассветный полумрак, маячивший впереди, предвещающий скорый выход на поверхность, больно ударил по непривычным к яркому свету глазам, заставляя девушку зажмуриться. А из под плотно сомкнутых век потоком хлынула соленая влага. Виной тому был ли свет, или горечь прощания с отцом – юная снежная эльфийка предпочитала не думать об этом.

Путь до руин, указанных ей ранее и плотно отпечатавшихся в ясном сознании, был на удивление легким, и не смотря на все увещевания возницы о жутких хищниках – снежных волках и троллях, фактически безопасным. Только раз ей вдали, за заснеженными горнами кручами слышался заунывный, леденящий душу вой. Однако, Йеффу, выросшую в опасной близости с пещерными медведями и морозными пауками, это совершенно не пугало.

Едва ей стоило распахнуть глаза, как вместо манящего, но в то же время пугающего света, маячащего впереди, перед ней предстало нечто. Девушка даже не знала, как охарактеризовать то, во что уткнулся ее взгляд. Лилово-черная бесформенная масса, со множеством глаз и бесконечным множеством щупалец загородило ей проход. Йеффа была готова уже резко развернуться и кинуться обратно, чтобы догнать отца, повиснуть тяжким грузом у него на шее и разрыдаться в голос от охватившего ее ужаса. Но это Нечто вдруг заговорило. Отвратительным, но в то же время зачаровывающим голосом, трогающим каждую душевную струнку и лишающем возможности двинуться с места.

Искать вход в забытое жилище ближайших соседей ее народа не было никакого желания. Да и здесь обрывались напрочь все ее ведения, дарованные отвратительной бездной, а оставались только слова «Глубже вниз», смысл коих Йеффа пока не могла никак понять. Насколько глубже? До самого раскаленного ядра, о котором рассказывал рыцарь-паладин, или еще дальше?
Крепкие решетки из желтовато-красного металла встали на ее пути, за которыми прятался неизвестный ранее механизм. Кажется, ей нужно было попасть именно сюда. По крайней мере, так настойчиво подсказывало девушке внутреннее чутье. Глубже вниз… Данная конструкция полностью подходила под расплывчатое описание странного существа, появившегося неизвестно откуда и пропавшего неизвестно куда.
Йеффа обошла кругом крепкую решетку, цепляясь пальцами за каждую жердь и все-таки сумела найти вход – крепкие массивные ворота, сложенные из того же металла, ни капли не проржавевшие и не изъеденные коррозией. К счастью, они оказались незапертыми…
Робко войдя внутрь, снежная эльфийка, немного раздумав, дернула за причудливый рычаг. И тут гул и скрежет потаенных механизмов наполнил все пространство, беспардонно ворвался в уши и заставил узкие ладони взметнуться непременно к органам чувств, а так же припасть на колени и зажмурить глаза, чтобы не видеть ничего, не слышать, а только ощущать под собой дребезжание металлической платформы. Было страшно. По-настоящему страшно. По сравнению с тем, что девушке пришлось сейчас пережить, морозные пауки казались безобидными букашками.
Когда наконец тряска закончилась, Йеффа все-таки решилась распахнуть глаза. И первое, во что воткнулся ее напуганный, ищущий взгляд, было скрюченное тело на полу. Бесчувственное, но все-таки живое. Жизнь угадывалась в неровном вздымании ребер под тканью одежд и тихих, еле уловимых стонах боли.
Эльфийка растерялась. Эльфийка готова была пойти на новые сотрясания ее тела и громкий, неприятный гул, лишь бы только не сталкиваться лоб в лоб с неприятностями. Наверное впервые за эти несколько дней ее посетило непреодолимое желание оказаться вновь под боком у отца, в такой скучной, но бесконечно родной пещере. Однако, Гелебора сейчас рядом не было, да и решение пуститься в вольное плаванье пришло ей в голову вполне осознанно, поэтому белокожая судорожно начала раздумывать, как бы поступил ее отец, ее идеал, ее эталон в этом случае. Вполне вероятно, что не бросил бы. Да не он ли, уча ее магии восстановления, вбивал в снежноволосую голову, что данная школа магии дарована самим Аури-Элем, чтобы страждущий мог найти в ней благость и исцеление? И решение пришло. Возможно немного опрометчивое, суляшее в последствии неприятности, но преисполненное благодатью Аури-Эля.
Йеффа поднялась на ноги и осторожно подошла к распластанному мужскому телу. Времени на раздумья не было, тем более что мер находился сейчас на грани жизни и смерти. Узкие ладони прикоснулись к багрово-коричневому пятну на изодранной одежде, и девушка, молясь про себя всем Богам, отдала часть себя, своей жизненной энергии. Ладони засияли золотистым светом, который будто проникал в бесчувственное тело, принося тому облегчение и исцеление.

Отредактировано Йеффа (2013-07-17 05:36:19)

+2

10

Дав Наре осмотреть лежавшего у костра мужчину - он ему всё равно мало бы чем помог - Ингольв не спускал глаз с двери. Редкая, затёртая с виду полоса крови уходила к приоткрытым дверям. Присев, он потрогал кровь - та уже замёрзла. Встав на ноги, он выжидающе посмотрел на женщину, но та лишь покачала головой - ученик был мёртв.
"Проклятье! На что же вы тут нарвались-то?" - подумал норд. Присев рядом с аргонианкой, он оглядел многочисленные раны бедняги. Они были нанесены явно колюще-режущими предметами, не дробящими и не магией.
- Тут что-то не так... - будто прочитав его мысли, прошептала Нара.
"Само собой, тут что-то не так - где ещё два ученика? Кто притащил бедолагу сюда? Или сам дополз, а потом уже умер? Хм. Но крови он потерял не так уж и много, судя по её следам на полу. Хотя кто знает, как долго он ползал?"
Из-за двери послышались какие-то звуки, Ингольв тут же повернулся на звук. В любом случае, выход у них был всего один - туда, за эти двери, куда вёл кровавый след, а каким-то образом хоронить труп ученика просто не было времени. Тронув Нару за плечо, он легко оттеснил её за себя, давая понять, чтобы она осталась на месте, а сам он поднялся и медленно направился к дверям. Чем ближе он подходил к высоким металлическим дверям, тем чётче становился различим этот странный звук. Этот звук был постоянный, но не громкий. Будто шипение. Заглянув сначала в щель между приоткрытыми дверцами, норд с минуту вглядывался в помещение за ними под разными углами. Закончив осмотр, он оглянулся на женщину - та внимательно смотрела за ним. Кивнув ей, он потянул за руку одну из дверей.
В лицо сразу же волной ударил резкий запах горелого мяса. Сморщившись, он огляделся, а после махнул Наре, чтобы подошла.
"Вот так залезли в двемерские руины", - подумал он о судьбе учеников. Коридор тут значительно сужался из-за толстых труб, поднимающихся из самых низов и проложенных вдоль стен коридора. В центре же стояли ещё и две колонны, которые совсем сужали коридор - двоём там не пройти, только по одному... если бы не пламя, которое вырывалось из ровных отверстий этих колонн.  Через такие "огненные врата" пройти было проблематично, о чём свидетельствовал обгоревший труп. Определить визуально кто перед ними не представлялось возможным - труп обуглился почти весь, а в грудь и голова бедолаги уже прогорели насквозь, осыпавшись пеплом на каменный пол.
"Что ж, подержать его ещё несколько часов вот так, и погребальный костёр не нужен", - как-то зло подумал Ингольв и горько усмехнулся, но озвучивать такое не стал.
- А это, наверное, второй ученик. Надеюсь, оставшиеся два ещё живы, - тихо сказал норд своей спутнице. В  коридоре, хоть и освещаемом пламенем, было довольно темно, поэтому он тихо пробормотал заклинание. В свободной левой руке появился светящийся шарик, который норд легко подтолкнул вверх. Светлячок взлетел и повис над его головой, мягко покачиваясь. Норд, не выпуская булавы из рук, подошёл ближе к этим огненным вратам, насколько позволял жар, исходящий от них, и осмотрел труп. Кровавый след начинался именно с этой стороны ворот, немного не доходя до них.
"Огонь жжёт. Не ранит, не колит, не режет. Тогда кто же ранил или убил того ученика у костра?"
Отойдя назад, Ингольв вытер пот со лба и глянул на Нару.
- Я смогу убрать труп. Под ним могут быть нажимные пластины, убрав вес с которых, огонь вскоре потухнет. А если нет... Можно проскочить между колоннами и стенами, прямо по трубам - бочком, я думаю, пройдём. 
Повесив булаву на пояс, Ингольв зашептал заклинание. В руках возникли воздушные красноватые фигуры. Когда он "нащупал" труп, он чуть сильней сжал руки и приподнял их чуть вверх - тело так же плавно воспарило вверх. Потянув на себя, норд вывёл с помощью телекинеза тело из-под огня и опустил около стены.
- Фууф, - протянул он, снова утерев пот, на этот раз выступивший на лбу от волнения. Теперь оставалось ждать, и если им повезёт, и этот хитроумный механизм приводится в действие нажимными пластинами на полу, то огонь вскоре потухнет. А если нет...
"То у нас есть запасной план", - решительно подумал Ингольв, глянув в зазоры между колоннами и стенами.

0

11

Воспаленное сознание раненного двемера было окутано предсмертной пеленой, словно он был во сне и старательно пытался проснуться, но все было тщетно. Каждая попытка прийти в сознание только тратило силы раненого эльфа, который и так уже лежал на холодном полу, не в силах прикрыть себя остатками грязной ткани. Мысли о прошедший событиях, о семье и судьбе сородичей всплывали красочными образами перед ним, но каждый раз они исчезали, когда пульсирующая боль на животе усиливалась. Кровь уже давно перестала сочится из рваной раны, но теперь кровотечение сменилось сильным воспалением и все тело, истощенное бегством, стало поддаваться инфекции. Хоть двемеру и было ужасно холодно, от чего его ноги уже давно потеряли чувства, на его лбу выступили капли холодного пота.
Неожиданно старый механизм лифта завибрировал, словно кто-то включил его вновь, но сил на осознание этого у глубинного эльфа уже не было. За место этого он стал невнятно бормотать, ибо с гулом все новые образы стали появляться перед ним. Словно вся жизнь собиралась пройти перед ним, давая вспомнить все что когда-то случилось на его пути.
Сквозь дымку, он смог увидеть тень, которая промелькнула рядом с ним, но Яом уже не понимал этого и лишь тяжело простонал, шевеля потрескавшимися от обезвоживания губами. Что он хотел сказать, было известно только ему одному или это было только часть его предсмертного бреда. Но тут, тень словно услышала его слова, появившись вновь. Легкие и очень мягкие шаги прошлись канонадой по ушам двемера, заставив его невольно приоткрыть золотые глаза. В это время, тень остановилась перед его лежащим и бренным телом, видимо присев на колени. После, теплые руки незнакомца коснулись его шеи и проверили нить жизни, которая почти угасла. Потом последовал тихий вздох и незнакомая личность, что оказалась здесь, взяла двемера за плечи и перевернула на спину, а уже потом коснулась обоими ладонями его рваной раны на животе.
Легкий и приятные глазу свет, вспыхнул между пальцев неизвестного спасителя, а вместе со светом пульсирующая боль стала утихать, а воспаление исчезать. Некое чувство облегчения, словно тяжкий груз сошел с его души, постиг двемера. На какой-то момент он смог увидеть белоснежную кожу своего спасителя, в лучах того магического света, пока золотые очи вновь не сомкнулись. Все же усталость сделала свое и мужчина тяжело вздохнув, после того как боль прошла, невольно провалился в царство снов.

0

12

Как и предполагал Ингольв, спустя некоторое время огонь погас. Но, как говорится, доверяй, но проверяй. Положив руку на плечо мужчины и остановив его, аргонианка мысленно произнесла заклинание ледяного шипа и направила осколок льда по образовавшемуся проходу. Пролетев некоторое расстояние, маленькая льдинка была безжалостно уничтожена металлическими шипами, мгновенно появившимися из стены.
"Так и знала. И ведь тут все построено не с помощью магии, а на законах физики, так что обезвредить эту ловушку я не смогу. Лишь бы запасной проход оказался безопасен."
Повторив операцию со льдинкой и кинув камень в проем между стеной и трубами, Нара посчитала проход относительно безопасным. На всякий случай, наложив на себя и Ингольва оберег, ускоряющий регенерацию здоровья организма, девушка позволила себе пройти вслед за мужчиной. Дальнейший путь оказался относительно спокойным, до первого Двемерского паука. Машина запрыгнул на девушку из укрытия, но к счастью последней, она успела атаковать его молнией. Видимо, аргонианка повредила важные механизмы устройства, из-за чего паук стал просто метаться по сторонам и царапать своими 'клешнями' все подряд. Ингольв покончил со страданиями устройства одним ударом своего оружия. Снова в воздухе повис запах древнего масла...
Третьего ученика тоже нашли мертвым и в еще худшем состоянии, чем предыдущих. Его тело было сильно изувечено, так что только по одежде можно было понять, что он является студентом Коллегии.
"А этого-то что убило?! Какие механизмы способны сделать такое?"
Неожиданно механизмы шахты лифта пришли в действие и уже застоявшиеся шестерни заскрипели, привлекая ненужное внимание к гостям, которые хотели остаться незамеченными. Из трубы, в образовавшемся проходе, просочилась еще одна машина. Сначала он был похож на простую сферу, но затем, изменившись, стал похож на человека. Это уже был не паук, этот механизм был сложнее и больше по размерам, а на месте рук у него были арбалет и, кажется, меч. В ходе сражения Аргонианка успевала лишь произносить заклинания пламени и молний да следить за ходом действий Ингольва. Когда машина рассыпалась на куски, Нара бегло осмотрела себя и норда.
- Ты не ранен? И что еще это такое было?!

Отредактировано Нара'Хист (2013-07-17 18:10:40)

0

13

Под влиянием целительной магии боль начала покидать тело незнакомого мера. Его больше не колотил озноб, стоны утихли,  дыхание стало ровным, а ужасные рваные раны начали постепенно затягиваться под действием золотистых искорок, и это вселяло в душу Йеффы полнейшую уверенность в том, что опасности для его жизни больше нет. Кажется, он уснул. Точеное лицо, еще несколько мгновений назад выражавшее только страдание, было теперь спокойно-умиротворенным.
Конечно, лечение не прошло без последствий и для самой девушки. Отдав практически всю свою силу и духовную энергию на благое дело, она чувствовала себя теперь опустошенной и разбитой. На плечи взвалилась усталость, и не было сейчас в ней сильнее желания, чем свернуться калачиком на этом холодном каменном полу древних, покинутых руин и крепко-крепко уснуть. И ведь учил же всегда отец, чтобы с умом тратила она свою магию, не расходовала бы ее сразу целиком и полностью, а постепенно, с умом отдавала бы. Но отца сейчас рядом не было и некому было направить ее, подсказать, а советы его в такой ситуации попросту позабылись.
Как бы сильно не хотелось спать, как бы не тряслись руки, как бы не болела сейчас голова, Йеффа все-таки сумела пересилить себя и потянулась к заплечному мешку, который лежал сейчас рядом в пыли, и достала оттуда бурдюк с водой. Сперва умылась сама, читая про себя молитву Воодушевления, а затем, разорвав до конца грязную и окровавленную ткань на теле мужчины, принялась омывать его раны прохладной влагой, тихо нашептывая при этом слова молитвы на родном языке и отдавая последние крохи своей магической энергии.
- Аури-Эль Всевышний! Зову Свет твой живительный! Силу Йеффея и Сирабана, и всех Богов Светлых, придите и благословите воду сию! - подобный ритуал был обязан довершить начатое исцеление уже не силами самой Йеффы, а при помощи сил совершенно другого уровня и другой значимости, даже в том случае, если раненный молился совершенно другим Богам, - Дана-Водица, живая криница, я тебя из рога лью, Аури-Эля  молю! Принеси нам здоровье и очисти тела, освети нам помыслы, как утренний луч луга и леса родные освещает. Жизнь в тебе народилась, обнови же и обогати жизнь в телах и душах наших. Пусть сила будет в роде нашем, пусть дети наши станут десятикрат сильнее, в двадцать раз богаче, да в сотни раз мудрее нас! Пусть будет так! Слава Родным Богам!
Едва лишь шелест шепота затих, а тонкая струйка воды перестала отсвечивать позолотой, излучаемой тонкой рукой, девушка, отдавшая всю себя без остатка ради спасения совершенно незнакомого мужчины, тяжело опустилась на каменный пол, рядом с мером, и веки ее сомкнулись. Теперь ей, так же как и ее невольному подопечному требовался сон. Крепкий, здоровый сон, приносящий с собой восстановление духовных ресурсов и жизненной силы.

0

14

Заметив у мужчины серьезную рану, аргонианка велела сесть ему на землю и не двигаться, не обращая при этом внимание на протесты гордого норда.
- Мне сейчас гораздо легче остановить кровопотерю, чем потом полностью восстанавливать твой организм. Поэтому, прошу тебя, усмири свой нрав.
Ингольв хоть и неохотно, но послушал Нару. Применяя исцеляющее заклинание, аргонианка краем глаза видела, как с уходом боли расслабляются мышцы на лице мужчины.
Устроив недолговременный привал, спутники продолжили свой путь, стараясь быть максимально осторожными. Ингольв пояснил, что эта машина называется сфера и кратко описал ее слабые стороны.
- ... и если снова встретишься с ней, старайся не применять заклинания холода. Они хоть и замедлят ее, но повредить не смогут. Как, впрочем, и других машин.
Норд уже не мог говорить шепотом, поскольку работающие механизмы попросту не давали этого сделать. И девушка оказалась права, чем дальше они шли, тем становилось только теплее. Хоть при дыхании образовывались струйки пара, Нара уже не стучала зубами, как на открытом морозе.
"Ну, хоть на этом спасибо..."
Коридор вывел путников к разветвлению. Разделяться совершенно не хотелось, к тому же дальше идти было уже слишком опасно.
- Ладно, дальше нам идти бессмысленно. А остальные ученики...
Нара не дослушала то, что хотел сказать Ингольв. Неожиданно, аргонианка почувствовала у сердца необычное тепло. Нащупав амулет сквозь одежду, девушка снова посмотрела на коридоры. Прислушалась к внутреннему голосу...
- Нужно идти здесь, - аргонианка повернулась в сторону известного только ей пути. Шла она уже не так осторожно, как раньше, но уверенней.
- Эй, остановись уже! Ты хоть знаешь, куда идешь?
- Нет. И не знаю, что мы найдем.
Нара не смогла разобрать ругательства, которые произнес мужчина. Да ей, в принципе, это было и неинтересно... Внутренний голос привел ее к золотистой решетке, естественно, запертой. К счастью, а Нара знала, что к счастью, рядом оказался рычаг. Как только его положение было изменено, решетка с большой неохотой сдвинулась с места. В открывшемся помещении путники обнаружили двух существ. Девушка смогла опознать в них меров, но к какому именно народу они принадлежат, определить уже не смогла. Не раздумывая, она осмотрела обоих. На мужчину она наложила исцеляющие заклинания, которые придали бы ему сил и привели в сознание. Ингольв отдал Наре найденные в ящике чистые бинты, благодаря чему девушка смогла перевязать рану эльфа. Конечно, она была несерьезная, но Саксхлил посчитала, что подобная процедура не будет лишней.
"Сколько эти двое провели здесь времени? Ладно, пока это не важно. Нам всем нужно выбираться отсюда..."
Закончив обрабатывать раны мужчины, Нара велела Ингольву присмотреть за ним, а затем осторожно попыталась привести эльфийку в сознание. Предварительно, аргонианка прочитала заклинание, которое должно было прибавить сил девушке из народа меров. В руках Саксхлил держала бурдюк с водой, на случай, если мерка захочет пить.
- Ну же, очнись...

Отредактировано Нара'Хист (2013-07-26 09:37:18)

0

15

События (вторжение жи!)

Они слишком замешкались. Пещеры не бывают необитаемыми, двемерские руины - тем более. Зловещий двемерский народ, даже сгинув, не мог не оставить там смертоносных ловушек и механизмов, внезапно пробуждающихся и атакующих любителей легкой наживы. Но момент, когда надо было быстро ретироваться, был упущен. И в тусклом таинственном свете двемерских ламп, которые работали даже спустя столетия, вдруг начали появляться сгорбленные тени каких-то уродливых существ. Существа эти перемещались, согнувшись в три погибели, крадчусь, но, кажется, такая их походка была вызвана норным образом жизни. Фалмеры. Они шли, и их уродливые лики были обернуты прямо к незванным гостям катакомб, но они не видели их: от постоянного пребывания в катакомбах глаза этих несчастных существ перестали видеть и покрылись пленкой. Зато обострились осязание, слух и обоняние. И эти ночные хищники определенно обнаружили вторженцев, но пока точно не смогли определить их местонахождения.

Фалмеры, не сговариваясь, вообще не произнося никаких звуков, разделились и начали двигаться цепью, отбрасывая быстрые тени на стены, чтобы точно найти цель. По счастью, с ними не было корусов, которые бы наверняка заметили и аргонианку и ее приятелей.

0

16

Тяжелый сон без сновидений крепко держал Йеффу в своих объятиях. Обычно она спала чутко, остро реагируя на малейший звук, на цыпочках пробежавший под сводами родной пещеры, ставшей пристанищем для двух последних снежных эльфов, но не теперь. Подземная выучка длинной в жизнь будто бы покинула девушку в один момент, что впрочем и не было удивительным, ведь еще никогда не использовала она магическую энергию с такой полной самоотдачей. И именно поэтому она не услышала, не почувствовала, не осознала приближения еще двух существ. Именно поэтому никак не отреагировала на приглушенные голоса, раздававшиеся от нее в непосредственной близости. Только лишь поток чужой, незнакомой ей, но определенно благой, магии, легкая встряска и непривычный для слуха, шипящий голос смогли выдернуть Йеффу из царства сна.
С огромным трудом разлепив веки, девушка непонимающим и весьма ошарашенным взглядом уставилась на странное существо, склонившееся над ней. О том, что существо разумно говорила одежда, скрывающая подтянутое чешуйчатое тело, а так же взгляд необычных, будто бы стеклянных глаз, выражавший сочувствие и обеспокоенность. Однако, еще не отошедшая ото сна фалмерка поняла это несколько позднее, чем блуждающий взгляд ее сумел зафиксировать эти детали. Именно поэтому она вскрикнула пронзительно и попятилась назад нелепо, на локтях, извиваясь всем телом, но вывернувшись неудачно, больно ударилась затылком обо что-то. Из глаз брызнули невольные слезы, а из приоткрытых губ вырвался жалобный писк, после чего дальнейшие попытки побега были прекращены.
Потирая затылок, Йеффа наконец-то приняла вертикальное положение, подтянув колени к груди, и во все глаза уставилась на двоих незнакомцев. Один, мужчина, явно был одним из недов. А другой, вид которого по началу так напугал фалмерку, судя по всему был женской особью, и откровенно говоря, вызывал куда больший интерес, нежели спутник. Необычная форма головы, ряд острых зубов, немигающие глаза… А что это там виднеется в складках робы? Неужели хвост?! Без какого либо стеснения разглядывала девушка странное существо и постепенно начала припоминать рассказы отца о том, что на свете существуют еще и зверолюди, обладающие разумом, ничем не уступающим остальным расам и имеющими свои собственные культуры. Воспоминание это с последующим скоропалительным анализом наблюдений привели девушку в бурный восторг, который, к сожалению, овладел ею не так надолго, как хотелось бы.
Виновато улыбаясь, как бы извиняясь за то, что испугалась внешнего вида человека-ящера, Йеффа кивнула в сторону неподвижно лежащего мера и пробормотала:
- Я сделала все что могла, - на том же языке, на котором обращалась к ней ящерица, когда будила. Потом поднялась на ноги и пошатываясь двинулась к пришельцам.
- Я Йеффа, - ладонь лодочкой коснулась невысокого белого лба, но тут же замерла. Обостренного, привыкшего к подземной жизни, слуха коснулись тихие, едва различимые звуки осторожных шагов, а привычные к полумраку глаза тут же выхватили сгорбленные тени на стенах забытого подземного города. И эти очертания она узнала бы из тысячи. Узнала бы по одной простой причине, ведь для юной фалмерки не было страха больше, чем страха перед ними.
- Обманутые! – взвизгнула девушка, и позабыв обо всем на свете, о несостоявшемся знакомстве, о раненном мере, о своем долге, ведомая только лишь огромной жаждой к жизни, на некрепких еще ногах, резко развернулась и бросилась в первый попавшийся коридор, где и спряталась в нише  возле огромной трубы.
- Аури-Эль защити, - только и шептали пересохшие губы на родном, мертвом языке.

0

17

События...

Уши фалмеров являются, наверное, самой чувствительной их частью тела, поэтому чудища резко обернулись в сторону Йеффы и бросились следом, однако на их пути попалась аргонианка, оказавшаяся не столь расторопной и не столь глупой, чтобы резко верещать при виде этих слепых тварей. На ее беду.
Существа остановились прямо перед ней, а один из фалмеров пошел на шепот Йеффы.
Один из них вытянул по направлению к Наре свою сморщенную физиономию и начал принюхиваться, стараясь понять, живое пред ним существо или нет, покачивая головой из стороны в сторону и слегка двигая длинными и острыми ушами, улавливавшими малейшие звуки. Аргонианка сколько могла, сдерживала дыхание, поскольку морда фалмера была прямо напротив ее, буквально в паре дюймов. Повисла абсолютная, густая тишина. Даже эти глубинные твари перестали двигаться, замерев, словно изваяния.
Таинственное и страшное это было зрелище: совершенно слепые существа окружили аргонианку со всех сторон, но словно не замечали ее, а она не в силах была пошевелиться - ведь малейшее движение мгновенно обнаружило бы ее присутствие.
Внезапно фалмер подался мордой вперед, сильно втянув прорезями на ней, воздух, заставив Нару сделать шаг назад. Этого оказалось достаточно и в следующий миг кривой меч чудовища с неприятным звуком прорезал темный плащ и вонзился между чешуй на брюхе аргонианки. Тут же остальные твари набросились на нее, начав хаотично ранить ее тело своим уродливым оружием, словно озверевшие от голода.
Через пару мгновений в сторону, в тусклом свете двемерских ламп откатился округлый предмет, оставляя за собой кровавую дорожку. Все было кончено.

Последний же фалмер сделал несколько бесшумных, но уверенных шагов к Йеффе, словно всем своим видом показывая, что ее ждет точно такая же участь.

(волею себя и второго мастера Фридрика я убиваю персонажа Нара'Хист)

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Альфтанд