FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Улицы Маркарта


Улицы Маркарта

Сообщений 31 страница 60 из 88

31

Таверна "Серебряная Кровь" ==>

Нортон спустился по ступенькам мимо девушки, которая только что чуть не угробила их своими пламенными лозунгами и сделал вид, что не обратил на неё внимания. Вдалеке стражники уволакивали отчаянно брыкающегося Йерлока. Джоффри понял, что терять времени нельзя, и спустился на одну ступеньку.
И тут ему вдруг стало совсем, совсем нехорошо. Боль, до этого незаметно подкрадывающаяся, накатила со всей силой, и наёмник, запнувшись, упал лицом вниз, в очередной раз ударившись о камень. Он попытался подняться, но руки подвели его. Стражники уходили. Всё было скверно.
Кто-то перевернул Джоффри на спину, и он увидел над собой лицо низко склонившегося графа Норпоинта. Не самое приятное зрелище — он предпочёл бы какую-нибудь симпатичную целительницу — но лучше, чем ничего. Эррол провёл чешуйчатой перчаткой по лицу Нортона, и тот грязно выругался, приподнимаясь на локте.
— Даэдрическая мать, я весь в крови, — пробормотал он, пытаясь подняться.
Оглядевшись, он не увидел ни стражников, ни барда. Придётся возвращать оружие как-то иначе — Джоффри не знал, как, но точно был уверен, что он вернёт его, даже если для этого придётся перерезать весь этот поганый город и всю эту поганую провинцию. Дотронувшись до лба, он потрогал рану. Кровь уже не шла, но её нужно было обработать и перевязать, а у наёмника не было даже ножа для того, чтобы отрезать кусок ткани от сюрко.
Эррол разговаривал с девицей, которая сидела на ступеньках, но толку-то? Хотя...

0

32

Бретонец с шумом повалился на камень, растрепав волосы по спине. Сиги увидела тоненький красный ручеек, текущий между камней прямо ей под ноги. Тихонько пискнув, Птичка поджала ноги под себя и с ужасом посмотрела на мужчину.
- Ты... Ты там жив?- Почти прошептала девушка. От тела послышались легкие стоны, и через мгновение над ним склонился его сородич. Аккуратно перевернув голову бретонца к свету, он провел перчаткой по его лицу, сделав лоб  пострадавшего больше похожим на пирог, где изнутри, вместо повидла, сочилась кровь.
- Добрый день, юная леди. У нас с вами схожие проблемы, я погляжу.- Промолвил его друг, небрежно оглядывая Сиги.
Птичка хотела встать и прибавить к лицу бретонца, заговорившего с ней, пару синяков, да царапин, но то, что ее назвали леди, заставило девушку задержаться рядом с таверной.
- Меня обычно принимают за мальчика. А у тебя какие проблемы?- Сиги открыла рот и, произнеся свою реплику, тут же его закрыла.
"Конечно, у него есть проблемы... Лицо его друга сейчас похоже на расплывшуюся лепешку, дурочка.- Ругала себя за глупость Сиги.- Надо как-то отвлечь его внимание от этой дурацкой фразы..."
Девушка подняла полу своей юбки и с треском разорвала ее до половины. Затем, оторвав солидный кусок ткани, она осторожно, чтобы не наступить в кровь, подошла к раненному бретонцу.
Тот исказил гримасу боли и отвращения, когда Птичка отдала ткань его другу.
"Ничего, не захочешь заражения, приложишь и мою юбку к своей роже".- Сиги, как бы нечаянно, наступила на палец руки бретонца, лежащей на камне.
- Я не хотела.- Деловито пропела Птичка, возвышаясь над беспомощным наемником.

0

33

- Меня обычно принимают за мальчика. А у тебя какие проблемы? – вопросом ответила девчонка.
«Действительно, какие?»
- Мне было отведено достаточно времени, чтобы успеть научиться отличать мальчиков от девочек, - искривив рот в своей обычной жутковатой усмешке, ответил он.
Вдруг она взялась за подол своей юбки и оторвала от нее большой кусок ткани, оголяя свои разодранные коленки. Проделав это, северянка протянула Хантингтону получившуюся льняную тряпку.
«Очень… Самоотверженно. И эта же самая девочка призывала пустить нам кишки прямо в главном зале таверны. Мир полон неожиданностей…» - мрачно подумал Эррол, отворачиваясь от собеседницы и обращаясь лицом к Джоффри, который уже успел приподняться на локте.
Нортон зажмурился от боли.
- Погоди, я еще даже не начал, - сказал рыцарь, прикидывая, как начать перевязку.
Он не был ни лекарем, ни знахарем, но был участником многих сражений больших и поменьше, не говоря уже о стычках, засадах и мелких потасовок вроде нынешней. Кое-что он в этом понимал. Кровь, кажется, уже засохла на лбу бретонца, но ничто не мешало ей хлестать с новой силой от любого неосторожного движения кожей головы.
При беглом осмотре Эрролу все же удалось обнаружить рану, которая располагалась на затылке наемника. Кроме нее, у Джоффри был разбит нос и рассечен лоб, но по сравнению с первой это была сущая ерунда. Сделав из части тряпья подобие салфетки, Хантингтон приложил ее к ране и принялся забинтовывать голову наемника. «Бинт» пошел вокруг черепа Джоффри, этакой повязкой над ушами, захватывая и рану на лбу.
- Проблемы, юная леди… - перевязывая товарища и не поворачиваясь к собеседнице, говорил рыцарь, - кроме очевидных, в том, что нам больше не рады в этой таверне, а мы грязны и голодны, друг мой ранен и местные стражники украли у нас оружие. Кроме моего щита, конечно.
Закончив свою работу, бретонец осмотрел перевязку.
- Понадобятся швы или опытный чародей, но пока что сойдет и так, - сказал он, помогая наемнику подняться на ноги.
С усилием Вешатель выпрямился и встал на ноги, при чем одно из сочленений его доспеха скрипнуло, а кольчуга отозвалась нежным металлическим шелестом. Поднявшись, Эррол повернулся к собеседнице, над которой возвышался чуть ли не более, чем на голову.
- Благодарю за помощь. Вам, я посмотрю, тоже некуда идти? Так может поможем друг-другу?
Чуть помедлив, Хантингтон протянул девушке руку с раскрытой ладонью и добавил:
- Меня зовут Эррол Хантингтон, а моего товарища – Джоффри Нортон. И нам лучше здесь долго не оставаться, - покосился он на двери таверны, откуда раздавались громкие крики радости от распития бесплатного меда.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-06 19:12:25)

0

34

Меня обычно принимают за мальчика.
«Наверное, потому что ты не следишь за собой, девчонка», — думал Джоффри, приподнявшись на локте.
Он уже понял, что планирует Эррол. Затея была рискованной, но других вариантов у них, увы, не было, особенно после того, как Джоффри упустил стражников. В бессильной злобе он сжал кулаки и в очередной раз представил, как удушит того ублюдка, что спёр его меч.
Мне было отведено достаточно времени, чтобы успеть научиться отличать мальчиков от девочек, — Хантингтон опять улыбнулся, и Джоффри хотелось, чтобы он больше так не делал.
«Да, Хантингтон, ты получше многих из нас знаешь, чем люди отличаются друг от друга. Особенно внутри — я убедился в этом на дороге в Норпоинт, сопровождаемый полными ненависти взглядами мертвецов»
Девчонка, только что угрожавшая утопить их в крови, оторвала кусок от своей юбки и передала Эрролу, чтобы тот наложил повязку. Нортон поморщился, когда та случайно — случайно ли? — наступила ему на палец.
Я не хотела, — то, как девчонка произнесла это, отвеяло у Джоффри все сомнения — она сделала это специально.
«Даэдра тебя раздери»
Хантингтон забинтовывал ему голову — Джоффри никогда не сомневался, что он умеет это делать, ведь, если верить слухам, во время своего правления в Норпоинте он побывал во многих передрягах, значит, может худо-бедно обработать рану.
Эррол, отвечая на вопрос незнакомки, озвучил краткий список проблем, которые они испытывали. Джоффри добавил бы острую нехватку денег и то, что им не рады, похоже, не только в этой таверне, но и во всём регионе.
«Нужно поскорее сваливать отсюда. В Солитьюд, для начала — это столица и там должна быть сильная власть. Наверное»
Понадобятся швы или опытный чародей, но пока что сойдет и так, — Эррол протянул Джоффри руку, помогая подняться.
— Шрам останется, — сказал Нортон, вставая на ноги. — Это к лучшему, впрочем.
«Скверная характеристика для бойца, однако шрамы вызывают у большинства людей страх и чувство угрозы. Лучшего для наёмника быть не может»
Благодарю за помощь. Вам, я посмотрю, тоже некуда идти? Так может поможем друг-другу?
«Так быстро начал доверять человеку, который пять минут угрожал тебе смертью? Теряешь хватку, граф», — подумал Нортон, но в слух ничего не сказал.
Меня зовут Эррол Хантингтон, а моего товарищаДжоффри Нортон. И нам лучше здесь долго не оставаться.
— Граф Норпоинт забыл сказать, что мы наёмники, девочка, — холодно произнёс Нортон. — Может, не самые лучшие люди в Тамриэле, но вольные и, когда случается, богатые. 
Джоффри поправил повязку на голове и взялся за ремень.
— И мы умеем быть благодарными.

0

35

Сиги была отходчивой девушкой: ее легко было рассердить, но она также быстро остывала. Хотя в данном случае Птичку скорее подкупило то, что ее назвали леди. Иногда мать обращалась к ней так, когда она не выполняла работу по дому, но это больше напоминало сарказм, нежели серьезное отношение.
"Леди... "- Думала Сиги, когда Эррол перевязывал Джоффри.
"Леди... "- Повторяла девочка слова графа.
Когда один из бретонцев поднялся на ноги, Птичка уже никакой злости не испытывала, скорее некий интерес к чужеземцам.
- Граф Норпоинт забыл сказать, что мы наемники, девочка. Может, не самые лучшие люди в Тамриэле, но вольные и, когда случается, богатые.- Последнее слово прозвучало так, будто бы Джоффри специально нарочито громко и отчетливо произнес его.
Птичке богатство бы не помешала. Конечно, у нее в кошельке водилось несколько септимов, но на роскошную жизнь этого бы нехватило: девочка видела много богатых людей за свою жизнь, и все они были счастливы.
"Я была бы счастлива, если бы добралась до Солитьюда живой и невридимой."- Оглядев себя, подумала она. И хотя Сиги знала, что никакие парчовые платья и золотые гребни не сделают ей округлых бедер, и не прибавят ее волосам шелкового блеска, ей очень хотелось верить, что именно так и будет. Джоффри заговорил снова, чем отвлек ее от мыслей о богатстве.
- И мы умеем быть благодарными.- Завершил своё речь Нортон.
- Что-то я не видела вашей благодарности, когда Йерлок отвлек на себя ту громадину.- Нацепив маску равнодушия, проговорила Сиги, изображая огромного норда, который чуть не снес голову барду.
- Да и на наемников вы не похожи.- Цокая язычком, продолжала Птичка.- Конечно, будь у вас оружие вы выглядели бы куда более грозно.- Закончила девочка и тут же пожалела о своих словах.
Будь эти бретонцы в одних рубахах, они бы не утратили всей свой суровости и грозности ни на миг.
Сиги, видя, как напряглись Эррол и Джоффри, поспешила представиться, пожимая первому руку. Надо сказать, что хватка у нее была крепкая, но вряд ли человек с таким телосложением, как граф, заметил это.
- Си... Птичка.- Спохватилась девочка.- Меня все так называют, потому что я хорошо пою. Могу и вам спеть.
Затем она протянула руку Джоффри, но тот смотрел на нее с безразличным видом, поправляя повязку на голове.
Сиги поспешно спрятала руку за спину, не зная, куда ее девать.

0

36

- Граф Норпоинт забыл сказать, что мы наёмники, девочка. Может, не самые лучшие люди в Тамриэле, но вольные и, когда случается, богатые, - добавил Нортон.
«А когда не случается, вот как сейчас, голодные, грязные и обзлобленные, как снежные волки», - мысленно дополнил граф, проводя кончиком языка по ссохшимся губам.
- И мы умеем быть благодарными, - в довесок сделал он ударение.
Девушка, кажется, задумалась над словами наемника о богатстве и деньгах, но от последней фразы ощетинилась, как маленький волчонок:
- Что-то я не видела вашей благодарности, когда Йерлок отвлек на себя ту громадину, - заявила она.
«Барда никто не просил вмешиваться, - хмуро подумал он. – Очевидно, она с ним знакома. И смазливый бард наверняка ей понравился. Молодым девочкам всегда нравятся смазливые мальчики».
- Да и на наемников вы не похожи. Конечно, будь у вас оружие, вы выглядели бы куда более грозно…
Хантингтон поморщился. Девчонка ковырялась пальцем в саднящей ране, но трудно было не признать ее правоту.
«Воин без своего оружия - дерьмо собачье, а не воин».
Эррол переглянулся со своим товарищем, но промолчал.
Словно испугавшись, что ее слова обидят новых знакомцев, девушка быстро спохватилась и ответила на рукопожатие. Ручка была маленькая, - вот и все, что почувствовал он сквозь кожу перчатки.
- Птичка. Меня все так называют, потому что я хорошо пою. Могу и вам спеть.
«А как же настоящее имя? Ну ладно, Птичка так Птичка».
Сложно было что-либо сказать про Птицу. Конечно, она старалась казаться грозной и суровой, как настоящее дитя своей провинции, но на деле была ребенком, которому жаль раненого человека, который испытывает любопытство при виде иностранцев, который говорит правду чаще, чем принято. Но если она в этом городе совсем одна, она могла быть не таким уж и ребенком.
- Рад знакомству, - ответил рыцарь. - Надеюсь, когда-нибудь ты действительно споешь нам, но сейчас...
Из таверны, тем временем, раздался плачуще-протяжный голос Клеппа.
- Кажется, нам пора, - задумчиво сказал бретонец, и, взяв Птичцу за плечо, повел ее в сторону от «Серебряной Крови».
- Мы не бросим барда, - сказал Эррол, наблюдая за реакцией собеседницы. - Мы спасем его, но для этого нам понадобится оружие… Птичка. Но чтобы достать оружие, а, значит, и спасти твоего барда, нам нужна твоя помощь. Ты согласна оказать нам маленькую услугу?
Неожиданно Вешатель застыл на месте. Перед ним был «Магазин различных товаров, торговая компания Арнлейф и Сыновья».
«То что надо», - понял Хантингтон, еще раз бегло оглядев наряд девушки.
Рыцарь отцепил от пояса кошелек. Заглянув Птичке в глаза, он немного растерялся.
«Даэдрова мать, и как я должен это сказать? Купи то, в чем тебя захотел бы трахнуть вонючий стражник? Проклятые условности! А, пускай так».
- Сперва возьми кошелек и купи себе что-нибудь… Платье, в котором тебя… ты выглядела бы женственно.
Сказав это, он вытер пот со лба и протянул девушке свой кошелек с остатками денег.
«А в чем бы захотели трахнуть незрелую девчушку вы, сир Вешатель?» - уколом ответил внутренний оппонент. Наверное, это была совесть.
«Или с головой у меня творился что-то неладное», - без удовольствия подумал граф, дотрагиваясь до пульсирующего виска и посылая совесть куда подальше.
Потеряно 80 септимов

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-07 01:05:33)

0

37

Что-то я не видела вашей благодарности, когда Йерлок отвлек на себя ту громадину.
Улыбка мигом исчезла с лица Нортона, но он понимал, что девчонка права — они должны вытащить барда из шахты, пока его там не изнасиловали.
Да и на наемников вы не похожи. Конечно, будь у вас оружие вы выглядели бы куда более грозно.
А вот здесь Джоффри промолчать уже не мог.
— Мне не нужно оружие, чтобы убивать людей, девочка.
«...и радуйся, что я не бью женщин и детей»
Видя, как напряглись Нортон и Хантингтон, незнакомка поняла, что сказала лишнего, и поспешила представиться, пожав графа за руку.
Птичка. Меня все так называют, потому что я хорошо пою. Могу и вам спеть.
«Из благородных, что ли? — слова Птички на секунду озадачили Джоффри, точно так же, как и нежелание назвать своё настоящее имя. — И какие же песни ты знаешь, щебетушка?»
Девчонка сильно старалась казаться сильной и отважной, а характером, пожалуй, действительно больше походила на мальчика, но, тем не менее, была ещё ребёнком — непостоянным, с резкими перепадами настроения, безграничным любопытством и, если они с Эрролом не прогадали, стремлением к лучшей жизни.
Птичка и Джоффри руку протянула, но он не стал отвечать на рукопожатие, вместо этого потуже затянув повязку на голове.
— Воспитанные девочки не здороваются за руку, — полушутливо сказал он.
В таверне шумели пьянчуги и причитал трактирщик.
Кажется, нам пора, — бретонец аккуратно взял девчушку за плечо и пошёл с ней по улице.
Джоффри ловил на себе подозрительные взгляды: два злобных мужика, один из которых вымазан в крови и перемотан грязной тряпкой, ведут за собой то ли оборванца-паренька, то ли бездомную девчушку, и тот, что повыше, втолковывает ей что-то, положив руку на плечо.
«Любопытно же мы выглядим, даэдра тебя раздери» 
Мы не бросим барда. Мы спасем его, но для этого нам понадобится оружие… Птичка. Но чтобы достать оружие, а, значит, и спасти твоего барда, нам нужна твоя помощь. Ты согласна оказать нам маленькую услугу?
«Использовать Птичку, чтобы отвлечь стражника на воротах, сыграв на его похоти? Неплохой план, только едва ли она...»
Сперва возьми кошелек и купи себе что-нибудь… Платье, в котором тебя… ты выглядела бы женственно.
Джоффри поморгал, глядя на вывеску магазина.
«Сейчас мы опять останемся без гроша в кармане, вздохнул Нортон. — Но за свой меч я и коня отдам, если потребуется»
— Ступай, купи себе что-нибудь, достойное настоящей леди, — произнёс он вслух.
«Только смотри, чтобы тебя там не обобрали»
Нортон опёрся о стену и с безразличным видом уставился на рыночную торговку, пытающуюся впихнуть гнилой сыр какому-то мальчишке. На западе некоторые знакомые Джоффри любили такой подгнивший сыр с личинками, считая его полезным для желудка. Родерик Уошерфильд, старина Роди, (интересно, что с ним сейчас? Сто лет не виделись), тоже так считал, и время от времени страдал от кровавого поноса.

0

38

- Рад знакомству. Надеюсь, когда-нибудь ты действительно споешь нам, но сейчас...- Эррол положил свою руку на плечо Сиги и отвел ее в сторону от таверны, объяснив это тремя незамысловатыми словами: кажется, нам пора.
Птичка чувствовала на своих хрупких плечах груз всего Скайрима, но, повернув голову, она с удовлетворением отметила, что это была всего лишь ладонь графа. Этот, явно дружественный, жест дал ей ясно понять, что, вместо того, чтобы открыто заявиться в шахту и высвободить барда, им придется действовать совершенно иным способом.
— Мы не бросим барда. Мы спасем его, но для этого нам понадобится оружие… Птичка. Но чтобы достать оружие, а, значит, и спасти твоего барда, нам нужна твоя помощь. Ты согласна оказать нам маленькую услугу?- Хантингтон резко остановился, задумчиво смотря на здешнюю лавку. Его рука медленно соскользнула с плеча Сиги, и та с облегчением выдохнула.
"Еще немного, и мои суставы остались бы перекошенными."- Недовольно бурчала Птичка.
Внезапно Эррол зашевелился, пытаясь отстегнуть от пояса кошелек.
Сиги озиралась по сторонам, внимательнее всматриваясь в город, хотя ничего нового она не заприметила. Начиная с "Серебряной крови", ее глаза двигались по кругу, пока не остановились на Джоффри.
Наемник стоял, скрестив руки на груди. Про себя Птичка подумала, что, схвати она кошель с пояса Эррола, дальнейшие вопросы, касающиеся ночлега, были бы легко разрешимы. Сиги, улыбнувшись собственным мыслям, медленно разглядывала Нортона, пытаясь понять, в каком месте лежит его добро. Судя по всему, она выглядела довольно странно, пожирая глазами наемника с ухмылкой на лице.
— Сперва возьми кошелек и купи себе что-нибудь… Платье, в котором тебя… ты выглядела бы женственно.- Заявил Эррол, отвлекая Сиги от поисков. В ее ладошку плавно опустился маленький мешочек, тускло позвякивающий септимами в нем.
— Ступай, купи себе что-нибудь, достойное настоящей леди.- Вставил Джоффри.
Птичка, слегка подбросив кошель в руке, с удивлением спросила:
- И это все? Так мало? Если ты хочешь пристроиться со мной рядом, то придется дать нечто большее, чем...- Сиги раскрыла мешочек и пересчитала деньги в нем.- Чем восемьдесят септимов!
Птичка слегка раздраженно наблюдала за лицом Эррола, выражающего непонимание.
- Брось, ты действительно думаешь, что я не понимаю происходящего? Я не буду рада просто пойти и купить себе...- Сиги задумалась. Она была бы действительно рада пойти и купить себе новое платье, может быть, даже пару украшений, но такая низкая цена за нее просто обижала Птичку. Чувствуя на себе взгляды наемников, она решила немного сбавить обороты:
- От хорошей одежды толку не будет, если я останусь такой грязной.- С легким сожалением проговорила она, демонстрируя грязные ноги и спутавшиеся волосы.

Добавлено 80 септимов.

Отредактировано Сиги-птичка (2013-07-08 19:30:12)

0

39

При виде денег Птичка заметно повеселела.
«Какая жадная девчонка!» - настороженно подумал Эррол.
В этом кошельке были их последние деньги. Если они уйдут в никуда, скорее всего, Эррол и Джоффри погибнут. В пути последняя их трапеза состоялась почти десять часов назад и включала в себя остатки сушеного мяса и растопленную из снега воду. Глоток вина, который успел сделать Эррол, на время разогнал по телу кровь, но лишь раздразнил аппетит.
Мечи, по сути дела, были не только их честью, но и инструментом, как инструментом кузнеца был молот и наковальня, каменшика – молоток и зубило, а крестьянина – коса и плуг. Оставшись без оружия, двоица останется без средств к существованию.
- И это все? Так мало? Если ты хочешь пристроиться со мной рядом…
Эррол непонимающе смотрел на собеседницу.
«Пристроиться… рядом с ней?» - удивленно повторил он слова девушки. Потом до него дошло.
«Девчонка подумала, что я предлагаю ей деньги за ее тело».
Он понял, где в последний раз видел таких девиц, без колебаний берущих деньги и набивающих себе цену. Вэйрест, портовый квартал. По ее уверенной, привычной и почти нахальной манере можно было сказать, что она… делала это не впервые? Выходило, что эта молодая девушка – шлюха.
«Трахнуть оборванную нахалку – это последнее, чего я сейчас хотел бы» - с раздражением подумал граф, прислушиваясь к рези в животе.
«Наверное».
Почти мягко взяв Птичку за локоть, Хантингтон пригнулся и прошипел ей на ухо:
- Если бы я просто хотел тебя, мне бы не понадобились деньги. Думаешь, кому-то еще до тебя тут есть дело? Думаешь, тебе тут кто-нибудь помог бы? Может, стражники бы и вызволили тебя, но только чтобы продолжить игру самим.
Отстранившись, граф, однако, не отпустил локтя девушки.
- Ты неправильно поняла меня, Птичка. Ты поможешь нам другим способом. Может, за пару монет бакалейщик не откажет тебе и в лохани с горячей водой? Мы будем тебя дожидаться здесь, у входа, юная леди.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-08 19:36:51)

0

40

На этот раз Эррол почти ласково взял Сиги за локоть, нагибаясь к ней.
- Если бы я хотел тебя, мне бы не понадобились деньги. Думаешь, кому-то еще до тебя тут есть дело? Думаешь, тебе тут кто-нибудь помог бы? Может, стражники бы и вызволили тебя, но только чтобы продолжить игру самим.- Тяжело дышал граф, просверливая глазами две маленькие дырочки, через которые медленно утекала вся уверенность Птички.
- Я думаю, что ты не стал бы портить и без того натяжные отношения с нордами.- Девушка кивнула в сторону таверны.
Надо признать, короткая речь Хантингтона пробила ее, заставив немного умерить свой пыл, но во всем остальном он был в корне неправ.
- Ты неправильно поняла меня, Птичка. Ты поможешь нам другим способом. Может, за пару монет бакалейщик не откажет тебе и в лохани с горячей водой? Мы будем тебя дожидаться здесь, у входа, юная леди.- Все еще держа  Сиги за локоть, закончил Эррол.
- Если бы не Йерлок, я бы убежала с твоими деньгами куда подальше. В своих доспехах ты бы ни за что не догнал меня.- Начала Сиги, указывая на массивные доспехи графа.
Они были тяжелыми и угрюмыми, как и сам Хантингтон. Надо сказать, что Джоффри выглядел не лучше, когда она перевела свой взгляд на него.
"Все наемники серого цвета."- Сиги фыркнула и положила кошель к себе в сумку. Ей нравилось, что груза в ее поклаже прибавилось, да и кто бы не радовался? Ее искупают, оденут и накормят, а она, в свою очередь, ускользнет у них прямо из-под носа.
Птичка улыбнулась собственным мыслям, но улыбка сошла с ее лица, когда она вспомнила про барда.
"Почему я должна обязательно освобождать его?"- Пыталась заглушить совесть Сиги, но тут же она противоречила сама себе.-" С другой стороны... Он мог бы помочь мне добраться до Солитьюда."
Птичка тяжело вздохнула и раздраженно посмотрела на Эррола.
- Я покупаю, что захочу. А потом вы должны найти место, где бы я смогла помыться.- Бросила наемникам Сиги, не дав себя перебить.
"Уж если и извлекать из этой ситуации выгоду, то самую большую."- Девушка подошла к лавке и толкнула тяжелую дверь, оставив на ней следы грязи.
==> "Арнлейф и сыновья".

0

41

И это все? Так мало? Если ты хочешь пристроиться со мной рядом, то придется дать нечто большее, чем... — девчонка со знанием дела пересчитала монетки в мешке. — Чем восемьдесят септимов!
Нортон, сложивший руки на груди, переводил взгляд с Птички на Хантингтона, недоуменно хлопая глазами. Он, кажется, начинал понимать...
Брось, ты действительно думаешь, что я не понимаю происходящего?
Да, всё верно.
«Шлюха. Едва расцвела, но уже шлюха»
Джоффри передёрнуло от злости, но потом...
«Нет, не шлюха. Если сунуть восемьдесят септимов обычной уличной девке, то она будет кувыркаться с тобой всю ночь, эта же набивает цену, хотя и выглядит, как мальчишка. Она, верно... — Нортон мучительно вспоминал вылетев шее из головы от долгого неупотребления слово. — Куртизанка. Наверняка она путешествует с каким-нибудь знатным ублюдком и богаче нас обоих — такой необычный вид определённо повышает цену»
Наёмник на секунду оскалился, но тут же опомнился и убрал улыбку со своего лица. Нельзя, чтобы она поняла, что он о чём-то догадался.
Хантингтон, нагнувшись вперёд, схватил девчонку за локоть и начал что-то зло нашёптывать ей на ухо. Нортон видел, что девочку слегка покоробило, но едва ли с неё сбило всю спесь.
«Знай ты графа получше, щебетушка, ты бы побоялась»
Джоффри вспомнил угрюмых мертвецов, болтающихся на деревьях в предместьях Норпоинта, и подумал, были ли среди них те, кто торговал своим телом. Наверное, были.
Ты неправильно поняла меня, Птичка, — говорил Эррол, не отпуская, тем не менее, локтя девчонки. — Ты поможешь нам другим способом. Может, за пару монет бакалейщик не откажет тебе и в лохани с горячей водой? Мы будем тебя дожидаться здесь, у входа, юная леди.
Если бы не Йерлок, я бы убежала с твоими деньгами куда подальше. В своих доспехах ты бы ни за что не догнал меня.
Джоффри беглым взглядом окинул свой собственный доспех.
Рубаха, кольчуга и сюрко — даже плаща нет. Он привык быстро двигаться в кольчуге, но едва ли способен догнать такую маленькую нахалку.
«...но если бы догнал — сломал бы пару рёбер, чтобы впредь не была такой наглой»
Я покупаю, что захочу, — сказала упрямая девчонка, тяжело вздохнув. — А потом вы должны найти место, где бы я смогла помыться.
Она забежала в магазин быстрее, чем Джоффри успел что-либо ответить. Оглядевшись по сторонам, он посмотрел на Эррола и ухмыльнулся.
— Это куртизанка, Хантингтон. Нахалка богаче нас обоих, она просто играется. Узнать бы, кто её господин...
Нортон обхватил ремень, раздумывая над просьбой (скорее, впрочем, требованием) Птички.
— Кажется, тут где-то была чудная река.

Отредактировано Джоффри Нортон (2013-07-09 11:42:15)

0

42

==> "Арнлейф и сыновья".
Сначала из лавки вышла Сиги, потом огромный сверток, удобно устроившийся на плечах девушки. Он то и дело спадал с нее, грозясь упасть на мостовую. Птичка всеми силами пыталась передвигаться уверенно, стараясь не чувствовать тяжесть груза, но каждая выбоина в камне заставляла ее слегка покачиваться.
В лавке Имеднейн предложил ей донести поклажу, но девушка отказалась. Мол, это мои вещи, донесу сама. Бретонец пожал плечами и открыл ей дверь.
Нахмурив брови и громко дыша, Сиги еще раз потуже затянула узел. Медленно двигаясь по направлению к наемникам, Птичка пыталась понять, что изменилось.
На улице заметно потемнело.
"Ну и где мне ночевать? С этими двумя ничего толкового не выйдет."- Сиги фыркнула и продолжила свое движение.
- У меня нет денег,- не моргнув глазом, бросила Птичка, вспоминая про пятьдесят септимов в сумке,- Но я хотя бы могу закутаться в одежду и не замерзнуть ночью.
Девушка похлопала по спине, показывая, что плащ вполне может сойти за одеяло.
- Или мы могли бы прижаться друг к другу и согреться, но вряд ли граф привык к такой компании.
Немного погодя, добавила Птичка.
"Если бы и замерзли, то невелика беда."- Сиги насупилась и теперь стала больше похожа на черепаху, чем на роковую соблазнительницу.
- Вы нашли место? Скоро стемнеет, я не хочу мыться впотьмах.- Птичка перевела взгляд с Эррола на Джоффри, дожидаясь ответа.

0

43

Хантингтон продолжал смотреть ей в глаза.
- Я думаю, что ты не стал бы портить и без того натяжные отношения с нордами, - менее уверенно, но все так же бесстрашно ответила девушка.
Граф с тоской понял, что здесь, где никто его не знает, люди уже не накладывают в штаны от одного его косого взгляда. Гораздо лучше у него получалось пугать людей, прикованных к станку, с беспомощным страхом взирающих на инструменты в его руках и холодный огонь в его глазах.
«Какова бы она ни была, я нуждаюсь в ней больше, чем мне хотелось бы», - признал граф.
- Если бы не Йерлок, я бы убежала с твоими деньгами куда подальше. В своих доспехах ты бы ни за что не догнал меня.
«Твоя правда, девчонка. Сорок фунтов железа еще никому не добавляли резвости. Но ведь без меня твоему дружку придет конец, не правда ли?»
- Я покупаю, что захочу. А потом вы должны найти место, где бы я смогла помыться, - со вздохом, будто уступая, сказала наконец девушка, мотнула порванной юбкой и скрылась в дверном проеме.
Хантингтон, покачав головой, только посмотрел ей вслед.
Джоффри смотрел на нахалку, улыбаясь.
- Капризная и своенравная девка, - задумчиво протянул он. – Ты смеешься? – удивленно добавил граф, повернувшись к наемнику.
— Это куртизанка, Хантингтон. Нахалка богаче нас обоих, она просто играется. Узнать бы, кто её господин...
Эррол нахмурился.
- Если так, пусть забудет про своего господина. Теперь, Джоффри, это мы - ее господа, - сквозь зубы прошипел он. – Никогда не тратил на женщину столько денег.
— Кажется, тут где-то была чудная река.
Эррол обернулся на шум воды. Действительно, ведь по улице тек ручей. Рыцарь щелкнул каблуками по мостовой и опустился на корточки перед водой. Зубами ухватившись за палец, он стянул с правой руки перчатку и попробовал воду.
«Холодная, но, кажется, чистая, хотя и течет по городу. Удивительно», - заключил он, зачерпнул в горсть воды, прополоскал рот, сплюнул обратно. Проделав это, он ополоснул лицо и шею.
Тем временем, на улице уже темнело. Поддоспешник и рубаха, конечно, сохраняли тепло, но ночью им придется действительно туго.
За его спиной хлопнула дверь. Бретонец поднялся и обернулся, стирая капли воды со своего лица. Девчонка вышла с большим мешком на спине. Поклажа явно выглядела несоразмерной ее владельцу: Птичка, кажется, оседала под ее тяжестью.
«Может быть, здесь и платья делают из камня?» - предположил Эррол.
- У меня нет денег. Но я хотя бы могу закутаться в одежду и не замерзнуть ночью. Или мы могли бы прижаться друг к другу и согреться, но вряд ли граф привык к такой компании.
- Я привык ко многим вещам, о которых ты даже не имеешь представления, - равнодушно бросил Вешатель в ответ.
«Однако ночевать прямо на улице еще не приходилось».
- Вы нашли место? Скоро стемнеет, я не хочу мыться впотьмах.
Бегло проследив за течением реки взглядом, Эррол увидел нечто вроде небольшого пруда у скалы, куда ниспадал один из городских водопадов.
- Наслаждайся, - указав на водопад рукой, без тени улыбки сказал граф.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-09 13:30:38)

+1

44

...Никогда не тратил на женщину столько денег.
— А я тратил, — безразлично заметил Джоффри, почесав шею.
«Интересно, Джеймс до сих пор содержит тот бордель или уже перепродал его? Нужно будет спросить при случае»
Эррол прошёл к ручью, опустился на колени, прополоскал рот и принялся умывать лицо.
Джоффри размотал повязку, встал на колени, погремев кольчугой, снял кожаные перчатки и опустил голову, насколько позволяла глубина, в воду. Сперва он смыл с лица кровь и промыл рану — едва ли ручей посреди города можно было назвать кристально чистым, но лучшего было не найти, особенно после того, что произошло в таверне. Потом наёмник вымыл грязь и пыль из спутавшихся волос и расчесал их пятернёй. Выпрямившись и потяжелев от воды, они опустились ниже, чем обычно, но Джоффри без труда смог закинуть их назад. Закончив с собой, он сунул в воду перчатки и, насколько было возможно, оттёр уже засохшие пятна крови.
«Скоро они станут совсем негодными», — подумал Нортон, засовывая перчатки за пояс. Когда-то внутри у них был мех, но сейчас его почти не осталось.
Дверь за спиной стукнула, и Эррол поднялся. Джоффри остался умывать шею, слушая, о чём говорят граф и куртизанка.
У меня нет денег. Но я хотя бы могу закутаться в одежду и не замерзнуть ночью. Или мы могли бы прижаться друг к другу и согреться, но вряд ли граф привык к такой компании.
Нортон худо-бедно перевязал голову и чуть слышно хмыкнул, поднимаясь.
«Граф, кажется, привык ко всему»
Я привык ко многим вещам, о которых ты даже не имеешь представления, — ответил Эррол, словно бы прочитав мысли Джоффри.
«И я тоже ко многому привык», — мрачно подумал Нортон. Незадолго до того, как погиб капитан Брин, на его отряд объявили охоту, и Кровавым ублюдкам — в том числе и Джоффри — пришлось прятаться в зимнем лесу, окруженном неприятелями, зачастую — без возможности развести костёр. Едва ли ночёвка в компании закованного в броню межевого рыцаря и безоружной — безоружной ли? — девчонки может оказаться хуже, чем это.
Вы нашли место? Скоро стемнеет, я не хочу мыться впотьмах.
Джоффри привычно взялся за пояс и печально улыбнулся. С волос его капала вода.
— Напрасно. Впрочем, если хочешь собрать всех зевак города — дело твоё.
Наслаждайся, — граф показал рукой на водопад, находившийся выше по течению ручейка. Наёмник сочувственно развёл руками.
Ноша казалась слишком тяжелой для девушки. Нортон подумал, что, если он покажет себя с лучшей стороны сейчас, то обокрасть и предать его потом будет чуть сложнее — исключительно с моральной точки зрения, конечно. Джоффри сделал шаг вперёд.
— Я могу понести, если хочешь. Мне не тяжело.

0

45

- Наслаждайся.- Сухо проговорил граф, с безразличием смотря на Сиги.
- Было бы с кем наслаждаться.- Птичка поправила поклажу на плечах и демонстративно задрала нос.
Эррол, не обращая на это никакого внимания, провел рукой во воздуху, указывая, что они смогли найти.
Девушка с любопытством выглянула из-за Хантингтона, вглядываясь в ручей. Горячей ванны они не видела с тех пор, как покинула Рифт, и звуки бегущей воды заметно подняли ей настроение. Птичка подошла к ручью и, сев на холодный камень, стянула башмаки, стуча одной ногой об другую. Все еще балансируя свертком, она медленно опустила ступни в воду, а через несколько секунд вода добралась и до разодранных коленок.
- Я думала, что вы найдете баню или, на худой конец, деревянную бочку.- Повернув голову, ворчала Птичка.
Скорее всего эти двое ее ненавидят. Еще бы, потратить последние деньги на едва знакомую девицу, которая, помимо своего нахальства, еще и привередничает.
"Я-то знаю, о чем вы думаете."- Девушка мрачно посмотрела сперва на наемников, а потом на ручей.
Вытащив заледеневшие ноги из воды, она осторожно приподнялась. Сверток, казалось, прирос к ней, делая ее похожей на калеку, всю жизнь таскающего за собой свой горб.
— Я могу понести, если хочешь. Мне не тяжело.- Джоффри пожал плечами и подошел к Птичке, взглядом указывая на одежду, завернутую в плащ.
Сиги передернула плечами и всучила Нортону громоздкий сверток.
- А если меня увидят?- Девушка сняла с себя рваную жилетку и расстелила ее на камне рядом с ручьем. Взяв из рук Джоффри свою поклажу, она положила ее на ткань. Предварительно вымыв руки, Птичка, ловко перебирая пальцами, аккуратно разворачивала одежду. Сначала она вынула сапоги, оставив их стоять на мостовой, после последовало платье, сложенное пополам и тут же развернутое.
- Подержи-ка.- Сиги передала его бретонцу.- Возьми за плечи.
Девушка перекинула ремень через голову, шаря рукой по дну сумки и, через несколько секунд, железо заблестело на солнце.
Птичка подошла к наемнику, нарочито сильно помахивая лезвием, а потом, ухмыльнувшись, с треском вонзила его в льняную ткань. Видимо, такого Джоффри не ожидал, потому что, слегка отодвинувшись, он недовольно заворчал.
- Если бы я хотела всадить его в тебя, я бы так и сделала.- Заверила его девушка.
Аккуратно разрезая ткань, Сиги осторожно вынимала лишние нити, застревающие и мешающие процессу.
Через несколько минут, когда плод ее стараний приобрел нужную форму, девушка положила кинжал к сапогам.
- Ну?- Птичка кивнула Эрролу, забирая платье у наемника, и аккуратно складывая его к плащу.- Ты меня своим щитом загородишь, или посмотреть хочешь?

0

46

- А я тратил, - просто ответил Джоффри.
«И кем же она была? Графиня? Баронесса?» - с грустной полуулыбкой, отчего его лицо приобрело на пару мгновений какую-то умиротворенность и холодную печальную красоту, какая бывает у мраморной статуи.
В Вэйресте рыцарю любовь обходилась дешево. Дорогие заведения были не по карману третьему сыну Скупого Рыцаря, а в куртуазности он не был силен даже тогда. Единственная мимолетная любовь Хантингтона не просила взамен ничего, кроме взаимности, да и о чем можно было попросить на крайнем севере Высокого Утеса? Только о тепле.
Наемник решил помыть голову и окунул свою глупую башку прямо в холодный ручей.
- Если тебя свалит болезнь, я ничем не смогу тебе помочь, так и знай, - предупредил Эррол.
Указав Птичке на водопад, он сперва и подумать не мог, что девчонка действительно туда полезет. Однако та скинула башмаки и без колебаний залезла в холодную воду. Оказавшись в воде по колено, она неловко застыла с мешком на спине.
— Я могу понести, если хочешь. Мне не тяжело, - выступил вперед Джоффри, предлагая свою помощь.
«В нем осталось больше рыцарства, чем во мне», - усмехнулся Хантингтон.
Он помнил, как давал обеты. Служить королю. Повиноваться своему отцу. Защищать слабых и невинных. Уважать Богов. Подчиняться законам. За свою жизнь Эррол Хантингтон нарушил их все, и все же считался рыцарем.
«Поразительно. На его месте должен был быть я».
Девчонка после некоторого колебания передала вещи наемнику и проворно освободилась от жилетки, оставшись лишь в юбке и рубахе. Вешатель продолжал задумчиво глядеть сквозь нее, пока она не вытащила из свертка платье.
«Надо признать, выглядит красиво», - успел подумать он, прежде чем девчонка выхватила нож.
Мозг Хантингтона призывал тело рвануться вперед и броситься на источник угрозы, и лишь усилием воли рыцарь заставил себя остаться на месте, лишь поведя желваками и без того исхудалого лица.
Целью клинка оказался, против ожиданий Вешателя, не живот Нортона, а подол платья.
- Если бы я хотела всадить его в тебя, я бы так и сделала.
Наряд Джоффри был до сих пор покрыт засохшими пятнами крови того изгоя. Наемник был похож на настоящего убийцу.
«Не сомневаюсь, что тебе хочется казаться страшной», - понимающе склонил голову Хантингтон и подметил, что к наемнику словно пристает вся грязь, которая встречается на их пути. И после схватки в горах, и после трактирной стычки Эррол все еще оставался почти чистым, если не считать промокшей от пота рубахи и нескольких мелких винных пятен, а Нортон был вымазан разными субстанциями с ног до головы, производя вокруг себя жуткий запах: смесь человеческого и конского пота, металлический запах крови, кислый – вина и горьковатый – эля.
Эрролу было почти больно, когда нож с треском шел сквозь тонкое льняное плетение. Сжав челюсть, он стоически переживал зрелище.
- Собери обрезки, - выдохнул он наконец, когда работа подошла к концу, побледнев сильнее обычного.
«Мои деньги только что порезали на куски. Надеюсь, это стоило того, маленькая чертовка!» - с накатывающим раздражением подумал бретонец.
- Ну? Ты меня своим щитом загородишь, или посмотреть хочешь?
Рыцарь сначала посмотрел на нее с немым вопросом в глазах, а затем сообразил, что она может стыдиться любопытных взглядов прохожих, липких и стойких. Так странно, ведь Хантингтон почти не воспринимал до сих пор свою спутницу как женщину: для него она была инструментом. С легким чувством вины он подошел к самому краю пруда, чувствуя, как маленькие капли водопада постукивают по его нагруднику и оглядел Птичку. В ней, конечно, еще не было форм настоящей женщины, но была небольшая девичья грудь, поднимающаяся и опускающаяся под рубашкой от ее неровного от холода дыхания; были бедра, не такие широкие, как у взрослой женщины, но и не совсем мальчишеские; были аккуратные и ровные, хотя и изрядно грязные, ноги. Рыцарь поймал себя на мысли, что неприлично долго смотрел на нее, поглядел ей напоследок в глаза своими голубыми льдинками, развернулся спиной и частично укрыл девушку от постороннего внимания толстой стеной кованой стали. Красный замок зловеще глядел на прохожих, и без того сторонившихся странной компании.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-09 22:40:54)

0

47

- Собери обрезки.- Граф указал на куски платья, разбросанные по мостовой.
Птичка пожала плечами и подняла с камня несколько лоскутов ткани, так безразлично брошенных ею раннее.
"Это может на что-нибудь сгодиться..."- Сиги положила обрезки в общую кучу, прикрыв их сверху плащом.-"Например..."- Девушка посмотрела на Джоффри и его поголовную перевязь, которая могла бы продержаться еще от силы пару дней.
Возможно, она бы и пожертвовала тканью наемнику, но только при условии, что он сам того попросит. Сиги сомневалась в подобном, но, вспомнив услугу, оказанную ей с платьем, быстро убедила себя в обратном.
Эррол загремел доспехами и подошел к девушке, держа в руках внушительных размеров щит. Птичка зашла в воду и закатала подол платья, предварительно смочив его. Те же манипуляции она проделала и с рубахой, оголив тонкие плечики. Видимо, происходящее сильно понравилось графу, потому что тот, вместо того, чтобы защищать ее от взора прохожих, просто пялился на нее оценивающим взглядом.
- Если бы ты заглянул сюда чуть позже, может, увидел бы кое-что интересное.- Сиги ухмыльнулась и приподняла подол юбки, демонстрируя длинные, но все также неумолимо грязные, ноги.
Хантингтон холодно посмотрел на нее и молча развернулся, подставив тяжелый щит в качестве перегородки.
Птичке нравилось, что ее тело помогало ей узнавать чужие слабости, по крайней мере, на данный момент.
"Чего хочет граф Эррол? Возможно, кого?.."- Девушка улыбнулась самой себе, стараясь придвинуться к щиту поближе.
Сиги не воодушевляла перспектива раздеваться за куском железа вместо ширмы, где она это делала обычно. Конечно, сейчас, когда у нее не осталось ничего, кроме только что купленной одежды, было глупо жаловаться на отсутствие пригодных условий для купания.
- Неплохо бы было раздобыть мыла.- Угрюмо сказала девушка, медленно стягивая матерчатую ткань с плеч.- Без него толку от мытья будет мало.
Птичка облокотилась на щит графа, вытягивая вперед ногу, демонстрируя правоту собственных слов: сейчас ее кожа была темнее, чем у любого данмера, бродившего по Скайриму.
Сиги, не в силах больше балансировать на одной ноге, подскользнулась на скользких камнях и, выставив руки вперед, уперлась в густой мех, покрывавший новенький плащ.
"А это идея..."- Девушка, разворошив одежду, вынула несколько лоскутов, оставшихся от платья.
"Мне очень жаль, Джоффри. Но чистый норд больше радует глаз, чем побитый бретонец."- Девушка с сожалением выдохнула и смочила ткань. Одной рукой держась за щит, а другой оттирала мокрыми лоскутами пятки. Постепенно приближаясь к бедрам, Птичка выкинула грязный обрывок, взяв вместо него другой.
Юбка первой полетела в воду, за ней последовала рваная рубаха. Сиги иногда выглядывала из-под щита и интересовалась, смотрел ли на нее кто-нибудь. Эррол молчал, становясь больше похожим на наемника, высеченного из камня, нежели живого. Изредка он подавал признаки жизни, когда Птичка дразнила его, глупо ухмыляясь при этом.
Когда последний лоскут стал непригоден для мытья, Сиги, внезапно ощутив приступ смущения, попросила подать ей платье.
- Оно лежит поверх плаща. Только не порвите его.- Обращаясь к двум бретонцам сразу, сказала девушка.

0

48

Было бы с кем наслаждаться.
Джоффри закатил глаза.
«Да она же просто издевается над нами»
Сперва Нортон думал, что девчонка откажется мыться в ручье, но, похоже, в очередной раз ошибся в ней. Без тени сомнения она подошла к ручью, стянула башмаки и по колено опустилась в холодную воду.
Я думала, что вы найдете баню или, на худой конец, деревянную бочку, — вот и все претензии.
«Даже я больше жаловался бы. Наверное»
Вытащив ноги из воды, девушка без лишних слов сунула Нортону свёрток. Ему он тяжелым не показался, но Джоффри был привык таскать вещи и потяжелее, чем женскую одежду. Наёмник прикинул, сколько свёрток весит. Едва ли намного больше, чем его бастардный меч.
А если меня увидят? — сняв жалкую жилетку, девушка положила её на камень и переняла из рук Джоффри, якобы с интересом разглядывающего облака на небе, мешок с одеждой.
«Пусть смотрят, если хотят — тебе, верно, не привыкать»
Птичка попросила Нортона подержать платье, и он сделал это, но, когда в руке девушки блеснула сталь, инстинктивно отшатнулся. Ткань платья затрещала, разрезаемая лезвием кинжала, и Джоффри тихо выругался.
Если бы я хотела всадить его в тебя, я бы так и сделала, — успокоила его отважная девушка.
— В таком случае, могу лишь пожелать тебе удачи, — Нортон перевалился с ноги на ногу, погремев кольчугой.
Сердце наёмника сжималось, когда он видел, как от добротного платья остаются какие-то непонятные огрызки.
«Боги свидетели, да лучше бы она его мне отдала»
Нортон не мог спокойно смотреть, как улетают в никуда их заработанные кровью деньги, и вновь поднял глаза к небу. Когда всё было кончено, и Птичка взяла то, что осталось от платья, в свои руки, Джоффри отвернулся и встал рядом с Эрролом, задумчиво разглядывающим девушку. Какой-то зевака подошёл слишком близко, и Нортон сделал шаг вперёд, отведя руку за спину, словно бы взявшись за рукоять кинжала, и мужчина, пробормотав что-то себе под нос, пошёл по своим делам.
Пока Птичка, худо-бедно прикрываемая щитом, оттирала с себя грязь, Джоффри не нашёл для себя лучшего занятия, чем играть в гляделки с толстым рыжим котом, сидевшим по ту сторону улицы. К чести наёмника, он дважды выиграл.
Наконец, девушка попросила подать ей платье. Не глядя, Джоффри наклонился вбок, нащупал левой рукой платье — или то, что от него осталось — и, по-прежнему не поворачиваясь, протянул его Птичке.

+1

49

Платье, казалось, сжалось еще больше, когда Джоффри взял его в руки. Сжимая несчастный кусок ткани, наемник с сожалением посмотрел на него. Вернее на то, что от платья осталось.
Сиги поработала на славу, нещадно отрезав ненужные куски. По крайней мере, она так думала. Изначально наряд был ей велик, она бы попросту споткнулась, когда надела бы его, но теперь проблема исчерпана. Платье стало значительно короче.
Птичка приняла ткань из рук наемника и просунула голову в огромную прорезь, вырезанную железный кинжалом. Девушка, хотя и была вспыльчива, могла становиться серьезной, если дело касалось ее возможного участия в деле, касающегося определенной сферы. Несмотря на юный возраст, нацепив мягкую ткань на голое тело, выглядеть она стала куда старше, хотя в ее действиях все так же проскальзывали нотки шестнадцатилетней девочки.
Расправив платье, она вышла из-за щита и села на плащ, тщательно вытирая ноги концом жилетки, вынутым из-под груды меха.
Кожаные сапоги пришлись ей впору, плотно окружив худенькие ножки.
Птичка перевернулась и села на колени, опустив голову в воду. Если до этого по ручью плыли обрывки платья и куски грязи, что делало ручей не сильно грязным, то теперь вода стала просто мутной и непригодной ни для чего. Во всяком случае на некоторое время.
Мытье головы заняло у нее больше времени, чем купание, но результат стоило ждать так долго. Выбрав из волос все, что, по ее мнению, отбивало всяческое желание смотреть на них, Сиги привстала на колени, отжимая их от лишней воды.
- Они теперь быстро высохнут, можем идти.- Пообещала Птичка, вытягиваясь в полный рост. Надо заметить, что разрез на ткани оголял неприлично ровные ноги, а грудь, при каждом резком движении, грозилась выпрыгнуть из новенького платья. Теперь, несмотря на мокрые волосы, растрепанные и темные, девушка выглядела гораздо лучше. Потянувшись вниз за сумкой, она вытащила оттуда красивый серебряный медальон, довершающий ее образ.
- Вот теперь я одета, как подобает.- Сиги подняла плащ с жилетки и укуталась в него, потеряв при этом всякий намек на красивую фигуру.
"Как подобает шлюхе."- Девушка нахмурилась, переиначивая свою мысль.

0

50

- Если бы ты заглянул сюда чуть позже, может, увидел бы кое-что интересное, - с вызовом бросила она и задрала юбку еще выше.
Девчонка надсмехалась над ним. Покачав головой, рыцарь отвернулся, но внимание, проявляемое к нему, не ослабевало, хотя Хантингтон и отвечал на ее уколы и смешки лишь гробовым молчанием.
Джоффри подал Птичке платье, если можно было назвать платьем то, что сделала северянка своим ножом. Юбка даже на глаз казалась гораздо короче, чем принято. Мысль о том, что такое могла надеть на себя женщина, сама по себе делала штаны куда теснее, чем нужно, но показавшаяся наконец девушка, покинувшая свою «купальню», бледная, продрогшая и с синими от холода губами, вызывала скорее жалость, нежели возбуждение.
«Зато больше не похожа на любушку кочегара. Пожалуй, клюнет».
Повторяя подвиг наемника, девчонка встала на колени и окунулась волосами в холодный пруд. Наконец, мытье подошло к концу. Птичка обулась в новенькие сапоги и укуталась в меховой плащ. Довершил ее наряд блестящий металлический медальон, застегнутый вокруг тонкой шеи.
- Они теперь быстро высохнут, можем идти, - сказала Птичка, имея в виду свои потемневшие и отяжелевшие от воды волосы.
«Неужели это серебро? – прищурившись, граф пригляделся к украшению, скользнув насмешливым взглядом заодно по лицу девчонки. - Это выглядит гораздо дороже восьмидесяти септимов. У нее были деньги, и не так уж мало. Джоффри был прав. Но если и так, она прежде отработает каждый лоскут этого платья, чем упорхнет куда бы то ни было».
- Вот теперь я одета, как подобает.
«Как подобает шлюхе», - скользнуло продолжение фразы в его голове.
- Кое-что забыла, - хрипловато подсказал граф, подходя ближе.
Присев, он поднял с земли нож. Покрутив его в руке, он вдруг стянул с руки правую перчатку и направил острие в собственный указательный палец. Бусинка крови незамедлительно показалась из ранки. Окровавленным пальцем граф ловко провел по губам девушки, сначала по верхней, слева направо, а затем по нижней, справа налево. Кровь графа, против всех ожиданий, оказалась и вполовину не такой холодной, какими были его колючие глаза.
- Гораздо лучше, - пробормотал граф, протягивая девушке оружие рукоятью вперед.
Приглашая наемника кивком головы, Эррол перешел через мостик и повел своих спутников по городу. Попавшийся по дороге рыжий кот, завидев графа, ощетинился и поднял хвост, угрожающе раскрывая полную клыков пасть.
- П-шел! – отмахнулся от животного бретонец, и котяра спешно скрылся за углом. Выйдя на крайнюю улочку, ведущую ко дворцу, Эррол принялся считать темные переулки, возникающие по его правую руку, и наконец встретил нужный.
- Запомни это место, - бросил граф девушке.
- Джоффри, осмотри место. Я вернусь через минуту, - добавил он для наемника, взял Птичку под руку и повел по улице вверх.
Их каблуки звонко стучали в унисон. Его, тяжелые, подкованные железом, остроносые и пыльные, и ее, новенькие, чистые и изящные, с мягким деревянным каблучком. Остановившись недалеко от крыльца, рыцарь остановился в тени колонны и напряг зрение.
«Да, никаких сомнений, тот самый ублюдок с гнилым яблоком. И никаких следов его дружка».
Бретонец наклонился к уху спутницы и прошептал:
- Этот стражник должен оказаться в переулке, который я тебе показывал. Постарайся не привлекать к себе ненужного внимания. Не подведи… пожалуйста.
Развернувшись обратно, Вешатель побрел к нужному переулку и встретил наемника у входа.
- Надеюсь, она справится, - безэмоционально бросил граф своему товарищу. - Главное, чтобы все прошло тихо.
На улице темнело. Солнце расплавленным золотом сверкало над городской стеной. Эррол поглядел на светило, пока не заболели глаза, и, вздохнув, двинулся в тень переулка.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-11 16:11:39)

0

51

Одевшись в жалкое подобие платья, Птичка, как и Джоффри до этого, опустила голову в холодную воду и долго мыла её, так что когда-то относительно чистая вода вниз по течению стала мутной и непрозрачной.
Они теперь быстро высохнут, можем идти, — сказала девушка, поднимаясь с колен.
Джоффри сильнее сжал ремень. Осталось уже совсем немного, и, если боги на их стороне...
«В чём я сильно сомневаюсь»
...то план Эррола сработает.
Неожиданно девушка вытащила из сумки серебряный медальон и застегнула его на шее. Нортон отвернулся и сплюнул на землю.
«Восемьдесят септимов улетели в никуда. Раз она позволила себе такое ожерелье, то деньги наши взяла исключительно ради потехи. Давай, девчонка, смейся, пока можешь»
Вот теперь я одета, как подобает, — Птичка завернулась в меховой плащ, видимо, чтобы согреться после ледяной воды.
«Как подобает шлюхе», — мрачно подумал Джоффри.
Они дали девчонке денег, она купила себе славное платье, а потом отрезала от него знатный кусок, лишь бы выглядеть развратней. Наверное, это плохо, но для них — хорошо. Нортон вздохнул. Ему было не привыкать делать плохие вещи, но в сутенёрстве практиковаться ещё не приходилось.
Кое-что забыла, — граф подошёл к Птичке, поднял с земли её кинжал и, вопреки всем ожиданиям Джоффри, не сунул его за пояс, но уколол свой палец.   
«Что он дел...»
— А-а-а, — протянул Нортон, ухмыльнувшись. — Умно.
Эррол провёл пальцем по губам девушки, так, что они стали ярко-алыми. Ненадолго, конечно, но надолго и не нужно.
Граф Норпоинт пробормотал что-то, возвращая Птичке её кинжал, и, перейдя через мостик, повёл троицу по городу. По дороге они встретили того самого рыжего кота, который, кажется, был разочарован поражением, и Хантингтон прогнал его прочь.
Джоффри, осмотри место. Я вернусь через минуту, — сказал Эррол, когда они дошли до примеченной ранее подворотни, а сам повёл девушку дальше, к стражнику на воротах крепости.
Нортон прошёл между каменных домов. Солнце садилось, а в глухом тупике, окруженном со всех сторон стенами, и вовсе стоял полумрак.
«Хорошее место, — думал Нортон. — Стражник едва ли разглядит меня, всего в чёрном, до того, как я схвачу его»
Джоффри присел на кучу ящиков.
«За ними можно будет спрятать труп. Тут его точно не найдут раньше, чем мы вернём мечи»
Поболтав ногами, наёмник спрыгнул и, фальшиво насвистывая какую-то мелодию, услышанную им сто лет назад в борделе, слова которой он давно забыл, вышел из подворотни.
Надеюсь, она справится, — поделился переживаниями вернувшийся граф Норпоинт. — Главное, чтобы все прошло тихо.
— Главное, чтобы этот сучий потрох не заорал, когда я буду отрывать ему яйца, — сказал Джоффри, привалившись к стене за углом. — Вот здесь можно спрятаться. Или за ящиками, если хочешь. Один из нас должен будет схватить пташку и заткнуть ей рот, чтобы не закричала, а второй — выведать, где наше оружие. Мне плевать, что делать, так что выбор за тобой.

0

52

Сиги осталась стоять там, где ее оставил граф. Неровно дыша, она переминалась с ноги на ногу, обдумывая план действий.
"Талос, помоги мне. Я ведь даже не знаю, что делать."- Птичка уныло наклонила голову. Если раньше она была уверена в том, что будет дальше, то сейчас это чувство быстро улетучилось в никуда. Девушка уже была готова убежать вниз по улице, нанять повозку на оставшиеся деньги и уехать из Маркарта, но что-то ее остановило. Было ли это чувство вины перед наемниками, или то, что они, возможно, нашли бы ее и перерезали ей глотку? Сиги не знала точно, какой из вариантов более подходящий, но желание убежать из города усиливалось с каждой минутой.
Птичка тихими шагами приспустилась вниз по улице.
- Эррол... Джоффри...- Тихо звала девушка.- Я... Я передумала...
Птичка вслушивалась в тишину, но ответа на ее зов не последовало. Мысленно выругавшись, она вернулась к колонне.
"Это же так просто, ты много раз притворялась кем-то другим."- Успокаивала себя Сиги. Разница была лишь в том, что в публичном доме ей за это платили, и никто не снес ей голову, если бы она плохо играла. Птичка топталась на месте, изредка поглядывая на стражника. Он не выглядел грозно или сурово, он вообще не вызывал никаких эмоций. Это подбодрило девушку.
"Может, что-то и получится?.."- Сиги распахнула меховой плащ, полуобнажив свою грудь, и поправила медальон на шее.
- Можем идти.- По привычке сказала девушка в пустоту.
Птичка, приняв самый скорбный вид, больно укусила себя за палец, чем напустила на глаза слезы. Заранее вытащив из сумки кошель, Сиги подняла с земли несколько маленьких камешков, и, раскрыв мешочек, осторожно положила их внутрь.
"Пусть думает, что я богата. Возможно, это сыграет большую роль, чем мое тело."- Девушка пожала плечами и вышла из тени. Неуверенно двигаясь по улице, Птичка громко всхлипывала. Подняв голову ее взгляд остановился на стражнике, и она подбежала к стражу порядка, размахивая полами плаща.
- Пожалуйста, помогите мне! У меня... У меня не так много денег, но... Это очень важно, прошу вас!- Сиги прижималась к стражнику и, надо заметить, выглядела она действительно убедительно. Раскрасневшиеся глаза, слезы на щеках, растрепанные волосы и наполовину оголенное тело, мягко светящееся в свете заходящего солнца.

+1

53

Наемник прошел внутрь и сел на один из деревянных ящиков, сваленных в этой дыре. Выглядели эти деревянные коробки весьма плачевно, впрочем, как и сами бретонцы. Дерево было сырым и подгнившим, краска, которой когда-то были покрыты контейнеры, облезла и помутнела. Очевидно, эти штуки относились к той категории вещей, которые принято называть «ненужными».
- Главное, чтобы этот сучий потрох не заорал, когда я буду отрывать ему яйца, - со злостью в голосе ответил Джоффри. - Один из нас должен будет схватить пташку и заткнуть ей рот, чтобы не закричала, а второй - выведать, где наше оружие.
- Мне плевать, что делать, так что выбор за тобой, - добавил наемник, разведя руками.
Нортон уже, кажется, предвкушал месть. Хотя он и казался равнодушным, огоньки злобы и напряженные мышцы лица точно говорили, какую работу предпочел бы он.
«Ему досталось от местных куда больше, чем мне. Мой меч, хотя я к нему и привык, и хотя он был мастерской работы, не был мне так дорог, как Джоффри был дорог его. Кроме всего прочего, это ему расшибли голову», - размышлял граф, задумчиво глядя на своего спутника, который, нетерпеливо постукивая пальцами по колену, ожидал его решения.
Хантингтон решил, что было бы справедливо позволить наемнику развлечься со стражником. Кроме всего прочего, граф, хотя и знал множество способов причинить человеку боль, даже не представлял, как стал бы допрашивать человека без каких-либо инструментов.
«Если только у самого стражника не окажется чего-нибудь острого…» - запоздало подумал Эррол.
- Поговори со стражником и забудь о девчонке. Только сделай так, чтобы он не заорал.
Вдруг Хантингтон вздрогнул. Прямо ему на макушку шлепнулась здоровенная капля воды. Запрокинув голову, он увидел над собой природный потолок пещеры, затянувшийся плесенью.
- Впрочем, в этом каменном мешке в столь поздний час его едва ли кто-нибудь услышит. Особенно если ты хорошенько ударишь его по груди.
Теперь, кажется, все было решено. Хантингтон поставил себе ящик в противоположном от Джоффри углу и сел на него, вытянув ноги. Теперь оставалось только ждать. Размышляя о Птичке, Хантингтон почти испытывал к ней жалость.
«Такая чистенькая, и в лапы к грязному крестьянину…»
Представив девушку в объятьях немолодого норда, своей внешностью и повадками вызывавшего отвращение, он вдруг вспомнил старую песню и усмехнулся.
- Джоффри, ты помнишь песню «Медведь и Прекрасная дева»? Она играла на свадьбе Корнеллов несколько раз, не так ли?

0

54

События...

Стражник Маркарта был...как бы это так сказать...в его удовольствиях по жизни числились: война (в качестве особого преимущества - мордобой), драки в тавернах, выпивка, теплая постель - это особенно, поскольку в Маркарте все было из камня, и за то страж-яблочник ненавидел Маркарт. Он ненавидел также музыку, нордов, хотя отнеси его к какому-то народу было крайне трудно, соратников, содомитов, тех кто шумит, птиц поутру, он ненавидел скользкие от воды камни, яростно ненавидел имя "Тит Мид", безотносительно императора - просто имя бесило, его раздражали украшения на стенах Виндхельма и клочья тумана на отрогах гор. Зато резвящиеся собаки, созерцание того, как кузнец "долбает" молотком по наковальне, да и вообще наблюдение за чужой трудовой деятельностью - это доставляло ему неизгладимое удовольствие.
Но уж так вышло, что при таком радужном спектре интересов, он совершенно холодно относился к женщинам. Жена с детьми от него ушли так же скоро, как и появились. "Отодрать бабу" для него значило как "распишитесь вот тут" - он делал это с чувством выполненного гражданского долга, флегматично застегивал штаны и шел по своим делам.
Поэтому на метания Сиги он смотрел как на рыбу в реке - из-под приспущенных век с совершенно стеклянным лицом. К тому же, в Маркарте не было публичных женщин. Вот чего-чего, а этого тут не хватало - в городе почти постоянно было холодно, из-за тени, отбрасываемой горами, а это никак не способствовало пребыванию в полуобнаженном виде барышень на улицах. Не говоря уже о том, что водопады, поднимая в воздух тучи брызг, делали ночную стужу практически невыносимой.

- Чего тебе, замарашка? - выдал страж, глядя куда-то в область медальона.

0

55

Птичка ошарашенно посмотрела на стражника.
"Эррол не говорил, что так будет."- Сиги стояла с опухшим красным лицом, прижимаясь к стражу порядка. Тот даже не взглянул на нее тем взглядом, который облегчил бы девушке дело.
Легенда, придуманная ей до этого курьеза, совершенно не подходила, когда выяснилось, что она для стражника не больше, чем просто оборванка.
Птичка расправила полы плаща и поправила медальон на шее. Видимо, придется сочинять на ходу. Напустив на глаза туманную пелену, девушка продолжила:
- Мой... Старший брат, он слишком много выпил и теперь лежит... На мостовой!- Неуверенно продолжила Сиги, вспоминая, как бард хлебнул обжигающего напитка, и как Джоффри с шумом упал с лестницы.- Мне не дотащить его до... Нашего дома. У меня никого кроме него не осталось!
Девушка, запинаясь, и иногда срываясь на крик, выдала первое, что пришло ей в голову.
"Если и это не поможет, то..."- Птичка представила себе мрачную картину, в которой она убегает от стражника, державшегося за больное место. Скорее всего именно так и будет, потому что он недоверчиво покосился на нее, а затем снова устремил свой взгляд на медальон.
"Жадная образина, у меня же в руках полный кошель септимов!"- Сиги приподняла мешочек выше, чтобы страж его видел, но медальон интересовал его куда больше. Со вздохом расстегнув замочек на шее, девушка вложила кулон в руку стражника.
- Я... Я заплачу.- Птичка нервно сглотнула комок, подступивший к горлу, и напряглась, готовясь к мелкой потасовке.

0

56

Событие...

Стражник с нескрываемым удивлением посмотрел на девчушку, но медальон все-таки взял. Скорее машинально, ибо мысль еще не успела оформиться в полупустой голове, укрытой тяжелым шлемом. Да и все-таки большой редкостью это было, когда граждане сулят плату за работу, которую он и так обязался выполнять перед начальником стражи и самим ярлом. Грех было пренебрегать лишними деньгами, которые можно будет без зазрения совести спустить в таверне на вкусную еду и крепкую выпивку, да и сослуживцев своих угостить. Или может быть даже с женой помириться. Негоже бабе без крепкой опоры жить. Даже если баба норовистая, с характером...
То ли медальон повлиял на его решение, то ли похвала от начальства и какая-нибудь премия за то, что он не просто так свой хлеб ест, а в полной мере исполняет свой долг перед городом, но мужчина, спрятав вещицу в свой кошель, почесал подбородок и протянул.
- Ну давай, показывай, где твой братец отдыхает, - и расхохотался собственной шутке.

+1

57

Сиги облегченно вздохнула, все еще выдавливая из себя слезы.
Благодарно взглянув на стражника, она кивком головы указала на дорогу, вымощенную камнем, ведущую вниз. Вряд ли он смог догадаться бы, что его жизнь оборвется так скоро.
Сомнений у девушки не было - она точно знала, что стража убьет либо Эррол, холодно заглянув ему в глаза, либо Джоффри, в порыве ярости накинувшись на него.
- Тут недалеко... Я оставила его около стены, чтобы его одежда и деньги остались при нем.- Птичка осторожно спускалась вниз по улице, ловко маневрируя между многочисленными выбоинами в камне. Солнце уже почти погасло, но слабое мерцание, отражающееся от стен домов, давало более менее четкую картину города.
"А где..."- Сиги внезапно остановилась.
Эррол велел ей запомнить то место, куда она должна была привести стражника. Девушка тогда шутливо отмахнулась, мол, память у меня хорошая. Сейчас ей так не казалось.
"Я уверена, это должно быть тут..."- Птичка испуганно всматривалась в то самое, как ей показалось, место.
Стражник топтался на месте, нервно передергивая плечами.
- Это тут, я уверена.- Птичка взяла его за руку и, набрав в легкие воздуха, повела стража в один из темных закоулков, которые встретились на их пути.
Птичка усиленно искала глазами деревянные ящики, которые больше всего другого привлекли ее внимание, когда Эррол показал ей нужное место. Возможно, в Маркарте сотни переулков, где точно также стоит прогнившее дерево, по Сиги с облегчением выдохнула, когда увидела, что они находятся именно там, где нужно. Сомнений нет, это был именно то место, где должны были спрятаться бретонцы.
- Он... Он где-то тут.- Сказала девушка, указывая в темноту.

0

58

Поговори со стражником и забудь о девчонке. Только сделай так, чтобы он не заорал.
Джоффри почесал заросшую щетиной щеку и понял, что, наверное, пытки лучше предоставить человеку, который уже имел с ними дело.
— Я, может, неплохо убиваю людей, но допрашивать их мне ещё не приходилось. Девчонку-то запугать и дурак сможет, а тут особый подход нужен.
«Эррол умеет допрашивать людей. Я — головорез, а он... — Джоффри нахмурился, вспоминая слово неожиданно вылетевшее из головы слово. — Дознаватель»
— Ты дознаватель, вот, а мне такого делать ещё не приходилось, — Нортон хмыкнул, запрыгнув на один из стоящих рядом ящиков. — Посмотрю да опыта наберусь. И перчатки у тебя славные — самое то, чтобы зубы выбивать.
Болтая ногами, он почувствовал запах, который не уловил раньше — рыба, причём не первой свежести. Скорее всего, её скоро выкинут, и запах гниющего трупа тоже не почувствуется.
— Хм-м... — протянул Джоффри, спрыгивая с ящика и заходя за него. Если присесть, можно неплохо спрятаться.
Джоффри, ты помнишь песню «Медведь и Прекрасная дева»? Она играла на свадьбе Корнеллов несколько раз, не так ли?
Наёмнику было неприятно вспоминать про ту свадьбу, как, впрочем, и про все времена своего служения в Ордене.
— Дерьмовая песня, — сказал он, приоткрыв и тут же захлопнув крышку ящика с гнилой рыбой. — И свадьба была дерьмовой.
«На самом деле, наверное, хорошей. Кто на ком женился-то? О, Боги, как давно это было?»
— …И почти все Корнеллы — больные сукины дети. Впрочем, неважно — они там, веселятся на пирах, а мы здесь, озлобленные и голодные.
Джоффри резко поднял руку, прислушался к шумам на улице. Гремела кольчуга — лёгко, почти неслышно для человека, который не прислушивается, но гремела.
— Ныкайся, — тихо произнёс он, нырнув за ящик. Оставалось помолиться и уповать на помощь богов, хотя они, похоже, были не слишком благосклонны к бретонцам. 
«Главное, чтобы они не заорали. Иначе — конец»
Нортон подглядывал через щёлки в ящике, как излишне любопытный сквайр. Первой в переулок зашла Птичка, ведя за собой стражника — того самого, с гнилым яблоком. Девушка неуверенно огляделась по сторонам — сомневалась, очевидно, но в чём? В правильности места или своих поступков?
Он... Он где-то тут, — сказала Птичка.
Джоффри свистнул, привлекая внимание, и выпрыгнул из своего укрытия. Он видел, как напротив дернулась другая тень — это граф Норпоинт, и лучше бы ему успеть вовремя, пока законник не понял, что к чему.
Нортон в одну секунду оказался рядом с Птичкой и, одной рукой обхватив её и крепко прижав к себе, второй зажал рот так, чтобы девушка не закричала — едва ли ей придётся по вкусу то, что Эррол будет вытворять со стражником.
«Боги, лишь бы граф успел!»

0

59

— Я, может, неплохо убиваю людей, но допрашивать их мне ещё не приходилось, - подумав, ответил Джоффри, колеблясь.
«Так тому и быть. Пускай каждый займется тем, что умеет лучше: я буду заниматься делом, а он - мацать девок», - с тоской подумал граф.
Вне всяких сомнений, он умел заставлять людей говорить. И не только говорить, а еще кричать, визжать, умолять и плакать, размазывая слезы и сопли по лицу. Вне всяких сомнений было и то, что почти все знакомые с правлением графа в Норпоинте, считали, что он любит причинять боль.
«Почему-то до сих пор люди уверены, что у меня встает член всякий раз, когда я приставляю человеку нож к горлу».
На деле, Вешатель испытывал тоску, когда ему приходилось брать в руки инструменты. Но это было частью его работы, а определенная работа оставляет на тебе определенные отпечатки. Впрочем, иногда репутация сумасшедшего садиста была ему даже на руку.
В ответ Джоффри граф лишь коротко кивнул.
«Главное – не вырубить его сразу…».
— Дерьмовая песня, и свадьба была дерьмовой, и почти все Корнеллы — больные сукины дети.
Сестра Эррола была замужем за Кейном Корнеллом, гедонистом и мужеложцем. Отец Хантингтона, «Скупой рыцарь», спланировал помолвку из соображений укрепления семейства. Хантингтоны были землевладельцами лишь во втором поколении, а Корнеллы являются древним, как сам Высокий Утес, родом.
- Песня хороша, - возразил граф, пожав плечами, - не лучше и не хуже любой другой.
— Ныкайся! – сказал вдруг Джоффри, скрываясь за ящиками.
Хантингтон встал на ноги и притаился в тени, стараясь стоять недвижимо, чтобы проклятые ржавеющие доспехи не заскрипели.
Действительно, слух не подвел наемника. Через несколько секунд в переулок вошла Птичка, растерянно оглядываясь в темноте.
- Он... Он где-то тут.
За ней показался и стражник. Высоченный, как все норды, в форменной кольчуге, с топором на поясе.
Раздался свист. Страж закона обернулся на звук, а Эррол, подскочив к нему со спины, нанес тяжелый удар кулаком по черепу. Норд охнул и упал на землю. Рыцарь сел на него сверху, придавив плечи стражника коленями, левой рукой с силой заткнул лежачему рот, а другой нащупал на его поясе топор.
Взвесив в руках оружие, граф заговорил.
- Надеюсь, ты хорошо следил за оружием. Я еще не до конца придумал, что буду с тобой делать, но эта штука, - Вешатель мягко постукал норду по лбу концом топорища, - уже кое-что мне нашептала. Как думаешь, тебе очень нужна левая рука? Мне кажется, тебе и одной хватит. Я начну понемногу, чтобы ты успел по ней соскучиться.
Эррол однажды делал так. Сначала отрубают кончики пальцев. Затем повыше и повыше. Один из тех, кто попал к нему в руки, не заговорил, пока рука его не сократилась по локоть. Одна беда, под рукой не было каленого железа, и дознаваемый быстро умрет от кровопотери, если сильно увлечься.
«Но запугать его не помешает», - успокоил себя граф, занося топор над головой.
Стражник замычал.
- Хочешь что-то сказать? Тогда отвечай… - прошипел рыцарь. – Как зовут твоего товарища по караулу? – вопрос он сопроводил ударом топорищем стражнику по лбу. – Где он живет? – еще один удар. – Где наше оружие? – еще удар, уже сильнее, раскроил лежащему бровь. По лицу «дознаваемого» заструилась кровь.
- Закричишь – пожалеешь, - предупредил Хантингтон, ослабляя хватку левой руки и позволяя пленнику говорить.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-16 22:53:50)

0

60

Событие...

Все произошло для стражника, мирно следовавшего за девицей, настолько неожиданно, что он даже не успел понять,каким таким образом он оказался постыдно распластанным на мостовой и впечатанным рожей в камень. Хотелось подняться, но чье-то крепкое тело неизменно вжимало его обратно.
И тут стражнику, ни разу не бывавшем в экстиримальных ситуациях, умеющим только растаскивать сцепившихся выпивох, стало по настоящему страшно. На лбу выступил пот, добротными каплями стекающий по лицу, носу и падающий на каменистую мостовую.
Незнакомец явно был настроен решительно и от этой решительности  мурашки шли по коже, холодили все нутро и не давали возможности взять в свои руки свое же самообладание.
- Я все скажу, только пожалуйста, оставьте мне руку, - слишком жалобно и совершенно неподобающе стражу закона, проскулил здоровый мужик.
- Его зовут Ловас Девалис. Он живет с семьей неподалеку от сокровищницы, - сбивчиво, торопливо начал рассказывать мужчина, в надежде на то, что его руку и его самого все-таки оставят в покое.

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Улицы Маркарта