FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Старые эпизоды » «Переполох в Маркарте»


«Переполох в Маркарте»

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Маркарт, «Город Камня», поражающий воображение улицами-утесами, встретил Эйслин недружелюбными взглядами исподлобья да неприступными, на первый взгляд, зданиями, выточенными прямо в уходящих ввысь скалах. Воробей была здесь впервые, и буквально кожей ощущала вызов, исходивший от города, но его неприветливость и некая монолитность только будили в воровке подзабытое чувство азарта. За те несколько дней, что она слонялась по округе, прислушиваясь и присматриваясь, желание, показать Маркарту из какого теста она сделана, не ослабевало. Показать по-своему, разумеется. Так, как делают воры.
Меж тем, как и каждый вечер, уже третий день подряд, Эйслин сидела в таверне «Серебряная кровь», и лениво водила ложкой в миске с непонятного цвета жижей, которую хозяин уверенно именовал «томатный суп». В Маркарте явно не любили чужаков. Слишком явно, а на то, чтобы обеспечить лучшее к себе отношение у воровки банально не доставало денег. Она даже не ночевала тут в целях экономии, облюбовав весьма просторное поместье, которое сейчас пустовало. Пыль, паутина, крысы, холод и каменная кровать, зато задаром.
В таверне однако сегодня было еще многолюдней, чем обычно. На улице накрапывал противный мелкий дождик - ну как тут не посидеть у огня, да за кружечкой чего покрепче. Напитки лились рекой, на вертеле аппетитно шкварчало жаркое, а тощий рыжий бард как раз затянул что-то про выпивку, юных дев и вечную славу. А самое интересное – это конечно разговоры. Треть из них была пьяным бахвальством, еще треть старыми и не очень байками, и треть – новости да сплетни. Но именно сегодня действительно было что послушать – завтра в городе намечался большой праздник (Эйслин так и не уловила – то ли свадьба, то ли день рождение, то ли еще что-то), и Маркарт уже, как водится, гудел словно большой улей.
-Зуб даю, готовится нечто грандиозное, -норд с соломенного цвета бородой, заплетенной в три косички, сделал рукой широкий жест, видимо желая наглядно продемонстрировать масштабы грядущего события. Так как в этой же руке у него была зажата полная кружка, изрядная часть ее содержимого оказалась на полу и на соседях бородатого верзилы, а это не слишком обрадовало последних.
Эйслин же, как могла, вытягивала шею, желая послушать да посмотреть, что будет дальше. Остатки своего ужина она любезно оставила местному таракану, которого всеми силами старалась не замечать, и вообще всячески душила в себе желание позорно завизжать, и влезть с ногами на стул.

Отредактировано Эйслин (2012-09-27 02:23:09)

0

2

"О Талос! Да когда же ты захлопнешь свою поганую пасть!! Все барды Скайрима не пели бы так омерзительно, если бы их загнать в эту таверну, как поешь ты, рыжий негодяй!" - в углу таверны Торбьорн массировал висок пальцами руки с такой лютой энергичностью, словно собирался протереть там дыру. Несмотря на прозвище, сейчас он не лукавил. Вообще ни капли! Скайримские барды, хотя и гордились своим мастерством и даже имели собственное здание-школу в Солитьюде, норд находил их песни подобными вою побеспокоенных драугров.
Лукавый повернул измученное лицо к соседу - какому-то жуткому пропойце-имперцу с осунувшимся лицом цвета бордо, взиравшему на барда грустными оплывшими глазами старого сторожевого пса.
- Вы когда-нибудь слышали, как выпь кричит? - поинтересовался норд у алкоголика.
- Когда нибудь... - пьянчуга многозначительно погрозил в пространство пальцем, глядя в пустоту -...я найму мага, чтобы он взорвал их проклятый улей.
- Знал что найду в вас ценителя музыки! - Торбьорн утомленно улыбнулся.

"Ладно, я пошел. Более сил нет" - сказал сам себе норд и поднялся с каменной скамьи, потерев зад. - "Все в этом чертовом городе из камня. Наверное и подушки тоже из камня! Слава богам, хоть еда не из камней!"
Пыхтя, Лукавый подошел к стойке и окликнул трактирщика.
- Клепп!
- Хмм... - старик-норд неохотно подошел к Лукавому.
- Возьми-ка за ужин. И ради всего святого, прогони отсюда этого безголосого мерзавца! Он орет так, что не ровен час обрушит на твою таверну скалы!
От этой шутки находящиеся рядом посетители расхохотались, а бард, кажется, смутился и затих.
- Мне весточка пришла?
- Угу...
Клепп протянул по столу, не отрывая руки, норду небольшой клочок бумаги, который Лукавый тут же сунул в карман и, бросив по сторонам быстрый взгляд, пошел к ступеням, ведущим к выходу. Ему не терпелось подышать свежим горным воздухом и покинуть город, он и так тут чересчур засиделся. Посланник Ульфрика остановился у входа и развернул бумагу. Быстро пробежав ее глазами, он кинул ее в чашу с углями и та принялась медленно темнеть...
Сам же норд с металлическим скрипом растворил дверь и вышел на улицу. Хотя бумага и лежала очень неаккуратно, но никто из гостей не придал ей значение, оставив ее на произвол судьбы, кроме Клеппа, который, отрываясь от дела иногда поглядывал на нее, видимо думая убрать, но его все время отвлекали.

+1

3

Любопытство, как известно, не порок, а для Эйслин так вообще жизненно важное качество и четвертая часть успеха. Поговорку, что это самое любопытство сгубило кошку, она не слышала, и поэтому, перекинув через плечо ремень дорожной сумки, бодро поднялась со своего места. Все равно ни драки, ни чего-либо более интересного нынче вечером, кажется, не предвиделось.
«Ну, это уже что-то», -поправляя на плечах свою коротенькую накидку, Воробей двинулась к выходу, миновав трактирщика (в отношении Эйслин у него действовал принцип «деньги вперед») и его, в большинстве своем, изрядно окосевших от выпитого клиентов. Бард вновь затянул нечто тоскливо-унылое, по всей видимости, собственного сочинения, что было немедленно встречено недовольным гулом и предложениями, адресованными Клеппу, «послушать совета того головастого малого».
«Фи, как непрофессионально», -с этой мыслью Эйслин, пользуясь возникшей “дискуссией” между музыкантом и слушателями, легко подцепила из чаши с углями записку, которая все же успела подгореть с одной стороны. Не читая, Воробей сунула ее в сумку на поясе, и, с трудом открыв тяжелую дверь, оказалась на улице. В лицо ей тут же ударил свежий ветер вместе с редкими каплями дождя, но после духоты в таверне это было даже приятно. Быстро оглядевшись по сторонам, девушка не смогла сдержать радостную улыбку, увидев, что тот самый (предположительно) норд, получивший сие “таинственное” послание не успел далеко уйти.
Эйслин уже хотела привычно накинуть капюшон, и осторожно проследить за мужчиной, но ее остановил чей-то сердитый оклик.
-Эй ты! –скосив глаза в сторону, Воробей увидела приближающегося к ней стражника.
«Ну конечно веревка. Опять», -мелькнуло у нее в голове. С вопросом «зачем это ей нужна веревка» стражники Маркарта подходили к ней не в первый раз, и все приличные отмазки у Эйслин уже закончились. Раньше воровка не сталкивалась с такой проблемой, а может все дело было в том, что она чужачка… Так или иначе, разбираться со стражником сейчас, значило упустить из виду интересующего ее человека. «Пан или пропал», -решила Воробей.
-Дядюшка Альфард! Сколько времени то прошло! -внезапно заголосила Эйслин, и с улыбкой до ушей кинулась на шею своему несостоявшемуся объекту слежки. «Так, лишь бы сейчас не оказалось, что они с этим стражником друг друга знают», думала Воробей, явно не собираясь размыкать объятий.

0

4

Но норд, судя по всему, испытал те же "родственные чувства" и вцепился в воровку мертвой хваткой.
- Ба! Моя дорогая... - "как же ее обозвать-то!" -...Петронилла! Сколько лет, сколько зим!
Стражник медленно шел мимо, не отрывая от "родственников" сурового взгляда из-под шлема, а норд все еще держал девчонку навесу.
- Ну рассказывай, как ты там провела...ээээ...лето в Хай Роке? У нас-то, у нас зацвел горноцвет. Ну помнишь, тот, что тетка Сигню посадила в таких ма-а-аленьких горшочках вдоль забора своей фермы. Зацвел, а она и преставилась. Вот и цветы оказались кстати! Хохма-то какая! - норд залился раскатистым смехом, сотрясая попутно висящую на нем девицу. - А так, в общем-то без изменений. Кузен Торир ушел, кажется, служить в легион. Он-то надеялся, что его припишут к его родному Фолкриту, а оказалось, что заслали на юг, в Сиродил, так что теперь он вынужден писать письма, и как кажется, его матушка, благослови Восемь ее душу, старая Хэйгел, волнуется постоянно. Так и живет от письма до письма. Хотя конечно он о ней забоится. Постоянно присылает часть жалования с нарочными. Хотя получает он немного - в Легионе нынче не очень-то хлебно.

"Уйдешь ты или нет в конце-концов!" - ругался про себя норд. Все это время стражник гулял мимо, попутно разминая спину, охая и фыркая, как вынырнувший хоркер. А фантазия Лукавого постепенно сходила на нет.
- А меж тем, жить в Скайриме все тяжелее. Но что я о себе да о себе? Ты-то там как? Скажи, как поживает моя сестрица, и кто вы вообще такая, барышня и что вам от меня нужно??? - стражник наконец скрылся за углом и норд разжал свои дружеские объятия, разминая порядком уставшие пальцы.
Он принялся поглядывать в сторону, куда-то в темный угол, образованный крепостной стеной и отвесной скалой, где примостился какой-то человек.

0

5

-Как это «кто»? –Эйслин отступила на два шага, недовольно поморщившись – уж больно крепкая оказалась у норда хватка. –Твоя любимая племянница Петронилла! Неужели успел забыть, дядюшка? –она издала нервный смешок, продолжая потирать плечо. Да, если дела пойдут плохо только и останется, что побыстрее делать ноги. «Медвежья лапа», -мысленно окрестила норда воровка.

«Стражнику он меня не сдал – уже добрый знак», -Воробей, не сводя глаз с мужчины, уперла руки в боки, и чуть наклонила голову, отчего ее взгляд сделался донельзя хитрым. «Наверное ему самому не нужна шумиха и лишнее внимание».
Первоначальный план, фыркая и отплевываясь, медленно тонул в пучине ее, Эйслин, неосторожности и пренебрежения основами ремесла. Но, так или иначе, что-нибудь да произойдет, а ее задаче – извлечь из этого максимум выгоды.

-Что мне нужно? Ооо, даже и не знаю, -девушка приложила палец к губам, и наигранно призадумалась. –Всего понемногу, -она лукаво улыбнулась.
Эйслин с роду никого не шантажировала, да и врать, так чтобы даже палачи заслушивались, и, рыдая, отпускали приговоренного на волю, тоже, к сожалению не умела. И в подобных ситуациях, которые приключались с ней крайне редко, воровку обычно слегка ”заносило”.
«Да куда он смотрит?» -Воробей проследила за взглядом норда, но ничего и никого не заметила, зато вспомнила о записке, лежащей у нее в сумке. Записке, которую она, к слову, так и не прочла, а поэтому не имела ни малейшего понятия, о чем там говорится. Быть может, это вовсе приглашение на чай от его бабушки, а не какая-нибудь  “карта сокровищ”, как ей хотелось!

-И кстати, -Эйслин понизила голос до заговорщического шепота, решив идти до конца, но на всякий случай сделала еще один крошечный шажок назад. –Я знаю все, -она цокнула языком. –И про встречу, и про планы, -последнее она ляпнула просто на удачу.

Отредактировано Эйслин (2012-09-29 21:36:01)

0

6

- Про какие еще планы? - сперва опешил норд, воззрившись куда-то вниз, где на него щурилась девица.
Его черная бровь медленно поползла вверх, в то время как вторая осталась на своем собственном, отведенном природой месте.
"Девчонка странная какая-то!" - подумалось ему. - "Что она вообще может знать..."
Лукавый сразу смекнул, что эта девчонка скорее всего прочла записку, и, теперь, не поняв ее смысла, пытается его шантажировать. Он помнил ее по трактиру. "Наверняка какая-нибудь авантюристка..."
Человек в тени явно слышал их, или, по крайней мере, понимал, что что-то пошло не так, поэтому начал изрядно нервничать. Далеко в небе что-то зарокотало, недовольно заурчало а затем сверкнула молния, отразившись на гладкой голове норда яркой вспышкой.
- Иди-ка ты отсюда, девочка, подобру-поздорову, пока я не вызвал стражу! - повысил голос норд. - Я тут встречаюсь с дамой, а ты задумала мне препятствовать и мелешь какую-то чушь о планах! Компрометируешь меня перед возможной женой...

Пока норд старался отогнать надоедливую девушку с глаз прочь, из-за угла таверны начала медленно вылезать чья-то голова с круглыми и внимательными глазами.
- А вы, значит, не родственники, да? - в грохоте грома и блеске молнии пред парочкой предстал стражник. На его лице отображалась смертельная обида, из-за чего он был похож на орка. - Обманули...
Последние слова он произнес с какой-то затаенной скорбью в голосе, и поглядел на собеседников глазами кота, которого вовремя не покормили. Вдруг его громадные обиженные глаза повернулись в сторону девицы и остановился на торчащем из сумки конце каната.
- А зачем это вам веревка?
Лукавый сразу понял что надо действовать. В конце-концов в Маркарт он еще может вернуться - достаточно лишь не брить голову и лицо пару недель и его уж никто не узнает.
- Все...все...все-все...в том...все дело в том...дело-то все в том...в том все дело...все дело в том что... - норд запинался и ухмылялся, согнувшись почти вдвое - ...все дело-то в том, что...
В следующую секунду нога норда резко вылетела вперед и вверх, засадив стражнику в пах, а затем норд обрушил на его голову кулак.
- Стр-р-р-ража! - тонким голоском пропел охранник, наблюдая в глазах созвездия.
Торбьорн не стал особо задерживаться, ожидая, пока на зов стражника явятся другие, но оставлять девчонку с запиской ему с ними совершенно не хотелось - это могло повлечь проблемы большие, чем просто попадание за решетку, которое, кстати, в Маркарте, было сопряжено с особыми удовольствиями.
- Что стоишь, дуреха? Скорей! - рявкнул на нее норд. Хотя куда "скорей" - он с трудом себе представлял...

0

7

Повторного приглашения Эйслин ждать не стала, и, перепрыгнув через стражника, рванула вверх по улице, попутно пытаясь затолкать злополучную веревку поглубже в сумку. О том, куда она собственно направляется, Воробей не думала – просто сработали инстинкты человека, который явно не в первый раз уходит от погони. Если хочешь жить на свободе – бегай, хочешь жить хорошо – бегай быстро.
«Как это все некстати. Зачем вообще было его бить?» Норд не отставал, и, кажется, ему вообще не улыбалось оставлять воровку стражникам. «Что же там все-таки в этой записке?» -Воробей уже пожалела, что так и не прочитала ее. Все же уповать на везение слишком часто не стоит – оно в один не прекрасный момент может и закончиться. Так или иначе, сейчас ей, ну или им, лучше всего было бы где-нибудь затаиться.

Мелкая изморось с очередным раскатом грома превратилась в полноценный ливень, быстро размывший улицы. Поскальзываясь на мокрых камнях, воровка, слабо представлявшая, в какой части города они находятся, на бегу свернула в ближайший узкий проулок, который, к счастью, был сквозным. Но вдруг ей под ноги метнулось нечто, оказавшееся облезлой кошкой непонятного окраса, и Эйслин, едва не пропахав носом землю, резко остановилась.
-Блеск, -Воробей держалась за бок, переводя дух. Вдруг кошка была черная? Ну вот вдруг? Кто-то давно сказал Эйслин, что эти суеверия рано или поздно ее в могилу сведут, но он явно ничего не смыслил в этой жизни. –Я правда не хочу в тюрьму, -по-детски плаксиво изрекла она, обращаясь в общем-то к самой себе, и оперлась рукой о стену.
Однако вместо камня она почувствовала металл. «Дверь?» -девушка принялась ощупывать находку, попыталась ее толкнуть, но та не поддалась. Дверной ручки почему-то не нашлось, хотя, замочная скважина имелась, что уже несказанно радовало. «А это может стать выходом. Надеюсь хозяева, если они есть, легли спать, или уехали навестить родственников», - немного волнуясь, подумала Эйслин, и, нашарив на поясе кожаный чехол, присела перед дверью на корточки.

-Есть идеи, Медвежья Лапа? –поинтересовалась у норда Воробей, придирчиво выбирая отмычку, впрочем она не была уверена, что ее услышали. –Ну-с, не подведи меня Грациэлла, первый раз в гостях и такой конфуз… -пробурчала себе под нос Эйслин, остановив свой выбор на подходящем, по ее мнению, инструменте.

0

8

- Надо выбраться из города - вот что самое главное. Здесь мы в любом случае будем рано или поздно найдены, причем чем позднее, тем страшнее будет гнев стражи... - Лукавый стоял, опершись спиной на каменную мокрую стену здания, и озираясь.
Где-то ярусом ниже пробежали несколько человек, освещаемые факелом. Маркарт, древний город, был подобен лабиринту: весь состоящий из улочек, мостков через горные бурлящие потоки, переходов, лестниц, он был бы хорошим местом, чтобы на время затеряться, если бы не одно "НО" - ярость местной стражи.
Прекрасная и древняя твердыня, надежно примостившаяся меж скал, на деле являлась прогнившим гнездом коррупции - вот так бывает обманчива внешняя сторона. В городе уже давно правил ярл Игмунд, марионетка Империи, совершенно не интересовавшийся тем, что творилось в его городе, где реальная власть давно была сосредоточена в руках члена влиятельного семейства Серебрянная Кровь - Тонара. Все преступники, если таковые находились в городе, в конечном итоге попадали в его серебряный рудник - шахту Сидна, и добывали там руду до самой своей безвременной смерти в забвении. Шахта охранялась жестокими наймитами Тонара. Такими сведениями обладал Лукавый. Именно эти сведения и заставляли его как можно старательней избегать тесных встреч с местной стражей, дабы не пострадать от имперского "правосудия". И именно поэтому он считал, что лучшим способом было бы покинуть город до того, как на уши поднимут всю стражу и начнут прочесывать улицу за улицей.
- А если в доме кто-то есть? Тогда уж нам точно не удрать - крик привлечет солдат и мы будем как в ловушке!

0

9

-Шшш, -Эйслин сердито зыркнула на норда, и вернулась к замку. –Накаркаешь еще. И вообще, если ты не будешь кричать, никто нас не услышит. Никого там нет, может и не живет здесь никто… -добавила воровка, правда не слишком уверенно.

Высунув кончик языка, она сосредоточенно ковырялась в замке отмычкой, не желая уступать из чистого упрямства. Воробей всегда считала, что богатые сами портят себе жизнь, стремясь установить на свою дверь замок хитрее и надежней, чем у соседа. Раз, на любой замок рано или поздно найдется умелый мастер. Два, чем сложнее попасть внутрь, тем больше шансов обнаружить там нечто действительно ценное. То ли дело дома простых работяг и бедняков - с щеколдами. Ууу эти щеколды, запирающие дверь изнутри, ставни и засовы… А веревочные узлы?!
«Вот откуда пошло это правило “не воровать у бедных” – просто их дома защищены получше иной крепости».
Непреодолимое желание мотнуть головой, чтобы убрать с лица мокрые волосы, уже достигло своего апогея, когда замок наконец поддался. Ушло на него чуть больше времени, чем рассчитывала Эйслин, но она списала все на норда, стоящего над душой, и воду, залившуюся ей за шиворот.

-Знаешь, «дядюшка», у меня есть правило, -Воробей поднялась, пряча отмычку на место. –Старшие вперед, -воровка широко улыбнулась.
«Там никого нет, никого нет, никого нет», -убеждала себя Эйслин, словно ее мысли волшебным образом могли стать реальностью. Но пока единственное, о чем нужно было волноваться – приближающийся звук шагов и отсвет факела.

0

10

- Раз ты так хорошо умеешь орудовать отмычкой - тебе и вперед идти! - норд рассудил, что это точно воровка. - А я и опрокинуть чего могу...
Лукавый подтолкнул дверь вперед, а заодно и девицу тоже, чтобы не спорила. Тяжелая рука норда легла ей на плечо, а второй он аккуратно притворил дверь и достал меч. Хотя аккуратность была ни к чему - при открывании створка издала тот самый омерзительный металлический стон. Оставалось надеяться, что стража их не увидит.
В помещении царил полный мрак. Норд замер и остановил девушку. Несколько секунд он старался стоять совершенно неподвижно, вслушиваясь в густую черную тишину, которая окутала их. Он старался уловить хотя бы одно движение, хоть один звук, но ничего кроме дыхания вторгнувшихся в чужое жилище незваных гостей, не доносилось до его уха.
- Кажется тут никого нет...Запри двери!..-внезапно рука сжалась на плече воровки. - Стой...Я зажгу огонь...
В те несколько секунд, когда дверь была открыта Лукавый успел разглядеть в глубине комнаты камин и теперь наощупь медленно-медленно двинулся к нему, вытянув руки вперед. Наконец он уперся во что-то каменное и опустился на корточки. Пошевелив впереди рукой, он понял, что угодил ей в пепел. Огнива у него под рукой не было, поэтому он, так же нащупав рядом бревно, оттянул край кольчужного рукава и яростно лязгнул им по дальней стенке камина. Ничего не вышло, хотя на секунду все вокруг осветилось. Норд лязгнул еще раз и на этот раз бревно как будто бы занялось, осветив комнату тусклым светом. Поленья явно были сырыми из-за пребывания в таком доме, но все-таки горели.
- Готово! - норд вытащил занявшееся полено из камина, взяв за еще не горящий край и поднес ко светильнику, и когда тот загорелся, пихнул головешку в пепел, чтобы затушить. - Им не к чему знать что дома кто-то есть. По дыму из трубы они могут догадаться...

Отредактировано Торбьорн (2012-10-06 19:59:33)

0

11

-Ну вот, никого нет, -Эйслин не могла удержаться от мелкой подначки в стиле «я же говорила». –И судя по всему, уже давно, -она подошла поближе к норду, пытаясь немного оглядеться, насколько это было возможно при таком свете.
На первый взгляд жилище производило впечатление заброшенного. Воровка могла бы еще прибавить, что покидали его будто в спешке – опрокинутые стулья, разбросанная посуда да прочий хлам, которого полно в любом доме, и небрежно брошенная на комоде, словно забытая кем-то, пара перчаток. Дополнял картину характерный запах тлена и сырости.

-Не думаю, что нас будут здесь искать, -Воробей поежилась, начиная потихоньку замерзать. Но как ни крути, а норд был прав – зажигать камин все же не стоило.
Откровенно говоря, ей было слегка не по себе, но говорить об этом вслух Эйслин не стала – сама ведь сюда полезла. Но уж лучше в жутковатом заброшенном доме, чем в темнице. Чтобы как-то отвлечься, воровка принялась деловито изучать содержимое полок ближайшего к ней шкафа. Внимание ее привлекла большая деревянная шкатулка, украшенная резьбой. «Тяжелая», -Эйслин прикинула ее на вес, повертела в руках, ощупала со всех сторон, и наконец открыла. Мелодичное, но вместе с этим весьма громкое треньканье внезапно нарушило тишину, и сразу же оборвалось – Эйслин захлопнула шкатулку оказавшуюся музыкальной.

-Да пожалуй лучше ничего не трогать, -пробормотала воровка, отходя от злополучного шкафа. Оставалось надеяться, что никто их не слышал.

0

12

Наблюдая за тем, как в чужом доме хозяйничает эта девица, норд скорчил гримасу и озадачился вопросом о воспитании, которое дают бретонцам. Или не дают...
- Ну-с...Для начала было бы неплохо познакомиться, раз мы вынуждены делить крышу над головой. Хотя, конечно, я могу звать тебя "эй ты, коротышка!". Но сомневаюсь, что тебе это понравится...
Норд подпалил от светильника факел и принялся медленно прохаживаться по помещению, оглядывая углы и предметы, выхватываемые ярким светом факела из тьмы. Все вокруг находилось в каком-то странном беспорядке, такое ощущение было, что вещи складировались в кучи каким-то скопидомом и потом забывались там на долгое время, потому что часть из них, которая, в общем-то должна была в силу своей сути периодически перемещаться (вроде посуды), давно поросла паутиной и покрылась пылью. "Должно быть, жильцы давно покинули этот дом..."
Торбьорн наконец достиг кухни, где ему в нос сразу же ударил едкий запах гниющего мяса и подозрительное жужжание. Очевидно, хозяева не убрались тут перед отъездом. Норд осветил кухню. В глаза сразу бросились бурые пятна на обеденном столе, стенах и посуде - пятна крови. Лукавый их узнал бы везде. Он не стал заходить внутрь, вонь была невыносимо и получить отравление ему совершенно не хотелось.
- И, кстати, верни мне мою бумагу. - обернулся он к девушке.

0

13

-Какую бумагу? –почти искренне удивилась Эйслин, невинно хлопая ресницами. Впрочем, косить под дурочку не имело смысла. Воровка это прекрасно понимала, и поэтому кривлялась сейчас лишь забавы ради. –Ты ее выкинул, я нашла - значит она больше не твоя! Так что руки прочь от моего имущества.
Воробей тихонько хихикнула, присаживаясь на корточки перед очередной грудой сваленных в кучу вещей. Ей показалось, что там что-то сверкнуло – «покажи Эйслин блестяшку»… Меж тем воровка продолжала сгорать от любопытства и желания таки узнать содержание записки. Теперь бы только улучшить момент, и прочесть ее, чтобы решить, а стоит ли игра свеч.

-Но ты не волнуйся за «больше не твою» бумагу, друг-норд. Со мной она все равно, что в сейфе, -Эйслин распрямилась, зажав между пальцами слегка заплесневелый, но тем не менее, септим. Недолго думая воровка сунула его в один из кармашков на поясе. –Можешь звать меня «коротышкой», верзила. Или Па.. Пер.. Петрониллой, но лучше не надо. Или Воробей, если угодно. -воровка скрестила руки на груди, смотря на норда чуть наклонив голову.
Эйслин тоже было захотела сунуть свой нос на кухню, но быстро передумала, едва почувствовала запах.

–Интересно, кок долго дом пустует? Или о нем не знают, или не хотят знать…

0

14

- Ладно, в ней все равно ничего ценного. Уж теперь-то ты точно не побежишь ко страже доносить на меня. В тебе я за версту чую воровку со стажем. - небрежно бросил норд, можно сказать, с некоторым презрением в голосе, но затем осекся. - Не обижайся, мне нет смысла ругаться с тобой. Воробей.
Он слегка причмокнул губами, прищурив левый глаз и подняв взгляд, словно пробуя вино - каково на вкус это имя...Скорее кличка.
- Однако, в доме в этом и правда не бывали давно. Судя по плотной завесе из паутины, он заброшен. Это странно...Маркарт - густонаселенный город, но не очень-то и большой, чтобы тут подолгу пустовали дома. Я думаю, он в чьей-то собственности, просто за ним никто не следит, а держит его на всякий случай...Может быть это наследство...
Норд углубился в комнату, а затем оттуда раздалось забористое ругательство и грохот. Он налетел прямиком на каменный стол, стоящий посредине помещения и заваленный горой книг и свитков.
- О! Да тут книгочей жил! - в голосе Торбьорна скользнула искренняя радость от находки и он продолжил говорить сладким домашним голосом "сказочника на ночь". - Я, знаешь ли, тоже люблю книги...Может это и странно звучит - нордов привыкли считать отменными рубаками, и по большей мере, так оно и есть. Но я видимо какой-то урод. Хех! Что тут у нас такое, м? "Путеводитель по растениям Скайрима"...не интересно, я и так их неплохо знаю..."Как убивать прежде, чем убьют вас", ого...

Торбьорн бесцеремонно перебирал книги, заглядывая под обложку каждого, чтобы прочесть название.
- "Сбор яда морозного паука"..."Смерть путешественника"..."Совнгард, новое осмысление"..."Среди Драугров"... Мать твою..."Темное таинство"..."Физическая природа вервольфов"...Да...интересные книжицы...

0

15

-Не уверена, что хотела бы получить такое вот наследство… - Эйслин вслед за нордом подошла к столу, оглядываясь по сторонам с таким видом, словно была на экскурсии. Впрочем, такой живой интерес был вызван желанием воровки узнать, не осталось ли здесь чего ценного. Привычка. –Да и вообще, постоянно жить в доме… Не говоря уж о жизни в одном и том же городе… Скучно.
Воробей небрежно сдвинула в сторону ворох свитков и, усевшись прямо на стол, взяла первую попавшуюся книгу из ближайшей стопки. Не читая названия, она бегло пролистала потрепанный том, главным образом интересуясь, не припрятано ли что между страницами, раз уж ей сегодня так везет на чужие письма. Может какие-нибудь документы, купчая на дом или записка о страшном проклятье, на худой конец.

-Да уж, занятное чтиво, -наигранно бодро произнесла Эйслин, послушав названия книг, которые озвучивал норд. Бывший хозяин этого дома нравился воровке все меньше и меньше, хотя конечно глупо обвинять кого-то в «злом умысле», только если он любил почитать о ядах и драуграх на досуге. –В твоей библиотеке такое же разнообразие, о странный-норд-любитель-книг? Кстати, моя фантазия скоро иссякнет, может скажешь как мне тебя называть? –ехидно поинтересовалась Воробей и, взяв из стопки другой фолиант, наугад раскрыла его. –О, а здесь какие-то каракули, то ли рисунки, то ли схемы. Никогда такого не видела, -воровка подвинула к норду раскрытую почти на середине книгу, но вдруг, замолчав на полуслове, поднесла палец к губам. Несколько секунд она напряженно вслушивалась в тишину, а затем раздосадовано тряхнула волосами.

-Показалось наверное, -Эйслин вертела головой по сторонам, пытаясь понять откуда раздался настороживший ее шорох, да и был ли этот шорох вообще. –Или может это крысы... Мне казалось, их тут должно быть полным-полно.

0

16

- Это не схемы! - грубо ответил норд, проигнорировав ее вопрос, когда воровка после немой паузы соизволила нарушить молчание. - Это строение организма человека... Видимо тут жил алхимик или лекарь. Ладно! Надо что-то поесть и завалиться вздремнуть. Стража не угомонится до утра, а перед рассветом нам будет лучше покинуть город.
Дождь перестал барабанить по крыше и почти сразу же туча отползла в сторону. Через узкие оконца под самым козырьком кровли в помещение ударил яркий лунный свет, осветив стол с книгами и комнату. Теперь Торбьорн явственно увидел вдоль стен стеллажи для книг, на пустующих полках которых лежали черепа, прочие кости, банки с каким-то небольшими объектами, плавающими в мутной воде. На столе в углу что-то поблескивало. Лукавый, мгновенно уловив заинтересованность в глазах Воробья, сделал по направлению к предмету два шага и произнес:
- Это лишь хирургические инструменты...Подозрительно чистые и новые для такого места...
После этого он осторожно присел на край кровати, тщательно застеленной и отметил про себя ее помятость. "Значит все же тут кто-то иногда бывает...Хм...может быть кто-то из наших?" - он сперва подумал об агентах Ульфрика. И в самом деле - лучше места было не найти. Заброшенный дом на глухой улочке, которым вряд ли кто-то заинтересуется. Попрыгав задом на кровати и, ощутив ее твердокаменность, как и всего в этом городе, Лукавый с кислой рожей засунул руку за пазуху и извлек оттуда кусок хлеба и сыра, которые принялся яростно жевать, оглядываясь по сторонам. Он явно был напряжен.
- Хочешь?

Отредактировано Торбьорн (2012-10-27 13:56:24)

0

17

-Ну да, лекарь, - воровка пожала плечами, слезая со стола, явно потеряв интерес ко всяким книженкам, в которых все равно нет ничего для нее интересного. –Видать не шибко хорошо ему лекарилось.
Что-то захрустело у нее под ногами, когда Эйслин не спеша направилась к стеллажам. Просто грязь, вырванные страницы или что похуже – было слишком темно, чтобы выяснять, да девушка и не горела желанием этого делать. Тут каменные стены, там каменный стол, и кровать каменная с подушкой из булыжника. Воробей в принципе не жалела, что влезла сюда, ведь место, чтобы спрятаться, было таки просто отличным. В здравом уме забраться сюда похоже мог только круглый дурак, что конечно воровке чести не делало, но дуракам, как известно, везет. Однако, привыкнув всегда просить у судьбы чуточку больше, Эйслин мысленно сетовала на то, что укрытие могло бы быть самую малость приветливее.
-Ну, наверное, “лекарь”, - девушка изобразила воздушные кавычки, раздосадовано поглядывая на блестящие инструменты, никакой ценности, в ее представлении, не имевшие. – Все еще практикует, - она обвела рукой помещение, скептически изогнув бровь. Тут бы ей взять и насторожиться, да воровка отмела все приближенные к паранойе мысли. Отчего-то не хотелось, чтобы норд счел ее трусихой, хотя так оно на самом деле и было.
Дойдя до одного из стеллажей, Эйслин задумчиво провела рукой по стоявшим там банкам с непонятным содержимым. Некоторые из них были покрыты толстым слоем пыли и заросли паутиной, другие, напротив, стояли чистенькие, и жидкость в них казалось не такой мутной, как в остальных. Воробей чуть нагнулась, дабы получше рассмотреть, что там внутри, но лицо ее тут же исказила гримаса отвращения, а желудок подал несколько весьма очевидных сигналов, намереваясь отучить ее разглядывать подобную гадость после ужина.
-Что-то расхотелось, - ответила она на предложение норда перекусить. –После такого-то, - воровка решительно схватила с полки наименее грязную банку, намереваясь продемонстрировать мужчине. –Это что, человеческие глаза? Да и не только человеческие, похоже. Может, вскроем? – Эйслин нервно усмехнулась.
По ногам вдруг потянуло сквозняком, и воровка бы наверняка грешила на дверь, если бы лично ее не заперла. Значит откуда-то из дома. Неужели где-то рядом потайной лаз или фальшивая стена? Не выпуская из рук банку, словно та успела ей полюбиться, Воробей сделала несколько неуверенных шагов в ту сторону, откуда, по ее мнению, сквозило.

0

18

- Очевидно, это дом некроманта. - бросил сзади Торборн, взяв в руки банку и принявшись ее рассматривать и подбрасывать так, словно собирался метнуть ее в голову девушки. - Вот уж никак не подумал, что под носом у этих коррупционеров может обосноваться опасный колдун. Может они и воры, но я никак уж не подумал бы, что воры не могут разобраться в собственном сундуке с награбленным!
Внезапно взгляд его пал сперва на Эйслин, затем на сквозняк, идущий еле заметным колебанием где-то у самого пола, и заметил что-то, чего она не видела, в силу близости к стене.
- Воробей! А ну ка отойди... - он не успел произнести, как сработал механизм, и стена резко повернулась, протолкнув девицу куда-то в глубину и откуда-то издалека до нее донеслось. - ...от стены!

Эйслин секунду или две несло по наклонному желобу куда-то вниз, кажется, она проскользила по камням десятка полтора метров вглубь скалы, а затем потеряла пространство под собой и упала с небольшой высоты на каменный пол, после чего сверху раздался зловещий скрежет камня. Она оказалась в полной кромешной тьме.

0

19

Темень была такая, что казалась живой – эдакая чернильно-черная субстанция, парившая вокруг распростертой на полу Эйслин. Сперва она даже решила, что ослепла – какой-нибудь магический фокус в дополнение к веселым катаниям с горки. Эта мысль привела воровку в такой ужас, что она принялась яростно моргать, просто чтобы убедиться – ее глаза на месте. Оба глаза, как ни странно, оказались в порядке, и прекрасно действовали, как вместе, так и по отдельности, “задорно” подмигивая далекому потолку. Впрочем, что пол, что потолок, для Эйслин все было едино – непроглядный мрак.
Очень скоро обнаружился второй неприятный сюрприз (будто полета в бесконечность и дальше было мало): помимо собственного прерывистого дыхания, она слышала что-то еще. Писк и шуршание множества маленьких тварей, встревоженных ее падением, становились все более пугающими, и, кажется, приближался со всех сторон. Чувствуя, как медленно сворачиваются узлом внутренности от страха, Воробей стала быстро отползать назад, пока не уперлась спиной в камень. Что ж, попробовать залезть назад, откуда упала, попробовать стоило, но постигшая воровку неудача, неожиданностью для нее не стала. В конце концов, это было бы слишком легко.
Сдавшись на второй же попытке допрыгнуть до выступа, и ободрав себе ладони, Эйслин вновь прижалась к стене. В висках стучало от панически мечущихся мыслей, направленных на поиски выхода. Запоздалое осознание, что сумка с веревкой да прочим барахлом, которое вполне бы сейчас пригодилось, осталась наверху, укололо воровку куда-то в позвоночник, отчего ее прошиб холодный пот. Быть сожранной крысами – это совсем не то, о чем она мечтала всю жизнь.
-Пошли вон! – надрывно крикнула она в пространство, слабо надеясь, что хуже не будет, и принялась лихорадочно ощупывать карманы на поясе.
Слава какому-то из Богов, она нашла, что искала. Совладать с дрожащими руками было сложнее, но через пару секунд пространство вокруг Эйслин на мгновение осветила яркая искра.
Хорошая новость: она все же не ослепла. Новость плохая: лучше бы она ослепла, потому как от увиденного, драгоценное огниво чуть было не выпало у нее из рук. Пол превратился в пушистый ковер, который шевелился, издавая мерзкий писк, и шевелил сотней лысых хвостов.
Колебаться времени не было. Еще одна искра, и Воробей устремилась вперед, как попало пиная, мельтешащих под ногами крыс, с каждой новой вспышкой продвигаясь вглубь, казавшегося бесконечным, тоннеля.

Наверху меж тем, одновременно со стеной, за которой оказалась воровка, в глубине дома отворился еще один потайной ход, через который тенью скользнул чей-то силуэт.

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Старые эпизоды » «Переполох в Маркарте»