FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Старые эпизоды » Слишком просто


Слишком просто

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Вайтран встретил ассасина на удивление гостеприимно. Сюда еще не дошло повсеместное сумасшествие гражданской войны, хотя кланы Сынов Битвы и Серых Грив уже делят город. Уже довольно нетрезвый, хотя был всего-то полдень, норд в тряпье улыбнулся Корнелии, та улыбнулась в ответ, обратившись к нему:
-Извините, где здесь таверна?
Норд выхватил откуда-то из-за спины бутылку меда, жадно глотнул и ответил:
-Прелестная особа находится прямо перед ней, - мужчина ткнул пальцем в вывеску "Гарцующая кобыла" над головой, - могу я попросить несколько монет за помощь? - обнажив зубы, которых было явно меньше, чем тридцать два, во весь рот ухмыльнулся пьяница.
"Ну и наглость... Здесь что, все такие? Ладно, не стоит устраивать скандал." Удивленно посмотрев на пьяницу, Корнелия бросила ему пару септимов, поправила прическу и направилась в таверну. Внутри царило умиротворение.
-Мне чего-нибудь вкусного, на ваше усмотрение - обратилась к Изольде девушка. Та кивнула и принялась выполнять заказ. Корнелия села за ближайший стол и прикрыла глаза. Пока что все шло хорошо. Доехала без приключений, на бандитов не наскочила, без проблем вошла в город. Как-то все слишком просто получалось. Девушка провела рукой по сапогу, скрытому длинным темно-зелёным платьем - кинжал был на месте. Теперь оставалось всего-то найти цель и устранить ее. "Всего-то" - иронично отметила про себя Корнелия. Инструктаж перед контрактом был проведен не самый детальный, и добиться чего-то больше, чем рода занятий и внешних признаков девушке не удалось, только один полезный факт - цель любила бывать в "Гарцующей кобыле", где сейчас находилась ассасин. Корнелия в ожидании осмотрелась вокруг.

+1

2

Над Вайтраном сияло солнце. Харекс любил бывать за пределами Винтерхолда, где небо затянуто  тучами и валит снег. Здесь же природа радовала глаз. Архимагу Коллеги, Савосу Арену, потребовалось оправить письмо придворному магу Балгруфа какое-то письмо. До чего же интересно было узнать, что в нем, но на нем могло быть заклятие, которое оповестит старого волшебника, если печать будет сломана. Лишние неприятности данмеру не нужны.
По пути в Драконий Предел он решил перекусить в здешней таверне. Через некоторое время он увидел вывеску «Гарцующая кобыла». В заведении приятно пахло горячей похлебкой и жареным мясом. В предвкушении хорошего обеда, Харекс сел за свободный столик и осмотрел помещение. Людей в это время суток было немного - хозяйка стояла за стойкой, а ее служанка разносила посетителям заказы. За соседни м столиком сидел норд с бутылкой, чуть дальше девушка в платье, у стены, на скамейке, имперец читал книгу, да бард играющий на лютне.
К данмеру за заказом идти не торопились, и Харекс с неудовольством встал со стула и направился к хозяке таверны, заказав себе оленятину и яблочный пирог на десерт.

Отредактировано Харекс Серый (2013-01-04 18:25:54)

+1

3

Смеясь, в таверну ввалилась рыжеволосая девушка. Такой её привыкли видеть сослуживцы, которые направлялись туда же. Они знали, что имперка не пьяна, в отличие от тех, кто уже находился в таверне. Представьте себе картину: медленно, со скрипом, открывается дверь, раздается неудержимый хохот, и в дверном проеме появляется рыжая веснушчатая девушка-солдат, на вид - молодая. Входит в таверну. Естественно, посетители подумали, что у неё или с головой не все в порядке, или, действительно пьяна. На самом деле, когда она заходила в «Гарцующую кобылу», сослуживец рассказал ей шутку про данмеров и Братьев Бури. А смеется Квинт всегда очень громко...
Неловко вышло. Бард на пару вдохов прекратил игру, Изольда громко цыкнула. Да и остальные несколько посетителей без внимания девушку не оставили. Равилле было наплевать на их мнение, так что она, и еще двое солдат сели за отдельный столик.
- Мы и сами могли бы доставить письмо ярлу, - отозвался блондин-норд, - нам незачем было сопровождать посла.
- Легат посчитал это нужным, - Квинт пожала плечами. Она привыкла выполнять приказы.
- Эй, ты! Нам меду и жареной оленины, - крикнул Изольде третий, босмер, пока Равилла с нордом обсуждали приказ, - да, на троих!
Квинт выдохнула. Они добрались до Вайтрана. Из Солитьюда до туда - недалеко, однако, небезопасно. Да, эскорт вместе с послом, причем талморским, наткнулись на бандитов. Но что стоит магу и трем легионерам разбить шайку? Да, норд ушиб ногу. Но ему не привыкать - в Легионе он прослыл еще большим раздолбаем, нежели Квинт.

Отредактировано Равилла Квинт (2013-01-04 22:09:59)

0

4

Народ постепенно подтягивался. Теперь заведение оправдывало свое предназначение, поесть, попить и покричать. Корнелия получила свой заказ, "что-нибудь вкусное", который оказался действительно вкусной олениной и хорошим вином. Неторопливо наслаждаясь обедом, девушка рассматривала посетителей. Среди них цели наверняка не было - в Убежище сказали, что цель - имперец, так что хмурый данмер точно не подходил. "Логично - нормальный человек не будет напиваться в таверне средь бела дня, так что, скорее всего, он подойдет ближе к вечеру. Чем же заняться... " - тут Корнелия завидела барда.
-Что бы такое заказать... - тут в таверну, громко хохоча, вошли легионеры, - точно! "Век произвола", для этих славных ребят, - нарочно громко сказала Корнелия, кивнула головой в сторону имперцев и бросила несколько монет барду. "Они могут даже помочь в поисках цели" - расчетливо отметила девушка и отправила в рот очередной кусок оленьего мяса. Бард запел.

0

5

Взяв еду, данмер вернулся к столику. В таверне было тепло, тишину нарушали только потрескивание поленьев в камине, да играющий на лютне бард. Но двери заведения распахнулись, в них прошла толпа, шумящих и смеющихся, одетых в имперскую броню, людей. Пьяный норд за соседним столиком, кажется, видел перед собой только бутылку и даже не заметил их прихода. А вот действия девушки, заказавшей у барда песню «Век произвола», заинтересовали Харекса.
«Она зачем-то пытается угодить им. Может она - шпион Братьев Бури? И подослана к имперцам добыть информацию. Хотя врядли - солдаты выглядят как простые рядовые. Сомневаюсь, что они могут знать что-то ценное.»
Служанка торопливо подошла к новоприбывшим и с лучезарной улыбкой начала принимать заказы. Доев оленину, данмер принялся за пирог, вскоре в животе появилась приятная тяжесть. Сытый и довольный, Харекс откинулся на спинку стула и, убаюканый пением барда, сонно прикрыл глаза.

0

6

Босмер рассказывал очередную шутку, и это уже не было смешно. Разрядила обстановку дама приятной наружности: аристократично бледная, черноволосая, да еще и правильно одетая. Равилле она показалось имперкой, потому как только у представителей этой расы цвета волос и кожи могут быть столь контрастны. Дама заказала песню барду. И не просто песню, а такую, которая должна была привлечь внимание солдат: «Век произвола». «Что ей от нас надо? Или, может быть, она преследует нашего талморского друга?» - закрались подозрения в голову Квинт. Похоже, из всех троих Равилла была единственной, кто так отреагировал. Босмер захлопал в такт барду, а норд даже противно подмигнул незнакомке. Квинт хмыкнула, но вскоре расслабилась так же, как и её сослуживцы.
Принесли оленины и мед. Равилла пить не стала, потому как в нетрезвом состоянии идти ярлу даже она не стала бы. А вот оленину Квинт съела с удовольствием. Свежее, хорошо прожаренное - мясо было славным на вкус.
- Эй, Робби, а ведь она ничего... - незаметно кивая в сторону незнакомке, пытавшейся пару минут назад угодить солдатам, норд признался босмеру. Эльф тут же начал закидывать его советами, а Квинт чувствовала себя не в своем тарелке.
Равилле этот разговор был совсем не интересен. она молча встала из-за стола и подошла к Изольде, просто чтобы узнать местные слухи. «Интересности» найдутся всегда и везде.
- Да у нас пока тихо, более-менее. Да вот только что Ульфрик, что Генерал не дают ярлу покою. То один, то другой своих людей пришлет. Но вам-то это и без меня ясно, - трактирщица хмыкнула, - что, планы Буревестника узнать захотелось?
- Скучно, - честно призналась Квинт. Планы Ульфрика ей сейчас были ни к чему, да и открыто говорить про войну не хотелось, - и это всё? А что в городе думают по этому поводу?
- Легион так часто тут ошивается, - Изольда запнулась, - простите, посещает, «Гарцующую кобылу», что изрядно надоел барду и местным нордам, - Квинт была уверена, что трактирщица горела желанием сказать: «и мне».
- Часто? - удивилась Равилла. Ей сказали, что послы Туллия чаще бывают у ярлов городов, принадлежащих Империи, а не повстанцам, и, тем более, нейтральным - и кто же это?
- Да богач какой-то. Где живет - не знаем. Да и зачем он в Вайтране тоже не знаем. Никому это попросту неинтересно, - Изольда глубоко вздохнула, демонстрируя недовольство компанией, - просто он со своими людьми приходит сюда и устраивает непонятно что почти каждый вечер. Честно говоря, когда вы пришли, я подумала, что скоро и он нагрянет. Но раз ты его не знаешь, то твои друзья - тоже вряд ли.
- Мы вообще в Вайтране первый раз, - Квинт начинала скучать еще больше, - и, по-моему, это видно сразу.
Лучница кинула трактирщице пару септимов в обмен на яблоко и собралась возвращаться к своим.

0

7

Ассасин делала вид, что ей совсем безразлично происходящее в таверне, однако это было вовсе не так. Попивая хорошее вино, Корнелия прислушивалась к каждому слову, сказанному в таверне. "Легионеры умеют болтать не о войне. Отец не поверит. Отец..." - воспоминания об отце огорчили девушку. Та просто убежала из дома, не сказав ни слова.  "Надо будет к нему наведаться... объясниться... но что я ему скажу? Привет, папа, я теперь ассасин, так что не волнуйся? О, ужас... Ладно, об этом потом. Сейчас есть конкретное задание." - тут разговор легионерши и Изольды зашел о каком-то буяне-богаче. "Это точно он, - решила Корнелия, - заведем-ка мы беседу" - имперка встала из-за стола и направилась к девушкам.
-Извините, - мило улыбаясь, обратилась к рыжеволосой легионерше девушка, - а в каком легионе вы служите? Мой отец служил в... Шестом, кажется. Он сражался за Имперский Город во время Великой Войны. Кстати, можно узнать лично ваше мнение о заварушке в Скайриме? Лично я считаю действия Ульфрика глупыми, но оправданными. Всё-таки Тайбер Септим, - Корнелия выбирала слова, - действительно много значит для нордов, и не только - даже для Империи. Неужели Империя настолько легко согласилась отказаться от того, кто ее создал? - Корнелия отвела глаза в сторону. "Почему я защищаю того, из-за кого мою мать убили проклятые талморцы. " - задумалась девушка.
-Но для ясности, уточню, что я ненавижу Талоса. Да, я ненавижу его, - резко выпалила Корнелия, - мою мать убили талморцы за то, что она якобы поклонялась ему, но она этого не делала! Ей вообще было плевать на этот запрет, плевать! Она никогда не отличалась особой религиозностью. Что же это за век, действительно? Век произвола! - расстроенно добавила Корнелия и замолчала. "Забудь. Забудь. Ничего не изменить. Можно только мстить. Мстить."

+2

8

Квинт не думала, что может простой беседой привлечь внимание одной из посетительниц таверны. Тем более, незнакомка так вежливо разговаривала с имперкой, что Равилла даже не сразу включилась в разговор. Лучница привыкла, что только сослуживцы сразу охотно завязывают с ней разговор. Оказалось, что у темноволосой незнакомки отец служил. «Вот в чем дело. Теперь все стало на свои места,» - подумала Равилла и, напряжение, преследовавшее девушку все это время, как рукой сняло, - «с ней, наверное, есть о чем поговорить.»
Да, незнакомка оказалась сведущей в теме гражданской войны. Её даже интересовало мнение Квинт на этот счет. Возможно, кто-то более догадливый и осторожный, чем лучница, заподозрил бы неладное, но Равилла доверилась темноволосой.
- В четвертом, конечно же. Против Братьев Бури. Ах да, знаете, я считаю, что эта «заворушка», как вы говорите, нарушает порядок. Порядок, мир и спокойствие - я сражаюсь только за это. Если Братья Бури победят, то Скайриму придется сражаться в новой войне. Более серьезной, - гордо сообщила Квинт, но её монолог был прерван. На незнакомку, видимо, нахлынули тяжелые воспоминания. Равилла слыхала о таких ситуациях, но так как в жизни лучницы еще не случалось ничего трагичного, она не до конца понимала темноволосую.
- Тише, тише... В жизни мало справедливости, это верно. Все говорят, что мне повезло. Слушая истории других, я понимаю, что это действительно так. Мне хотелось бы меньше печальных историй. Поэтому я сражаюсь за жизни и судьбы, которые еще можно спасти, - Квинт рассказывали, что пафосные речи внушают надежду. «Хотелось бы в это верить,» - вспоминая ту простую истину, подумала Равилла.
Бард, взволновано перебирая струны лютни, стал дрожащим голосом петь «Век произвола». Квинт тут же злобно сверкнула в его сторону глазами, мол: «Не видишь, девушку подбодрить надо. Старайся лучше! На то ты и бард.»
- Кстати, мое имя - Равилла Квинт. Но все предпочитают звать меня по фамилии. Именно так я и привыкла, - пытаясь разрядить обстановку, сообщила лучница.

+1

9

Корнелия вздохнула.
- Меня зовут Корнелия Флавия, дочь Люциуса Флавия, - осознав, что проболталась, девушка машинально хлопнула себя по лбу. «Дура... взяла и себя сдала. Язык мой - враг мой» - девушка поняла свою оплошность и быстро исправила ситуацию с непонятным жестом:
- Точно! Я же хотела спросить – о каком человеке вы говорите, - обратилась к Изольде ассасин, - который, мол, бушует здесь? Он еще с группой людей ходит… то ли охрана, то ли еще кто. Да?
Нужно было разузнать как можно больше информации о цели. Разговор уже пошел, так что никто ничего не должен был заподозрить. Да и какое дело отдыхающим солдатам, которые и так уже порядком устали следить, наблюдать и рассуждать. Если цель имеет охрану, то все становится несколько труднее. Впрочем, у девушки уже созрел план. Временем, по всей видимости, Корнелия ограничена не была, так что можно было спокойно все продумать.

+1

10

Покончив с едой, Харекс присмотрелся к пришедшим легионерам. Рыжими волосами выделялась девушка, с луком за спиной, по виду имперка. С ней были босмер и норд. Первая вскоре отошла к трактирщице, поинтересовавшись слухами. ЕЕ товарищи никак не отреагировали на ее уход, только босмер, которого, как успел услышать данмер, зовут Робби, проводил ее взглядом, норд же предался бутылке с медом. Вскоре к лучнице подошла девушка, заказавшая у барда песню для имперцев, и завела с ней разговор.
Легионеры, меж тем, выпили не одну бутылку. Норду из отряда, похоже, стало скучно и он начал искать  с кем пободаться. Его взгляд пал на пьяницу, сидевшего в таверне еще до их прихода. Он проревел:
- Эй, мужик! Иди сюда. Ты кто?
Не сразу поняв, что речь была адресована ему, норд обернулся к солдату, и все же подойдя, ответил:
- А тебе какое дело. Ты зачем меня отвлекаешь? Не видишь, я пью?
Спорящие оказали в опасной близости от Харекса, в их речи все чаще проскакивали ругательства. Приняв решения отдалиться от возможной угрозы, в случае если выпившие затеют драку, он побрел в сторону стойки, где беседовали девушки и рядом пел бард, явно обрадованный денежному поощрению и старающийся петь громче и веселее, в надежде, что подкинут еще пару септимов. Подойдя к хозяйке заведения, данмер попросил воды, бросив на деревянное покрытие пару монет.

0

11

Черноволосая незнакомка все-таки представилась. Корнелия Флавия - такое имя могло принадлежать только имперке, и Равилла почувствовала в ней родственную душу. Все-таки в Скайриме было куда больше нордов, чем остальных, даже среди солдат Легиона. Впрочем, Корнелию скорее заинтересовал неугомонный богач, который регулярно нарушал порядок, нежели рассуждения Квинт. Было видно, что черноволосая задумалась.
Тем временем, спутники Равиллы не упустили возможности перевернуть здесь все с ног на голову. Норд, как всегда, успел напиться в хлам за пару минут и начал приставать к своему такому же нетрезвому сородичу. У них чуть ли не дошло до драки, однако Робби сразу влез в спор и попытался оттянуть Элбана, так звали норда-сослуживца Равиллы, от местного пьяницы. До драки оставалось всего лишь пару оскорблений, и Квинт хлопнула себя по лбу.
- Вечно как дети малые, - девушка глубоко вздохнула, - и стражу не позовешь. Позорят Империю!
Квинт на пару вдохов задумалась. Разнимать двух пьяных нордов - это рискованно для девушки-имперки, пусть даже и лучницы. Равилла поймала на себе недовольный взгляд Изольды. Примерно в это же время подошел данмер, который не дал трактирщице вылить свой поток словесных оскорблений на Равиллу, и заказал воды. Раньше он сидел недалеко от того самого пьяного норда, и, суд по всему, понял об опасности своего положения. В конце концов, куда лучше находиться рядом с двумя прекрасными имперками, кои обсуждают гражданскую войну, нежели с дерущимися нордами.

0

12

Корнелия хмыкнула. Нет, ей вовсе не было отвратительно общество молодого хмурого данмера. Норды. "Лишь бы подраться. Хотя... Чем-то они похожи и на убийц. Правда, я так до сих пор и не понимаю, зачем я убила детей. Нет, понимаю, конечно, но... " - девушка с удивлением отметила, что она уже добрую минуту нагло в упор разглядывает данмера.
- Кхм... Да, скажите, а сколько вам лет? Не сочтите за наглость, просто мне до смерти интересно знать, - улыбнулась меру ассасин. "Я начинаю чувствовать себя неловко. Поскорее бы с этим закончить. Где же этот..." - размышления девушки были прерваны резко открывшейся дверью таверны. Нет, это был не он. Гость был в доспехах, при оружии. Изольда смерила его презрительным взглядом. "Наверняка один из свиты моей цели, раз Изольда так не обрадовалась его появлению." Мужчина  подошел к стойке и что-то сказал трактирщице, Корнелия разобрала только "через час". Затем он окинул взглядом помещение и быстрым шагом покинул таверну. "Немного осталось" - подумала ассасин.

0

13

От раздумий Харекса отвлек молодой женский голос. С удивлением он увидел перед собой ту самую черноволосую девушку, которая говорила с рыжей имперкой. Вопрос ввел темного эльфа в замешательство и ответ последовал только через несколько секунд:
- Немного. - сдержанно бросил он. - Для данмеров я еще совсем ребенок.
Хульда кивнула на глиняной кувшин, стоящий на столике рядом, и наполненный водой. Тут же была пара кружек. Налив себе воды и отпив, Харекс продолжил:
- Я уже слышал ваше имя, Корнелия, вы меня не знаете. Я ... я Серый. - он усмехнулся, когда представил человека, спрашивающего у прохожих: «Тут серый данмер не проходил?»
Босмер-легионер уже разнял двух буйных нордов, и выпивуха вернулся на свое место, потребовав еще меду. Тем временем, в таверну зашел громила в броне и, подойдя к хозяйке, тихо сообщил ей о чем-то, после чего вышел. Харекс понял только то, что речь шла о приходе знатного человека, которого в заведении не очень жаловали, судя по ее лицу. Ничего хорошего это не предвещало. Данмер уже вполне мог отправиться к Драконьему Пределу, но из-за разговора придется задержаться. Впрочем, он не бы против, а времени пока достаточно. Обратившись ко второй девушке, он произнес:
- А что, позвольте поинтересовался, легионеры делают в Вайтране? Вы здесь по какому-нибудь заданию? - Харекс поздно понял, что это довольно нескромный вопрос, и если они на, допустим, секретной миссии, то навряд ли поделятся планами с первым встречным.

0

14

Через какое-то время пьяные норды успокоились, не без вмешательства босмера. Равилла с облегчением вздохнула. Корнелия обратилась к данмеру, подошедшему к трактирщице за водой. Из их короткой беседы лучница узнала, что темный эльф - Серый. «Вряд ли это его имя. Прозвище, наверное. Но ведь всякий данмер - серый!» - Равилла еле-еле сдержала смешок. Через мгновение темный эльф уже обращался к лучнице. Зачем-то ему надо было знать, что тут делает Легион.
- Легионеры? В Вайтране? Мы делаем то же, что и всегда, - Квинт приготовилась к речи с таким видом, будто данмеру интересно слушать про Империю, - мы сохраняем порядок в Скайриме. В Вайтране неспокойно, так что мы сопровождаем талморцев, направляющихся к ярлу.
Под неспокойно Равилла имела в виду то, что ярл не принимает чью-либо сторону в гражданской войне. А Талмор решил, видимо, припугнуть Вайтран. Но эти заботы не для Квинт. Она просто солдат, должна выполнять приказы. «Если Империя не выиграет войну, то в Скайриме лучше не станет. Станет он независим, а Ульфрик - Верховным Королем. В одиночку Скайриму не справиться с Доминионом. Если вся Империя не смогла его победить полностью, то на что надеяться Братьям Бури? На Талоса?» - в очередной раз задумалась Равилла. Именно этим руководствовалась лучница, когда отправлялась на службу.
Квинт посмотрела на данмера. Он был одет по-дорожному, а не как местный. Да и сапоги его были в грязи.
- Вы ведь не здешний, верно? А зачем вам в Вайтран? - спросила в свою очередь Равилла.

0

15

Ответ имперки был вполне правдо подобен, но не обязательно правдив. Харекс не умел извлекать никакую информацию по выражению лица, мимики и движениям человека, кроме как его настроения. Но причина присутствия легионеров в городе его не слишком беспокоило, а на ответный вопрос лгать смысла не видно:
- Да, я не здешний. Я маг из Коллегии Магов Винтерхолда. - гордо произнес он. - И я здесь по поручению самого архимага. - уточнять по какому эльф он указывать не стал - не много чести быть мальчиком на побегушках. Решив немного приукрасить, добавил: - По важному поручению!
Тут дверь распахнулась от удара ноги. В таверну важно зашли четверо воинов, закованных в стальные доспехи, с мечами и топорами на поясах. Между ними, прикрываемый двумя сзади и двумя спереди, шагал имерец в богатой, расшитой золотом одежде. Окинув помещение презрительным взглядом, он велел одному из громил освободить столик, стоящий ближе всего и занимаемый тем пьяницей, что задирался с легионером. Норд, прихватив полупустую бутылку, бросил на них ненавидящий взгляд, но молча отошел к дальнему столику. Похоже он уже не раз видел этого человека. Богач проговорил наглым, высоким голосом:
- Лучшего вина мне и моим людям. И меду Ранингу. - он кивнул на одного из сопроваждающих. - И... - тут он еще раз оглядел всех в таверне. Равнодушно оглядев солдат, он остановил недвусмысленный взгляд на собеседницах Харекса. - И комнату. Чтобы была чистой и не пахло той дрянью, которой вы поите местный сброд. - Тут он обратился к девушкам. - А вас, дамы, я приглашаю присесть за мой стол. Парни пересядьте туда, от вас несет, как от конюши.
Обстановка накалялась. Данмер вспомнил о том, что он вполне может пойти сейчас в Драконий Предел по добру, по здорову.

0

16

После феерического появления имперца с закованным в броню конвоем в таверне на несколько секунд воцарилась полная тишина. Её прервал звук, который издается из пробитого бурдюка, когда детишки пытаются его надуть и поиграть. Этакий "пффф" издала Изольда, затем последовал вздох. Это расстроенно вздохнула Корнелия. "Вот что за несправедливость? Почему не мамонт в броне? А что, мамонта бы привел в таверну вместо охраны. Разницы-то никакой. Что так, что так, не подберешься. И парочку принцев даэдра в придачу" - тут девушек пригласили присесть за стол имперца. "Сам идет ко мне в руки. Нет, не подвох. Он, конечно, не идиот - не добился бы всего. Но сходу понять, что я убийца, он тоже не может" - Корнелия подсела за стол к богачу. Закинув ногу на ногу, она мило улыбнулась и внимательно рассмотрела свою цель. Морщинистый лоб (мужчина был даже не пожилым, лет тридцать пять) говорил о задумчивости. Волевой подбородок показывал твердость и крепость характера. С лица не сходила странная улыбка. Создавалось впечатление, что мужчина привык получать все, чего хочет. Средства, видимо, были не важны.
- Чем я обязана такой любезностью с вашей стороны? - продолжая улыбаться, завела разговор Корнелия. Втереться к нему в доверие будет совсем не так трудно. Да, он довольно хитрый, но если он положил глаз на особу слабого пола, то не отцепится, не увалив ее где-нибудь на сеновале. Ассасин решила этим воспользоваться.

0

17

Не прошло и пяти минут с тех пор, как успокоились норды, и вот на сцену вышел очередной нарушитель спокойствия. Тот самый богач-имперец. В голове Квинт промелькнула забавная мысль: "Мне кажется, или такими темпами в этой таверне уроженцев Сиродиила скоро будет больше, чем нордов?". Но долго заострять на этом внимание Равилла не могла: мужчина, лет эдак тридцати пяти с обычными для знати чертами лица, привлек к себе внимание лучницы. Кстати, насторожились все трое легионеров. Дело было в том, что они не знали этого богача. У него была хорошая охрана, до зубов вооруженная, дорогие одежды, расшитые золотом. Он позволял себя тратить деньги налево и направо. При этом, жил в Вайтране, а не в Солитьюде. Вряд ли ярл или кто-то из его окружения будет питаться в таверне. Вдруг Квинт посетила мысль, тут же подтвердившаяся: здесь он искал себе, с вашего позволения, компанию. И, будто прочитав мысли лучницы об этом, пригласил имперок за стол.
Равилла начала колебаться. Она - легионер, и у неё совсем нет желания... развлекаться с этим человеком. Но и мало ли что с ней будет, если она ему откажет. "А интересно посмотреть на подготовку этих наемничков. Справятся ли они с нашей компанией?" - Квинт слегка улыбнулась. Девушка подняла взгляд на Корнелию. На лице черноволосой отражались разные эмоции: растерянность, легкая радость, задумчивость. Для Корнелии, видимо, это тоже была дилема. Но собеседница сделала заключение быстрее лучницы и подсела к богачу, игриво начав с ним беседу. Видимо, сделала такое же умозаключение, что и Квинт.
Равилла переглянулась с сослуживцами. Норд был пьян, и Робби приглядывал за ним. А в ответ на взгляд лучницы босмер только пожал плечами. Квинт вздохнула и решила тоже присесть к богачу.
- Вы столь любезны. Могу я спросить ваше имя? И кем вы являетесь, что ваша жизнь столь роскошна? - очень натурально слюбезничала лучница. Она заметила, что поведение Корнелии тоже было вовсе не искренним. "Зачем ей это?"

0

18

Желания оставаться в таверне становилось все меньше. Неторопливым шагом Харекс направился к выходу, однако, увидев снаружи еще двух скучающих охранников, приостановился. Тот мужлан, которого согнали громилы, купил еще одну бутылку меда и шатающейся походкой вышел за двери. Оттуда донеслись мало разборчивые слова и под дружный хохот пьяница залетел обратно, уже без бутылки. Похоже, этот мужчина имел достаточно большой вес, чтобы его люди не боялись вытворять такое в городе. Решив не повторять его подвиг, данмер вернулся к своему месту и прислушался к разговору богача с девушками. Он повернулся к Корнелии:
- Мне очень приятно общаться с такими очаровательными леди, тем более, по вашему лицу видно, что вы не из простолюдинок, значит, тем для разговора будет куда больше и он получится интереснее. - Изольда принесла поднос с едой и вином и поставила его на стол. Еще пару бутылок отдала охранникам имперца. Те хором сказали хозяину "Ваше здоровье!" - Мое имя - Фериус Карилий. Я - сотрудник Восточной имперской кампании и занимаю там не последнее место. А роскошь, хм, - он улыбнулся краями рта, - по долгу службы я должен носить надлежащую моему положению одежду, а ребята нужны, чтобы обезопасить себя в это неспокойное время. Но я думаю вы об этом догадываетесь. Расскажите немного о себе. Как ваше имя? Вы любите книги? У меня в поместье есть большая в библиотека, в которой я могу днями пропадать или даже заблудиться. А потом эти олухи из канцелярии беснуются, найти меня не могут, ха-ха.
Болтовня богача никак не заинтересовала Харекса, он скучающе осмотрел помещение. Зевнув, он ждал каких либо событий.

0

19

"Он зовёт меня к себе домой, почитать книги?" - удивилась Корнелия. Жертва сама шла убийце в руки. "Что-то здесь нечисто..." - однако, не подав виду, девушка мило улыбнулась и ответила мужчине:
- Читать? Обожаю! Правда, я больше люблю художественную литературу, например "Аргонианскую деву", - ассасин многозначительно приподняла бровь, - ну или исторические романы, например "Барензию".
Корнелия болтала, однако продолжала наблюдать за происходящим в таверне. Конечно, случиться чего-нибудь сверхнеобычного и из ряда вон выходящего не могло, но всё же. Любое происшествие девушка попробовала бы обернуть в свою пользу. Однако пока всё ограничивалось простой беседой. "Интересно, а что же будет, если он и эту рыжую с собой позовёт? Она, конечно, откажется. Легион ведь. А если нет? Напьется сейчас, и всё. Что тогда делать с ней, - Корнелия скользнула взглядом по Равилле, - убивать? Ай, ладно. Там посмотрим."
- А где вы живёте, господин Карилий? Где-то неподалёку, полагаю?

0

20

«Он любит читать? Как же это мило...» - хмыкнула Равилла, - «сотрудник кампании, занимающий непоследнюю должность? Тогда что же он делает в городе без выхода в море? Все равно - непорядок...»
Подозрения медленно, но верно забирались в юную головку лучницы, которая начинала ощущать все напряжение возникшей ситуации. И вряд ли можно просто встать и пойти к своим ребятам, а затем вместе с ними пойти еще куда-нибудь - разве может быть в Вайтране только одна таверна? Но было уже поздно. Подсев к Фериусу, Квинт начала для себя приключение, которое может закончиться всем, чем угодно. И Равилла осознавала это. Она старалась поддерживать беседу, но думала скорее о том, что ей предпринять.
- Мое имя Равилла, - ответила на вопрос богача лучница, - служу в Легионе. Я люблю книги. Древние страшные легенды, знаете ли, меня привлекают больше всего. А еще люблю читать о подвигах нордов. Все-таки, всю жизнь живу в Скайриме...
Квин заметила на себе взгляд Корнелии. Сомнений не осталось - все трое присутствовали здесь с определенной целью. Это было похоже на игру. Равилле она не нравилась - у лучницы есть задание, и его надо выполнить. А игра-то опасна, и мало ли что случится с Квинт.

0

21

Харекс брел по непонятному коридору. Вокруг было темно и мрачно. От стен веяло холодом и сыростью. От шел уверенно и целенаправленно, хотя сознанием понятия не имел что происходит. Потом он заметил, что рядом с ним идет призрачный волк. Он чувствовал, что давно знаком с ним и полностью доверяет. Данмер шел уже по странной зале, состоящей, кажется, из книг и чего-то непонятного, но гибкого и скользкого и черезвычайно мерзкого. В центре, на пьедестале, находилась большая, с черной обложкой книга, от которой веяло ужасом. Он пришел сюда за ней. Призрачный зверь предупреждающе заворчал, когда Серый подошел к ней и перевернул страницу. Все вокруг потемнело, а потом и исчезло, из книги вырвались черные тугие щупальца и пронзили тело данмера.
Харекс проснулся на стуле во все той же таверне, в Вайтране. Похоже он уснул, крепко уснул. Настолько, что успел увидеть кошмар. Богач все продолжал разговор с девушками.
- Нет, я живу в одном прекрасном местечке, на южной границе Хаафингара. Возле водопада и озера, в который спадает вода. Правда я там не так уж часто бываю, человек занятой, понимаете же... Например сейчас меня посл... предложили заключить один крайне выгодный договор с местным весьма значительным... Не помню точно кто он там, но пользуется немалым уважением. А впрочем ненужно забивать голову разной ерундой. Лучше расслабиться и получать от жизни все, чего тебе хватит сил или денег получить! Не хотите ли продолжить нашу беседу в более приватной обстановке, например, в моей комнате?
Данмер собирался уже опять вздремнуть когда в таверну ворвалась толпа ярко одет людей. Они пели, танцевали, предлагали на продажу амулеты удачи, привороьные зелья и прочую лабуду. Затем они ушли так же стремительно, как и появились, оставив в памяти калейдоскоп красок. Спустя несколько секунд с их ухода, все посетители, как один, схватились за кошели. Так и есть - карманники. Богач, сначала не расстроился, не обнаружив на поясе мешочка с золотом (у него его навалом), вдруг опять начал шариться по карманам.
- Что... Они украли... Украли! Чего сидите оболтусы?! Вперед! - Кричал он и выбежал из таверны.
Харекс усмехнулся и подсел к девушкам и сказал:
- Вот зануда, да? - Но тут он обнаружил, что письмо архимага тоже исчезло. - Что?
Он, в ярости бросился из здания, не особо думая, что будет делать, когда или если догонит воров.

*у Равиллы украли письмо ярлу

+1

22

Краем глаза Корнелия заметила, как данмер беспомощно уснул и хихикнула. Она бы и сама уснула, если бы не контракт – ну уж очень скучным был богач. «Это у них профессиональное» - решила темноволосая. Однако пора было переводить общение ближе к делу ассасина. И тут богач сам предложил пойти к нему в комнату. Не успев открыть рот, Корнелия была перебита ворвавшейся толпой, которая устроила дикий карнавал в таверне. Прошла буквально минута – и они удалились. Девушка непонимающе крутила головой.
- А? Это что было вообще? – на лице Корнелии было только искреннее удивление. Вдруг кто-то из посетителей схватился за пояс. Потом еще один. И еще. Затем богач закричал что-то о пропаже. И тут девушку осенило. Воры! «Ну ничего себе, вот это круто провернули. Хорошо, что у меня воровать нечего» - однако Корнелия все же проверила. Действительно, кинжал из сапога не стащили – хоть это радовало. Когда же ассасин вернулась к действительности, она с ужасом обнаружила, что за столом осталась только она и рыжая. Нужно было что-то предпринимать. Цель уходила так же быстро, как прежде шла в сеть!
- Э-э-э… А, украли деньги! Держи вора! Держи их! Держи! – Корнелия стрелой вылетела из таверны, чуть не перецепившись через порог. Выскочив на улицу, девушка быстро осмотрелась. Эльф и имперец не успели далеко убежать – они были в конце улицы и неслись за ворами в карнавальных костюмах. Корнелия побежала за ними. «Дурацкое платье, бежать мешает» - на секунду остановившись, девушка рванула подол платья на боку, чтобы оно не стесняло движений. «Так-то лучше» - до цели оставалось несколько прыжков, как вдруг, споткнувшись о камень, ассасин упала на землю, чудом не разбив себе нос.

0

23

Данмер поспешно вылетел из таверны. Фериус со своими громилами гнали мошенников к воротам. Воры имели преимущество в скорости перед кучкой тяжелых консервных банок, но у ворот стража перекрыла проход. Стражи и громилы окружили доставших из под одежды кинжалы и длинные ножи преступников. Один из хранителей порядка взял на себя роль говорящего и крикнул им:
- Сдавайтесь и быть может вам сохранят жизнь!
Женщина из числа окруженных вдруг захохотала и вскинула руки вверх. Послышался звук бьющегося стекла, всю улицу заполнил густой удушливый дым. У людей заслезились глаза, все начали кашлять, никто ничего не видел. Когда дым развеялся, никого из воров уже видно не было, там где они стояли, валялись осколки бутыли с дымным зельем. Кто-то крикнул «Люк!». Все бросились к люку, ведущему в коллеткоры. Оттуда доносился удаляющийся топот. Стражи начали распределяться, шестеро пошли перекрывать западный сточный канал, пятеро - южный. А Фериус со своими ребятами отправляется в погоню, Харекс заметил, что стража видимо уже знакома с ним и даже знает по имени. Они спустились вниз, юный маг хотел было пойти за ними, но его остановили:
- А ты куда, мелкий? Хочешь жизни лишиться? Иди от сюда, по добру, по здорову.
Харекс недовольно ворча, отошел в сторону. Он приблизился к стене, встал в тень и, убедившись, что его никто не видит, начал читать достаточно длинное и заковырестое заклинание. Для достижения полной невидимости требовалось полностью сконцентрироваться и затратить не мало магических сил. Оценив расстояние до люка, он решил, что успеет добежать к нему до того, как чары развеются. Два стражника до сих пор спорили, кто из низ будет закрывать тяжелую крышку люка. Он закончил читать заклинание и невидимкой побежал к ним. Когда до спуска осталось метра два он споткнулся и полетел вниз. При падение он перекатился и отделался несколькими нехилыми ушибами. Сверху донеслись голоса:
- Ты тоже почувствовал? Будто ветер подул и звук был какой-то.
- Да, странно. Но ладно, хватай эту чертову крышку с той стороны, а я с этой!

0

24

На улице происходило какое-то невероятное светопреставление. Хаос! Пока Корнелия поднималась, ощупывая себя на предмет переломов, ушибов, растяжек и прочих травм, воры сделали трюк и скрылись в коллекторах. Убийца поспешила в сторону люка.
- Хватай эту чёртову крышку с той стороны, а я с этой!
Вот уже стражники поднимают крышку люка… одного Корнелия толкнула ногой в спину, отчего бедняга ухнул в пучину канализации, предварительно ударившись головой (повезло ему, он был в шлеме!) об асфальт.
- А? Чё такое? Ты кто вообще, эй?
Второму девушка залепила прямым ударом в нос (хорошо, что стражник был без шлема!) и, пользуясь ситуацией, прыгнула в люк. Удачно приземлившись на распластавшегося без сознания стражника, Корнелия с трудом нащупала пульс под доспехами мужчины. Он был жив. «Ну и хорошо» - решила ассасин и, вытащив кинжал из сапога, со всех ног понеслась по коллекторам на звук топота, доносившегося откуда-то впереди. Вдалеке девушка завидела фигуру. На кураже погони она, не разбирая, кто же это, ловко прыгнула на силуэт, повалив его на пол и приставив к горлу кинжал.
- Умри! – ассасин рассмотрела лицо поваленной фигуры, - Серый?! Ой… - смущенно пробормотала девушка, вставая с данмера.
- Нехорошо получилось как-то… ладно, бежим дальше.

Отредактировано Корнелия Флавия (2013-04-13 02:21:16)

0

25

Тело отдавалось болью, но терпеть можно. Он отряхнулся от пыли и песка (откуда он тут?) и, сняв чары незримости, побежал вперед за погоней. Пока бежал решил все-таки подумать. Просто отобрать свои письмо и деньги он не мог, в стычке даже с ними у него нет шансов, но можно попытаться украсть воровонное у воров. В таком случае нестись очертя голову не пойми куда не обязательно. - воры не уйдут, а громил он и так без труда опередит, если это понадобится. Данмер остановился и прислушался, топот и шлепанье ног по воде доносилось из второго тоннеля, куда и двинулся Харекс, выглядывая из-за угла прежде чем, идти дальше.
Ему показалось, что он услышал шаги позади себя, но подумал что это всего лишь звук отразился от стен и вернулся к нему, но почему-то вместе со звуком пришла неизвестная особа, яростно напрыгнувшая на мага с криком «Умри!».
От вскрика его удержал кинжал у горла и парализующий страх. Когда он взглянул на лицо напавшей он с удивлением узнал Корнелию. Пока к нему возвращался дар речи, та уже успела узнать его и даже извиниться. Но, опомнившись, быстро проговорил:
- И рад тебя видеть, но нужно догонять воров. Они украли письмо архимага, он меня убьет! Быстрее они побежали туда.
Выбежав из-за поворота он увидел бегущих впереди Фериуса со своим отрядом. Те стояли в тупике и ощупывали стену.
- Они свернули сюда, это точно! Тут явно есть тайный проход! Ищите, идиоты, ищите!
Один из громил, устало вздохнув, прислонился к стене. Под его спиной кирпич погрузился в камень, часть стены начала подниматься. С криком «Вперед!» богач погнал своих воинов в дверь. Но Харекс заметил несколько неприметных деталей, у стен покоились ящики, в некоторых местах горели факелы, присутствовали разные предметы обихода - отряд вошел на территорию преследуемых, и хищнику грозило стать добычей.

0

26

Ночь. Море трав близ Вайтрана. По этой бедной равнине шагает человек в потрепанной шляпе, изредка срываясь на бег, но тут же одергивая себя. Полная луна наполняла своим светом всю долину, и лишь смутные огоньки и звуки, доносившиеся со стороны большого города, мешали полной идиллии этого места. Сверчки и прочая мелкая живность стрекочет возле самых ушей, казалось бы, а пару раз даже пришлось отмахнуться от приставучего насекомого. Равнина была холмистой и когда незнакомец миновал один холм за другим, сначала показывалась шляпа, а затем лишь вся остальная фигура человека. Вся его стать и осанка была наполнена осторожностью, но и желанием немедленно сорваться на бег, что он и делал довольно часто. Вот он садится на искрошенный временем и ветрами камень, упирает руки в колени и тяжело дышит, сплевывая. Шляпа была сдернута с макушки и теперь полы её мужчина сминал, пытаясь сдержать свою злобу и досаду...
"Чертовы жулики! Это было все, что осталось от Клар, все - больше нет! Идиот, какого Обливиона я засунул его в кисет вместе с табаком? А ещё и кошелек рядом на перевязи, конечно! И ведь каждый раз тереблю эту мелочь в руках, каждый раз вспоминаю, но нет! Самое дорогое, что есть, и на самый вид... Врут все эти пословицы."
Смутные мысли терзали сейчас Грегори: тоска, щемящая сердце, злость и досада на некстати случившихся воришек и твердая уверенность - цветок надо вернуть. Единственную ниточку, связывавшую его с сестренкой, с забытым и таким чужим прошлым. В тот солнечный и теплый день им удалось урвать пару яблок, а в лесу как раз поспели орехи. Кларисса, щурясь от яркого солнца и щекоча свою пятку соломиной, достала свою рваную сумку и принялась перебирать травы, коренья, камешки. Она достала один цветок и молча протянула Грегори, чему-то улыбаясь: то был голубой горноцвет. Но не за свойства ценил Грегори этот цветок, а за память, и разве можно растерять так вот просто свою память по пыльным дорогам? Нет! За этой памятью мужчина уже несколько километров отмерял по равнине, полный решимости и молчаливой уверенности, ориентируясь по явно примятой траве: видимо куль или мешок довольно большого веса каждые несколько метров тянули волоком.
С каждым метром, с каждым шагом большой город становился все ближе, все глубже проникал повсюду лунный свет, причудливо оттеняя камни и стебли высокой травы, все сильнее в голове пульсировала одна только идея и образ: цветок, который сжимают грязные пальцы воришки. Грегори с детства привык к долгим и изнурительным походам в леса и степи, а чувство жалости отпало за ненадобностью ещё на грязных улицах Рифтена - наказание для вероломного было уже определено и с уверенным кивком утверждено. И не за кошель золотых монет, срезанный с пояса вместе с кисетом, а за самое дорогое, что было у мага - память.

+2

27

- Да стой ты… - крикнула вдогонку буквально летящему Харексу запыхавшаяся Корнелия. Погоня её изрядно утомила, хотя это, по идее, было только начало.
- Фух, погоди. Нам здесь за ними не угнаться. Ты же тут не был? – по лицу эльфа был ясен ответ. – Вот и я не была. Так что… - девушка не успела договорить, как за поворотом послышались шаги, где-то метрах в десяти. «Занятная акустика» - отметила про себя ассасин и прижалась к стене, дав данмеру знак сделать так же. «Если вор, сразу бью в морду, хватаем его за шкирку и пусть ведет нас. Стоп, мне же не нужно ничего забирать. Мне нужно только убить этого купца, даэдра, опять забыла его имя! Но… может, стоит помочь данмеру? Ладно, помогу, а там посмотрим. Всё равно заняться нечем» - Корнелия сжала кулаки, так как шаги становились всё ближе. Вдруг воцарилась тишина. Ассасин обернулась и непонимающе посмотрела на данмера, мол, «что такое?», как вдруг из темноты за эльфом выскользнула тень и сильно толкнула Харекса. Тот полетел на девушку, которая от неожиданности успела только открыть рот и двое снова оказались на полу, неслабо ударившись.
- Да уж, придётся несладко. Хорошо, что хоть неубивают, - потерла ушибленный затылок Корнелия, однако, не спеша стягивать с себя распластавшегося данмера.

Отредактировано Корнелия Флавия (2013-04-19 21:20:17)

0

28

Ещё около получаса маг бежал по равнине, цепляясь за острые ветки кустарника и спотыкаясь о камни. Долина, залитая лунным светом, давила своей тишиной и мертвенным спокойствием, но это было недолго: полотно из дождевых облаков медленно затягивало небо. Ночные тени - это зрелище странное только в такие вот моменты, моменты перехода и движения. Вот луна, ровно сияя, прячется за очередной рваной тучей и тени сходят на нет. Исчезает та объемность и нереальность, которая неизменно присутствует вместе с ночным светилом.
Холодный ветер, несущийся со стороны Винтерхолда, легкими своими руками касался лба и волос мага, а ночная прохлада пробиралась под одежду - это заставляло тревожится, ведь свалиться с лихорадкой здесь, близ Вайтрана, было бы непростительной глупостью.
Мужчина выбился из сил и, порывисто выдыхая воздух, уперся рукой в каменистый выступ - дошел, добежал, не потерял! Удар, удар, удар - один за одним сердце отстукивало удары в бешеном ритме, словно что-то инородное и чужое рвется изнутри, вовне, ломая грудную клетку с хрустом. Этот каменный мешок можно было и не заметить: глаз, воспаленный до предела, едва выхватил его из темноты. Скорее всего это был тайный лаз, используемый ворами и контрабандистами: черный зев его мрачно втягивал в себя те крохи света, даваемые щедрой луной, а затем растворял без жалости.
Отдышавшись, Льяноу полез в сумку и достал немного порошка зеленоватого цвета. Высыпав самую малость на тыльную часть ладони, он резко втянул носом смесь и тут же закрыл рот в беззвучной попытке сдержать громкое чихание - сочетание табака и прочих трав должно был прояснить сознание и убрать ту мутную пелену, что осталась после долгого бега.
Последний раз скользнув взглядом по равнине, маг ступил под своды старого хода. В этот раз зрение стало плохим помощником, и пришлось положиться на другие чувства, обострившиеся до предела. Ощупью пробираясь вперед, Грегори вслушивался в каждый шорох и пытался уловить запахи, идущие изнутри: тянуло затхлой водой, трупной вонью и ещё чем-то, чего мужчина определить не мог... Дождь внезапно и с яростью впился в землю долины.

Отредактировано Грегори Льяноу (2013-04-19 23:06:58)

0

29

Громилы двинулись в проход, а за ними, на расстоянии, двигался данмер с имперкой. Он старались не попадаться тем на глаза, но Харекс боялся отстать и потеряться и потому спешил. Однако вскоре топот стал слышаться из нескольких коридоров. Он занервничал и побежал туда, куда по его мнению мог повернуть отряд. Его окрикнула новая знакомая. Корнелия просила остановиться и обождать. Он обернулся и только сейчас заметил, что выдохся от бешеной погони за ворами. Он отступил к стене и стал ее слушать, но в тишине сердце после бега стучало с громкостью храпа великана и ничего, кроме него, он услышать, а точнее, разобрать не мог. Наверное из-за этого же он не услышал приближение человека, который подошел сзади и  полу-ударил, полу-толкнул его в спину. Он с криком упал вперед, на Корнелию. Из тени вышли двое мужчин. Один из них, босмер, орал на друга-норда:
- Идиот, сколько раз тебе говорить? Вали или выруби его не значит, что нужно свалить его с ног! Нужно оглушить его. Дай дубину. - Он достал деревянную дубинку и размахнулся. Удар. Боль. Темнота.
Первое, что почувствовал Серый, когда очнулся, быа боль. Трескучая боль в голове. Он кое-как открыл глаза и обнаружил, что связан. Его нес тот самый норд, что и толкнул его ранее. По его лицу видно, что к интеллигенции не относится. Харекс решил не подавать виду, что он уже в сознании, а то идти самому придется, и полуоткрытым глазам посмотрел по сторонам. Босмер, явно гораздо умнее своего напарника и при этом тоже обладающий неплохой мускулатурой, тащил также связанную Флавию. Той, правда, немного свободнее были затянуты узлы на ногах, дабы сама передвигалась. «Почему я еще жив? Что они от меня хотят? Может, считают, что я знаю что-то важное для них или надеются получить выкуп?»
Может прошел час, может больше, но эта странная кампания достигла комнаты, очень похожую на жилую. В ней было полно людей, из них Харекс узнал тех воров, что ограбили их в таверне. В центре, у стола стояла статная женщина, перебиравшая гору каких-то вещей. До данмера дошло, что это видимо весь «улов» их шайки, среди которой оказались не только воры, но и вполне очевидные бандиты. Здоровяк, несущий Харекса, бесцеремонно сбросил того на пол, словно мешок с камнями. Рядом сидело еще пара пленников. Здесь примерзко пахло, нет воняло. Несло. Данмер осматривал помещение. Кровати, несколько сундуков, много людей занимающихся, казалось бы обыденными делами. Внимание вновь переключилось на стол в центре. Женщина, в которой явно виделся главарь всего этого лагеря, закончила с золотом и дорогими побрякушками и придвинула к себе несколько бумаг. «Она там что, какие-то важные договоры и контракты ищет? Документы разные? Или просто любит чужие переписки читать?» Среди бумаг оказалось и письмо архимага. Вдруг из бокового коридора выбежала ярко одетая девчонка и крикнула:
- Они идут, моя госпожа!
Главарша встрепенулась и глянула на нее. «Наконец» - произнесла она. Смахнув всю не прочитанную бумагу себе в карман, она сделала несколько знаков. В зале стихли все звуки. Людей как будто в раз стало намного меньше. Послышался топот, в комнату вбежал тот самый богач со своими людьми. Они остановились, имперец с удивлением глядел на предводительницу бандитов. Та захохотала.
- Давно не виделись братик, а? Ты потолстел, Фериус. - Она с улыбкой наблюдала на своего гостя. Махнула рукой - несколько дротиков вонзились в телохранителей и те упали парализованными.
- Давно. Ты тоже не похудела. Я гляжу, неплохо устроилась. - Он смотрел на нее с нескрываемой ненавистью, но голос был холоден и спокоен.
- Ну пришлось как-то зарабатывать себе на жизнь, после того, как ты вышвырнул меня на улицу забрав себе все состояние подозрительно рано умершего отца. Собрала кампанию, дела пошли в рост, нас стало больше. Но о чем это я. Ты верно, за этим пришел? - Та достала из кармана бутыль с непонятной жидкостью внутри.
- Сицилла, отдай его мне! - Крикнул имперец. Сицилла вновь захохотала и сделала вид, что протягивает зелье брату, потом разжала пальцы. Звук бьющегося стекла.
- Ой. Кажется, я разбило твое драгоценное лекарство. Извини, что поделать.
Фериус с ужасающим гневом во взгляде смотрел на сестру.
- Я же разорву тебя и всю твою шайку! - Прорычал он. Кстати прорычал не почеловечески. Так даже при всем желании не может зарычать никакой человек или мер. Потом пошло нечто. Тело богача начало стремительно расти в размерах и покрываться шерстью. Его лицо трансформировалось в волчью морду и перед ними уже стоял вервольф в своей звериной сущности. Он ринулся к Сицилле, но та все так же невозмутимо махнула дланью. В зверя полетели десятки дротиков, смазанных ядом паралича. Волк упал в нескольких шагах от цели.
- А-яй-яй. Как не хорошо. Разве можно так пугать людей, братик? - Главарша подошла к нему и присела рядом. - Ну что, ты разве не рад встрече? Давай вместе вспомним, как мы провели детство. Как ты вечно бил меня, вечно гонял и отнимал все, что ты увидишь в моих руках. Как ты всю жизнь унижал меня и втаптывал в грязь! Как ты позорил меня перед людьми. Я тебе все припомню. Я тебе за все отомщу!
Волк неожиданно зарычал и, несмотря на огромную дозу яда, вскочил, схватил Сициллу и вылетел из комнаты. Воры, бандиты, очнувшиеся громилы, все побежали за ними, спустя мгновение шока. Харекс осмотрелся, рядом из стола торчал длинный и острый гвоздь. Серый усердно начал перетирать веревку и вскоре освободил руки. Схватив лежащий рядом кинжал освободил ноги и помчался следом - он унес письмо. Догнав массу бегущих людей, он увидел как гигантский волк выбежал из тоннеля и побежал в сторону леса.

0

30

Темный сырой лаз бил в ноздри затхлой вонью, отчего хотелось прижать к лицу мокрую тряпку. Земля под ногами становилась мокрой и вязкой, постепенно превращаясь в жирную грязь. Стены, каменистые и поросшие мхом, неприятно увлажняли руки скользкой слизью. Через четверть часа слух и обоняние мага обострились настолько, что он уже мог различать капание воды и шорохи мелких грызунов на несколько шагов впереди себя.
Постепенно лаз расширялся и уходил все глубже в землю: в каменистых стенах стали появляться ржавые кольца - держатели для факелов, а несколько раз Грегори даже нащупал в темноте какие-то обрывки одежды и несколько медных безделушек.
"Хм, прямо как табун конский: следят так сильно, даже не замечая этого".
Вся злоба и отчаяние выветрилось из головы мужчины во время пробежки по равнине: сейчас оставалось лишь желание вернуть свое по праву и поскорее убраться отсюда - в схватке с десятком вооруженных оборванцев ему не выжить.
"50 шагов..." мелькнула в голове у мужчины мысль и он остановился, чтобы сделать на камне ещё одну зарубку, как вдруг откуда-то послышались смутные звуки - кричал кто-то очень яростно и озлобленно, обстановка явно накалялась. Затем послышался рык и звуки разрываемой ткани, раздавшиеся под сводами ставшего широким тоннеля: рык был хриплым, с характерным свистом, будто бы зверь отмерял уже не одну милю и сейчас, на последнем издыхании, валяется у ручья, пытаясь напиться. Постепенно к звукам дикого рева прибавилось ещё что-то порывистое, рваное, словно чудовище, цепляясь боками за острые и скользкие стены тоннеля, рвется наружу...
"Обливион тебя подери, Льяноу! Какого черта ты приперся сюда, не подготовившись?! Идиот! Твою мать! Память! Чертов цветок..." - мысли с лихорадочной быстротой сменялись в голове у мага, с такой же быстротой приближалось хриплое дыхание зверя.
Грегори, схватив кинжал поудобнее, рванулся было внутрь, вниз по тоннелю, но, хлопнув себя по лбу и чуть было не шлепнувшись лицом в грязь, развернулся назад - нужно выходить, и как можно быстрее.
Стук, стук, стук - сердце снова завелось в каком-то нервном танце, пытаясь вытечь болью через уши и рот мага, вырваться наружу. Схватившись за бок, мужчина уже выхватил взглядом неясный свет впереди, как произошло то, отчего сердце мгновенно затихло: в бок впилась странная боль, а в нос ударила волна ужасной, смрадной вони - это был запах мокрой волчьей шкуры, которую мужчина ни и чем бы не спутал ни при каких обстоятельствах. Отлетев на каменистую стену, Льяноу попытался встать и понять, что волк забыл в этом узком ходу, как послышался женский крик со стороны несущегося зверя: не мог даже взрослый и матерый волк нестись со своей ношей по такому узкому тоннелю так резво, не мог собой закрыть проход, погрузив все в тревожащий мрак, а затем рвануть в сторону леса с удвоенной силой, припадая на одну ногу - это был оборотень, причем огромный, полный силы и ярости, бугрившейся мышцами на шее и спине. Осознав, что только что произошло, маг нашарил в грязи кинжал и спустя десяток шагов вывалился в бушующий ливнем мир долины - следы оборотня тут же смыло дождем. Голова была пуста от мыслей, а движения приобрели непонятную точность и собранность: давно уже Грегори не прикасался к охладевшим трупам, давно уже не сталкивался с тем, что могло бы оборвать его недолгую жизнь, значит - пора. Скомкав рубашку в области сердца, мужчина распрямился и столкнулся пустым своим взглядом с десятком пар полубезумных глаз, а спустя несколько бесконечных мгновений он понял - выжить надо любой ценой, ведь на поясе у одного из них висел его кисет, вышитый золотой нитью...

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Старые эпизоды » Слишком просто