FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Личный эпизод №1.


Личный эпизод №1.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Котопес и прочие неприятности.
Сюжет: встреча с последующим знакомством двух оборотней, чьи пути негаданно пересеклись во владении Рифт, у безымянного ручейка. Случай подарит им возможность найти общий язык, возможно, даже объединиться ради общих целей, но воспользуются ли они ей, разойдутся миром или захотят рвать друг друга в клочья - об этом повествует эпизод.
Время: осень 201 года 4Э.
Место: владение Рифт.
Список участников: С'Джарра, Эйна.
Дополнительно: пока в дополнение сказать нечего.
Требуется ли ГМ: скорее всего, нет.

0

2

Безымянный ручеек (сюжетная локация)
http://s5.uploads.ru/v6NxT.jpg

Тихий и безмятежный, берет свое начало бьющим из земли холодным ключом среди вечно одетых в осень деревьев. Узкая лента воды, извиваясь, вскоре теряется среди камней, оставляя на поверхности лишь небольшую свою часть, над спокойной гладью в любое время суток можно рассмотреть белесую дымку. Несмотря на царящий в округе царственный покой, это местечко буквально притягивает к себе неприятности. Трагические и неудачные стечения обстоятельств, нередко со смертельным исходом - усталый путник забередет к ручью в поисках долгожданного отдыха и глотка воды, а попадет к волкам на ужин, хотя в любое другое время ни один серый хищник сюда и носа бы не казал. А кому понравится неожиданная встреча в кустах с вооруженным до зубов разбойником или чудищем о восьми мохнатых лапках? Но не всегда перспектива столь мрачна, порой таинственная энергетика этого места словно игнорирует вас. Не спешите впадать в суеверие, может, все это вам только лишь кажется? И нет никакой мистики, только вера и богатое воображение вкупе с материальностью ваших мыслей. Да хранят вас боги.

Отредактировано Эйна (2013-10-05 20:01:03)

0

3

Начало игры.

     Девушка лежала ничком на влажной земле, в ворохе рыжих листьев, едва осознавая себя. Крохотным, тугим комочком боли, который бьется, бьется, бьется, едва ли за надежду. Бьется, как зверь о прутья клетки, в отчаяньи, обливаясь кровью, не сдаваясь, но понимая, что финал всему один, выбирая смерть. И только память, проталкивая в сознание картины недавнего, но уже прошлого, раздувала тлеющую искорку разума. Но скорее на инстинктах бретонка шарила руками по земле, вцеплялась пальцами глубоко в ее рыхлую толщу, тянула, тащила волоком собственное тело куда-то вперед, не слыша собственных стонов, и только ноющая боль, пульсирующая в каждой клеточке, должна была напоминать Эйне, что она все еще жива.
     Она ползла и ползла, неизвестно, куда, просто вперед, не желая, даже боясь замереть хотя бы на мгновение. Воспоминания возвращались все стремительней, одно другого чудовищней, будто соревнуясь в попытках заставить ее человеческую сущность пожалеть о способности мыслить. Эйна царапала, "рвала" ногтями влажную почву, сотрясаясь всем телом в беззвучном рыдании. Ничтожная. Слабая. Именно такой она ощущала себя сейчас в приступе ненависти к самой себе. Теперь она понимала, что заслуживала всего того, что ей пришлось пережить за свою не такую долгую жизнь, заслужила боль. Кровожадное чудовище, которое жило в ней, не знает ни жалости, ни сожаления, ничего, кроме разрушительной ярости, которая губит все вокруг себя. Все, что дорого ей. Всех, кто дорог ей.
     И все, что она может сделать сейчас - биться в бессильной истерике? Вместо того, чтобы бороться?
     Подняться.
     Встать.
     На подгибавшихся коленях девушка попыталась сделать хотя бы несколько шагов, и не рухнуть при этом, то и дело обнимая попадавшиеся на пути деревья. И создавая впечатление вместе взятых окончательно опустившейся наркоманки, алкоголички и девушки с не отягощенным взглядом на жизнь, настолько не отягощенным, что тот позволял ей в абсолютном неглиже бродить в чаще лесной.
     Хотя дела до того, каковой она выглядит, Эйне по понятным причинам не было никакого. Перед мысленным взором вставала одна и та же картина, в жутких, кровавых тонах, и она не хотела верить в то, что разум настойчиво выдавал за очевидное. Едва став матерью, она погубила собственное дитя. Но сердце не верило, билось все чаще, разгоняя кровь, билось с надеждой.
     Она должна найти их. Увидеть живыми. Пусть она готова была отпустить, отказать себе в счастье быть матерью, любимой или хотя бы не такой одинокой, но теперь... Чего бы ей то ни стоило, Эйна должна была знать правду. Только шаг давался все труднее, и в очередной раз девушка припала к жесткой коре, упершись в дерево плечом и невольно обхватив одной рукой. Тяжело, рывками дыша, она убрала от лица слипшиеся и спутанные волосы, болезненно щурясь и смотря перед собой. В десятке шагов, бесшумный в шорохе потревоженной ветром листвы, бежал ручей, затейливо играя зайчиками закатного солнца. На мгновения Эйна будто растворилась в причудливой игре воды и света, потеряв себя, окружающее, мысли. Под ставшей невыносимой сонной тяжестью веки задрожали, опускаясь.

+1

4

C'Джарра шла в город после выполнения очередного задания по душам недавно сформировавшейся шайки бандитов. В целом, все было как всегда - огромный зверь ворвался в лагерь разбойников, раскидывая всех подряд и подминая под себя хрупкие постройки. Все бы ничего, да только у их главаря, здоровенного орка в полном комплекте стальной брони, была зачарованная на сжигание секира. Удар пришелся прямо по лапе, и теперь у без того уставшей каджитки жутко ныло плечо, а подпаленная шерсть выглядела просто отвратительно... Пускай ожог был небольшой и не слишком серьезный, (благослови Хирсин крепкую шкуру вервольфов!) но проблем он доставлял немало.
С'Джарра шла по лесу мерным шагом, таща на плечах тяжелый, увесистый рюкзак (треклятый котел!) и так и неиспробованный в бою стальной меч. Эта экипировка уже давно не была ей в новинку - как-никак, эти тяжести она носит на своем горбу уже без малого одиннадцать лет, и каждая из них нужна путешественнику в дороге как человеку в пустыне глоток воды. Однако сегодня Рифтенские рощи, по которым продвигалась кошка приятно удивили её этой необычной для здешних мест, мягкой, приятной тишиной, нарушать которую отважились лишь сверчки в сухой траве - вокруг ни души. И эта тишина, это спокойствие вокруг побуждали в уставшей от дороги и ноющего плеча каджитке желание бросить все эти тяжести прямо на голую землю и хорошенько отдохнуть... В любое другое время это странное состояние лесов из мелких облысевших березок насторожило бы кошку, но на этот раз она наслаждалась установившимся вокруг неё покоем.
По посвежевшему вокруг воздуху С'Джарра установила, что впереди находится источник. Приятное открытие, учитывая тот факт, что два часа назад каджитка выпила последнюю каплю воды и теперь мучилась от жажды. Оживившись, она ускорила шаг, предвкушая отличный отдых...
  Небольшой ручеек приятно журчал, одаряя живительной прохладой сидевшую рядом с ним каджитку, которая занималась промыванием своего ранения и пополнением запасов воды. Рюкзак сиротливо валялся около старой березки, меч лежал подле своей хозяйки, и никто не смел нарушить уединение каджитки. Пока.
  С'Джарре уже не слишком нравилась это затишье вокруг - теперь, когда разум кошки немного прояснился, это молчаливое состояние местности вокруг сильно настораживало. Она уже начала думать о отложении своего законного отдыха, так как инстинкты внутри неё потихоньку начинали бить тревогу. Невольно каджитка понимала, что что-то скоро должно произойти, и внутри неё пробудилась великая борьба любопытства и предчувствий опасности.
Возможно, человек, который увидел бы её сейчас, посчитал бы что С'Джарра кого-то ждет. Она уже давно закончила свои процедуры, теперь наемница начала оглядываться, принюхиваться, она даже вставала несколько раз, чтобы осмотреть окрестности. Тем не менее, обстановка вокруг не менялась.
    Кошка уже понемногу успокаивалась и начала упрекать себя за излишние тревоги... Как вдруг порыв ветра принес новый, странный и отчего-то знакомый запах.
    С'Джарра вскочила.
- Хм... Женщина. Молодая. И... Что за?!
    Не веря своему носу, каджитка подхватила свои вещички и побежала к хозяину запаха, держа наготове меч. Она втягивала в себя воздух снова и снова, но результат был один и тот же, и чем ближе она подбиралась к своей цели, тем отчетливее разум говорил наемнице о том, что она не обозналась. Хозяин запаха точно был вервольфом. И он близко.
  Наконец, кошка нашла то, что искала.
    Рядом с деревом лежала изнеможенная девушка. На бедняжке не было ни лоскутка одежды - похоже, она только после превращения. Выглядела она не лучше - перепачканное в грязи и пыли лицо, судорожно вцепившиеся в кору березки руки, видно, окоченевшие от холода - все-таки суровая Скайримская природа не позволяет бегать нагишом даже в самых южных областях страны. Она спала, спала как ребенок, не имея более сил делать что-либо другое. Теперь С'Джарра поняла, кто распугал всю дичь.
   Бросив меч, она осторожно подошла к девушке, держась на приличном расстоянии - всё-таки инстинкты могут владеть телом довольно долгое время.
   - Ну, пора просыпаться, спящая красавица! - с улыбкой проговорила каджитка, - Бесконтрольное преващение, это как похмелье, правда? Не бойся, здесь все свои. Вот, держи, выпей, полегчает.
  С'Джарра протянула девушке бурдюк с водой.

+1

5

Долго ли, мало ли провела бретонка в забытьи, сложно понять. Для нее это подобие сна - сомнительное удовольствие, которое вряд ли хочется растягивать, но сейчас она едва могла удержать сознание на грани реальности, отделяющей от той черной пустоты, провалиться в которую становилось все желаннее.
     Звериная кровь бурлила, и казалось, будто по сосудам течет кипяток. Особенно сильно это ощущалось сейчас. Температура тела была паранормально высокой, но только для человека. А для животного - самое то. Эйне предстояло осознать себя в новом качестве, принять себя такой - или погибнуть. Буквально ли, фигурально - не суть. До разума новоиспеченной оборотки, гулко и глухо, добирались звуки извне, шорохи, непонятная возня, мягкий голос, вещавший будто на чужом языке. Суть обращения ускользнула от нее, однако мозговое вещество зашевелилось, заставляя тело повиноваться, и девушка совершила первое осознанное движение - повернула голову на голос, приоткрывая глаза и пытаясь рассмотреть его хозяина... Или хозяйку. Естесственно, что с первой попытки не удалось, угол обзора из ее положения лежа оставлял желать лучшего, поэтому последовало следующее действие - судорожная хватка разжалась, и девушка смогла упереться ладонями о землю, приподнимаясь, и первое, что ей довелось заметить - сосуд из куска кожи, который протягивала бретонке рука. С неестественной для человека формой "ногтей", венчавших тонкие пальцы. Почти незначительная деталь произвела на Эйну неизгладимое впечатление. С какими бы благими целями ни была протянута ей рука, она увидела лишь очередное подтверждение собственной сущности, не человека - зверя.
     Откуда только взялись силы - бретонка с прекошенным злобой лицом ударила по бурдюку, похоже, с намерением выбить тот, хотя удар пришелся по большей части совсем не по сосуду. В ту же секунду внезапная вспышка и потухла, и Эйна, отшатнувшись, села на земле, прижав руки крест-накрест к груди, обхватив ладонями плечи. Взгляд, теперь вполне осознанный взгляд широко открытых глаз, сфокусировался на кошачьей мордочке каджита, но не задержался надолго, падая ниже, к подпаленной шерсти на плече, на ней же и замер ненадолго.

Должно быть, это больно.

     Опустив голову, Эйна теперь смотрела под ноги кошки, на брошенный чуть поодаль меч. Она скверно разбиралась в оружии для того, чтобы понять, из стали или простого железа он сделан, но отчего-то довольно отчетливо представила себе финал собственного существования на его лезвии. Если кому-то вздумается (вдруг!) прирезать ее на месте.

- Я не хотела, чтобы это произошло, - пробормотала девушка достаточно отчетливо, хотя и тихо. - И если они мертвы, и я должна быть. Мертва. Но я не могла убить.

     Собственно, слушают ее или нет, Эйна не могла знать, обращаясь одновременно и к обиженной каджитке, и к самой себе, и ни к кому.

Или могла...

     Не позволяя себе додумывать, бретонка начала подниматься на ноги, весьма уверенно, хотя и порываясь ухватиться рукой за древесную опору. Смотря вниз, она видела свое тело, грязное, исцарапанное. Родное, не звериное. Только налипшие волоски черной шерсти напоминали о том, что оно прошло обращение. "Только" - если не считать ломоты и боли. Если не считать воспоминаний, которые все же не могли открыть ей правды.
     Она не знала, с какими мыслями сейчас на нее смотрит разумная кошка, но подозревала не самое хорошее к себе отношение, даже если до последних событий то было несколько более положительным. А оно было. Смыть бы с себя все это. "Оторвавшись" от ствола, Эйна сошла с места, нетвердо зашагав в направлении узкой ленточки воды.

Отредактировано Эйна (2013-10-25 13:43:25)

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Личный эпизод №1.