FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Скажи, чем торгуешь, и я скажу, кто ты. ©


Скажи, чем торгуешь, и я скажу, кто ты. ©

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название эпизода: Скажи, чем торгуешь, и я скажу, кто ты. ©
Сюжет: Не секрет, что один из каджитских караванов поставляет оружие как Братьям Бури, так и Имперскому Легиону. По какой-то причине оба лагеря терпят хитрых торговцев из Эльсвейра. Скорее всего да, по причине того, что оружие таки нужно и нужно в большом количестве. Олаф, которому не в диковинку иметь дело с каджитами, пошел на очередную встречу. Сразу как узнал, что упомянутый караван недалеко от города. Нисаба оказалась с караваном чисто случайно: повстречались на дороге. Ну так почему бы не составить компанию старым знакомым?
Время: 7-й день Дождя (7 апреля)
Место: недалеко от Виндхельма
Список участников: Олаф Рыжий, Нисаба
Дополнительно: -
Требуется ли ГМ: нет

0

2

Начало игры

Снег в этот день был плотным. Ни бурана, ни вьюги не было, но снежинок было много и они, иногда резко и целеустремленно, иногда медленно, слегка покачиваясь в ритм ветру, падали на землю. Некоторые из них осели на огненной бороде первого офицера стражи Виндхельма.
Олаф стоял на могучей стене столицы свободного Скайрима и высматривал патруль, который он послал на юг несколько часов назад. В каждый седьмой день месяца рядом с Виндхельмом проходил один из караванов каджитов. Этот караван отличался от других тем, что продавал Братьям Бури оружие. Этого товара было в дефиците, так что приходилось вести дела и с каджитами. Не то, что бы они были плохими по своей натуре, но плутоватые кошки редко отличались благородством и честностью, а этого норды, в том числе и Олаф, не любили.
Общение с каджитами из каравана  Ма'драна всегда было что-то вроде дружеского разговора на ножах. Обе стороны испытывали друг к другу некое уважение и товарищескую привязанность, но при этом, не смотря на давнее знакомство, и каджиты и норды были крайне аккуратны в подборе слов и открытости. На сколько им хватало терпения и разума.
В последнее время, когда норды узнали, что караван наладил отношения с Империей и теперь поставляет оружие не только Братьям Бури, но и Имперскому легиону, у которого этих железок в избытке, многие Братья не хотели вести с ними дела. Но от этих поставок зависело очень многое, а мириться лучше со знакомым злом, нежели искать нового поставщика вооружения.
Снег всё падал, а патруля всё не было. Неужели каджиты сдали Братьев Бури и посланный Олафом отряд уже лежит в крови, а где-то рядом с городом бродят легионеры? Олаф немного заволновался. Капитан стражи опять отсутствовал на посту. Не просто одновременно командовать стражей города и являться одним из офицеров Братства - постоянно приходится находиться на собраниях.
Олаф решил спуститься вниз.
Выйдя на площадь города о норд увидел, как два стражника бранятся с данмеркой и всячески принижают её достоинство. Рыжебородый никогда не был расистом и ненависть к мерам была для него чем-то недостойным хорошего человека. Это знали все и, когда он был на посту командующего, шовинизма старались не проявлять. И всё же, Олаф бросил колкий взгляд в сторону стражников.
Хороший человек - он всегда хороший человек. Нету плохих рас или народов, сынок. Так всегда говаривал мой отец, когда наставлял меня и воспитывал. У каждого народа, даже у нордлинского, есть неприятные личности, портящие всё представление о нашей культуре. Такие же люди есть и у меров, и у каджитов, и у аргониан. Запомни это сын. Суди человека за его дела, а не за его внешний облик.
Рыжебородый всегда поступал так, как учил его отец. И действительно - та данмерка, которую задирали стражники была хорошей работницей и доброй душой. Да, Скайрим должен по праву принадлежать нордам. Но норды должны быть тут хозяевами, а хороший хозяин всегда добр и радушен со своими гостями. Если они ведут себя как гости.
В момент размышлений ворота отворились и в город вошел один из людей, которых Олаф послал в дозор. Слава Талосу, с ним всё было в порядке.
-Караван прибыл, Олаф. - Все подчиненные всегда звали первого офицера стражи по имени и без звания. Только тот, кто близок со своими людьми может рассчитывать на их верность и дружбу. А значит и на прикрытую спину в бою.
-Прекрасно. Пойду потолкую с нашими гостями.
С этими словами, Рыжий накинул на голову капюшон и вышел за ворота города. Он прошел по мосту и вышел ко въезду в город, где уже располагались каджиты. Среди них были как старые лица, так и новые. Олаф впервые видел Нисабу.
-Здравствуй, Ма'дран - со сдержанным дружелюбием сказал Олаф. - Я вижу у Вас пополнение в рядах. Что ты привёз нам на этот раз?

Отредактировано Олаф Рыжий (2013-10-18 19:25:58)

0

3

Нисаба раздраженно дергает ухом и стряхивает налипший на него снежок. Бесполезно. Белые мухи все кружат и кружат над головой, дразня пролетают перед самым носом, нахально слепят свой белизной. Каджитка в очередной раз фыркает ругательство. Она ненавидела такие многоснежные места. По сей причине и бывала в оных столь редким гостем. Да вот незадача: белые снежные волки по какой-то причине отдавали предпочтение именно этим заснеженным землям. Причина была прям-таки неочевидна!
Грамотно снятая шкура этого зверя могла обеспечить Нисабу весьма нехилым (по ее меркам) количеством деньжат. Количества золотых монеток вполне хватило бы на что-нибудь «согревающее», или… Или можно было бы их положить в заветный мешочек, в котором уже находилось энное количество септимов. Каджитка была лучницей от Бога (не будем разбираться какого) и избранное оружие трепетно любила. Чем лучше лук, тем сильнее его желала кошка. К сожалению, все более менее действительно заслуживающее внимания стоило таких денег, которые потомственной охотнице только снились. Приходилось копить и довольствоваться тем, что есть. Был, правда, вариант наведаться в одну из многочисленных нордских гробниц. Но его кошка не рассматривала. Принципиально. Ибо свою шкуру очень ценила.
Вот такая вот грустная история каждый раз заставляла Нисабу отдаляться от «своей территории». Зная «график» движения караванов своих соплеменников, женщина всегда старалась подгадать очередное «путешествие» с отъездом каравана от городских ворот. Ее лук и стрелы лишними не бывали никогда. А ей не приходилось возиться с ужином и прочими деталями дальнего перехода. На этот раз ей не повезло. Хищников-то она подстрелила, да вот шкурки пришлось обменять на стрелы у все тех же караванных друзей. Потому настроение у Нисабы было еще более гадкое, нежели обычно.
«Город… Интересно, здесь найдется местечко, где не сдерут с меня три шкуры за паршивую постель и разбавленное вино. Есть у них нормальные комнаты, надо же своих «соплеменников» куда-то укладывать. Но таким как я тех покоев не видать. Тьфу! Чтоб им в Обливин провалиться!» Свою часть работы по обустройству лагеря кошка честно выполнила: помогла сгрузить самое тяжелое и отошла в сторонку. Не можешь помочь – так не мешай. Ма`дран оставался верен себе и своему делу. Девяносто процентов его товара – оружие и броня. Хорошо устроились «родичи» - этого не отнять. И у кошака хватало ума не делать скидки обоим лагерям. Кто знает, кто выйдет победителем? А проигравших и их союзников наверняка лишат головы. Лучше не рисковать и особо не симпатизировать сторонам конфликта.
- Рад тебя видеть, - долетел до Нисабы голос главного торговца этого каравана. Хвостатая женщина не отрываясь от своего дела – придирчиво изучала стрелы в колчане (а вдруг какая с деффектом?) – навострила ушки. – Не только дороги Эльсвейра сводят нас с друзьями, - ага это кажется он про нее. Подумать только, ее скромная персона заинтересовала какого-то норда!
Ма`дран прошел к своему шатру, любезной (и какой искренней!) улыбкой приглашая потенциального покупателя за собой. Улучив момент, Нисаба приподняла голову, стряхивая заодно с себя снег, и поглядела на того, кто проявил к ней интерес. Норд как норд, только рыжий. Почему-то по ее мнению норды поголовно обязаны быть белоголовыми.
- Привез все, что только может понадобиться. И, разумеется, непревзойденного качества.
Каджит нырнул в свой шатер, явно собираясь продемонстрировать самое лучшее и уверить, что все остальное не хуже.
Нисаба знала, что торговец сейчас вернется. Знала, что даже если он задержится, то ее все равно услышит. Знала, что своими действиями и словами подпортит отношения, прежде всего – свои с Ма`драном. Но дурное настроение, скверный характер и просто желание с кем-нибудь «пособачиться» толкнули ее на не самые логичные поступки.
- Забавное дело, не так ли? Всех каджитов, кем бы они ни были и чем бы ни занимались, считают ворами и контрабандистами, презирают их и ненавидят. Ха! Даже в город не пускают, боясь, что мерзкие кошки растащат каждый дом по камешку. И, тем не менее, именно эти самые кошки поставляют то, что так необходимо на каждой войне: оружие, броню и порой еду.
Казалось, что обладательница белой шерсти обращается к стреле, которую изучала, а не к мужчине, стоящему рядом. «Кажется, эта стрела слишком долго была в воде. В моем колчане таких нет, не было и не будет. Ма`дран, прохвост, ты мне должен» Нахмурившись, кошка воткнула забракованную стрелу в землю и взялась за следующую.

0

4

Почему-то все, с кем я завожу новые знакомства сразу начинают собачиться. Неужели я вызываю такое явное отвращение? - Иронично подумал про себя Олаф и, в полглаза глядя на каджитку, которая явно была намерена ссориться, стал ожидать Ма' драна. Тот, услышав комментарий свой спутницы, решил выйти и показать свои товары "на свежем воздухе", дабы не допустить ссоры.
-Что ж, - сказал Рыжий - Я вижу все твои товары, как всегда, не уступают качеству имперского вооружения, мой старый друг. Не находишь ли ты в этом какого-то совпадения?
Олаф подмигнул каджиту. Оба знали о том, что караван торгует с обеими сторонами конфликта, оба знали, что обо знают об этом факте, но ни разу не говорили об этом и не упоминали даже вскользь. По этому легкий обмен колкостями и намеками был излюбленной забавой каджита-караванщика и стражника Виндхельма.
-Эти топоры мне особенно нравятся. Мы возьмём всё, что есть. Из мечей - только сталь. Щиты как всегда, все, доспехи тоже. Остальное вооружение - только сталь. Оставим тебе только железные орудия. Если есть что-либо выше классом, то лучше не таи и показывай сейчас.
Как ни странно, Олаф обладал деловой хваткой и знал, что требуется его людям. Конечно, основное вооружение для Братьев Бури приобретал не он, и, конечно же, ему бы такое не доверили. Но снабжение дополнительным оружием - дело благое и на это давали добро всегда.
-Мои люди зайдут, когда я вернусь туда и выдам им деньги из общака. Сколько всё это будет стоить? Давай, не юли, ты же знаешь - я этого не люблю.
Пока Ма' дран занимался расчетами, норд обратился к каджитке, которая осматривала стрелы.
-Я Вас понимаю, поверьте. Мне тоже не нравится, когда всех нордов называют грязными варварами. Но что поделать - таковы уж стереотипы. Я не могу пустить караван в город. Это запрещено не мной, и не без должной на то причины. Вы сами знаете, что поставки оружия и доспехов не эксклюзивны. - намекнул Олаф на связи с Империей. - Да и к каравану не редко прибиваются другие каджиты. Например Вы. Я Вас не знаю и не могу гарантировать, что Вы не являетесь шпионом.
Олаф добродушно улыбнулся. К сожалению, это было сложно заметить из-за бороды. Так что внешне можно было увидеть исключительно расплывающуюся в улыбке бороду. Он сделал разворот на месте.
-Не обижайтесь. Сейчас трудные времена не только для каджитов, надеюсь Вы это понимаете.

0

5

Если рыжий норд думал, что хвостатая бестия от него отцепится после пары так называемых «примирительных» фраз, то он просчитался. Как ни крути, а Нисаба была охотницей. А охотники – они звери такие: если выбрали жертву, то не успокоятся, пока не загонят оную. Хвостатая просто повременила с ответом. Тем паче, что нападение на потенциального (да что там – фактического) покупателя чревато проблемами с караваном. Нежелательно. Все же, кто знает, сколько ей еще раз придется выбраться из своей пещеры на морозный воздух?
На дружескую подколку относительно оружия каджит как всегда ответил широкой улыбкой. Нисаба же незаметно «скрежетнула» зубами. Лично ей подобная ситуация не внушала доверия. Обе стороны знаю об истинном положении вещей, но все равно продолжают надевать вот такие вот маски. Нет, она была твердо уверена, что для ее соплеменников это может кончиться плачевно. С другой стороны: она не торговец, так что как знать. Может это как раз она кое-чего не видит?
- Ты пытаешься меня обидеть? Каджит показывает все: без утайки. Для друзей все только самое лучшее, - все с той же улыбкой, правда добавив немного «обиды» в голос, отпарировал очередной намек «родственник». – И ты это прекрасно знаешь. Мы пробудем здесь пару дней, присылай своих за товаром когда будет угодно, ну а цена…
Какую там цену назвал караванщик, кошка не услышала. Но судя по лукавой морде, оная явно была чуток завышена. Имеют же право: на дорогах неспокойно, бандиты так и шныряют, защищать груз приходится практически постоянно. Нисаба позволила себе маленькую улыбку. Правда редкому бандиту удавалось что-то урвать у каравана. А вот коты не страдали избытком уважения к противнику: Нисаба точно знала, что не так давно во-он те топоры принадлежали ныне покойным нордам, решившим промышлять грабежами и налетами.
Как только торговая сделка была заключена, Нисаба сунула последнюю проверенную стрелу в колчан и поднялась. Вот теперь можно было продолжить разговор. А заодно и размяться. Если долго при такой погодке сидеть на месте, то можно было отморозить себе хвост. Или еще что очень важное.
- Красивые слова, да вериться с трудом. Тяжелые времена? Это противостояние с волками* по мне является просто отмазкой. Да, вы несете потери, ровно как и они. Раздираете свою родину на части, чтобы потом подставить свои свежие раны новому, куда более сытому и сильному зверю. Но даже не будь у вас этой войны, не придирайся к вам проклятые меры, все равно жить было бы сложно. Жить всегда сложно.
Нисаба хохотнула. Если голос у нее мало чем отличался от типичного кошачьего – слегка мурчащего и в целом приятного, то смех был резкий и неприятный.
- А караваны все так же не пускали бы в город. Только придумали бы что-нибудь иное для прикрытия. Впрочем, - кошка прищурила голубые глаза, пытаясь рассмотреть поотчетливее «фигуру» города в снежной завесе. – Я не караванщик. Я простой охотник. Такую можно было бы пустить в город. В Рифтене, к примеру, пускают, хотя караванам все так же ходу нет. Но вот интересно, если я приближусь к воротам, не нашпигуют ли меня стрелами и не пошлют ли куда подальше, нэ?

*намек на герб Солитьюда

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Скажи, чем торгуешь, и я скажу, кто ты. ©