FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » В глуши лесной...


В глуши лесной...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Сюжет: Прекрасный летний день. Неожиданная встреча двоих, кого объединяют только две вещи: пол и безграничная любовь к охоте.
Время: 7 день Высокого Солнца 4Э202
Место: фолкритский лес.
Список участников: Эйла Охотница, Кайла.
Дополнительно: -
Требуется ли ГМ: нет.

0

2

Просиживать задницу в Йоррваскре уже не было сил, а крупных заданий к Соратникам  как назло не поступало, да и проклятущая Серебреная Рука, даэдра ее дери, в последнее время умерила свой пыл, никак раны зализывают, говнюки, а оттачивать свое боевое мастерство на заднем дворе – только сталь о деревянных чурбанов тупить. Хотелось размяться. Размяться по-настоящему. Выпустить на волю своего зверя, загнать добычу, услышать треск сухожилий под силой когтистых лап, почувствовать вкус свежей, еще живой крови. Члены круга прекрасно понимали и разделяли это желание, поэтому ни у кого не вызвало вопросов то, что Эйла с таким рвением взялась за задание, годящееся лишь для щенков.
В это необычайно теплое солнечное утро фолкритский лес жил своей обычной жизнью. Легкий ветер с шорохом перебирал листья; стрекотали, щелкали, жужжали весело многочисленные насекомые, щебетали птицы, где-то вдалеке ревел медведь. Почти ничто не нарушало этой идиллии, только лишь сухой настил ельника хрустел под подошвами тяжелых сапог. Молодая женщина медленно уходила глубже в лес. Легкий ветер оглаживал лицо и нежно трепал волосы цвета меди, по грязным щекам игриво плясали лучи солнечного света, а в кошеле звенели монеты, честно заработанные убийством медведя. И настроение было прекрасное, и дышалось полной грудью, и все возрастала и крепла тяга к охоте во славу Хирсина.
Эйла всегда с особым трепетом относилась к выбору места для предстоящего обращения. Первым и самым главным пунктом была максимальная отдаленность от охотничьих троп. Вторым пунктом было несколько меркантильное стремление обезопасить весь свой скарб от порчи и разорения. Если не от людских рук, то хотя бы от зверья.
Старое кряжистое дерево с крепким широким стволом приглянулось женщине. Здесь запах людей был слабым, едва различимым, а под узловатыми толстыми корнями можно свои вещички припрятать, да мхом и сухой хвоей закидать. Скинув с плеч свою колчан и лук, Охотница с огромным удовольствием опустилась на землю и спиной облокотилась на теплый шершавый ствол, по-кошачьи щуря глаза и блаженно улыбаясь. Поход ее не утомил, нет. Ей просто хотелось слиться с этой природой, этим хвойным лесом владения Фолкрит, стать частью всего этого великолепия – своеобразный причудливый ритуал, ставший неотъемлемой частью самой Соратницы. 
Сидеть так можно было бесконечно долго, но внутри разгоралась жажда к охоте, бывшая до этого лишь яркой искрой. Полной грудью вдохнув этот хвоистый воздух и звонко прихлопнув присосавшегося к шее комара, Эйла несколько отстранилась от дерева и цепко ухватилась в сапог, преисполненная желания наконец-то избавиться от этой брони и в естестве своем отдаться этому лесу.

+1

3

День начался ужасно.
Она лежала на кровати, прикрыв глаза тонкими пальчиками, сквозь решетку которых  смотрела на восходящее солнце. Теплое, летнее. В правом боку садило, натужно ныла шея и, кажется, затекла нога. И солнце вовсе не радовало тут, в маленькой каморке, на чересчур мягкой и большой для маленького, юркого босмера, привыкшего к лесной подстилке, кровати.
Именно поэтому день начался ужасно.
Кайла терпеть не могла оставаться на ночь в таверене "Мертвяцкий мед" и спать тут, в коморке, смежной с опочивальней для гостей. Лежать на неуютной перине и смотреть вверх, в дощатый, с выемками потолок. И ничего не слышать, кроме как раздражающий храп за стеной, да фырканье лошадей из ближайшей конюшни. А потом, после бессонной ночи, смежной с легким забытьем, видеть, как сквозь решетку пытаются пробиться и осветить комнату лучи света. И чувствовать дискомфорт во всем теле, изможденном домашним теплом и мягкой кроватью.
В лесу все было по-другому. И сегодня, только она выйдет за дверь спальни, она отправиться обратно, уже назад, домой.

- Опять уходишь, - слегка раздосадованный голос Валги, оторвавшейся от скучного разговора с засидевшимся приезжим.
Кайла повернулась, улыбнулась во все лицо, провела рукой по коротким, русым, с медным отливом волосам. За спиной, как всегда торчал лук и висел колчан, наполненный отточенными железными стрелами.
-Простите, матушка, вы же знаете, что в Фолкрите мне неуютно... - заученная фраза.
Валга вздохнула, сжала грязную тряпку в руках, тихо выругалась. Гость положил голову на руки и сладко захрапел. Защелкал угольками потухающий огонь в камине. В воздухе витал запах меда, алкоголя и жаренного мяса, а еще тепла, летнего тепла.
-Когда будешь теперь, через месяц? - Валга пыталась прятать обиду и грусть за злость и цинизм, но плохо получалось, голос срывался на неуверенный шепот и почти мольбу.
Валга не была хорошей приемной матерью, но Кайлу любила: за покладистый характер, за вежливость, за безотказность, за умению слушать и не унывать. Да и просто так. Просто любила свою "маленькую девочку".
-Матушка, ты ж знаешь, что я вернусь, принесу тебе тушки кроликов, горных козочек, чего ты злишься, - Кайла улыбнулась, направилась к ссутулившейся женщине и обняла ее. - Матушка, ну, не злитесь же на меня....
Женщина вздрогнула, сделала лицо еще более серьезное, злое и слегка, больше для вида, оттолкнула от себя девушку.
-Ну лиса, ну лиса-лисица! - почти не сдерживая веселого смеха, сказала Валга. - Давай, иди, что бы глаза мои тебя не видели.
Кайла добродушно рассмеялась и, вскинув на прощание руку, вышла в на улицу, встречать поздний рассвет.
Валга, подбоченившись, смотрела на удаляющийся силуэт девушки, и только закрылась дверь, улыбнулась, слегка выпуская воздух через ноздри, и одобрительно покачала головой.

Кайла шла по мощенной улочке, с каким-то трепетом наблюдая, как потихоньку оживает город. Как выходят люди на крыльцо, сладко потягиваются, как идут выполнять свои привычные обязанности, кто коров выгонять из стояла, кто в огород посадки проверять. Обычное утро, обычного дня. И так же по обычному шла в лес Кайла, обычная охотница. Вот она минула центр поселка, вот дошла до ворот, вот махнула знакомым стражником рукой, а вот она уже в лесу. В нос забирались приятные, привычные запахи леса. Уши, слегка, по смешному дергаясь, улавливали лесной разговор, смешанный с разговором животных и редких людей. И девушка шла, все дальше и дальше углубляясь в лес, идя только по ей знакомым тропкам, делая понятные только ей петли.
Лес ее все. Лес и ее дом и она сама, лес ее душа и ее мать, ее кормилица и ее дитя. Лес ее жизнь.
Его звуки, запахи, его дорожки, его  животные, его растения и деревья, его секреты и сокровища - все.
Она закрыла глаза, подставила лицо лучам солнца, вскинула руки вверх и отдалась всему, что окружало ее. Отдалась без мыслей и рассуждений, отдалась так, как делала это сотни раз до этого. Со страстью, нежностью, любовью.
И вдруг большие, широкие листья какого-то дерева закрыли солнце и тихо стало в лесу. Настолько тихо, что сквозь наречие леса, она услышала что-то такое, что никогда не появлялось на ее памяти в лесу, что-то страшное и не объяснимое. Оно шло откуда-то изнутри, српятаное под чем-то, чем-то пока здерживаемое, но здерживаемое плохо, и это, прорывая тонкие ментальные оболочки, вырывалась наружу каким-то странным потрескиванием в воздухе.
Кайла вздрогнула, дернулась по привычке рука к луку, доставая из-за тонкой спины крепкий, надежный лук. Девушка встала в боевую стойку, аккуратно вкладывая стрелу, готовясь в любой момент натянуть тетиву.  И это исчезло, вдруг, резко, словно его потревожили, спугнули, просто расстворилось в набирающем силе ветре.
День явно начался ужасно.

Отредактировано Кайла (2013-11-18 17:06:01)

+1

4

Освободив, наконец, свои стопы от тяжелых тисков обуви, Эйла с огромным удовольствием пошевелила, разминая, пальцами и слабо улыбнулась тому, как играет меж них щекотливый, легкий ветерок. Внезапно слабый шорох и тонкий хруст веток грубо выдернули женщину из этого блаженно-расслабленного состояния, а рука тут же дернулась к луку. Это не было похоже на поступь животного или любого другого неразумного существа. Значит нарушителем спокойствия этого леса в целом и Соратницы в частности был человек. Тут же возникла безумная мысль, что это члены Серебряной Руки выследили ее, но тут же рассосалась за своей нежизнеспособностью. Бандиты редко ходили в одиночку, особенно если дела касались борьбы с вервольфами, а по звукам четко было понятно, что где-то неподалеку находится именно один человек. К тому же, головорезы, как правило, совершенно не умеют скрываться, предпочитая брать силой, а не хитростью. Шаги же чужака были легкими, крадущимися, что лишний раз доказывало бесплотность опасений. Значит, это был либо заблудившийся путник, либо охотник. Скорей всего охотник.
И Эйла к собственному разочарованию поняла, что сегодня ей обратиться не удастся. По крайней мере, сейчас. Не настолько глупа и неосмотрительна была женщина, чтобы выпускать на волю свою животную сущность прямо перед носом незнакомца. И дело было даже не в опасении за свою жизнь или жизнь случайного свидетеля, а в страхе, настоящем, леденящем кровь страхе, открыть самую большую тайну Соратников, хоть и невелика была вероятность, что некто знает о принадлежности Охотницы к Йоррваскру. Но осторожность не повредит никогда. А шаги тем временем все приближались.
Бесшумно подтянув к себе лук и вытащив стрелу из колчана, скорее для уверенности, чем в целях самозащиты, Эйла осторожно выглянула из-за дерева, возле которого сидела, и увидела незнакомца. Точнее незнакомку, по позе и выражению лица которой не сложно было догадаться, что та в полной мере разделяет эмоции самой нордки – встревоженность и настороженность. Бежать и скрываться было бы не самым лучшим решением, да и не такова была Охотница, а вот пойти на контакт, можно было попробовать.
Отложив лук на землю, женщина бесшумно поднялась, и стараясь не делать резких движений, чтобы ненароком не получить стрелу в сердце, медленно вышла из-за дерева, демонстрируя свои добрые намерения открытыми ладонями.
- Привет, - дружелюбно улыбаясь проговорила она, изучающе рассматривая молодую босмерку.

+1

5

Кайла шла тихо. Не так тихо, как хотелось бы, но достаточно, чтобы на расстоянии десяти метров ее никто не услышал. Указательный и средний палец правой руки крепко держали железную стрелу, слегка прижимая раздвоенный конец к не до конца натянутой тетиве. Сердце учащенно билось, дыхание было неровным. Но руки не дрожали, они привычно, спокойно держали лук. Уже привычка, рефлекс, закрепленный долгими упорными тренировками и охотой.
Шаг за шагом по затихшему лесу. Она шла туда, откуда донесся этот странный, нечеловеческий, жаждущий крови голос. Все внутри сжималось от ужаса, охватившего ее.
И тут, словно на зло, захрустели ветки. Ветки, которых тут быть не должно. Сверху пронеслась ворона, громко закаркав. По коже побежали мурашки.
"Так не должно быть" - подумала девушка, еще сильнее натягивая тетиву, чувствуя, как она врезается в пальцы, сопротивляясь ее движениям.
В лесу был другой охотник. Охотник, который владел этим ремеслом в разы лучше ее, и лес расступался перед ним, в ущерб ей. Кайла чувствовала эту силу совсем недалеко, каким-то приятным светом она отражалась от стволов деревьев, от тонких травинок, от зеленых листьев. Она грела, была какой-то родной, похожей на нее.
И тут, вдруг, из-за дерева, совершенно беззвучно, появилась девушка.
Правая рука тут же, словно по беззвучной команде, дернулась к щеке, до отказа натягивая в тонкую струну тетиву, время словно остановилось, затихли даже звуки вокруг. Казалось бы, секунда и стрела начнет свой стремительный, смертельный полет. Всего лишь секунда и...
-Привет, - и две протянутые, слегка бледноватые руки, от которых словно отходило свечение.
И она разжала пальцы. Стрела взметнулась в небо, разрезая воздух, накаляя его, и с глухим, едва уловимым звуком, влетела в дерево, стоящее прямо рядом с незнакомкой. И тут же  растворился страх и сильная напряженность, словно они ушли в след за отпущенной стрелой. Осталось лишь необъяснимое спокойствие и уверенность в себе. Рука снова потянулась к колчану. Кайла специально допустила ошибку, бесцельно выстрелив.  Незнакомка не пугала, совсем, хоть и была старше ее и явно сильнее. Вот только чуть ли не от нее исходило то самое, странное, жуткое наречие. И если это было так, то у нее нет выбора. Тетива начала натягиваться снова.
Солнце зашло за тонкую вуаль облаков. Птицы приумолкли и лишь иногда перелетали с ветку на ветку, жужжали насекомые, шелестела трава. Было так спокойно, так умиротворенно. В воздухе витал пряный запах цветов с полей и чуть влажновато-травянистый от лесных низин.
Нарушали это обстановку только два человека. Высокая, крепкая женщина-норд, слегка удивленная, с распахнутыми широко глазами, и маленькая, худенькая девушка-эльф, держащая в руках лук, чья убивающая сила была направлена против человека.

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » В глуши лесной...