FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » В пещеру по-одному...


В пещеру по-одному...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название эпизода:
Смотрим заголовок темы.
Сюжет:
А дорожки все петляют...
Дороги судьбы, они такие... случайные. Обычным людям они кажутся ни чем иным, как водоворотом случайностей хаоса. Умным же видят, как из хаоса выстраивается четкая нить судьбы, которая тянется через всю жизнь. Пока их не оборвет холодная сталь. Вот и сейчас, вполне случайное стечение обстоятельств застало врасплох орка. Его услугами наемника решила воспользоваться маги коллегии. А петляющая дорога привела их к пещере...
Время:
202 год 4Э, весна.
Место:
Недавно открывшийся проход (один из многих) в двемерский город, что находится в трех днях пути от Виндхельма на север.
Список участников:
Ллаалса
Кота
Древис Андел
Харекс Серый
Дополнительно:
Пока нет.
Требуется ли ГМ:
Если что, мы сообщим.

0

2

Кругом горы, горы, горы… Острые заснеженные пики, в клочья рвут низкое серое небо. А еще ветер. Мерзкий колючий ветер со снегом, дующий, кажется, со всех сторон и продирающий до самых костей, от которого даже теплая шуба из снежного саблезуба мало спасает. Горы, ветер и снег. Просто «обожаю» это великолепное сочетание. Сколько лет живу здесь, а все никак не привыкну к этому «потрясающему» климату. Даже Солстхейм с его пепельными бурями и бедной флорой в разы лучше. Я устала. Я голодна. Я зла. И мне очень холодно. И какой скриб меня в задницу укусил, что я бросила все и двинулась непонятно куда, будучи почти твердо уверенной, что в открывшихся руинах меня ожидает все то же однообразие. Сидела бы сейчас в своей теплой мастерской, трудилась бы над сборкой этого треклятого центуриона и не ощущала этого жуткого холода. Но нет, я тащусь навстречу ветру, снегу и однообразию. Моя правая рука, крепко сжимающая посох, уже совсем закоченела и я ее почти не чувствую. Можно подумать, а ведь весна на дворе. Впрочем, скайримским горам все едино.
Вся эта история началась несколько дней назад, когда я решила чуть расслабиться, отдохнуть, да и чего греха таить, подцепить себе какого-нибудь кобелька, в местной таверне «Замерзший Очаг». Вообще, я достаточно редко выбираюсь в город. Все-таки мои труды увлекают меня больше, нежели удовольствия плоти, но тогда мне нестерпимо захотелось сменить обстановку, и желанию этому я противиться не стала. Как говорится, работа работой, а отдых по расписанию.
Стряхнув со своих плеч комья налипшего снега, я уверенно толкнула дверь в таверну и очутилась в забытой, но все же привычной обстановке. Тихо потрескивал очаг, местный бард перебирал струны своей лютни, хозяин, как обычно, потирал тряпицей стойку, а его благоверная разносила выпивку. Все было как и всегда и не предвещало чего-то нового, если бы не компания за угловым столом. Мужики – престарелые норды, шахтеры, сразу видно, грязные и вонючие, не представляющие из себя ровным счетом ничего (уж таких я превеликое множество повидала), вряд ли могли похвастаться хоть чем-то, кроме однообразной и скучной жизнью в штольнях. Они бы ни за что не смогли привлечь моего внимания ни своей простецкой речью, ни примитивным образом мышления, а уж тем более ни внешним видом. Но тема их разговора, которую они живо обсуждали пьяными голосами, заставила меня не только подсесть к ним, но и угостить их выпивкой, а после пуститься во все тяжкие с самым болтливым, по счастью, не самым вонючим из всей троицы (отвратительные мужланы, мылись бы почаще).  Эти шахтеришки обсуждали двемеров! Я сначала ушам своим не поверила. Оказывается, работая в своей железорудной шахте, где-то между Винтерхолдом и Виндхельмом, они пробили дыру в какое-то помещение, откуда на них и выкатилась сфера, заставившая тут же покидать лопаты да кирки и броситься наутек. Один из них, тот, что помоложе (любовник, кстати, никудышный), яростно утверждал с пеной у рта, что он успел-таки заглянуть в проход и увидеть там такое, чего никогда в жизни не видел. Чего именно "такого» он там увидел, описать он, естественно затруднялся. Сама не знаю почему я купилась на это, хотя с ехидством думала про себя, что этот недотепа вряд ли хоть раз в своей жизни близко подходил ко входу в двемерские руины.
Утром, покидая «Замерзший Очаг», я оставила Дагуру клочок бумаги с объявлением о найме кого-нибудь, кто мог бы сопроводить меня в эту безымянную железорудную шахту, поскольку в тот момент в таверне не отиралось ни одного наемника. И как ни странно, но в этот же день, уже ближе к вечеру, мое объявление сработало. Я была рада, бесспорно. По большей части не возможным открытиям и путешествию, а тому, что желающим подзаработать оказался орк. Свирепый такой, привлекательный, да и пахло от него куда лучше, чем от тех шахтеров. И всем хорош, только вот паскуда наотрез отказался сумку мою на себе тащить (надо будет оплату ему урезать).
Сборы заняли у меня весь следующий день. Я пыталась, как можно более тщательно подходить к этому вопросу, чтобы и в путешествии сохранить за собой право на комфорт и ни в чем не нуждаться. А закончив, с ужасом поняла, что всего этого добра мне – хрупкой женщине, совершенно не созданной для физического труда, этого никогда не унести. Впрочем, решение проблемы пришло достаточно быстро. Я направилась к своему соотечественнику, талантливому алхимику, но старому козлу при этом, с деловым предложением – одолжить мне своего племянника на время. Мол, и пацаненку польза от этого похода будет куда большая, нежели нудные занятия у хрыча Толфдира. Уж не знаю, что Древису в голову ударило, но он и сам изъявил желание отправиться вместе с нами.
И вот теперь я бреду сквозь снег и ветер к шахте в сердце гор, в компании наемника, на которого имею определенные планы, коллеги-соотечественника и пацаненка с моим вещмешком за плечами. Злюсь, мерзну, но упорно иду, внутренне готовясь к самому худшему – отсутствию хоть малой толики чего-то достойного внимания. Кажется, мы уже на месте. Сверяюсь с кривой отметкой на карте и объявляю, перекрикивая завывания ветра:
- Вот мы и на месте.

+4

3

А все начиналось так хорошо…
Орк полной грудью вдохнул, обжигающий легкие, морозный воздух. Снег был в лицо и валил за шиворот, заставляя плеваться и ежиться. Нравился ли ему вид? Да ничуть. Снег, снег, снег, горы, снег. Солнце не только не греет, но и еще хреново светит. Даэдра побери, если придется провести в дороге еще несколько дней. Благо, что не попали в бурю, а то пришлось бы выковыривать сию странную компанию из ледяной тюрьмы. Но этот факт был не замечен. Как назло, они шли против ветра, от которого неимоверно горела кожа. Орк упрямо брел то наравне, то чуть сзади, то впереди их предводительницы, тихо шипя про себя и вспоминая все ругательства мира. Пока вспомнил 74 ругательства на орочьем и 51 на редгарском. Резкий ветер заставил поплотнее закутаться в плащ. Даже капюшон и натянутая на морду бандана, не мешала стучать зубами и растирать замерзшие конечности.
Как он дошел до жизни такой? Да все очень просто. «Случная» драка в трактире. Деньги, за выполненный заказ. Тяжелая ночь, обильно сдобренная алкоголем. По правде сказать, орк не проснулся. Он воскрес. Буквально. Он был похож на сморщенный овощ, неизвестного происхождения. Голова крошилась на маленькие кусочки. Сознание болевыми вспышками взрывалось, пытаясь вернуть орка с далеких просторов воображаемого подсознания. А вообще да, разум отказывался работать, а мироздание шло нечеткими силуэтами. К вечеру все утряслось. Так продолжалось, что-то около двух дней. На третий день последние (вру, предпоследние) деньги канули в бездонный карман вайтранской трактирщице. Запомнить ее имя, увы не удалось. Этому мешала добрая бочка – или больше? – крепкого эля, двадцать бутылок медовухи и... этого... как его?.. В общем, закуски.
Так пришлось тронуться с места в более холодные края. Путь лежал в Винтерхолд, там его ждал заказчик, который «к неожиданным неудовольствием» не смог прибыть в Вайтран. Пообещав себе содрать побольше денег с пройдохи, Кота отправился в путь. Пара дней в пути, ночевки под открытым небом, в шалашах и зимовьях охотников. В пути даже удалось встретить разбойников, кои напали на караван. Расправиться с ними, не представляло труда. Намного сложнее было уломать торговцев заплатить ему за их спасение. К чему только не прибегал орк: блефовал, уговаривал, запугивал, громко ругался. В итоге (Кота никогда не пользовался славой спокойного и уравновешенного наемника) выхватил топор, и начал угрожать. Это подействовало безотказно.
Через три дня, он оказался в Винтерхолде. Тут же обратился по адресу, в надежде на контракт, но заказчик нашел более дешевых и «профессиональных» наемников. Орку стоило больших усилий не проломить этому лысому норду башку. Тот всего лишь «несильно» приложил его головой об стену, и с не скрываемым презрением покинул дом. Тут-то он и нашел объявление о поиске наемника. Ну, тут, всмысле, в таверне «Замерзший очаг». Долго возиться не было нужды. Его заказчик оказался весьма симпатичная и очень привлекательная данмерка. По чести сказать, он ожидал увидеть забитую жизнью, отцом и комплексами бретонку, чуть подслеповатую и... угловатую. Как говорят орки, ни рожи, ни кожи (на самом деле они говорят по-другому, но орочье выражение слишком грубое, а это бретонское весьма лаконичней).
Орк решил, что если и рвать задницу, то за приличные деньги. И так прямо и сказал данмерше. Та, что его не удивило, согласилась на предложение зеленокожего. Кота подробно расспросил девушку о цели, оплате, угрозе жизни и вообще, что их там может ожидать. Ничего обнадеживающего он не услышал. Хотя, ему уже не привыкать. В жизни вообще нет ничего обнадеживающего. Далее, он выклянчил немного денег на то, что бы сходить на местный рынок, закупить вещи первой необходимости. Обратился к кузнецу. Он, со скидкой, обещал сделать стальную булаву. Далее пошел по травникам и лекарям, покупая знакомые травы и бинты. Подземелье, вещь такая. Он был в них великое множество раз, и каждый раз оставался жив, лишь только потому, что готовился. Чаще приключения в подземельях заканчиваются смертью как минимум 2/3 всей команды. Чаще? Простите, оговорился. Постоянно.
Орк глянул на то, как через снег, точно запряженные волы, тащатся еще два данмера. Один, действительно был похож на вола. Его загрузили по самое не могу. После того, как Кота отказался нести поклажу, как какой-то грузчик, им понадобился «склад». Так называют тех, кто вынужден таскать на себе основную часть вещей группы. Выбор пал на молодого данмера, которого звали Харекс. Харекс Серый. Честно говоря, орк пришел в некое недоумение. Все данмеры серые. Второго звали Древис. Древис Андел. Ну что про него сказать... данмер, как данмер. Ничего-не-выражающее лицо избороздили морщины.
«Интересно, они все родственники? Или только половина?» - идти в компании трех данмеров было сомнительное удовольствие. Но делать нечего, деньги он получает только после задания, значит, надо стараться на совесть. Кота постарался разглядеть что-нибудь впереди. Но ветер нещадно царапал кожу. Пока они шли, орк уже успел составить свое мнение о каждом.
Вот так вот, он оказался завербован прелестной данмеркой. Та вежливо назвалась Ллаалса. Ллаалса Телванни. Ну что сказать. Надменная и гордая. Это раз. Даэдрически привлекательная. Это два. Сразу видно, родилась она в знатном данмерском доме. Ее воспитывали как истинную данмерку благородного происхождения, в обществе послушных рабов и злобных родственничков. Этот смотрящий на всех свысока взгляд, эти неуловимые движения. Да и еще, она маг. А от этих можно ожидать чего угодно. Тем более, как он понял из коротких... даже не разговоров, а редких фраз Древису, она учит магию разрушения. Он позволил себе окрестить ее как «Ласу», потому что на «Ласку» она никак не тянула.
Молодой данмер Харекс. Кто он и зачем он здесь, это орк понимал меньше всего. Конечно, тащить поклажу, это всегда похвально, но... что он умеет? Даже зеленый, который толком не разбирается в возрасте меров, установил, что он чуть ли не ребенок... интересно, насколько он моложе Дианы?.. Или они одногодки? Во всяком случае, он ничего против этого данмера не имел. Он был осторожен с незнакомым наемником. А вот с дядюшкой был весьма задиристым и нахальным. Он не был похож на этих двух отголосков прошлого. Кота не решил выдумывать ничего нового, и окрестил его просто: Серый. Удобно, не правда ли?
И вот, старый пень, Древис Андел. Каменное лицо, изборожденное морщинами. Если внешне он походил на мужчину, которому можно накинуть «за тридцать», то его лицо... ох, не могло оно скрыть всей той жизни, что удалось пережить этому алхимику. Кота, задумчиво разглядывая морщины старикана, решил, что тот старше его раза в два... Конечно, его лицо не выглядело как седло... это был камень, искусно выдолбленные черты лица, хоть и несколько резкие. Человеческие дамы обожают таких.
Зеленый фыркнул, смотря как перед ним, виляющей походкой, идет Ласа. Она остановилась, а орк поднял руку вверх. Их небольшая колонна остановилась, старательно вглядываясь в безжизненные холодные просторы.
- Вот мы и на месте. – это было произнесено с каким-то облегчением. Кота недоверчиво уставился вперед. Он ожидал, что здесь будут гигантские ворота выплавленные из двемерской руды. А им предстала жалкая дыра в горе. Снаружи, кстати, было несколько тележек с рудой. Лопата была гордо воткнута в гору угля, что стояло рядом с печью, в которой без особого труда, можно было выплавлять слитки.
- В пещеру, по-одному... – пожав плечами, Кота обошел Ллаасу, входя под свод ледяной пещеры. – рассредотачивайтесь. Сбивается в кучу и выстраивается в ряд лишь малышня на вечерних танцульках. – бросил орк через плечо.
Пещера была... как пещера. Сумрак облеплял кожу, затуманивал взгляд, казалось, что он заглушает чувства. Несколько минут, и глаза привыкли к полусвету в этой ледяной пещере. Сырой запах пещеры, честно, нервировал. Зеленокожий опустил одну руку на трофейный меч, продолжая идти вперед. Вскоре, они увидели нечто.
Огромная прорезь в каменной стене. Оттуда не доносилось ни звука, ни, даже, запаха. Зияющая пустота притягивала. Орк дал знак остановиться. Принюхался. Не нравился ему запах сырости и масла... двемерского масла. Оглядевшись, зеленый ничего не заметил.
- Вперед. – коротко бросил орк, позволяя тьме облепить его.

Отредактировано Кота (2013-11-21 17:05:35)

+3

4

Метель завывала, словно раненый зверь - вой этот был порывистым и протяжным одновременно, отчего думать совершенно не хотелось. Да что там думать: мысли отчаянно не лезли в голову, словно внутри все было выморожено безжалостным дыханием этой суровой провинции - данмер шел по колено в снегу, втянув голову в плечи. Хоть Древис и принял все необходимые настойки перед походом, срок их действия не вечен, а дорога была долгой и трудной. Маг остановился, пропуская племянника вперед - идти по проторенной следами тропе гораздо легче, а племянник молодой, хоть и нагруженный похлеще всякого вола - вытянет.
Данмер с невеселой улыбкой наблюдал за тем, как Ллаалса даже здесь, среди безжизненных горных отрогов и ледяных лбов умудрялась вертеть задницей с усердием профессиональной совратительницы - у ведьмы этого не отнять, как не старайся. А вот их компаньон, орк, был невесел и хмур, что немудрено, ведь это племя славится своей кровожадностью и угрюмостью - оркам некогда радоваться, если только топор не завяз в башке очередного врага, а грудь не измазана кровью, словно жертвенник. Однако Кота, а именно так звали орка, несколько отличался от своих собратьев: он был в меру сдержан, тактичен, насколько это возможно, и не позволял себе лишнего. Что до Харекса, то юнец едва вывозил ту ношу, что на него нагрузили заботливые соратники - поклажа Древиса была невелика, потому что алхимик привык путешествовать налегке: пара-тройка скляниц с самыми необходимыми настойками, а также сумка с сушеными травками; кинжал, и прочие вещи первой необходимости колдун держал при себе. Львиную долю всего груза составляли вещи данмерки, чего здесь только не было: наверняка из всего этого добра можно было бы и шатер отгрохать при должном навыке и желании, к счастью или сожалению, Андел не обладал ни навыками, ни желанием - данмер поудобнее запахнулся в плащ и продолжил свой путь, стараясь ступать в неглубокие следы родственника.
И дернул меня черт сняться с насиженного стула в Коллегии и отправится за тридевять земель в эту шахту. Я не специалист по двемерской культуре, я не наемник и даже не расхититель гробниц. Однако было бы любопытно найти что-нибудь стоящее там, внизу - возможно, это даже будут редкие составляющие двемерских механизмов, а может быть и фалмерские уши, ведь этих интереснейших созданий очень часто наблюдают именно в двемерских развалинах? В любом случае путешествие обещает быть интересным, и в меру безопасным: орк не зря ест свой хлеб, да и топор у него с виду весьма грозный, как и его обладатель. Достопочтимая мастер школы разрушения всегда была не прочь всадить парочку шаровых молний в деревянный манекен - помнится, мне даже довелось наблюдать обугленные пятна прямо на стенах её лаборатории. Что до Харекса, то я надеюсь, что он не зря обучался азам школы иллюзии.
Древис закашлялся, поперхнувшись - на морозе во рту пересыхало, а в ушах закладывало, словно лопались тонкие кожаные перепонки, однако данмер был привычен к таким явлениям, как тяготы пути.
Однако, что же нас может ждать в этой дыре? Я надеюсь, что ничего опаснее двемерской сферы, иначе мы все вместе радостно станем смазкой под ступнями центуриона. Корусы, фалмеры - ерунда, с этими созданиями справится и наш достопочтимый орк. Что ещё? Кажется, все - мелкий сброд в виде жуликом и голодранцев можно не брать в расчет.
Маг не без удовольствия отмечал, что путь причиняет неудобства не только ему: Харекс, казалось, не подает признаков жизни и идет, подчиняясь чьей-то злой воле. Орк то и дело бубнил себе под нос какие-то свои ругательства, хватаясь то за рукоять топора, то за полы плаща, Ллаалса же бросала взгляды в сторону спутников настолько красноречивые, что можно было подставлять трут - он бы загорелся тут же без единой искры.
Андел снова попытался отвлечься от окружающего его постылого холода и черных, проступающих сквозь пелену снега горных пиков. Как он согласился на эту экспедицию, и зачем?
Все началось с того, что его коллега пришла и попросила себе помощника. Андел сначала удивился, но затем понял, что орк отказался тащить сумки в силу своей гордости, возможно даже подкрепляя слова парой смачных ругательств. Просить алхимика нести груду вещей было бы просто смешно, а вот Харекс подходил как нельзя лучше: бесценный опыт по крупицам соберется в его голове в ходе этого путешествия, возможно, племянник наконец-то определится со своим путем: хочет он размахивать железякой, вспарывая животы, либо же наконец-таки созрел для магических изысканий. Однако колдун не мог пропустить такое действо мимо своих ушей, ведь не каждый день собирается рейд вглубь двемерских развалин, а в одиночку туда соваться было бы ох как опрометчиво. Наскоро собрав вещи, маг выказал желание сопровождать экспедицию, а их глава не была против. Затем был краткий акт знакомства на пороге Коллегии, в ходе которого орк очень по-своему поприветствовал данмеров, едва не оставив колдуна с изломанной, на манер ветки, рукой, а Харекса калекой - выправлять плечи Андел не умел, как и большая часть "врачевателей" под сводами науки и магии.
Кажется, мы пришли - ну наконец-то. Нет сил больше вытаскивать ноги из бездонных сугробов, будь они трижды прокляты.
Крохотный отряд собрался вокруг неприглядного входа в пещеру, однако за обмерзшими камнями, а точнее, под ними, таились неизведанные, непознанные пласты знаний и ценнейшей информации!
Кота провел краткий инструктаж касательно того, как группе следует вести себя внизу, что было разумно, а затем поторопил компаньонов - на холоде было невыносимо, и всем хотелось согреться.
Миновав короткий и разработанный тоннель в горной породе, они приблизились к трещине, ведущей в сами двемеркие залы.
- Вперед. - Орк сказал это без выражения и словно бы походя, однако внимательный маг отметил, что в голосе сквозила открытая неприязнь к такого рода местам. Да уж - это не открытая степь, где от неба и до неба видать, а топором размахивать можно безнаказанно широко.
Андел хмыкнул, зажигая на ладони мерцающий огонек белого света. Огонек поднялся в воздух, едва пульсируя, и завис над головой Коты, или Кота - данмер никогда не старался разобраться в правильности произношения орочьих имен.
- Ну что же, с почином - надеюсь, что в таком же составе и вернемся. Харекс, будь так добр, не наступай мне на пятки.

+4

5

Сколько прошло дней и ночей Наргад уже не помнил. Циклическая работа всех механизмов уже давно была нарушена и город его сородичей жил своей собственной жизнью. Блуждая среди разрушенных залов некогда великого подземного города, архитектор Яом уже несколько раз чуть не простился с жизнью, подвергаясь нападению механизмов, которые больше не признавали в нем создателя. За несколько недель глубинный эльф, что все это время питался пещерными мхами, грибами и прочей гадостью, смог добраться  до первых ярусов города, где было относительно безопасно. Горячий пар практически не доходил до таких высот, от чего практически вся техника находилась в спящем режиме. Было холодно, запах плесени и влажность очень сильно нервировали гнома, который практически за всю свою жизнь не видел подобных невзгод. Но все же желание выжить, разобраться что же стало с ним и его сородичами, стояли куда выше личных предпочтений и принципов. Поэтому архитектор оказавшись на безопасных для него уровнях, расположился в одном из менее разрушенных помещений,  что явно была когда мастерской, ибо всюду располагались детали центурионов и дезактивированные  ремонтные пауки. Безусловно жилым пространством это назвать было трудно, но сейчас его устраивались крепкие двери мастерской, какой-то вонючий лежак и костер, который глубинный эльф растапливал около двух часов. Так в принципе и жил какое-то время последний из двемеров.
  Прячась в мастерской верхнего яруса, Наргад смог организовать нечто похожее на полевую лабораторию, найдя и по возможности восстановив все, что могло бы пригодиться ему для работы. Стены зала же послужили ему в качестве места для зарисовок, где ученый смог с помощью куска угля и немного времени произвести первые предположительные расчеты коллапса, который мог произойти при образовании червоточины. Но к сожалению мозайка правды была лишь на далеких первых ступенях своего решения. Многое было непонятно архитектору Яому, а те странные книги, что были похищены им из другого мира, встретили его лишь неизвестным монолитом текста, который практически не было возможности перевести в данных условиях.
Некое чувство безысходности постепенно накрывало ученого, когда раз за разом расчеты приводили его к очередному тупику. Дабы не тронуться умом и не превратить поток своих мыслей в безумный калейдоскоп, двемер стал разговаривать сам с собой. Хоть со стороны и выглядело это глупо или пугающе, ибо стоящий посреди грязного зала и разговаривающий сам с собой двемер, в окружении разрушенных центурионов — это довольно очень редкое явление. Но все же, это прекрасно помогало Наргаду держать себя в руках и интеллектуальном тонусе.
-Господин Кагренак, а так же Бтуанд Мзанч и другие верховые тональные архитекторы. Я благодарен, что вы....многоуважаемая верхушка нашего славного народа, позволили мне прибыть на ваше собрание, дабы выслушать мою теорию коллапса. - довольно громогласно произнес ученый, сдерживая в руках жезл управления двемерскими пауками и отвешивая низкий поклон перед молчаливыми фигурами боевых центурионов.
-Как вам известно, после нашей последней встречи, лорд Кангренак, я обещал вам решить данный вопрос. И по этому, перед собранием и подготовил новую теорию, которая возможно поможет мне, а так же вам, дорогие мои, решить эту глобальную проблему. В срок и с минимальными потерями...- блуждая где-то в своих иллюзиях, архитектор натянуто улыбнулся и артистическим жестом указал на очередные зарисовки.
-На данный момент, главной теорией является, то, что тело находясь.....эм, это что еще? - мужчина довольно резко осекся, когда заметил очередной недочет в своей работе и поспешно подбежав к нему, принялся старательно стирать его рукавом своей туники, пачкаясь в саже и размазывая ту по поверхности стены.
В тот же момент представление театра одного актера было законченно. Видя очередную ошибку и нелогичность в последовательности, ученый стал нервно стирать его, скрипя зубами в порывах негативных эмоций.
-О великий разум, почему....почему....почему каждый раз звенья не хотя выстраиваться в логическую цепочку?! Почему? Почему каждый раз появляется новый огрех. Неужели я вступаю в своей регресс, от прибывания среди руин своей цивилизации. Все неправильно....все...! - тихо проскулив, а потом и вовсе сорвавшись на крик, мужчина со злостью стер большую часть своих расчетов.
  Тяжело дыша, он устало облокотился о стену и на какое-то мгновение прикрыл глаза, вслушиваясь в скрипы и шорохи, которые воспроизводил вымерший город.

+1

6

Помощь Дресива (да простит меня Древис) оказалась как нельзя кстати. Или наоборот. В любом случае, орк бесшумно выругался. Глаза только-только привыкли у сумраку, а тут появилось достаточно неплохое освещение. Но, проходя дальше в пещеру, он понял, что не все так плохо. Тьма обволакивала рассредоточившуюся группу. Было очень темно. Поэтому свет созданный данмером создавал как раз тот сумрак, к которому уже адаптировались глаза наемника. «Хорошо работает...» - отметил про себя Кота. Говорить вслух он не станет. На самом деле, не смотря на выправку орку и манер наемника, он уважал ученых. Не только потому, что они были умными. Просто... в них были мозги. Как бы это так сказать. Он уважал их за те знания, что они предоставляют людям. Но выслушивать надменных индюков наемник ненавидел. Сам готов был раздолбать голову такому ученому.
Ну а пещера нервировала орка куда больше, чем ей было положено. Какой-то... первобытный, безотчетный страх, который пораждал только злость. Было в этой пещере что-то... что-то нездешнее. Наверно, каждый маг-ученый ощущает это, когда идет в руины. Отголоски прошлого. Эхо, не способное повлиять на настоящее, но каким-то чудом дожившие до наших дней. Это было поистине... странно. Удивительно – да. Опасное – да. Навевающее ужас – нет. По крайней мере, не тот ужас. Трепет, было бы правильней сказать.
То и дело из под груд льда торчали какие-то выступы, на которых были какие-то странно-непонятные письмена. Собственно, орк не придавал им значения. А вот его компаньоны живо осматривали каждый выступ. Казалось, что наткнись они на какашку (слово фекалия – очень сложно для орочьего выговора) оставленную двемером в прошлой эре, то они бы тут же начали на нее молиться и благослявлять Бога Ученых о его «даре». Хотя эти, скорее всего, схватят какашку в плен своих трудов и напишут диссертацию на тему «о говне двемеров».
Так что можно понять скукоту орка. Но все же, больше чем письмена и пещера вместе взятые его волновал тот груз, который несет Серый. Если с ним что-нибудь случиться, то прощай все барахло, что так старательно укладывала Ласа. Тем более, данмеренок пару раз подскользнулся на льду, прогремев всем инвентарем на всю пещеру. Чудом на них не побежал никто с топором на перевес. Но что более всего странно, так это то, что они еще не встретили ни фалмеров, ни останки двемеров, ни даже их смертельные изобретения. Так что можно представить себе вид Коты. Озабоченный проблемами и посверкивающий одним глазом в поисках возможных проблем. Единственное, задница Ласы ну уж очень сильно сбивала Коту с толку. Пару раз пришлось ее поддержать, что бы она не рухнула об лед, попутно разбив себе башку.
Но все когда-нибудь кончается. И удача тоже не вечна. Поэтому, когда раздалось шипящее эхо, орк молниеносно выхватил свои метательные топоры. На них, пока, никто не обращал внимание. А это эхо... возможно это фалмеры что-то хрюкают меж собой. И, наверно, все было бы хорошо, если бы не одно событие. Ласа, совершив неловкий шаг, попыталась подскользнуться (или действительно подскользнулась... кто знает эту чародейку, что так хищно на него поглядывает?.. Кажется, будто она его собралась зажарить), но орк самоотверженно помешал этому. Приятно было ощущать женскую теплоту. Он вспомнил о своей жене... бывшей жене. И тут - хрясь!
Серый как-то не выдюжил веса своего багажа и, заскользив, основательно так стукнулся башкой о гигантский сталактит соединяющийся с полом. Весь инвентарь – как в старом анекдоте – естественно, наружу. Кота непроизвольно прикрыл ладонью лицо. Малакат, за что?..
Парень валялся в отключке. На ближайшие пару часов точно, если маги ничего умного сделать не смогут. Но самое страшное было в том эхе, которое разнеслось по всей пещере. Послышалось скрежетание и поклацивание. Шум шагов. «Кажется, началось» - пронеслось в голове Коты. Действительно, теперь им точно придеться постараться выжить. Здесь было ажно три прохода. Шум раздавался из самого левого. И сзади. Они вполне могли оказаться меж двух огней... да что там, они оказались в самой тролльей заднице!
Ругнувшись раз, второй, третий и показывая истинное мастерство орочьей риторике, Кота выхватил меч за спиной. Оружие в двух руках. Быстро. Но не удобно и малозащищенно. Можно не успеть отскочить и пропустить удар, способный рассечь грудь. Тут же протянул меч Древису:
- Держи. Если подойдут близко, бей. – прорычал Кота. Тут же выхватил из сапога стилет, сунув Ласе в руку. Магия конечно хорошо, но вот единственное но, она не бесконечна. Даже самый могущественный маг может выдохнуться и тогда становиться чуть опаснее крестьянина. Сейчас надо не допустить истощения магов и сдержать напор фалмеров. Их тут должно быть немного, иначе их давно бы уже попытались «одеть» на копья. Взяв в обе руки топоры, он приготовился метать их в первого, кто выскочит из ответвления.
- Бить только наверняка. Раненых я добью. Смотрите за Харексом, кто-то будет должен тащить наши вещи на своем горбу. Древис! Достань зелье магии и поделись с Ллаасой. Понадобиться ее заклятия. Ллааса! Контролируй «спину». – раздал указания орк, приготовившись к обороне. Если она маг разрушения – значит за спину, по крайней мере внезапно, никто не подкрадется. Долго ждать не пришлось.
Впереди всех вылетел коренастый и горбатый фалмер, с пародией на доспех. Топор, не встретив особых препятствий, кровожадно и сладко впился в лицо твари. Глаз тут же лопнул, кровь, совместно с кусочками кости и мозгов, брызнула на лед. Второй пролетел большее расстояние, перемахнув через тройку снежных эльфов (да, Кота не такой уж и неуч) и воткнулась в грудь колдующего молнию шамана. Орк чуть-чуть не дорассчитал полет топора, который должен был воткнуться в голову. Послышался какой-то вскрик и дикие удары о стены. Наверно, предсмертные конвульсии, которые сопровождались сильным током.
Выхватив серебряный меч Кота очень ловко срубил верхнюю часть головы фалмеру. Мозги там были. Та, вместо того, что бы примерзнуть, покатилась в средний проход. На этот раз в ход пошел топор, проведя глубокую борозду на лице и груди снежного. Еще секунда и отрубленная рука, а затем и тело, повалились на лед. Он был всего в нескольких шагах от данмера.
Бой длился не больше нескольких минут. Пятеро фалмеров убил Кота. Еще несколько были убиты, когда пытались прорваться через «спину».
- Живы?.. – глубоко дыша поинтересовался орк оглядывая свою жатву. У них появилось время на передышку. Сколько она будет длиться? Минуту, полчаса, час, день? Он не знал. Но надо приходить в себя. Кота поморщился. В  плечо был воткнут какой-то осколок. Может, маги помогут?..

+1


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » В пещеру по-одному...