FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Прогулка по лесу...


Прогулка по лесу...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода: Прогулка по лесу...
Сюжет: Случайная встреча. Все самое интересное начинается с каких-то мелких случайностей. Так и здесь. Юная босмерка была просто слишком остра на ухо, а немолодой орк неизбирателен в месте и времени для путешествий без карты. Их встреча могла и не состояться, реши орк свернуть где-то направо, а босмерка пойти другим путем. Но все поучилась так, что на свет появилась эта история. История о хрупкой проводнице и ее спутнике: огромном иагрессивном 
Время:202 год утренней звезды, 4Э
Место:Владение Фолкрит
Список участников:Кота, Кайла
Дополнительно:-
Требуется ли ГМ:Нет.

0

2

Солнце медленно закатывалось за горизонт. Последние всполохи света отражались на бесконечном озере свежего снега. В воздухе витал запах зимы, крепкой, морозной зимы. Тусклые лучи ласкали кроны деревьев, медленно покидая землю, оставляя ее во власти сумрака. Медленно наступала ночь, окутывая все тонкой вуалью сна и холода, трескающего, чистого холода. Стояла почти гробовая тишина, не завывал ветер среди стволов сосен и елей, не пели птицы и даже старый ворон не каркал. Словно все замерло...или умерло.
Кайла сидела на дереве, упершись спиной о ствол, откинув голову, спрятанную в меховой капюшон, на твердую, темную кору. Левая нога была подогнута, а вторая, окруженная меховой тканью, туго сжатой кожаными веревками, свисала, тихо покачиваясь, в такт мыслей девушки. Она уже не мерзла, привыкла, тем более ее окружал теплый, толстый плащ, подаренный каким-то купцом ее приемной матери. Глаза были широко открыты, необыкновенной красоты глаза эльфа, взирающие на мир через необычный разрез для нордов, они были глубокого янтарного цвета, охваченные густой сетью кровеносных капилляров, от чего казалось, что белки красного цвета.  Это и пугало и манило, особенно, когда их наполняла мечтательность. Кроме глаз в Кайле не было ничего особенного. Босмерка и босмерка, разве что черты лица были как-то не характерно мягкие. Ей только-только стукнуло восемнадцать, совсем юная, чистая, слишком задумчивая и наивная, но при этом спокойно убивающая раз за разом большое количество зверей. И то, что она по природе лесной эльф, ей не мешало, воспитывалась она среди нордов имперкой и почти ничего не имела общего со своими предками...кроме внешности и бесконечной тяги к лесу и его силе.
А день уже закончился, проблеснули лучики света на самом горизонте и мир погряз во мраке, окрашенный в холодные зимние тона.

Бесшумная тень скользнула между сугробами. Только по видимым ей дорогам Кайла пробиралась из глуби леса. Она собиралась в гости к своей приемной матери. Девушка чувствовала, что даже ей сегодня не представиться возможность остаться среди милых сердцу пейзажей. А всем остальным, кто не имел крова, предстояла долгая ночь. И, возможно, последняя.

+2

3

- Гореть мне в жопе тролля... – устало ругнулся наемник, прорываясь сквозь лесную местность. Ветки так и норовили поцарапать кожу, а если им это не удавалось, то наотмашь лупили, норовя выцарапать глаза. Орк лишь отфыркивался и гордо продолжал, как козел, топать вперед. А когда совсем не оставалось сил, то он просто, как маленький капризный ребенок, садился на землю, кочку аль камень и ждал. Дольше пятнадцати минут ждать не мог. Вскакивал, и принимался вновь пробиваться с боем через стройные ряды деревьев.
И так весь день.
Но как бы он не торопился, приблизиться хотя бы на шаг к разбойникам он не мог. И это раздражало его еще сильнее. Ведь он нашел разбойников. Прям на горячем. Успел убить только двух, а они возьми да скройся! Убежали прямо в лес. Шестеро человек исчезли в лесах. Просто испарились, будто в другой план сбежали. Недолго думая, орк кинулся вдогонку. Но куда ему...
Смеркалось. Тьма облизывала корни деревьев, желая подняться к кронам и затопить собой весь лес. Снег противно хрустел под ногами, хлопьями падая с веток. Зеленому с каждым часом все меньше и меньше нравилось находится в этой белой тюрьме. Настроение ухудшилось еще тем, что он окончательно сбился с пути. Да, вот так бывает в жизни. Ты можешь вырезать крепости полные людей, сбивать драконов одним взглядом, шепотом разносить стены... и безнадежно потеряться в лесу, и там же и сдохнуть.
Кота умирать не хотел.
Поэтому держался руками, зубами и ногами за это желание. Но как бы не старался наемник, выбраться из белого плена, ему не удалось. Но чем больше он барахтался, тем сильнее его затягивало. Пальцы озябли, ноги непослушно сгибались, лицо замерзло, а в бороде закрепился иней. Одинокий глаз пытался хоть что-то разглядеть в непроглядной тьме.
Но тщетно.
Пар, невесомым облачком, вылетел изо рта вместе с ругательствами. Ночь обещала быть холодной. Дико холодной. Так не долго и отморозить легкие. А ночевать в лесу, последнее дело – как решил Кота.
Его закалки хватило еще на три часа. Ночь, тем временем, объявила себя полноправной хозяйкой леса. Где-то вдали послышался волчий вой. Орк дернулся в сторону, запнулся о какую-то корягу, и с проклятьями покатился вниз по склону. Дерево, вставшее на его пути, помогло ему остановиться. Он тут же вскочил, вглядываясь во тьму. Не показалось же? И правда, в нескольких сот метров от него, покосившись стоял одинокий дом. В орка отчаянно ворвалась надежда.
«Все, хватит с меня» - орк с облегчение перешагнул через порог. Оглядевшись, он не заметил никого. Пройдя в дом, состоявший из трех комнат (судя по запаху, крайнюю комнату использовали для нужды), Кота сбросил мешок. Через нескольких попыток, десятков минут, после сотни ругательств, и тысячи мыслей, он наконец-то обустроился.
Костер ровно горел. Наемник сгорбился над ним, грея замершие пальцы и пытаясь разогреть валеную говядину.
Где-то с улицы послышался скрип снега. Наемник даже бровью не повел. Он всегда успеет выхватить топор, если появиться неприятель. Всегда. Кота никогда не промахивается. По крайней мере, так говорят довольные заказчики.

+2

4

Движения были легкими, почти плывущими, плащ, словно черный бархат, струился вдоль тела девушки, красиво опускаясь волной на снег. Белая бахрома с каждым шагом поглощала своей ледяной пастью ее тонкие ножки, а потом, без желания, с тихим скрипом отпускала.
Петля за петлей между высоких, старых стволов, быстро, расчетливо, с легкостью рассекая морозный воздух. И вдруг плащ вздыбился, поднялся, окутывая хрупкую девичью фигурку. Кайла остановилась.
В лесу стояла тишина, слышно было лишь очень далекий треск снега под чьими-то лапами, да иногда волчий рык. И все. Безмолвие. Но только не для Кайлы, для Кайлы лес жил различными звуками. Руки взялись за края мехового капюшона, аккуратно, чтобы не издавать лишних шорохов, подняли его и опустили на худенькие плечики. Ушки, смешно вздернутые, заостренные к верху, подрагивали. На лицо нашла задумчивость, указательный палец правый руки аккуратно перешел под нижнюю губу. И вдруг девушка улыбнулась и, обратно накинув капюшон, стремительно пошла, выбирая уже другой путь.
Всполохи огня, пробивающихся сквозь старое, полусгнившее дерево, она увидела довольно скоро, метров за двести до развалившегося домика. Руки потянулись вниз где лежал охотничий нож. Лук девушка не брала с собой. Охотой сейчас было заниматься глупо, а просто таскать с собой оружие, которое она не собирается применять - глупо. Людей она не боялась, разбойников было слышно за несколько сотен метров. И теперь это была всего лишь простая мера предосторожности. Холодным оружием она владела ненамного лучше, чем вилами и топором. Девушка бы просто скрылась, почувствовав опасность, растворилась бы среди везде растущих кустов и деревьев.
Забавная игра теней огня на снегу не привлекали эльфку. Ее взор был прикован к лачуге. Она чувствовала, что там был кто-то, кто не относился ни к эльфам, ни к людям.  И этот кто-то явно был один.
"Один...в лесу...скоро наступит ночь...здесь..." - девушка думала. Она не знала, стоит ли подходить ближе, ведь проще пройти мимо, не испытывая жизнь на наличие подводных камней. Но внутри Кайлы все жгло любопытством, ведь так не хотелось возвращаться обратно в теплый дом Валги, где опять ждали приставучие посетители и отвратительный запах алкоголя, смешанного с потом.
Новый всполох черной ткани за спиной у девушки, громкий вой голодного и одинокого волка, скрип снега под подошвами обуви. Аккуратно, придерживая нож, она двинулась по направлению к дому.

+1

5

Кота тихо выругался, когда костер ни с того, ни с сего захотел потухнуть. Быстро сообразив, что нужно еще дров, он без сожалений рубанул топором полусгнившую доску в полу. Быстро и ловко порубил ее. Костер “стабилизировался” и скудной порцией тепла делился с зеленокожим. Света же было, хоть отбавляй. Люди увидя этот костер, попытаются разобраться, что здесь. Животные увидя костер, разбегутся. Это радовало.
Запрокинув голову, орк разглядывал верхушки, покрытых снегом, деревьев. Ничего прекрасного не было чуждо Коте. Но больше всего ему нравилась музыка. Переливающийся звук арфы, завораживающее звучание флейты и грубый, но такой родной, звук барабана. Он, на удивление многих, неплохо разбирался в музыке. Нестройное звучание третьесортного барда вводило Коту в бешенство. Руки оторвать и в задницу засунуть, вдруг лучше бренчать на кишках будет? Хотя, толкать в задницу руки он еще не пробовал… простреливать колена - да. Руки в задницы - нет.
С “улицы” почти ничего не доносилось. Лишь тихий шелест, хруст снега и веток, да вой. А так, да, сущее безмолвие. От резкого порыва ветра, Коту пробрало до костей. Пришлось спешно натянуть меховой плащ и поближе пристроиться к костру. Зима в Скайриме лютая. Он не мог не подивиться выносливости нордов. Как они выживали в такой суровом климате? Как они все не померли от этого холода?
Тихо ругаясь, он поднялся. Сейчас любой бы понял, что в этом доме ошивается орк. Во-первых так нагло не ведет себя больше никто, кроме нордов. Во-вторых, столько ругательств в такое маленькое количество времени не может произносить никто, кроме нордов (во всяком случае, орк был в этом свято уверен). Ну и в-третьих это тот самый великолепный запах, которых исходит от немытого тела. Да, орк не мылся уже дня три. Некогда.
Орк вновь услышал хруст снега. Рука самостоятельно потянулась к топорику. Небольшая возня и вуаля. Лунный свет играл на лезвии топора. Кота облизнул губы. Медленно, совершая как можно меньше шума, он встал и подошел к двери, прижавшись спиной к стене.
“Это же могут быть те разбойники?.. Могут.” – у него даже мысль не могла возникнуть о том, что это может быть простой охотник. Или просто человек, который заблудился.
Наемник сжался, точно пружина. Он вслушивался. Конечно, он не мог судить по хрусту снега, сколько весит, кто это и что это за существо к нему приближается. Но судя по всему – это не животное. Дождавшись, пока шаги приблизятся, он выскочил из-за двери. Лезвие топора блеснуло в лунном свете. Он ловко перехватил топор и тупым концом ударил по кисти “разбойника”. Нож выпал из рук. Кто знает, что могло произойти, если бы он случайно не запнулся о камень? В любом случае, наемник, навалился прямо на двуногое существо, что было перед ним. Топор исчез из виду, вероятно снег не выдержал веса, и похоронил его в своей утробе.
Кота быстро сгруппировался, и прижал неизвестного к земле, занеся для удара кулак. Но тут же остановился.
- Какого даэдра?.. – изумленно выдал он рассматривая потенциального “разбойника”. Это была девушка. Девушка, обливион его подери! Охотница, что б ему тесно в желудке тролля было! Да и к тому же, он ее уже видел. Кота хотел взять с собой проводника, так как подозревал, что бандиты попытаются скрыться в лесу. Но почему-то расхотел. Наверно извечное:
“Да кто я?! Не орк, что ли, что бы самому в лес сходить, отрубить пару голов и вернуться?”. Да, он так и думал. Правда вот вставать с босмерки он не торопился. Он еще не решил, что с ней делать. И откуда он знает, может она в сговоре с теми бандитами? Что она вообще делает здесь ночью? В общем, была вполне банальная ситуация, когда вопросов больше, чем ответов.

+1

6

"Кто же это может быть?" -Думала она, пока продвигалась дальше. "Вряд ли это разбойник, по одному из никто не ходит, тем более сейчас, когда одиночество в лесу равносильно смерти".
И тут она услышала, как этот "некто" ругается, громко, как-то слишком нагло, словно по-нордски, но с каким-то наречием, будто что-то ему мешало говорить, иногда разносились громкий топот тяжелых сапог. "Хм...может орк?" - мысль загорелась маленьким огоньком, но затухла, логика пыталась доказать, что они точно в такую погоду по заброшенным лачугам шататься не будут.
Шаг за шагом в полной тишине. Шаг...за..шагом. Ноги проваливались чуть не по колено, обжигая холодом, побуждая двигаться. И она поспешила, слишком сильно подалась корпусом вперед. Тонкая, белая корочка треснула, со звуком, словно кто-то разломил пережаренную печеньку. И тут же огромная тень незнакомца в свете костра переместилась, всполохнул огонь от резкого движения, танец языков пламени изменился, затрещали поленья. Ветхая дверь открылась, слетела с петель, упала с громким хлопком в снег. Кайла не успела среагировать, поддавшись неприятному чувству резкого испуга, лишь отступив на шаг. В проеме стоял просто невероятных размеров орк, а в руках держал устрашающего вида топор. Топор, способный перерубить ее на двое, словно щепку. Еще шаг назад, под ногу предательски забрался плащ, клепки на шее потянули ее вниз. И в этот же момент огромная зеленая масса мышц и ярости прыгнула на нее, с легкостью пересекая те несколько метров между ними, ее рука взорвалась болью, хрустнули очень тонкие косточки кисти, разжались пальцы, выпуская из пальцев последнею надежду на защиту. А под спиной уже возникла мягкая подушка из снега, обжигающая своим холодным дыханием. Но самое страшное, что за ней в снег падал абсолютно невменяемый на вид орк. Девушка не успела и подумать, как туша прижала ее к земле, придавливая ее легкие, не давая дышать, почувствовала, что его лапища нажала на шею не давая дышать. В нос ударил жуткий тошнотворный запах. Адреналин переполнил ее кровь, отдавая покалываниями во всем теле. А перед глазами встала красная пелена.
-Какого даэдра..? - пронеслось в ее ушах, тихим эхом. "Да...действительно, какого..." - устало и отрешенно подумала она, отдаваясь в волны бессознательности. "Эх...только...бы...не...замерзнем оба...домой..."
Сознание резко ушло, оставив после себя лишь кромешную темноту в глазах.

+1

7

- Эй! Рано умирать! – орк подскачил как ошпаренный когда она закрыла глаза. Ему даже показалось, что она умирает. Спешно обойдя девчонку, он попытался прощупать пульс. Вроде бы не умерла… он чувствовал как бьется тоненькая жилка. Оставлять девчушку на снегу как-то не особо хотелось. Но, с другой стороны, какое ему дело до нее? Конечно, благодарность со стороны охотницы это всегда приятно но... Кота неопределенно подвигал челюстями. Вновь поднялся на ноги, и пошел искать топорик. Он решал, что делать с «внезапным» попутчиком. Ничего путного в голову не приходило. Топорик не хотел находиться, а орк не торопился его искать.
“От девчонки можно ожидать все… она может как попытаться убить меня, так и повиснуть на шее. Оба варианта одинаково возможны, но первый менее предпочтительней, чем второй… а вот и топорик…” – Кота рассеяно поднял топор, сталь топора сверкала в лунном свете. Он бросил нехороший взгляд сначала на топор, потом на лежащую девушку. По-крепче сжал зубы. Кровь внутри него требовала смерти… требовала жертвы Отцу Клятв.
Он сделал шаг в сторону босмерки.
Еще один.
Еще.
Он стоял над ней, опустив руку, сжимая древко топора. Окинул ее невидящем взглядом. Внутри него все кричало.
Орк поднял руку удерживающую топор.
Промедлив секунду, вложил топор в “ножны”.
Нет, смерть должна достаться разбойникам. Эта босмерка еще не виновата. Может когда-нибудь, если она встанет на путь смерти, их дорога пересечется… а пока нет. Он, словно пушинку, поднял девушку, перекинув ее руку себе через голову. Ладно, он попытается быть другим, но если она наброситься на него… второго шанса точно не будет. Быстрым шагом он направился к костру. Он осторожно уложил девушку возле костра, подсунув под нее свой меховой плащ. Подвинув ее поближе к костру, он сел напротив нее, с другой стороны костра.

Пламя тихо потрескивало. Ночь уже давно объявила себя главой этого леса. Темнота облепляла каждую веточку, каждое дерево. Она душила их в темноте, и орк готов поклясться, что это не ветер воет, а деревья кричат от удушья. Где-то, не так далеко, послышался радостный вой. Волки сбегались на охоту. Потом послышался далекий вскрик полный боли и отчаянья. Все же, смерть сегодня нашла своих жертв. Еще пара коротких вскриков. Рев ярости со стороны волков, эхом раздался по лесу. Кота и бровью не повел. Души достались не Малаку, а Хирсину… ну что же, раз так, то пусть будет так. А снег, не знал, и падал.
Орк сидел, в отблесках пламени, он был страшен. Кота оперся спиной о стену, смотря то на девчонку, то на костер. Свет неровно падал на помещение и на двоих случайных спутников. Замерзнуть сегодня ночью им не удастся. Он был в этом уверен. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Смерть сделала свой выбор, сегодня они будут жить. А завтра… завтра орк сам принесет богатую жертву Малаку. Будет пир и воронье соберется, что бы разделить трапезу врагов Коты.
Зеленый достал из вещмешка трубку. Закурил, колечками выдыхая дым. На секунду прикрыл глаза, наслаждаясь моментом. Когда ему еще удастся отдохнуть?.. А ветер продолжал плакать как дитя.
Девушка. Кроме того, что она босмер и является охотником, он ничего о ней не знал. Даже имя. Тяжелый вздох, изо рта медленно, плывя по воздуху, отправился в путь белый пар. Но, что он точно знал, так это то, что она была молода. Даже слишком. Молода и притягательно. Он бросил взгляд в сторону притихших деревьев. Ночь обещала быть долгой.

+1

8

Она была босой. Тонкие детские ножки бежали по тропинки, задевая маленькие камушки, руки забавно трепыхались, пытаясь держать баланс.  Тропинка виляла, между деревьев, становясь то почти неразборчивой, то широкой, будто хорошо расхоженой. Девочка и не заметила, как сменился пейзаж, как из хорошо освещенного, редкого леска, она попала в темный, густой, дышащий холодом сосновый бор. Впереди нее летел голубой мотылек, так лихо и быстро уворачивающийся от ее рук, такой прекрасный и такой притягательный. Звуки стихли, настолько резко, что девочка даже вздрогнула и остановилась, остановилась прямо перед черным зевом непонятной пещеры, разящей замогильной вонью.
-Кхм...хм...-звуки из-за спины.
Девочка приподнялась на цыпочки и аккуратно повернулась. Неведомый мир вокруг ее вдруг тронулся, поехал и смешался в одно, что-то иссиня-черное, булькающие, неприятное, стало нестерпимо холодно, появилась желание убежать, спрятаться, укутаться во что-то теплое, мягкое, родноеююю

Сознание к Кайле вернулось резко, даже слишком, настолько, что мозг взорвался дикой болью, в горле запершило от нехватки воды, живот скрутило, пытаясь выкинуть из своей утробы жаркое зайца, что с утра употребила девушка, правую руку же она вообще не чувствовала.
"Где...я...а-а-а-а...Боже."
Открыть глаза удалась не сразу. Слишком яркий свет костра обжег ее сетчатку, заставляя зажмуриться, а перед взором, мешая сориентироваться, встала кроваво-красная пелена. Воспоминания пришли не сразу, мешаясь с желанием очистить желудок, а желательно еще раз долбануться и более не чувствовать ничего.
"Какой...ах...что...А!" Воспоминания вернулись опять же таки довольно резко и не подготовленная голова опять взвыла, отчего в глазах появился неровный ряд ярких звезд. Еще целая левая рука дернулась к ножу. Но там была пустота.
"Ах...дура...валить надо...". Девушка дернулась, пытаясь выбрать из-под не понять чего, сложенного на нее, но тело, предательски обмякнув, вернуло ее обратно к полу, при чем затылок встретился с немягкой поверхность дерева, и вновь звезды страдания пронеслись перед взглядом. Двигаться более не было сил, хотя страх перед тем, что рядом где-то есть орк ее не покидало. Девушка много читала про них, чтобы осознавать, что это очень опасные существа, убивающие почти постоянно и почти всех во имя их Бога. "Но если я все еще жива...?" - мысли становились все более стройными.
-Кто-нибудь, - протянула она почти шепотом, надеясь, что той груде зеленых мышц не взбредет в маленькую головешку какая-нибудь  смертельная для нее мысль.
-Помогите, - так же тихо, почти стоная, непонятно зачем добавила она.
Сверху на нее смотрели звезды, пар, накрывая ее ресницы, тонкой струйкой вылетал из ее рта. Нестерпимо больно и холодно.
А рядом опять какой-то шум, шум приближающихся сапог. Сердце екнуло и на секунду остановилось.

+1

9

Со стороны девушки обозначилось шевеление. Сначала, орк подумал, что ему показалось. Это мог просто сползти плащ. Но после второй попытки и тихого постанывая все таки пришло осознание того, что девушка проснулась. Он неторопливо встал. Кота готов поклясться, что она видели его ужасным зеленым монстром, зверьем, что-то вроде троллей или медведей. Жестоких животных, которые не имеют чувств, руководствуясь лишь инстинктами.
Собственно, он слышал о том, что болтают о зеленокожих. Во всем виновата их физиология. Они сильнее любого мера или человека. А внешне они похожи на животных. Они страшны. И дики. Из-за страха им приписывают разные достоинства. Говорят, что орки купаются в крови младенцев, что они пожирают трупы своих противников, что они берут в жены своих сестер и имеют слабость к насилию. И совершенно глупы слухи о том, что орки через чур религиозны. Просто такова жизнь. Собственно, Кота никогда не пытался оправдать своих родственников или наоборот обвинить. Какие мы есть, такие есть и это не изменить.
Обойдя костер, он склонился над босмеркой. Сначала он подумал, что ее лихорадило. Но… нет. Ее бы бил озноб, было бы запаховыделение и просто… было бы видно, короче. А здесь она просто лежит и… тихонечко зовет на помощь. И явно боится увидеть зеленожопую гору мышц и плохих манер. Ее жалкие попытки выбраться из под плаща были… мягко говоря неудачны.
- Эй, спокойней. – орк присел рядом с девушкой, пробуя измерить ее температуру – не дергайся, хуже будет. – буркнул орк, когда та нервно вздрогнула. Судя по всему, он просто сильно придавил ее, пережал дыхательный путь и та потеряла сознание. Хотя… хотя еще ничего не ясно. Может быть он просто слишком сильно ударил ей по руке, из-за чего мог случиться болевой шок и последующая потеря сознания.
Он осторожно взял ее кисть в руку. Он, конечно, не лекарь, но установить где болит, а где не очень он вполне способен. И уж что было понятно, так это то, что он ей определенно сломал кисть. Установить, какой перелом и что там могло произойти он не мог. Даже не мог, а, скорее, не умел.
- На, выпей. Полегчает. – орк отложил трубку и достал фляжку, полную медовухи. Одним неспешным движением дал ей попить. А затем просто закрыл и оставил рядом с девушкой. – Не волнуйся. Слишком много чести, подмешивать яд во фляжку. Не шевели рукой. Будет утро – пойдем к лекарю. – буркнул орк, присаживаясь рядом с ней, вытягивая вперед руки.
Костер потрескивал, обугливая поленья и доски. Снег внутри комнаты растаял, образовав под сапогами лужу.
Чувствовал ли он что-нибудь по отношению к девушке? Абсолютно нет. Ни вины, ни какой-либо совестности по поводу разбитой руки он не чувствовал. Вообще, он чувствовал вину лишь пару раз в жизни. Ему ни разу не понравилось это ощущение. Из-за чего он дал себе зарок, больше не делать глупых поступков, что бы потом не ощущать это пренеприятнейшее, ужасное и такое неестественное для орка чувство как вина.
Кота решил выходить девушку исключительно по практическим соображениям. Наемник ничего не смыслил в лесе и о том, как его надо проходить. Шансы выбраться из этого зеленого Обливиона очень сильно повышаются когда рядом с тобой будет топать проводник. Да и дополнительные руки можно использовать против внезапных разбойников. Ну и на худой конец, как живой щит.
Конечно, таких далеких планов он не строил, но и благородным не был. Но, во всяком случае, она сама виновата, что оказалась в такой ситуации. Могла осторожно походить вокруг, поприветствовать незнакомца, да хотя бы просто нож не брать. Тогда бы все было по-другому. Возможно.
- Как тебя зовут?..

+1

10

Шум сапог раздался совсем рядом и в поле ее зрения попал тот самый зеленый громила. Лицо его не выражало ничего, никаких эмоций. Разве что легкую заинтересованность.  Отрешенную заинтересованность, словно она была и не человеком вовсе, а каким-то зверьком, который попал в силки. Она и правда попала в силки. Они в лесу одни, она не во состоянии скрыться и не имеет никакого оружия против орка. А он огромное, сильное, непредсказуемое животное, которое имеет сейчас всю власть над ней. Над маленькой и беззащитной. И это зеленая громадина вдруг опустилось, пытаясь положить на нее свои огромную лапищу. Тело непроизвольно дернулось, пытаясь скрыться от опасности и вызывая новый приступ боли. Рука накрыла пол ее лица, наверное, пытаясь определить ее температуру.
-Эй, спокойней, - чуть ли не рыкнуло на нее человекоподобное животное. -Не дергайся, хуже будет.
"Куда уж хуже" - подумала про себя девушка, почти перестав дышать от страха.
И тут она поняла, что может. Громила вдруг потянулся к ее руке, доставая ее из под складок одеяла. Если бы у нее были силы на крик, она бы заорала. Но сил хватило только на тихое скуление и новую попытку дернуться. По щекам потекли слезы. Тонкие кости кисти были раздроблены, а еще не до конца окостеневшие хрящи превратились в месиво.
- На, выпей, полегчает, - и тут же ей в рот вставили фляжку, не давая даже время на попытку отказаться. - Не волнуйся. Слишком много чести, подмешивать яд в фляжку. Не шевели рукой. Будет утро - пойдем к лекарю.
"Лучше подмешал бы. Хоть не чувствовала всего этого" - так же про себя подумала Кайла, закрывая глаза и делая пару глотков сладкого, алкогольного напитка, абсолютно гадкого и приторного на вкус. Легче ей не стало ни в какой мере, зато скрутило желудок и перехватило дыхание.
Она не представляла, как завтра встанет и пойдет. До Фолкрита очень не близко. И если бы она при нормальном самочувствии пришла к нему часа за четыре-пять, то теперь, видимо, ей понадобиться целый день, чтобы добраться и не помереть где-то по дороге. И она не удивится, если к лекарю она пойдет одна, а эта зеленая болванка отправится дальше избивать юных, беззащитных дев. Если бы она что-нибудь понимала в отношения между мужчиной и женщиной, она бы добавила слово "насиловать". "Но...если подумать, этот мужлан, наверное, заблудился, ведь ни одному дураку не придет в голову оставаться здесь на ночь одному, в лютый мороз, под почти открытым небом" - пыталась найти хоть одну зацепочку Кайла. "Хотя...возможно, этот обладатель невероятной силы так делает от большого ума".
Видимо, убедившись, что с его уловом "все в порядке", зеленый монстр поспешил вернуться к насиженному месту.
-Как тебя зовут?..
Кайла удивленно посмотрела на него.
-Ка-а-айла, - кое-как выдавила она из себя, голосовые связки отказывались подчиняться.

+1

11

-         Каайла – он посмаковал имя, будто пробуя его на вкус. Имя – это все. Имя может быть как оберегом, так и проклятьем. Имя может изменить тебя и оно всегда покажет твою суть. Так верил Кота. А он редко ошибался. – достойное имя.
Огонь мерно потрескивал. Нет-нет, да какая-нибудь искорка выскочит из пламени, тут же плюхнувшись об пол и испарившись. Огонь успокаивал. Давал время на размышление, анализ. Как скоро настанет новый день, он не знал. Лишь склонился над костром.
Когда он притронулся к ее кисти она еле-еле сдерживала крик боли. Собственно, у нее есть еще одна рука. Он мог ее убить. Зачем заставлять ее мучиться?.. Или изнасиловать и потом убить. Кота старательно вглядывался в пламя. Кровь играла в нем. Она просила смерти этой девчонки... но он легко проигнорировал это чувство. Не впервой. Тем более смерть девочки ничего не решит.
- Заткнись – "попросил" орк. Хоть и буркнул он скулившей девчонки. Не потому, что это его раздражало или мешало сосредоточиться. Нет. Просто от скуления ничего не измениться. Хочешь жить? Живи. Борись, а не лежи, умирая от ран. Орк прикоснулся фалангой пальца к ожогу. Навеялись неприятные воспоминания. Как же он хотел умереть. Умереть, но не чувствовать этой дикой боли. Назло всем он выжил. И стал сильнее.
Если она выживет, то станет сильнее. Если нет... ну что ж, одной могилой больше, никто и не заметит.
До Фолкрита определенно далеко идти. Но возвращаться надо. У него нет съестных припасов, нет знакомых проводников, он не знает этого леса. А штурмовать лес в одиночку тот еще оригинальный способ самоубийства. Да, как рассветет, двинется в Фолкрит. И не один. Босмерке тоже пригодиться лекарь. Его не волновало, что она может о нем сказать. Наемник был уверен в своих силах. И своей дозволенности. Как никак он не перегибал палку. Если бы он специально раздробил ей руку, то другой разговор.
- С рассветом двинемся в Фолкрит. Ты проведешь Коту через лес. Кота оплатит лечение руки. – буркнул он. Он повернул голову в сторону больной. В ее глазах стоял страх. Неудивительно. Каайла считает его животным. Считает его страшнейшим животным, который только есть. Животное в котором нет ничего человеческого. Абсолютно ничего, окромя сходной физиологии. Наверное, она права. Орков практически не донимает совесть и вина чужда. Но орки во многом справедливее людей или этих эльфов. Кровь за кровь. Равноправие между полами, хоть и кастовая система. Но орочьей крепостью одинакового может править как мужчина-вождь, так и женщина.
Кота слушал звуки. И они складывались в мелодию ночи. Хруст, шелест, крик, рычание, вой, дуновение ветра. Все складывалось в музыку. И музыка была удивительна. Орк думал что-нибудь спеть... но, похоже, если он дальше продолжит так на нее «давить», то она просто с ума сойдет от страха. И тогда Кота ее убьет.
- Ветер севера,
Спой мне о доме моем...
В небо серое,
Мы на рассвете уйдем... – тихо начал напевать Кота. Жаль, что под рукой ничего нет. Барабан был бы не плох. Флейта – еще лучше. Арфа или лютня вообще красота. Но все, что у него было, это голос. И он им пользовался.
Музыка, не голос, завораживала. Именно тот ритм, что пел орк, а не его голос, или рифма, или сами звуки. Сам ритм - музыка. Она была правильной, выверенной. Орку нравилось петь или сочинять стихи. В нем была та самая искра музыканта. Но не было голоса или ловких пальцев. Поэтому увлечение так и осталось увлечением. Не зря его называли Музыкантом.
И все же, странно. Почему у тех, кто является по сути говном, есть тот талант, благодаря которому они остаются на плаву. Почему у людей, которые морально лучше всегда нет того таланта, которые есть у гавнюков? Почему гавнюки выживают в самых патовых ситуациях, когда благородные и честные люди гибнут? Столько вопросов и ни одного ответа. Кота пытался найти на них ответ, но не мог.

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Прогулка по лесу...