FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Довести до предела.


Довести до предела.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название эпизода: Довести до предела.
Сюжет: Не всегда данмеры путешествуют в поисках нового дома. Одних ведет жажда знаний, других – жажда наживы, третьих – жажда приключений. Но та, что заставляет алхимика взять в напарники шпильмана, и пойти в одно из самых опасных и неизведанных мест Скайрима, явно не из описанных.
Время: 4Э202
Место: Таверна «Пик Ветров», Данстар и окрестности, Главный подъемник Альфтанда, Черный Предел.
Список участников: Роанок Индориил, Сарвас Горн, Кота, Йеффа(?).
Дополнительно: -
Требуется ли ГМ: Пока нет.

Отредактировано Сарвас Горн (2013-12-12 23:39:41)

0

2

После алхимической лавки «Ступка и Пестик», пропахшей горечью лежалых трав и жиром тролля, запах, царивший в таверне «Пик ветров» был поистине ужасающ: кислая капуста, похлебка из грубого мяса на эле, шахтерский пот, разлитое вино. Все, что надолго забивается в чувствительный нос любого зельевара, заставляя яд и исцеляющую микстуру пахнуть одинаково.  Где-то, заслоненный разгоряченными медом нордами, играл что-то веселое бард. Норды топали ногами и гремели кружками о бутылки, не попадая в такт и нимало этому не огорчаясь.
Сарвас ступил в гул таверны и сразу же отошел от входа. Трактирщик за стойкой, горничная подает что-то трем неизвестным, которые не сняли капюшонов, несмотря на каминный жар, плотно наполнивший помещение. За ближним столом в капусте мирно спит круглолиций плотный имперец, сжимая рукой горлышко опрокинутой и уже пустой винной бутылки. Отвлекшись на него, Сарвас не заметил, как горничная подошла к нему:
- Добро пожаловать в таверну «Пик ветров»! Самый студеный ветер за порогом, самая горячая похлебка в котле, самый крепкий мед в бочках. Чего изволите? – молодая нордская женщина вытирала руки о передник своего фермерского платья и разглядывала потертый наряд Горна, очевидно, прикидывая его платежеспособность.
- Мацт есть? Шейн? Суджамма? – Сарвас не терял надежды, что хоть в одной из таверн провинции будет то, с чего б его не мучили головные боли и ночные кошмары.
- Что есть? – горничная наморщила лоб, а после уверенно заявила: - Дорогуша, море штормит уже не первую неделю. Поэтому, даже если б мы ходили к тем берегам, на которых знают, что это, сейчас бы всё равно ничего не было.
- Тогда похлебки, эля и хлеба. – Быстро сказал Сарвас. – Еще тройку яблок, тройку картофелин, оленины кусок побольше  - это с собой.  И вина. Только разбавьте.
Сделав заказ, Сарвас подошел к отдельно сидящему норду-наемнику в тяжелом рогатом шлеме, который, поплевывая на тряпку, оттирал что-то с бойка своего двуручного молота.
- Двести септимов.
Норд поднял голову.
- За такую цену, - гулко сказал он. –  Я дойду с тобой только до порога трактира, но тут, как погляжу, у тебя пока нет проблем. Пятьсот, крайнее слово, или проблемы у тебя появятся.
Горн покачал головой. Даже если он изготовит зелья из всех своих ингредиентов, а потом продаст их с теми, что у него есть, он не наберет нужную сумму. А этот с ним не пойдет. Да и, признаться, там, куда он собрался, тяжелый неповоротливый норд в гремящих плохо подогнанных доспехах всё только испортит. Не далее, как с полмесяца назад, Сарвас исцелил одного каджита, попутно вытащив из его шкуры не менее трех наконечников фалмерских стрел. Тот отказался платить золотом, как и все коты, но отметил на карте своего спасителя некую точку, которая, по его словам, служила прямым спуском в систему пещер Черного Предела. И сейчас пришло время убедиться в этом.
Горничная наконец принесла заказанное, и Сарвас выбрал место рядом со спящим пьяным сном имперцем, пускающим в капусту слюну. Похлебка действительно была горяча, и, похоже, находилась в таком состоянии не первые сутки – овощи совсем разварились, а мясо распалось на тонкие волокна. Решив дать ей немного остыть, Сарвас снова стал оглядывать таверну в поисках того, кто сможет быть его провожатым в Черный предел.

Отредактировано Сарвас Горн (2013-12-10 16:37:05)

+1

3

Норды были навеселе. Рок, к слову, тоже.
- Пел рыцарь на разминке: когда я на коне, четыре четвертинки, чирикают во мне. А что бы на турнире, противника помять, пожалуй, не четыре – понадобится пять! Слушатели поддержали его шумным ревом да грохотом посуды по столу. Краснолицые выпившие шахтеры уже давно, две песни как, простили ему цвет кожи, острые уши и гребень волос, и теперь стадом бугаев ревели под его песни, заливая горячность элем. Юному меру это только нравилось – местный ярл поддерживал повстанцев, потому поначалу ему было весьма неуютно, да и взгляды в его спину бросали не самые дружелюбные. Теперь же слушатели смотрели на него влюбленными глазами, служанка улыбалась куда искренней, да и трактирщик перестал демонстрировать внушительных размеров кочергу. Развалившись на стуле, бесцеремонно забросив ноги прямо на стол, он перебирал струны своей лютни, звонко распевая веселый незамысловатый мотивчик, так понятный местной аудитории.
- Драконище в пещере меня не сможет съесть, когда в защитной мере я выпиваю шесть. Закончив поединок, под стол уполз дракон – скачу без четвертинок, взлетаю на балкон. Прервавшись на мгновенье, дабы глотнуть насыщенного алкогольным духом и свободными мыслями воздуха, парень поймал на себе взгляд миловидной служанки, молодой нордке с крепкой попкой, обтянутой грязным платьем, и улыбнулся ей в ответ солнечной улыбкой. Ему было настолько хорошо, насколько может быть хорошо песнеплёту, собравшему благодарную компанию слушателей. Нет, ему в самом деле было хорошо – потому и песня лилась весело и легко.
- Сейчас я трезвый самый, моя ли в том вина: меня с прелестной дамой качает без вина!. Еще бы не качало, ведь дама, изведясь, семь стопок для начала, пригубила, сердясь. Кто-то с нордов выругался насчет баб, второй зашелся громких ревущим смехом, третий успокоил его тычком под бок, что вызывало порцию смеха среди остальных мужчин. Эль разливался по кружкам, дерево стучало о глину, кто-то размахивал насаженным на вилку жарким, кто-то держался за голову после неудачного покушения на филейную часть служанки, и все они были объединены одним – песней.
- А рыцарь ведь не может ее не поддержать, глядишь – и рухнет в ложе… Ну как не поддержать? Восьмую рыцарь тяпнул, у дамы отобрав. Про шесть своих он ляпнул в порыве, был не прав! Среди слушателей пролетела парочка смешков насчет того, что надо было делать рыцарю с пьяной дамой. Один с нордов, расхрабрившись, для примера опять полез к служанке, и девушка, недолго думая, опустила на его голову миску с супом. Что опять вызвало порцию громкого ржания, которое только глупец мог счесть человеческим смехом. В эти минуты данмер мог поклясться, что именно так коренные жители представляют свой Совнгард – сытная пища, которой можно забрасываться от пуза, вина и мёд, текущие рекой, да многочисленные служанки, которых можно пощупать за самые интересные места. Ах, да, еще барды, что бы благородным нордам не было скучно вкушать пищу. «Эх, варвары… И я с ними такой же варвар, выпивоха и бабник». Сильные пальцы парня играли со струнами, и мелодия пьянила подобно вину, хмельному и легкому.
- Сравнялись в счете… пылко глаза глядят в глаза. А на столе бутылка – рубинова слеза. Соловей резко прервал песню, заканчивая мелодию звонкой трелью, и подсунул носком сапога нордам кружку для денег. Один с мужиков понимающе улыбнулся и налил парню эля. «Деревенщина. Хорошо хоть шапку им не протягивал, еще бы туда похлебки набросали». Устало улыбаясь, бард поднялся со стула и потянулся, распрямляя затекшие косточки. Проходящая мимо служанка (в который раз, заметим) расчетливо задела его локоть грудью, в манящую глубину выреза которой парень уже погружался несколько раз взглядом. И, если ничего не случится к вечеру, сможет сделать это и другими частями тела ночью. Кто-то хлопал его по плечу, кто-то нудил, что и в эльфа может быть душа норда, кто-то требовал спеть что-то еще, но парень уже раскланивался, собираясь немного отдохнуть после выступления. Согласно договору с хозяином таверны, он должен к вечеру спеть еще несколько песен, и тогда трактирщик заплатит обещанных сто септимов. Да, небольшая сумма, но еда и кровать в добавок были бесплатными, а потому жаловаться было грех. «Нелегкая судьба барда. Дерешь глотку, калечишь печень, и все ради горсти жалких монет.» Смахнув со лба пот, Роанок осмотрелся вокруг, прикидывая куда и к кому подсесть. Выбор был невелик – норды, норды, норды, еще норды, опять норды, и, к счастью, неизвестный данмер. Прислонившись спиной к колоне, поддерживающей крышу, парень пробежался по собрату цепким взглядом. «Ходит в робе, а потому либо маг, либо книгоплёт. При чем, судя по этим невинным заштопанным дырам, деньгами он не сыплет. Что же, раз свободных столиков нет, угощать придется мне». Отодрав от лютни не в меру пьяного норда и спрятав ее в свой походный мешок, Соловей почти твердым шагом приблизился к столу и приземлился на свободный стол с той великолепной и невинной наглостью, свойственной всем бардам, актерам и нахлебникам.
- Моим глазам приятно видеть собрата-мера, мои уши хотят услышать родную речь. Парень искреннее улыбнулся, кидая на скудный стол незаметный взгляд – денег в соплеменника явно было немного. Тем не менее, радость от встречи пусть с чужим, но все же роднее всех знакомых нордов данмером, и легкая эйфория от удачного выступления бурлили в крови, потому мер жестом подозвал служанку, улыбаясь ей на всю ширину своего белозубого рта:
- Нам бутылку лучшего вина, которое ты сможешь найти в погребе своей хозяйки и жаренного кролика, красавица. В рубиновых глазах парня горел огонь, и, покраснев от его пристального взгляда (точнее, правильно его истолковав), девушка побежала в другую сторону таверны выполнять заказ. Проводив ее бедра теплым взглядом, Рок вернулся к своему собеседнику, улыбкой извиняясь и за вторжение, и за отсутствие хороших манер. Пусть парень не был опытным физионистом, но он вполне смог понять, что его собеседник один с тех самых чудаков, которые обладают умом, но вряд ли знают куда его правильно направить. В Солитьюде он познакомился с парнем-магом, который изучал бабочек, истратив на это целое состояние. Целое состояние! Будь он магом, он лучше сделал бы что-то полезное – деревяшку там в золото превратил, как вариант.
- Что привело мера в этот богом забытый городишко? Юный бард был сама любезность и любознательность.

+2

4

Когда в непосредственной близости от Сарваса опустилось что-то живое и шумное, он вздрогнул, будучи выдернут из глубин размышлений. Он ведь учил заклинание «обнаружение жизни», и, вероятно даже сможет его использовать беззвучно. Что он может противопоставить хорошему фалмерскому слуху, неслышному шагу и дальнобойным отравленным стрелам? Да ничего, поэтому, если он не найдет себе компаньона, будет вынужден избегать малейшего проявления жизни. Но остаются двемерские механизмы, которые невозможно…
- А чем могу помочь, сера? – Сарвас отогнал мысли об опасностях еще не увиденного подземелья. – Я алхимик и исследователь, ищу здесь вооруженные руки, которые можно нанять. Как видишь, никто не рвется сдать свою жизнь в аренду за мой кошелек и незабываемые впечатления.
Всхрюкнув коротким смешком, он заглянул в кружку с элем. Та была на треть пуста.
- Так вот, нанять. – Сарваса отвлекла хлопнувшая входная дверь. Имперец рядом отпустил бутылку, подложил под голову руки и захрапел. Горн поднял взгляд на собрата-данмера, продолжавшего на него смотреть: - Сера, у тебя есть знакомые наймиты? Лучники. Маги. Или даже разносторонние личности, промышляющие присваиванием чужого добра. Кто угодно, только б не слишком алчный. Беглый преступник. Крестьянин-бунтовщик, владеющий только колуном и вилами. Я согласен на кого угодно, лишь бы он не оценивал свою жалкую жизнь дороже той цены, которую я предлагаю. Не каждому ведь выпадает шанс путешествовать с ученым и, в некоем смысле, прикасаться к истории.
Похлебка достаточно остыла для того, чтоб её можно было есть без опасения сварить язык. На вкус она была не так плоха, как на вид, в отличие от эля  - тот пился так же омерзительно, как и выглядел. Особенно будучи разбавленным.  «Я скучаю даже по пепельным бататам» - проскочила случайная мысль. Однако и бататы отходили на второй план, когда поход в Черный Предел стал практически реальным.
«Двести сорок септимов. Я ведь смогу отдать наймиту не более ста пятидесяти. Иначе я не смогу потом даже купить ингредиентов для зелий. А собирать их самостоятельно – невероятно утомительно».
Пьяного имперца растолкали несколько нордов и утащили на себе, отсалютовав бутылками данмеру-барду, собеседнику Горна. Грохнули рассыхающейся дверью, впустив знатную толику холода и заставив всех, сидящих у выхода, взбодриться.
- Проклятый скайримский климат.  – тихо проворчал Сарвас с набитым ртом. Похлебка остывала даже быстрее, чем это было нужно. – Ничего, сера, что я несколько неучтив? Я голоден, и хочу побыстрее убраться из этого места. Представь только, я объездил в свое время весь Тамриэль, где я почти повсеместно слыл хорошим целителем и одним из лучших алхимиков, и практически нигде не встречал климата гаже, чем в Скайриме. Кроме Хаммерфелла. Эти пустыни мне долго еще являлись в кошмарах, а песок из своих вещей я выбивал несколько месяцев. Ужасное место, но двемерские руины клана Роуркен великолепны, хоть и не могут компенсировать ужас от земель, на которых расположены. Так как насчет наймитов, сера? – вернулся к теме разговора Сарвас. Горничная как раз подавала кролика и вино.

Отредактировано Сарвас Горн (2013-12-10 16:34:44)

+1

5

Слушая своего собеседника, данмер все больше утверждался в мысли, что сидящий напротив мер не от мира сего. Нет, у него были умные глаза, и книг он за свою жизнь явно прочел столько, сколько хватит на целый десяток юных бардов, но в вопросах житейских он казался ребенком… Ну кто же, кто станет в таверне трепаться о деньгах и пытаться завербовать себе телохранителя? Хорошо еще, что среди местных нордов либо глупцы, либо лентяи, другой бы взялся провести ученого мужа, завел бы его в чистое поле, дал бы несколько раз булавой по голове и все, лови его с деньгами. Нет, все надо было делать не так – пойти к ярлу, наплести ему с три короба насчет колдовского оружия, таинственных технологий, да хоть сундука древнего золота, пообещать половину. Тот бы не просто помог бы нанять, нет, сам бы отправил с тобой парочку хранителей, что бы охраняли да присматривали. «Забавный он. Подошел хотя бы к трактирщику с этим вопросом, кто же так честных людей на грабеж с убийством подбивает?» Облокотившись об стол, парень оперся подбородком на сплетенные вместе пальцы, продолжая с улыбкой слушать говорок мера. После грубоватой нордской речи слова «алхимика и исследователя» были чужды, новы, но этим не менее приятны. Тем более что последний уже вылакал пол-кружки местной браги, которую только чуждый к выпивке человек мог назвать элем, и это явно развязало ученому язык. И бард слушал его, мотая на ус полученные слова.
- Нет, нет, не знаю я беглых крестьян и каторжников, и нечего с ними якшаться. В лучшем случае просто обворуют до нитки, в худшем убьют и тело волкам на съедение бросят. Связываться с подобным отребьем себе дороже. И откуда он, такой упрямый в своей гениальности и глупости, взялся? В квартале Серых его банда, цвет и квинтэссенция данмерского воровского мира, называли подобных с легким презрением «мудрые глупцы», но, однако, предпочитали не трогать – авось рассеянный седобородый дед вдруг швырнет в тебя огненным шаром или вызовет какую-то чертовщину, и удирай от нее с воплями. Сейчас перед ним сидел именно такой представитель – умный, но недалекий, пытающийся купить за деньги то, что никому не надо и даром. «Почему у них такая страсть ползать по старым замшелым камням? Лежал бы в кровати с молодой служанкой да грел бы старые кости». Слова о чести прикоснуться к истории вызвали у Соловья ухмылку – здешние крестьяне дальше своего огорода не видят, им и история, и ученые, и все чудеса мира были далеки, как свинье поэзия. Бард даже заинтересовался, как достопочтимый мер смог без приключений добраться до Данстара – либо он в самом деле великий волшебник, либо разбойники брезговали его старыми одеждами. А теперь вот сидит перед ним и даже не понимает, что Азура явно присматривает за ним и его путешествием. «Предки, и как мне удается находить таких собеседников?» Волна холодного воздуха прошлась по горячей коже, возвращая в реальный мир.
- Со временем ко всему привыкаешь. Я даже не знаю, как в других странах, особенно на земле моих предков, я был рожден здесь… Парень замолчал, барабаня пальцами по столу и мысленно рассматривая все возможные варианты. С одной стороны, не смотря на братание и улыбки, судьба данмера была ему весьма безразлична. Он не аэдра, что бы следить за каждым смертным, погибнет его собеседник или без проблем доберется до своих древних развалин, мера ничуть не волновало. С другой стороны, в голове уже завертелись шальные мысли о Великом Приключении, где он сможет и чудес повидать, и, что главнее, найти парочку сундуков с потускнелым, но все равно ценным золотом. Был у него знакомый, скупающий различные древние механизмы да магические игрушки весьма дорого, а потому сам парень был не прав поморозить задницу на древних камнях ради парочки подобных безделушек. Опять же, вдруг они в самом деле найдут клад? Большущий старый клад, и тогда мер, не стесняясь, тихонько сворует торбу и еще по кармашкам, и отец купит себе ферму, малышку отдадут в Коллегию магиков, а сам он сможет безбедно жить и петь до конца своей жизни в окружении прекрасных нимф. «Что же делать? Рассказать меру, что я не только великий певец, но и знатный воин? Или попросить его…» От мыслей парня отвлекла служанка, которая принесла его заказ. А отвлекать ей было чем – если его собеседник удостоился только мимолетного взгляда, то, расставляя бутылку и чистые кружки перед бардом, она так наклонилась, что, казалось, ее грудь сейчас вылетит с корсета, а вместе с ней вылетит душонка барда. Да, пусть он был любителем женщин, но как не любить вот таких юных, созданных для поцелуев, дев? Вот только голова уже была занята другим, и бард с огорчением поймал себя на мысли, что ночь с юной прелестницей может отложиться надолго. Улыбнувшись девушке, Соловей пододвинул кружку к меру, наполняя ее вином – пусть и не братья Сурили, но куда лучше местного эля. 
- Есть у меня один наемник на примете… Скверная личность, и уши вянут от его речи, но берет немного, и драться любит… Парень отхлебнул вина и деловито принялся разделывать кролика, пусть и немного тощего, пододвинув блюдо на середину стола. Торопиться особо не было смысла, пусть клиент созреет, поймет что других вариантов нет и согласится выложить все до последней нитки. Обгладывая кроличью лапку, парень не сводил глаз с мера, обдумывая в уме нехитрые финансовые операции. «Меньше, чем за сотню, он работать не станет. Да нет, он даже задницу свою не подорвет. А потому придется предложить полторы, и то всю дорогу будет ворчать. Естественно, я тоже связываться с ним за «спасибо» не стану, а потому надо себе взять хотя бы горсть септимов. Думаю, больше половины сотни просить не надо, или потом орк с меня душу вытрясет за жадность». Бросив косточку на стол, данмер запил свои мысли вином, окропляя им плодородную почву размышлений. Да, в таком случае придется терять как минимум половину заработка в таверне, и девчушку эту он в кровать не затянет, но девок будет еще много, а вот деньги имеют свойство быстро заканчиваться. Как и приключения.
- К слову, я - Роанок с дома Индориил. Точнее, той тени, которая от него осталась. И я найду вам наемника, если вы найдете две сотни септимов, - парень прервался ради очередного глотка вина, меряя своего возможного нанимателя острым взглядом, - нет, я не просто найду, а буду вас сопровождать лично. Пусть по мне не скажешь, но я умею обращаться с оружием не хуже заправского громилы, хоть и предпочитаю более благородный заработок. Естественно, ложь, бывалого наемника он взять мог только изнурением – бегать кругами, пока пропитая печень и старые легкие не сдадут, и враг упадет с отдышкой, но кинжалом пользоваться данмер умел. Тем более, если ученый муж в самом деле хороший целитель, его знакомый согласится пойти с ними вместе, а в руинах вдруг не окажется дракона.

+1

6

- На земле наших предков сейчас почти так же плохо, сера Индориил Роанок, как здесь. Вварденфелл погружается под воду, как некогда ушли под воду таинственный Альдмерис и Йокуда. По крайней мере, именно это я слышал от наших братьев. – Сарвас остановил барда, пытавшегося налить ему вина до самых краев. – Я разбавляю. Не хочу, знаешь ли, терять съеденное на полпути, это плохо сказывается на запасе сил.
Музыкант ему не внушал доверия. Молодой, развязный, не скрывающий страсти к золоту и женщинам. Ни тени интереса к чему-либо другому. Но он был готов пойти с Сарвасом, и, более того, найти дешевого наемника. Уже трое. В конце-концов, если экспедиция провалится, маг сможет убраться сам, оставив как минимум одного из них на растерзание кому бы то ни было. А лучше двоих, иначе выживший как пить дать наймет головорезов. «Серджо, ты стал излишне мнительным.» - обратился Сарвас к самому себе. «Только не вздумай стареть. Не прошло и четверти одного из четырех твоих тысячелетий, которые ты обещал себе прожить.»
- Сто пятьдесят септимов, сера. И больше у меня все равно нет. – покачал головой Горн. – И все они лишь из уважения к выбору собрата, хотя я бы не советовал ему идти со мной. Ты бард, сера, складывающий слова в строки, а строки в песни, которые хороши против разъяренных нордов, как заклинание успокоения. Но там, куда мы пойдем, нет тех людей и меров, которые могли бы оценить это… в положительном ключе. 
Расценив подвинутое к нему блюдо как приглашение к разделению трапезы, Сарвас вынул из-под пончо кинжал из поясных ножен, и отрезал костлявую кроличью лапку.  Обсасывая её, он украдкой оглядывал барда. Рубаха, штаны, сапоги. Не воитель, нет. Завсегдатай таверн и трактиров. Остается надеяться, что тот, о ком говорил этот данмер из Великого Дома, хотя бы носит броню.
- Да, только полторы сотни септимов, - повторил Сарвас, вытирая усы тыльной стороной ладони.  - Но у меня достаточно разнообразных зелий, в том числе целебных. Также я во время экспедиции обещаю исцелять вас совершенно бесплатно. Но все же, сера Индориил Роанок, ты уверен, что хочешь следовать за мной. Ты ведь даже не знаешь, куда я направляюсь.
Выкладывать всё сразу казалось глупой затеей. Из Черного Предела возвращаются немногие, да и сундуков с кладами там маловато. Фалмеры слепы, поэтому  даже с поверхности не тащат золото и драгоценные камни. Всё более-менее ценное для обывателя оказывается в фалмерских загашниках только будучи снятым с трупов тех, кто по собственной дурости сунулся в чужие владения. И то только потому, что подземные уродцы не гнушаются человечины, и перед жаркой раздевают трупы.

Отредактировано Сарвас Горн (2013-12-10 16:33:34)

+1

7

При всей своей рассеянности маг был осторожен. Подлить вина ему не удалось, да и при всей словоохотливости ничего особого он не выдал. «Хитрец. А он мне нравится». Хотя волшебник вдруг оказался слишком осторожным человеком для того, кто искал в таверне сопровождающих. И жадным.
- Двести септимов, или мой друг, - последнее слово далось юному меру с улыбкой, - откажется проводить нас даже до границы селения. Да и где вы найдете хорошего наемника за такую небольшую сумму? Вчерашнего крестьянина, который топор от сохи не отличит?  Или очередного ветерана, который после первого часа ходьбы будет держаться за бок, после второго – за сердце, а после третьего вам придется нести его на себе? Данмер сдержанно хохотнул, откидываясь назад в стуле, беззаботно играясь с чашей. Да, торг был свят и ни один уважающий себя торговец или наемник без этого не обходился, но в случае мага торговаться было просто глупо – он  в самом деле не смог бы найти кого-то стоящего за столь небольшую сумму. Одно дело, если бы его надо было бы просто сопроводить с города в город, но вот идти неизвестно куда, рисковать жизнь неизвестно ради чего, терпеть лишения неизвестно зачем – нет, мало кто согласится даже на три сотни септимов, без разницы, сколько ты им эликсиров обещай.
- Так что оставим любителей потешаться боевыми шрамами да трусливых деревенщин в этом городке, вам ведь не стадо нужно, а организованный сплоченный отряд. Либо по рукам за две сотни, либо я могу только попросить Азуру быть милостивой к вам. Шатнувшись на стуле, бард весьма ловко поднялся на ноги как на человека, вылакавшего половину бутылки вина, поправляя одежды. В умных глазах его собеседника не было особого доверия к юному барду, но он и не старался его внушить, так как не смог бы этого добиться при всем своем красноречии – улыбчивый, беззаботный, он был человеком удачи, а не суровым бойцом. К счастью, эту роль было кому исполнить и без него.
- Впрочем, много ли смысла обсуждать наши дела без третьего лица, которое тоже будет весьма заинтересованно? Вы пока что заканчивайте наш скромный обед, а я приведу своего друга. Поклонившись с грацией заседая таверн и будуаров, данмер легким молодцеватым шагом покинул своего собеседника наедине, что бы он мог полностью обдумать свое решение, кивнув напоследок местному вышибали – присматривай, мол, за моим дядюшкой и сумкой. Скрипнув дверью, Соловей поморщился как от неприятного солнечного света, так и свежего морозного воздуха. Естественно, свой теплый плащ он оставил в таверне, а потому сейчас, сьежившись от холода и обхватив себя руками, он быстро проскрипел сапогами по протоптанной тропинке уже привычного маршрута, к самому дальнему в деревушке дому с амбром. Настроение было самое что ни есть бодрое, и, если ничего не испортит его сотоварищ, дело может выгореть.
- Милсдарь… Сидящий у амбара крестьянин попытался схватить его за рукав, но бард с ловкостью опытного драчуна увернулся от руки, отмахиваясь от надоедливого мужика. Судя по красовавшемся на его лице синяке, вчера ночью орк опять добрался до своей лежки с весьма веселым настроением. Нет, парень обратил внимание на его «топоры мои топорушки» еще в таверне, но не стал придавать этому значения – с этими орками и даэдра ногу сломит, пока поймет их. Нырнув в амбар, бард застыл от мгновенной закрывшей глаза темноты и резкого, сильного аромата сена, ударившего по голове не слабее вина. Возможно, и не так был неправ орк, когда отказывался ночевать в шумной продымленной таверне; парню вдруг захотелось сбросить сапоги и растянуться на этой ароматной подушке, хрустя косточками да сладко зевая, но дело было важнее. К тому же, громкий храп явно помешал бы его чуткому воровскому сну. «Ох, Кота, ну почему со всех наемников я знаю только тебя?» Привыкнув к полумраку, парень уже различал темную фигуру, распростершуюся на сене ногами к входу: очевидно, храбрый поборец хмеля простецки уснул там же, где и упал. В рубиновых глазах парня заплясали чертики, ему прям зачесалось с разбойничьим свистом ткнуть пьяницу ногой по ребрам, но инстинкт самосохранения удержал его от этого поступка. Будет ведь весьма невесело, когда орчище изобьет парня оторванной ногой, потому и он ограничился парочкой тычков в плечо.
- Хватит спать, Горррррра! Он специально протянул «р», поддразнивая типичную речь всех орков, с легкомыслием друга и веселостью барда. Естественно, в ответ орк только что-то невнятно прохрапел, потому во второй раз парень подергал его за плечо куда настойчивее. «Вот же нелюдь. И как можно было упиться вчера до такого состояния?» Продолжая тормошить орка до той поры, пока тот не начал ругаться и отпихивать его руку, бард мысленно чехвостил своего друга до самых десятых предков. Он и сам уже не помнил, как они познакомились и почему сошлись весьма зрелый орк-вояка и вороватый юный бард, но вот любовь как в хорошей драке, так и крепкой выпивке, он замечал в своем друге всегда.
- Сколько ты вчера бочонков эля вылакал, чудовище зеленое? Просыпайся, работой пахнет. Заработок, правда, небольшой, но вот подраться ты сможешь на славу. Сладко зевнув от вкусного аромата луговых трав, Рок прислонился спиной к балке, пожевывая подобранную соломинку. Наблюдать за орком было сплошное удовольствие – то бранился, пытаясь найти невесть что делающий на балке амбара топор, то сапоги перепутал, то несколько минут кривился, пытаясь чихнуть от не к месту взявшейся в носу соломинки. Наконец, сочтя орка готовым, данмер продолжил свою речь, хитро улыбаясь.
- Один данмер-магик хочет нанять наемника в качестве охранника для опасного путешествия. Больше двух сотен с него не возьмем, да и четверть как всегда моя, зато обещает подлечивать нас зельями да магией, что, согласись, неплохо. Правда, упрям как пьяный норд, но, - юноша окинул фигуру своего напарника взглядом, - здесь еще кто кого. Сильно не дави, но мускулами поиграй, секирой там потряси, сам знаешь как делать. Сразу у него уточнишь, куда он собирается, не было времени. Протянув руку орку, данмер помог ему подняться на ноги и, пригнувшись, вышел на улицу, опять сутулясь от мороза.
- Милсдарь! На этот раз крестьянин ожидал его прямо у порога, а удирать по сугробам парню никак не хотелось. Потому и кивнул орку – иди, знакомься, а я догоню, разобравшись здесь.

офф

Кота, друг, я налепил много отсебятины, так что если с чем не согласен, пиши в личку, изменим) И да, дальше твой пост)
Технически, стартуй от того, что мы вчера веселились.

+1

8

Орку ничего не снилось. Орку вообще редко что-то снилось. Орку снились только черно-белые сны. Почему? Кто ж его разберет. И вот сейчас, ему ничего не снилось, кроме черно-белого окружения. Неестественно белая, как кость пролежавшая в земле с конца прошлой эры, кожа резко контрастировала с шикарными черными волосами достающих до задницы. В доме было как всегда тихо. Лишь посуда то и время постукивала. А он просто смотрел, не в силах оторваться... его жена. Его друг. Его Дона. Кота хотел подойти, сказать что-нибудь, но не мог пошевелиться. Через секунду дверь шумно отворилась и в помещение ворвался огромный зеленый куст... это был столь яркий цвет, что орку пришлось зажмуриться. Но это оказалось ловушкой. Поднять веки было сверх его возможностей. Но даже с закрытыми глазами он видел все, что происходило. Куст начал танцевать, тут же повскакивали табуретки, столы и посуда. А Дона лишь закрыла лицо руками и тихо плакала...
Кота резко открыл глаза, первое время решительно не понимая, кто оказался настолько храбр, что бы вывести его из страны грез. Челюсть неприятно болела и отказывалась шевелиться. Через секунду рассудок взорвался болью. А кто-то наглый и явно решивший покончить со своей жизнью все теребил плечо зеленого. Сначала он хотел вырвать ему глаз и заставить его же съесть. Сначала... потом пошли самые непристойные фантазии на тему того, как он мог повеселиться над тушкой «самоубийцы».
- Заткнись! – рявкнул орк, отчего он неприятно поморщился. Голова болела сносно, но вот использовать собственный голос как раздражитель он не собирался. И все же орк удостоился вспомнить этого серожопого мера, что предстал перед взором еще не проснувшегося орка.
«Кок?.. Не... Кор?.. Не... Орк?.. Не... Рор?.. Нет» - оставалось лишь вспомнить его имя. Это давалось невероятно трудно. Черт возьми, это было нереально тяжело. Особенно, если тебя отвлекают вспышки боли, когда ты пытаешься вспомнить детали вчерашнего... Вечера? Ночи? Кто ж его знает... когда они начали, солнце только клонилось к закату. И все же, он помнил этого данмера. Бард. Приятный голос. Гнусный характер. Блудливый взгляд. Вроде бы... да, неплохо поет. Надо было вспомнить имя. Имя! Отчего-то Кота был уверен, что его имя запечатлено в этих трех буквах. «О», «Р» и «К».
В полубессознательном состоянии, зеленый начал приводить себя в порядок, отчаянно ругаясь и матерясь на чем свет стоит. Сначала искал свои метательные топоры... нашел. Что они делали на балке, да еще основательно воткнутые в породу дерева оставалось загадкой. Еще более загадочно оказалось какая-то полоска ткани, прикрывающее известное женское место. Потом начались поиски сапог. Это было действительно захватывающее зрелище. Пришлось применить всю свою логику, аналитическое мышление, напречь память и рыскать в сене улики. Сапоги оказались в необычайно странном месте в необычайно странном состоянии. Они стояли как легионеры стоят в шеренге. И при чем, были явно трезвее своего хозяина. Да еще и они оказались под рукой. Орк понял это, когда случайно чихнул. Соломинка закатилась прямо в чрево сапога. Ну что же. Проведя рукой по волосам, якобы зачесывая их назад, и приведя в нужное состояние дреду, он приготовился внимать данмеру.
- Один данмер-магик хочет нанять наемника в качестве охранника для опасного путешествия. – орк поморщился. Опять лезть в самую задницу тролля, ища невесть что и зачем. Вот почему все маги так хотят скончаться в пещерах, а?
- Больше двух сотен с него не возьмем, да и четверть как всегда моя, зато обещает подлечивать нас зельями да магией, что, согласись, неплохо.
- Неплохо. Если хочешь открыть свою лавочку. – согласился Кота, тут же поморщившись – Две сотни?.. У тебя мозги на месте? Ты бы пошел в чертову пещеру, кишащую всякими тварями хотящими тебя съесть живьем за две сотни? Я – нет. – наемник хотел было закончить на этом разговор и искать что-нибудь опохмелительное, но данмер не думал отставать.
- Правда, упрям как пьяный норд, но здесь еще кто кого. Сильно не дави, но мускулами поиграй, секирой там потряси, сам знаешь как делать. – Зеленый красноречиво посмотрел на него, мол, ты учить батьку взумал как дела делаються, серая сопля на жопе мироздания?.. А идея с тем, что бы вырвать глаз, воткнуть его в задний проход и заставить без пременения рук сожрать собственный глаз, вызывала определенную... ммм... приятность в сознании орка. - Сразу у него уточнишь, куда он собирается, не было времени. – орк рассеянно кивнул, принимая помощь данмера. Без помощи барда ему действительно пришлось бы тяжело подниматься с насиженного места. Пришлось неприятно поморщиться от холода, когда он покинул нагретый стог сена. Он тут же принялся растирать мышцы, что-то бурча себе под нос.
Но вместо того, что бы отправиться в таверну их задержал непонятного вида крестьянин. Коротко взглянув на данмера и поняв намек, орк отправился в дальнейшую дорогу до таверны.
Запах витавший в таверне был, мягко говоря, не из самых приятных. С другой стороны, было бы удивительно, если бы такая суровая нордская таверна пахла ромашкой и розой. Запах капусты, несвежего эля, вонючих тел и – о Малакат! – блевотины и каких-то странных запахов, не настраивал на позитивное мышление.
Но не увидеть здесь того «магика» было бы просто не возможно. Фыркнув что-то о таверне, орк присел рядом с новоявленным «заказчиком».
- Кота приветствовать мага. – наемник решил включить режим «суровый орк». Оглядев стол в поисках чего-нибудь, чем можно было бы унять боль, но ничего не приметив, он продолжил – В какие руины идешь? – но тут, совершенно случайно, он заметил бутылку полураспитого вина.
«Ловкий бард... что бы даэдра натянули этого Рока на... О! Точно. Рок. Индарил. Вроде бы». – не спрашивая разрешения, орк сделал ну-уж-очень-большой-глоток. Жить стало чуточку легче.

+2

9

Торговаться, значит. Когда бард покинул таверну, оставив Сарваса наедине с собой, тот вздохнул. Безусловно, придется выкладывать больше, чем хотелось бы, а это значит, что если они не найдут попутно ничего стоящего, придется затянуть пояс потуже и предлагать себя в качестве целителя. Самый нудный способ заработка, да еще и исцеленные часто благодарят тебя не монетой, а пожеланием благословения Мары или Кинарет. И что с этим делать, милостивая Азура. Вся надежда на то, что поход будет успешным. А этого нельзя гарантировать, если не знаешь наверняка, кто пойдет с тобой.
Когда дверь таверны отворилась, Сарвас едва не застонал от предчувствия той головной боли, которая его ждет, если с ними пойдет орк. Орк. Орк. Дубовая голова, медный лоб, железные зубы, луженая глотка. Орк. Чуть лучше норда-берсерка, сошедшего с ума от меда и страдающего ликантропией. «Еще и пьянь», - подумал Горн, глядя, как тот, подойдя к его столу, ищет, чем можно опохмелиться.
Однако тот, несмотря на неотесанность, сразу спросил о том, куда Сарвас направляется. В отличие от барда, он действительно был похож на человека, который покидал питейное заведение не только для того, чтоб сходить по нужде.
- Это в горах. Недалеко. Пещеры. – Не в силах сразу же побороть предубеждение, маг с трудом удерживался от того, чтоб не начать сопровождать речь жестами. – Идем… Можно сказать, что к братьям нашим меньшим.
Тут он не врал – нынешние фалмеры действительно когда-то были самыми обычными из меров, так что братьями их вполне можно было назвать, хоть при этом и следовало обладать изрядной долей фантазии.
- У меня есть карта. – добавил он, и осмотрел потенциального наемника. Да, красться он не будет. На звон его топоров сбежится все подземелье без остатка, даже не придется вспоминать заклинания обнаружения. Все, от корусов до двемерских механизмов, прибегут посмотреть на это громыхающее чудовище. Остается лишь надеяться, что в бою он так же свиреп, как устрашающ на вид.
-…и я согласен на две сотни септимов. Больше у меня всё равно нет. – через силу выдавил из себя Сарвас. Это решение далось ему с трудом, но он не видел другого выхода, да и, признаться, не хотел, чтоб кто-нибудь из этих двоих снял бы деньги с его трупа. «Серджо, признай, они ведь могут. Твой ум не поможет против их наглости», - Горн в очередной раз пожалел себя. «Ничего, серджо, ты поимеешь с этого дела больше, чем то, на что рассчитываешь. Быть может, потратив все свои деньги, ты убережешь себя от куда более невосполнимых трат».
- Тогда, ммм, уважаемый Кота, - Сарвас не стал обращаться к нему «сера», как обращался к барду, поскольку даже не собирался считать его равным. – Мы дождемся твоего приятеля – я хочу, чтоб и он услышал мое соглашение – и будем выдвигаться. Я надеюсь, ты со мной согласен. – С этими словами Сарвас вытер свой кинжал сначала о край столешницы, а потом о пончо, и спрятал его обратно в ножны, старательно избегая слегка расфокусированного взгляда орка.

+1

10

- …а еще он грозился убить мою коровушку и съесть ее сырой. Нет, милсдарь, вы можете это представить? Милсдарь попросту подпрыгивал поочередно на ногах, пытаясь согреться и проклиная орка. Нет что бы спокойно, как нормальный пьяница, прийти и спать, так он горланил непристойные песни, пытался выбить новую дверь в стене, не известно за что залепил своей лапищей сунувшемуся с претензиями мужику…  И, естественно, виноватым в этом мужик считал не кого иного, как барда, который в свою очередь днем ранее пристроил этого самого орка на ночевку в амбар. «Будь проклят Малакат за то, что создал это племя». Ощущая, как его зубы от холода уже не просто время от времени клацают, а отыгрывают настоящую полковую барабанную дробь, данмер, не выдержав, в сердцах сунул мужику несколько септимов, невнятно проворчав что-то насчет «выпей за это» и решительным шагом направился к корчме, растирая заледенелые руки. Уж что-то, а он сдерет с орка целый десяток за подобные выходки. Зловеще скрипнув дверью таверны, первым делом парень посмотрел на столик, проверяя количество меров и наличие своего мешка. Судя по кислому лицу мага, Коте удалось выдавить дополнительных пятьдесят септимов, а значит их прогулка к заброшенным криптам или глубоким пещерам состоится. Естественно, не доверяя одной только мимике клиента – вдруг ему орк просто решил историю своей жизни рассказать, парень вопросительно кивнул своему напарнику и, немногим погодя (орк как раз заканчивал высушивать кувшин), дождался ответного утвердительного кивка. «Что же, осталось только стрясти деньги с кабатчика, поцеловать эту порхающую нифму на прощанье и все, вперед, к мечтам и грезам. Точнее, к моему богатству». Куда проще было бы просто собрать вещи и незаметно уйти, но бард драл глотку целых полдня, а потому считал несправедливым лишать себя половины заработка. Оставалось только придумать, как вытрясти с жадного и хитрого трактирщика полсотни септимов, при этом замяв сам факт, что бард собирается сбежать раньше окончания договоренного срока. К счастью, трактирщик околачивался рядом, тревожно посматривая на орка.
- Чудесный день, не так ли? Служка, поди, с ног сбилась, обслуживая клиентов. Как всегда, данмер был самой любезностью, скрывая нехорошие намерения искренней улыбкой. Сам хозяин удостоил его кислым взглядом, после чего вернулся к протиранию горшков да наблюдением за орком. Судя по ужасу в его глазах, орк как минимум вчера сьел двух его служанок, хотя сам бард подобного не припоминал. Тем более, что это его не останавливало.
- Видите ли, мой дядюшка по маминой линии, - он ткнул пальцем в сторону данмера, - случайно оказался в Данстаре. Сам он безобидный книгочей, но слегка тронут, рассеян, потому остался без денег. Трактирщик скользнул взглядом по магу, посмотрел на барда, и опять принялся дырявить взглядом орка. Чем была вызван такой интерес, Соловей даже не мог догадываться, но либо человек недолюбливал зеленоухих, либо что-то скрывал. «Ох уж этот старый пузатый развратник. Дался ему Кота».
- Так вот, не могли бы вы мне выдать половину платы? Дядюшка вряд ли станет ждать до вечера, а я не могу бросить своего родственника. Мы, эльфы, - юношу передернуло внутри от такого оскорбления, но он продолжил ровным беззаботным голосом, - всегда держимся родственников и уважаем старших; потому я и не могу бросить дядюшку одного. В очередной раз трактирщик окинул его взглядом, потом – «дядюшку», но для неопытного ленивого нордского глаза все данмеры были на одно лицо, потому он опять вернулся к орку, в этот раз подманив к себе девушку жестом.
- Хильда, выдай ему 50ть септимов с нашей выручки. И помни, парень, что ты должен до самой полуночи отрабатывать остальную половину. Девушка кокетливо улыбнулась и, поставив на барную стойку поднос с грязной посудой, принялась медленно, по одной, подсчитывать деньги, временами загибая пальцы. Мер не собирался ее торопить, нет, его взгляд медленно ползал по ее крепким голым лодыжкам, торчащим из-под короткого платья, по бедрам, обтянутым тканью одежды, погружался в теплую глубину корсета, карабкался по изящному сгибу шеи. К несчастью, все это уже было частью прошлого, пусть девушка и находилась рядом – в Данстар он не станет возвращаться, если все пройдет хорошо, в противном случае будет и некому. Вот только, принимая от барышни деньги, мер не удержался, что бы не сжать пальцами ее заскорузлую от работы ладошку, мило улыбаясь. «Что Сердце вереска, отставит, уходя…» Полу-поклонившись кабатчику и девушке, мер решительным шагом приблизился к столу и плюхнулся на стул, с горечью рассматривая скудные остатки кролика и несколько лужиц вина, оставшихся после орка.
- Когда отправляемся? Сейчас, когда деньги приятно грели карман, он был более чем заинтересован в быстром и решительном побеге.

+2

11

- К кому?.. – рыкнул орк, явно показывая непонимание – Пещеры?.. Пещеры разные. Есть обычные пещеры разбойников, есть пещеры полные ловушек и монстров, есть пещеры в которых живут Изгои, есть пещеры плавно переходящие в двемерские руины и наоборот. Так в какую пещеру? – орк совсем не любил, когда с ним начинали разговаривать «мутя воду». Потому что постоянно что-то недоговаривают и хуже же становиться именно заказчиком, а вместе с ними еще и наемникам, что идут с ними. Не получиться подготовиться как следует. Может быть много жертв.
- Карта... – протянул Кота, кивая то ли себе, то ли своим мыслям. Если есть карта – значит, как минимум, кто-то уже был в этом подземелье. Это не может не радовать. – покажи. – настоятельно потребовал орк, подаваясь вперед. Если у него есть карта – это очень сильно облегчает задачу. Значит все, что нужно, это снарядиться. Он, как сказал Рок, целитель. Следовательно, с зельями и лечением проблем не будет. Тогда остаеться лишь амуниция. Булавы там, если встретяться механизмы и что-нибудь по-острее, что бы шинковать противников из плоти и крови в капусту.
- Издеваешься?.. – «Он чокнутый што ле?.. Сам бы подумал, какой адекватный наемник пойдет за две паршивых сотни септимов в пешеру кишащую всякими тварями под завязку?..» Кота решительно не хотел идти к даэдра на рога за меньшее, чем за пятьсот септимов. Это, практически, принцип. Но все же двести септимов это невероятно мало. Кота хотел было отказать... но пока причин не было. Ему не впервой предлагали лишь половину суммы, а остальное он должен был получить после задания. – что ж... после задания, должен будешь пятьсот септимов. – он внимательно вгляделся в данмера. Ученый-маг. Больше нечего сказать. Что ж... если их поход будет неудачен, Кота возьмет долг кровью. Он просто убьет заказчика. Не впервой. – если поход будет не удачен для Коты, отдашь мне долг кровью. Я сожру твое сердце. – заглядывая в кровавые глаза данмера пообещал наемник. Обычно заказчики преисполняються такого страха.
Судя по виду данмера, ему было очень противно видеть перед собой не кого-нибудь, а орка. Судя по всему, компания пьяного мамонта, была бы более радостна ученому. Но если все же придется устроить бой, то орк сможет вытащить из беды и этого хлюпика-ученого и барда.
А Рок меж тем не торопился подходить к своим новым товарищам. Он о чем-то мерно шушукался с таверенщиком, который бросал самые странные взгляды в сторону орка. Этот взгляд очень сильно сводил орка с дорожки терпения. «Чо этот трактирщик так на меня пялиться?.. Ему что, глаза лишнии?..». А Рок проделывал весьма хитрую комбинацию. Хотел и деньги урвать и раньше времени свалить. И у него получалось. Тот что-то шепнул трактирщику, что тот решил подозвать девушку и удалиться.
Театр начинал затягиваться. Весьма симпатичная Хильда (с которой Кота весьма вероятно вчера лежал в конюшне) старательно отсчитывала Соловью монеты. А тот очень нагло сверлил ее взглядом. Весьма лихой парень. Ну что сказать, такому парню и флаг в руки. Вот только надо было бы как-нибудь по-прощаться...
- Когда отправляемся? – усаживаясь рядом с наемником спросил Рок. Кота на секунду задумался. За две сотни ничего приличного не купить. Зелья и карта есть. Все на месте, а насчет амуниции... придется очень постараться, что бы не умереть с голоду. Так что единственное, что им нужно – это еда. Теплая одежда им не нужна. Как сказал... кстати, как зовут этого мага?..
- Ты и он отправляетесь прямо сейчас. – совсем другим голосом цивилизованного существа заявил Кота Року. – А я договорюсь о еде и сразу за вами. Встретимся на выезде из Данстра.
Сказал – сделал. Незамедлительно встал с места и отправился на «прощанье» к Хильде. Итак, тактика была проста. Он якобы прощается, зовет ее в уголок, клянчит кроюху хлеба, подидоры, картошку и все в таком духе, а затем... ну как получиться. При таком подходе мог получиться и новый труп и достаточно интересное действо, из-за которого придеться задержать поход на несколько часов...
- Хильди, привет... – орк осторожно подошел сбоку к девушке, облакотившись на стойку, не отрывая от нее восхищеного взгляда. – ты как?.. Хорошо все?..
- Ммм... да... – протянула она, смотря в лицо орка - А ты куда-то собираешься?.. – она как всегда кокетничала и улыбалась. Вспомнив о ее сладости и отчасти вчерашней ночки, к паху прильнула кровь.
- Да, уезжаю. – не стал скрывать наемник, погрустнев.
- Ах ты бедненький... – она осторожно взяла его под руку. – и ты хотел бы?..
- Еду... с собой. Немного картошки, помидоров и огурцов... ты же можешь достать? – зеленый положил свою ладонь ей на талию. Она с озорной искрой сверкнула глазами. Что ж, кажется, он будет не только искать картошку. Но и кое что послаще...
Поманив за собой, она скрылась в кладовой. Выдохнув, Кота двинулся за ней...

Через час...

- Ну что, отправляемся?.. – поинтересовался Кота подходя к двойке данмеров. Он был полностью готов, обут и вооружен. За спиной находился мешок с провиантом, который он сунул одному из данмеров.

+1

12

Вопросы орка Сарвас старался пропустить мимо ушей. Да, он не страдает словоблудием от излишнего ума, что делает его куда более опасным, чем даже самый ушлый из бардов. Пришлось проигнорировать даже приказ о выплате после похода пяти сотен септимов . «Если что, я просто его поджарю», - решил Горн. Он еще ни разу не поступал подобным образом, но это был как раз тот случай, когда поступить так не казалось зазорным: он впервые видел этого орка, но тот уже довел его терпение до предела. «Серджо, лучше бы ты взял с собой одного барда. Знай ты, как он подставил тебя с этим наемником, ты бы без сожаления бросил его на расправу всех подземных тварей».
-… если поход будет не удачен для Коты, отдашь мне долг кровью. Я сожру твое сердце. – заявил орк, напрягая и без того могучую шею и кривя лицо, показывая клыки. Сарвас хмыкнул: они практически одновременно решили друг друга прикончить в случае невозможности расплаты. Поход обещал стать довольно нервным для всех его участников.
Когда барду отсчитали его заработок, и тот вернулся к Горну, его снова одолевали сомнения. Еще не поздно отказаться и отложить все на некоторое время. Заработать деньжат, найти нормальных наемников, пусть даже для этого пешком придется обойти все таверны в провинции. Однако сын дома Индорил махнул ему рукой, мол, выдвигаемся, на вопрос об орке ответив, что тот нагонит их у выхода из города.
- Сера, ты уверен, что твой приятель, ммм, достаточно надёжен? – поправляя наплечный мешок, который, казалось, состоял только из карманов, спросил Сарвас. – Он ведь орсимер, отверженный, тем более живущий не в среде себе подобных. У таких моральных принципов немногим больше, чем у разбойников, которые захватывают форты и обоснуются в пещерах. Помнится,  - Горн потер отрастающую бородку, - я как-то был в одной из орочьих крепостей, после того, как на нее совершили нападение горные тролли. Если бы я не был первоклассным целителем, меня бы не подпустили к ней даже на дальность полета стрелы. Так вот: орсимеры живут иначе, но у них есть свой кодекс, названный именем их отверженного бога. Нет-нет, - поспешил уточнить маг. – Ты не думай, сера Индорил Роанок, что я полагаю всех без исключения орков, покинувших крепости, преступниками. Есть прекрасные представители: Ураг гро-Шуб – без сомнения, незаурядная личность, библиотекарь в Коллегии. Но даже те, кто покинул свои племена, обычно заняты привычным для их народа делом: куют доспехи и клинки, охотятся. Не наемничают. Поэтому мне хотелось бы знать, сера, с кем я оправляюсь в путь, и нет ли у него, - тут Сарвас коротко и хрипло хохотнул. - Излишне запятнанного прошлого.
После тяжелого и насыщенного запахами полумрака таверны, яркий холодный день за её дверьми казался ослепляющим, и глаза данмера долго не могли привыкнуть к контрасту всего окружающего. Из потайного кармашка со внутренней стороны пончо Сарвас достал небольшую трубку, обтер от травяного сора и сноровисто набил её курительной смесью, после чего зажег, вызвав небольшой огонек на кончике пальца.
- Популярное умение среди студиозусов Коллегии. – похвастался маг, выпуская струйки горьковатого полынного дыма из ноздрей. – Не требует практически никаких знаний. Это огненный шар, только очень маленький, и самое сложное – чтоб он не вырос и не стал слишком горячим, иначе происходит взрыв и возгорание одежды. В свое время было очень много таких взрывающихся новичков. С другой стороны, на них и тренировались те, кто желал освоить школу восстановления.  Это, правда, было до того, как мы стали печь в ладонях картошку на скорость.
Когда Кота наконец подошел, Сарвас  докуривал третью порцию. За запах дыма он не беспокоился – тот был горьким, но абсолютно не въедливым, а смесь повышала запас сил и концентрацию, что в длительном походе было необходимо. На протянутый орком мешок с провиантом он даже не взглянул.

+2

13

Не надо было быть гением для осознания прискорбного факта, что орк и данмер не сошлись характерами. Да, это был огромный минус их маленькой группе, так как опасность и лишения обычно только дополнительно рассоединяют людей, но лично барду это было весьма на руку. С одной стороны, волшебник явно не доверяет орку, а потому будет держаться ближе к собрату. С другой, Кота тоже будет больше наблюдать за  исследователем, чем за вороватым парнем, а потому у последнего будет больше шансов незаметно набить карманы золотишком, найденным в трухлом старом сундуке на дне той дрянной пещерке, в которую они отправляются. А Соловой очень и очень хотел именно свои карманы золотишком.
- Ты и он отправляешься прямо сейчас. Мер только белозубо улыбнулся, удивляясь наивности недалекого орка. Если внезапно не самый дружелюбный и заботливый орк начинает беспокоиться о еде, значит дело не чисто. Выпить он выпил, покушать тоже успел за чужой счет, а потому оставался единственный вариант. «Ах ты орочья задница… Даже здесь ты нашел извращенку, которая раздвигает перед тобой ноги». Временами парень просто удивлялся везучести или наглости орка. Вот и теперь, откланявшись, он бодрым шагом приблизился к девушке, о чем-то воркуя. Это было очень забавно и очень неприятно. Вообще подобные мысли всегда весьма неприятны и болезненны для хрупкого мужского самолюбия. Сверкнув зубами в улыбке, Рок вернулся взглядом к магу и мыслями в реальность, пытаясь в паре последних слов сородича угадать смысл всей фразы.
- Репутация? Коты? Он наемник. В голосе парня явно засквозила нотка презрения, явно давая понять, что наемники лишь немногим лучше разбойников с большой дороги – и те, и другие сражаются за деньги, только если грабители позарятся и на пару септимов, да даже на твои сапоги, то наемники мнят себя птицами более высокого полета. Тем не менее, Соловей не стал разглагольствовать дальше, а подхватил свой мешок, со сноровкой проверяя все ли на месте. Пьянюг в таверне уже почти не было, орк к лютне добраться не успел, а вор в округе был единственный – сам Рок, потому его инструмент был нетронут. Еще быстрого взгляда удостоился уже пустой угол барной стойки, где явно не хватало девушки. «Вот как значит?» Кивнув магу, парень бросил на ходу «за своими вещами» и быстро шмыгнул в крохотную комнатушку, окно которой выходило аккурат на конюшню, пристроенную к таверне для скотины богатых путников – бедные обычно меряли длину пути ногами. На сборы особо много времени не ушло – плащ лег на плечи, кошель с кинжалом и так были на поясе, только книги перекочевали с полки в сумку да бутылочка недопитого с вечера вина. А вот пролезть в окно, не зацепившись при этом сумкой, не подвернув ногу и не создавая шум было куда сложнее, для этого уже требовалась ловкость и опыт вора, коих у парня хватало. Это было весьма забавно, но парню приходилось сейчас воровать лошадь у себя же – хозяин не должен был догадаться, что бард собирается улизнуть. Скрипнув сапогами по снегу, юноша прошмыгнул в конюшню и чуть не свалился, зацепившись ногой об растянувшегося на соломе парня неизвестного возраста и происхождения.
- Милсдарь? Соловей тихо выругался про себя, но делать удивленный или невинный вид не стал. Только шикнул на протирающего глазенки конюха, отвязывая свою Треску от общей кормушки и цепляя на нее седло.
- Интересно, сколько вожжей влепит тебе хозяин, если узнает, что ты спал? Тон парня был скучающе-ледяным, будто он размышлял: сдать ему мелкого оборванца или закрыть глаза на провинность. В парня моментально взгляд стал щенячье-слезливым, очевидно порка вожжами применялась весьма часто. Бард отчетливо понимал, насколько жалкая жизнь у мальчика, но отечески трепать вихор на давно не мытой голове или бросать септим он не стал – только молча вывел свою лошадь. Пусть юный щеночек посидит тихо, боясь показаться хозяину на глаза, пусть, им обоим лучше. Сыпнув с кормушки на последок овса в свою сумку, парень на мгновение остановился у крохотного окошка кладовой, через которое отчетливо слышались орочье похрюкивание да сдерживаемые женские стоны. «Вот шлюха…» Нет, мысль давно была, но ублажать похоть орка? Окончательно разуверившись в женщинах на несколько дней, парень с кислой улыбкой вернулся к волшебнику, который как раз затягивался дымком, нахваливая свои приключения и умения.
- Насчет репутации Коты… Роанок замялся, бабы бабами, но подгаживать старому знакомому он не собирался. Впрочем, молча стоять целый час, пока орк растягивает в своей жуткой страсти девушку, тоже. Поправив плащ, который надежно защищал от мороза, он прислонился спиной к стенке трактира, задумчиво наматывая вожжи на руку.
- Он орк. Потому будет громко хохотать, храпеть во сне, сморкаться в ладонь и пердеть при всех, хохоча. Но пока ему платят, свою работу он выполнит до конца, чего бы ему это не стоила. Просто постарайтесь привыкнуть и не обращать внимания на скверный орочьий характер. Но, может, теперь мой сородич назовет свое имя? Уверен, не только мои корни из знатного дома. Бард настойчиво сверлил мага взглядом, явно давая понять, что на этот раз он явно желает узнать имя своего нанимателя. Вытащив с кармана плаща загодя сворованное яблоко (и как только норды умудряются их хранить посреди зимы?), парень обтер его о рукав плаща и принялся со вкусом обгрызать со всех сторон, продолжая смотреть на собеседника.
- Морровинд… Какой он? Каким вы его видели? Вопрос был не совсем к месту, но это давно его интересовало. Пожалуй, все данмеры привязаны к своей родине, даже если она за сотни миль от них. К несчастью, рядом засопел невероятно довольный орк, и барду пришлось принять всученный ему мешок с продуктами и следами похоти; прицепив его к луке седла, Соловей потянул за узды, оттягивая лошадиную морду от куста с ягодами.
- Давайте быстрее, не хочу ночевать посреди снежного поля. Так что вы там говорили, господин маг?   
     

+1


Вы здесь » FRPG Skyrim » Личные эпизоды » Довести до предела.