FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Таверна "Мертвецкий мед"


Таверна "Мертвецкий мед"

Сообщений 1 страница 30 из 57

1

Таверна "Мертвецкий мед"

http://forumfiles.ru/files/0011/9c/a8/47562.gif

"Мертвецкий мед" - таверна города Фолкрит, принадлежащая Валге Виниции. Валга родом из Сиродиила, но из-за войны переехала в Скайрим и осела в Фолкрите, открыв собственную таверну. В работе ей помогает Нарри, служанка. Таверна обустроена в классическом нордском стиле и нечем не выделяется на фоне остальных таверн Скайрима. Комната стоит 10 септимов в сутки.

0

2

>>> Улицы Фолкрита

Войдя с улицы, Карнус сразу ощутил поток тепла от большого огня посредине. Похоже новые дрова только подкинули и мага приятно обдало жаром. В зале было пусто, лишь хозяйка подметала пол, готовясь к рабочему дню.  Скинув тюк, Карнус подошел к ней и замер. Женщина остановилась и уставилась на него, а маг не мог почему-то сказать и слова. 20 лет это было недоступно для него. 20 лет он не мог зайти в город, пройтись по улочкам и съесть картошки с жареным луком. А теперь он стоит и собирается снять комнату. Это было удивительно. Так просто, так естественно, подойти и сказать:
- Комнату на день - наконец промолвил он, доставая кошель с деньгами.
- 10 золотых - хозяйка не подала виду, что гость ее удивил. - Я покажу, где ваша комната, идем.
Конечно, окружение было небогатым, но Карнуса это не волновало. Это была его комната в людском городе и уже этого было достаточно, чтобы закрыть глаза на мелкие неудобства. Его комната в гроте вряд ли была много краше. Женщина ушла в большой зал, а Карнус повалился на кровать. Путешествие измотало его и все, что он успел сделать, прежде чем провалиться в сон - скинуть с ног сапоги.
Когда он проснулся, солнце уже клонилось к закату. Почувствовав, что хочет есть, маг перекусил едой из тюка и выглянул в залу. Народу было прилично, похоже местные жители любили пропустить стаканчик вина, или знаменитого тут меда. Подобная праздность была неприятна Карнусу. Он запер дверь поплотнее, чтобы не слышать веселых окриков и звуков лютни и принялся раскладывать вещи. Выложив еду и сменную одежду, он убрал остальное вглубь комнаты. Теперь стоило подумать о дальнейших действиях. Но сосредоточится в таком шуме Карнусу, привыкшему к абсолютной тишине, было невозможно. "Впрочем я знаю один народ, не любящий суеты" - подумал он и, пройдя залу, направился на местное кладбище.

>>>Фолкритское кладбище

Отредактировано Карнус (2012-10-09 15:21:46)

0

3

>>>Кладбище

Вернулся в таверну он уже затемно. Хозяйка что-то делала за прилавком, а служанка прибирала следы недавнего застолья. Старик подошел к сиродилке с решительным видом. Постояв немного, он как будто собирался что-то сказать, но передумал. Женщина смотрела на него с любопытством и легким раздражением. Наконец, что-то сообразив, маг промолвил:
- Перо и пергамент мне.
- Эм, секунду. - порывшись в комоде, женщина достала письменные принадлежности, но протянула их не сразу. - Пять золотых.
- Дети Обливиона, никакой совести. - пробурчал колдун, роясь в кошеле. Его и без того некрупные запасы таяли прямо на глазах.
Список вопросов был готов уже к ночи. Сначала Карнус собирался сразу идти к хозяйке, но потом передумал. Как-никак надо было привыкать, то с людьми придется сосуществовать и не всегда всего можно добиться силой. "Мои убеждения привели к тому, что мне пришлось двадцать лет скрываться от людей. Правильно ли я поступал? Но тогда бы я не провел те эксперименты?". Рука снова сама потянулась к камню душ для записи своих рассуждений и Карнус помянул тварей Обливиона, когда не нашел сумки на боку. Так, сидя на кровати и наговаривая себе под нос свои думы, маг провел полночи, после чего сон сморил его. Вопреки давней примете, на новом месте ему ничего не снилось.
Утро началось для Карнуса рано. Вообще, он не любил спать, несмотря на почтенный возраст и частое несоблюдение режима. Продрав глаза и приведя себя в порядок, он вышел в полупустой зал. Подойдя к хозяйке, колдун даже произнес "Здравствуйте", прежде чем завалить ее вопросами. От большинства хозяйка просто отговаривалась, не зная ответа, но по окончании у мага появились координаты старой пещеры и зловещего форта на территории холда, а также информация о местном алхимическом магазине и торговом складе. После допроса, несмотря на то, что хозяйка его неимоверно раздражала своей тупостью, он сквозь зубы прошипел "Спасибо" и резко вышел. Стоило навестить лавки, а потом поесть. Довольный тем, что ему относительно легко удаются контакты с простым, необразованным людом, Карнус даже смирился с тем, что придется терпеть таких глупцов. Возможно ему удастся в этот раз ничего не напортачить. "Как же давно я не жил вот так, среди густой толпы" - подумал он, выходя на улицу и оглядывая спешащий по делам народ.

Отредактировано Карнус (2012-10-13 00:05:45)

0

4

>>> Убежище Темного Братства

На закате в таверну вошла темноволосая девушка в небогатом белом платье. Окинув взглядом публику, собравшуюся внутри, Корнелия медленно двинулась к стойке, на ходу обдумывая план действий. "Прикинутся шлюхой - неинтересно. Строить из себя дворянку тоже не выйдет, не то место, не тот образ. Хм, может сказать, что мою дом разграбили бандиты, отца убили, мать угнали в плен, у меня нет денег, некуда идти? Чёрт, отец... я же так и не вернулась домой... сколько там прошло уже... - задумалась девушка, - около недели... Бедный папа. Ладно, потом решим."
-Извините...  - сделав грустное выражение лица обратилась к хозяйке Корнелия, - мой дом разграблен... мне негде спать... сколько стоит снять комнату на день? - девушка намерено говорила громко, чтобы обратить на себя внимание посетителей. "Кто-то точно должен откликнуться, и тогда все пойдёт отлично. Главное не переборщить." - говоря одно, совершенно другое думала лжебедняжка.
-Десять золотых, - невозмутимо ответила хозяйка.
-У меня только семь... - жалобно протянула Корнелия, - ладно... спасибо... да благословит вас Кинарет, - с этими словами Корнелия плюхнулась на свободный стул у камина и застыла в ожидании кого-нибудь, кто не равнодушен к нуждающимся. "Подождём. Времени много" - подумала Корнелия и прикрыла глаза.

Отредактировано Корнелия Флавия (2012-11-13 02:09:38)

0

5

События…

В таверну отчаянно матерясь, зашел, презентабельного вида, пьяный норд. Он тут же окинул взглядом помещение таверны, отметив при этом, что оно достаточно убогое. Тусклый свет скупо освещал помещение таверны. Пройдя к стойке, он заказал шесть бутылок эля, и сгрёбя их в охапку, развернулся в сторону стола за которым сидел "прекрасный цветок" и направившись к ним, по пути чуть не уронив половину бутылок, и грохнув бутылками на стол рядом с девушкой в белом. “Довольна, неплоха” – отметил себе норд
- Девушка – прощебетал норд – что вы делаете в этом убогом месте…  ик! – норд бесцеремонно выдохнул перегаром на “прекрасный цветок в этом загаженном месте” - по его соображениям.
- Пойдем со мной, крошка… - положив руку на спину про чирикал норд, улыбаясь всеми тридцать двумя зубами местами покрытых налетом.

Отредактировано Шатар Ог-Ур (2012-11-18 13:27:58)

+1

6

Просидев пару часов у камина, девушка задремала. Ей снился отец. Он что-то говорил, но ей никак не удавалось разобрать, что же именно. Наконец отец пьяным голосом произнес: "Пойдем со мной, крошка". Девушка вскрикнула и проснулась,обнаружив в непосредственной близости от себя пьяного норда. Корнелия поморщилась от запаха перегара, которым "блистал" норд.
-Фу, пьяница, отстань! - Корнелия резко сбросила руку норда со своей спины. -Ты совсем уже спился? Я тебе что, шлюха дешевая? - только что скромная и милая бедняжка, просившая о помощи, превратилась во взбешенную, готовую рвать и метать, стерву.
-Совсем уже охренели... - успокоившись, Корнелия снова села рядом с нордом.

Отредактировано Корнелия Флавия (2012-11-19 00:24:51)

0

7

События...

От слов только недавно казавшейся, Божим одуванчиком, девушка внезапно стала до ужаса опасной стервой. В таверне все затихло... Лишь потрескивание камина, да шумное дыхание норда, нарушало гробовую тишину царившее в таверне. И неизвестно от чего люди больше удивились, от того что было отказано столь известному и богатому норду в Фолкрите ,будущему тану, или от того, что казавшийся милой, девушка, оказалась боевой, готовой разорвать кого угодно кто к ней прикоснется.
- Да как ты смеешь... - грудь норда шумно вздымалась и опускалась, глаза чуть ли не вываливались из орбит. - Да я тебя шавка поганая, утоплю в луже, а потом отымею! - Взревел, словно разбуженный медведь, норд. Тут же он схватил бутылку эля, которая быстро опускалась на голову Корнелии. У нее было лишь несколько секунд...

0

8

Корнелия молниеносно отреагировала на надвигающуюся на нее угрозу в виде здоровенной бутылки эля. Девушка тут же изо всех сил подалась назад и кувырком упала со стула и перекатилась к стойке, за которой стояла удивленная управляющая. Через секунду на место, где Корнелия только что сидела, обрушилась тяжелая рука норда с бутылкой. Корнелия взбесилась еще сильнее и схватила стоящее на стойке блюдо с фруктами и начала швырять их в норда. Затем в ход пошли вилки и ложки. Когда последняя из них достигла цели, Корнелия инстинктивно провела рукой по ноге в том месте, где она обычно прятала кинжал.
-Готовься к сме... - Корнелия осеклась, ибо кинжала не оказалось. "Чёрт. Так глупо... дура... дура, дура, дура." - в голове медленно прояснялось происходящее. Девушка ухмыльнулась, обнажив зубы в безумной улыбке. -Сегодня... повезло, - в истерическом хохоте выдавила из себя Корнелия. -До скорой встречи, мой алкоголик - с этими словами девушка в два прыжка пересекла таверну и выскочила из нее на улицу и пустилась бежать, нервно смеясь.

>>>Улицы Фолкрита

Отредактировано Корнелия Флавия (2012-11-19 19:05:37)

0

9

Улицы Фолкрита >>>

- Оу..! - воскликнул Цицерон от неожиданности, когда его едва не сбила с ног девушка, спешившая прочь из таверны. Он не успел рассмотреть лица незнакомки, поскольку все произошло слишком быстро, мужчина лишь заметил ее длинные темные волосы, которыми здорово досталось ему по лицу, и которые пахли, как ему показалось, очень знакомо.
«Похоже на ароматическое масло из Сиродиила», - задумался имперец, - «а может, бедному Цицерону все вокруг уже мерещится».
Тут раздался истерический хохот, но принадлежал он точно не шуту, да и не мужчине вовсе. Цицерон, не закрывая дверь, обернулся и увидел убегающую прочь незнакомку.
«Постой-ка. Она сказала «медведь-насильник»? Медведи сидят в тавернах? Похоже, Цицерон многого не знает о Скайриме. Может, учебник надо было читать задом наперед?» - недоумевал имперец.
- Эй, придурок! Ты или входи в таверну, или пошел вон! - раздался грубый голос, прервавший размышления шута, - с улицы сквозит.
Цицерон молча закрыл за собой дверь и быстрым шагом прошел внутрь таверны к барной стойке в надежде найти хозяйку.
- Сколько раз я тебе говорила — не груби гостям! - глухо прозвучал голос из комнаты неподалеку от стойки. Через несколько секунд показалась хозяйка таверны, - приветствую вас в таверне! - улыбнулась женщина при виде шута, - вы не местный? Желаете что-нибудь выпить или, быть может, снять комнату?
- О, премного благодарю, - улыбнулся Цицерон в ответ, - возможно, позже.
- Чем мы обязаны визиту шута в наших краях? - поинтересовалась трактирщица.
- Шута? Меня? - удивился имперец, - бедный Цицерон спешил, но опоздал — он не единственный шут в этих краях, - вспомнив неистово хохочущую девушку, только что покинувшую таверну, мужчина скорчил грустную гримасу, - но ему все равно нужно вернуть телегу и лошадь законному хозяину.
- Не вижу связи, - трактирщица в недоумении скривила рот набок, - хотя постой... заглядывали ко мне на днях охотники... Один из них говорил о том, что ему скоро должны подогнать сюда телегу с лошадью. У них лагерь неподалеку от города. Езжай дальше прямо по дороге. Проедешь мост с мельницей, а дальше будет поляна с вырубленными деревьями. Сверни прямо за ней по первой тропинке и еще раз налево — посреди скал будет обветшалая хижина. Там они обычно и ночуют.
- Спасибо тебе, добрая хозяйка, - кивнул шут, - непременно их навещу.
- Только учти — днем ты их вряд ли застанешь, а ночью будь осторожен — давеча тут вампиры больно разбушевались. Управы на них нет.
- Цицерон не боится глупых вампиров, - имперец изобразил презрение, - Цицерон вообще никого не боится, ведь матушка защищает его.
- Ну-ну... - помолчав немного, выдала владелица таверны, - в таком случае, удачного вам с матушкой пути.
Узнав все, что его интересовало, шут, пританцовывая и напевая что-то себе под нос, направился к выходу из таверны.

>>> Улицы Фолкрита

Отредактировано Цицерон (2012-11-21 08:03:39)

0

10

Начало игры

Все таверны Скайрима похожи одна на другую – скажет неискушенный зритель. Вот вам важный хозяин, или деловитая хозяйка – знай себе, чешут языком с посетителями, достают бутылки из-под прилавка, да на прислугу покрикивают. Служка, тем временем, порхает по залу, наполняя кружки всех жаждущих, уносит пустые тарелки, и приносит новые кушанья. Ну и конечно, какая уважающая себя таверна без барда? Хотя, это вопрос спорный, ибо в простонародье бытует мнение, что скайримские барды своими голосами упокоят и великана, ну или великан сам помрет, лишь бы их не слушать. Но как бы там ни было, к делу это не относится.
Случайный путешественник, который нигде не задерживается подолгу, конечно будет прав, утверждая, о похожести всех заведений подобного рода. Однако, у каждой таверны в Скайриме найдется и своя изюминка, и особая, неповторимая атмосфера. Тарья, просидев в фолкритском «Мертвецком меде» почти весь день, изо всех сил старалась эту самую неуловимую атмосферу ощутить. Сначала босмер отчетливо чувствовала, что из покосившейся двери сквозит, а, редкие в дневное время, посетители просто лучатся недоверием к ее остроухой физиономии. Но Тарья не была бы собой, если бы уже к вечеру не сумела разговорить Валгу и Нарри, “нагадать” им простого женского счастья, и стать почти любимой постоялицей.
Сейчас, когда на Фолкрит опустились сумерки и начал накрапывать мелкий дождик – нередкий гость в этих краях, эльфийка наконец поняла, что «прониклась». Два года назад ей такая возможность не представилась, надо же наверстывать упущенное. После второй бутылки вина Тарье стало совсем тепло и хорошо – плащ небрежно брошен на спинке стула, кожаная куртка расстегнута. Витавшие в воздухе ароматы горячей пищи стали еще соблазнительнее, а сидевшие с ней за одним столом норды казались отличной компанией.

-Эй, Делакур! – грубо окрикнул барда один из них, едва бедный юноша начал играть на своей лютне вступление. -Сделай одолжение – вали со своей бренчалкой на улицу! Не видишь, у нас тут серьезное дело.
-Ты проигрываешь, Берт, не надо срывать зло на парне, - его друг укоряющее покачал головой.
-Тебе тоже не везет, Огден.
Тарья чуть улыбнулась краешком губ, и, подвинув в центр стола небольшую стопку монет, взяла розданные ей карты, но при этом, босмер даже не взглянула на них. Можно ли было назвать эту эльфийку нормальной, зная, что в прошлый раз ее под белы рученьки оттащили в фолкритскую тюрьму как раз после похожих посиделок? Вряд ли. Если дела Гильдии вновь занесли тебя в Фолкрит – сиди тише воды, ниже травы, и не высовывайся, но неееет, это не для Тарьи. Благо, она все же вынесла для себя кое-какие уроки. Раз, больше не играть в этом городе на деньги. Два, у местных стражи напрочь отсутствует чувство юмора. Да, как это ни прискорбно, босмер знала, что все золото в любом случае останется этим дуралеям. У нее было другое задание, а карты - просто способ скоротать время.
-Не злись на других за свой проигрыш, - миролюбиво проворковала Тарья все с той же непроницаемой полуулыбкой. Сегодня она не дурачилась, никем не притворялась, даже не стала доставать собственную колоду, а просто играла.
-Ну в этот раз, я точно тебя обставлю! – ехидное выражение на лице Берта, говорило само за себя. Вот болван!
Задумчиво глядя куда-то за спину норда, Тарья потянулась свободной рукой к бутылке с вином. Слегка взболтнув ее, она с сожалением отметила, что скоро надо будет посылать за новой, и сделала большой глоток.
-Посмотрим, - она спокойно подвинула к центру еще несколько септимов, все же удосужившись бросить единственный, едва уловимый взгляд в свои карты.

+1

11

Начало игры

Ясный погожий день перешел в прохладный приятный вечер. Начал капать дождик, что только на руку, ведь он приятно освежал. Омунд даже не стал надевать капюшон, напротив, он остановился и посмотрел на небо. Капли приятно падали на лицо и стекали до бороды. Мужчина раскинул руки, словно желал обнять весь дождь, поглотить его энергию. Люди лишь кидали на него странные взгляды. Закончив своеобразную медитацию, Омунд возобновил бодрый широкий шаг. Шел он в таверну, но найти ее оказалось трудней, чем ожидал мужчина. Вывески заведений в темноте было тяжело различить, в городе же Омунд был давно. Возможно, мужчина бы нашел раньше таверну, если бы не оглядывался по сторонам – все казалось в диковинку. Нет, в городах он бывал и много раз, но уединенная жизнь в лесу с легкостью затмила прежние воспоминания о городе. Вроде бы прошел год, но, казалось, что целая вечность. Но все же метания прекратились и Омунд нашел ее. Деревянная дверь распахнулась и мгновенно ночная магия прервалась: тишина заменилась на радостный гул, прохлада сменилась теплом очага, а запахи кушаний и пряностей отбросили далеко позади запах зелени и земли, что особенно были четкими после дождя. Омунд зашел и остановился, осмотрелся. Ничего не изменилось, все те же радостные лица, эль течет рекой, все хорошо. Омунд сел у барной стойки, завел непринужденный разговор с хозяином заведения. Правда, довольно быстро тон владельца перешел на деловой, и он заговорил о цели, по которой пришел Омунд. Действительно, зачем ему было приходить сюда после стольких месяцев? Все дело было в навыках Омунда. Хозяин заведения нуждался в травах, что растут глубоко в лесу. И сейчас он начал торговаться с Омундом. Тот быстро его прервал. Вся эта торговая возня никогда не была целью мужчины и даже вызывала неприятные ощущения. Омунд ответил кратко, но что именно, было тяжело услышать. Хозяин приятно улыбнулся и пожал руку Омунду. Уже через минуту Омунда ждал славный ужин. Он сел недалеко от очага, что грел таверну (в центре). Недалеко его ждала уже комната. Это, кстати, и были требования Омунда. Непритязательно, но таков был он.

+1

12

Скрипнула дверь, впуская в таверну прохладный воздух с улицы. Тарья чуть повернула голову в сторону очередного посетителя, проводив его оценивающим взглядом, и вернулась к своим картам. Хотя особого интереса играть с этими двумя лоботрясами не было, тем более, она по-прежнему выигрывала. Удача? Случай? Отчасти. Лысеющий Огден, то и дело утирал рукой потный лоб, и вообще чересчур нервничал да осторожничал – видимо боялся проиграть слишком много, а дома его ждала сварливая жена и орава детишек, не иначе. Дюжий бородач Берт, напротив, был излишне самоуверен, отчего эльфийке не составляло труда водить его за нос.
-Тебе не может везти вечно, - проворчал Берт, почесывая затылок. Он так напряженно хмурился, что вдруг стал напоминать Тарье хоркера с усами и бородой. Бедняга, ей даже захотелось пожалеть его, мол, успокойся друг, все твои септимы останутся при тебе.
-Дело не в везении, - босмер с невозмутимым выражением лица вертела меж пальцами монетку. Однако сейчас воровка думала не о картах, а о массивном серебряном перстне, что лежал у нее в кармане. Грубоватый, как и все нордское, он все же был по-своему красив. Так решила Тарья, а у нее было вдоволь времени, чтобы как следует изучить его – осмотреть, ощупать, примерить. Впрочем, даже если бы босмер захотела, оставлять его у себя не следовало – то была не просто побрякушка, а перстень-печатка с овеянным дурной славой в определенных местах символом. Кольцо украшал виндхельмский медведь, который теперь еще считался отличительным знаком Братьев Бури. Эльфийка не знала, и честно говоря, знать не хотела, как Гильдия его раздобыла, ее дело маленькое – сделать так, чтобы перстень оказался у нужного человека, а человек потом оказался в тюрьме.
-Я бы рассказала, в чем секрет, - продолжила босмер, откинувшись на спинку стула. В красно-оранжевом, мигающем свете таверны, глаза эльфийки казались двумя раскаленными угольками, что придавало ее взгляду некую загадочность. –Да только игроков маловато. И… поднимем ставки, - она резко прекратила играться с монеткой, и ловко забросила ее в центр стола, к остальным деньгам.
-Ты не думай, мне как-то не шибко охота тебя слушать, -Берт пару секунд напряженно сопел, изучая свои карты, прикидывая шансы на успех. И как пить дать этот норд считал, что они у него есть. –О, друг, - он вдруг заприметил Омунда, которому как раз принесли ужин. –Давай садись к нам! Ты вроде славный малый, чего киснуть в одиночестве? Подсаживайся! Я - Берт, лысый хряк – Огден, а эта остроухая малявка – Тарья. Сыграем партейку, другую…
Босмер бросила на Омунда мимолетный взгляд из-под полуопущенных ресниц. Как и раньше, ее лицо выражало полнейшее равнодушие, но внутри она почти ликовала: «Все идет как нельзя лучше».

0

13

На деревянной тарелке лежал небольшой кусочек мяса, много пюре из картошки и различная зелень. В кружке напиток из сбора лесных трав. Когда-то Омунд поделился этим рецептом с владельцем таверны. Нужно было чем-то заплатить за еду, потому мужчина раскрыл пару секретов с травами. С тех пор стал местным травником. Воспоминания волей-неволей снова всплыли в сознании. Даже гул от праздной болтовни и шум столовых приборов несколько затихли. Омунд лишь потряс головой – прошлого нет, зачем о нем думать? Кто-то довольно громко начал говорить рядом с мужчиной. Омунд не сразу понял в этом шуме, но обращались к нему. За соседним столом сидела пестрая компания: два норда и босмер. И пестрой она была, в общем, от последней персоны – девушки-эльфа. Молодая, вполне симпатичная девушка – такой не место в нордской таверне. Хотя несколько надменное поведение, а также заметный шрам на лице вызывали интуитивное беспокойство. Омунд решил для себя, что с ней стоит быть осторожным. Так ему подсказывала его интуиция, которой он доверял полностью. Омунд не испытывал ненависти к эльфам, хотя на то были причины, но все это в прошлом. К тому же Омунд не видел эльфов давно. В прочем, совсем не изменились эти чудаки: хрупкие и ушастые.
- Рад знакомству, Берт. Огдена я знаю. Огден, как там твои детишки, не хворают? Если нужно, могу подготовить отличный сбор: ромашка, душица, почки сосны… Ну, сам знаешь. Рад знакомству, Тарья, - добродушно сказал Омунд. Каждому норду Омунд пожал руку. Огден даже обнял его. Давно была их первая встреча, но они успели еще тогда сдружиться. Омунд перенес свою трапезу на новый стол.
- Если вы, друзья, не против, я бы поужинал.
Омунд взял вилку и стал медленно смаковать свой ужин. Кусочек за кусочком, словно тот являлся отдельным ужином. При этом проявляя не свойственные нордам правила культуры. Наверно знаете, как едят норды: берут руками мясо, чавкают. А отрыжка – постоянный спутник всех трапез.
- Благодарю за предложение, но вот играть я не стану. А компанию составлю с удовольствием. Хотелось бы послушать местные новости. Давно не был в городе.
Не смотря на очевидное доброжелательное отношение к компании, Омунд не спускал взгляд с эльфийки. В частности, с ее рук.

+1

14

Услышав отказ, Берт только разочаровано крякнул, да махнул рукой, мол, как хочешь. Тарья? Даже прекрасно осознавая, что норды, в большинстве своем, не переваривают никаких эльфов, Тарья чувствовала себя как нельзя лучше – развалившись на стуле, в одной руке карты, в другой початая бутылка, которую она приподняла, в знак приветствия. Не любим азартные игры? Ну и даэдра с тобой, - думала босмер. Главное он подсел.
«Что у меня в карманце, ну-ка угадай-ка», - напевала воровка про себя, сохраняя при этом одухотворенно-задумчивое выражение лица. Имя и описание совпадали, значит теперь нужно выработать стратегию, и, обстряпав дельце, ехать назад в Рифтен, за причитающейся ей премией. И возможно она даже купит себе что-нибудь симпатичное, но все это будет потом.
-Новостей то у нас как раз не густо. С тех пор как дочурку Матьеса похоронили, ну ты помнишь, тишь да гладь, и слава Богам. Даже вампиры, да защитит нас Аркей от этой погани, кажись поутихли, - Огден, в очередной раз провел рукой по блестящему от пота лбу, похоже, радуясь, что можно по-тихому выйти из игры. Меж тем Нарри, лучезарно улыбаясь всей честной компании, да мечтая о том, что ей оставят пару-тройку септимов сверх положенного, принесла поднос с элем. Наклоняясь так, чтобы взгляд каждого, кто сидел за столом, неизменно натыкался на ее декольте, она расставила кружки, и, подмигнув всем сразу, грациозно упорхала в другой конец таверны.
-Не знаю, не знаю, любое затишье - штука временная, - лениво протянула Тарья, взяв свою порцию выпивки. Поразмыслив пару секунд, она залпом осушила кружку, и со стуком опустила ее на стол, утерев губы тыльной стороной ладони. Чувствовала ли она себя пьяной? И да, и нет. Иногда ей казалось, что быть слегка под хмельком – ее обычное состояние, и оно нисколько не зависит от количества выпитого. –Так что лучше заранее готовь баррикады, Огден. О, умный ход, Берт, - босмер сочла нужным похвалить норда, и впервые за вечер широко ухмыльнулась. –Только это тебе уже не поможет – я все равно выиграла, приятель. Но не волнуйся, я сегодня добрая – ни септима с тебя не возьму.
-Да чтоб тебя, не может этого быть! – Берт грохнул кулаком по столу. Его косматая борода, больше не забавляла Тарью, а напротив, выглядела как-то угрожающе. Воровка уже решила, что еще чуть-чуть, и ее будут бить, а она ведь, вот сюрприз, даже не жульничала.

0

15

Омунд почесал седую бороду, наблюдая за происходящим. Эта эльфийка, ну, совсем не похожа на своих сородичей. «Может она думает, что таким поведением ей легче влиться в нордскую компанию? Тогда, чего таить, она вовсе не знает нордов. Впрочем, все так о нордах думают. Шут с ней. Украдет пару септимов у этих балбесов, будет им уроком». К этому моменту подошла официантка. Обслужив клиентов, она ушла, не забыв одарить лучезарной улыбкой. Омунд этот меркантильный позыв не одобрил, укоризненно покачав головой, но девица этого уже не видела. Да и поняла бы? Тем временем расслабленная загадочная дама, как полагается, разом осушила кружку. Норды в свою очередь, напряженно изучали свое положение в игре, не притронувшись к выпивки. Забавная картина. К этому времени Омунд успел для себя отметить, что эта единственная на его веку компания с нордами и выпивкой, где скучно. «Пора бы, пожалуй, ретироваться, завтра нелегкий денек ожидается». На этой мысли Берт громко стукнулся по столу. Омунд резко повернулся на шум, отвлекший его от мыслей. «Все на всего…». Пожалуй, Омунд посмешил с такой мыслей, учитывая угрожающий взгляд Берта. От гнева он даже привстал.
- Ну, ну, - Омунд положил ему руку на плечо и сильно надавил, что тот разом и плюхнулся на место, - не твой день. Чего же на девчушку-то срываться? Вот, твой эль.
Омунд протянул стакан с выпивкой к разгорячившему парню.
- Огден, как там Матьес, горюет? – резко сменил тему Омунд, в надежде, что Берт все же утихнет. Огден, стоит признать, тоже забеспокоился за товарища, потому живо завел беседу на новую тему. Что-то упомянул о частых путниках, что проходят через город. Берт тоже что-то угрюмо буркнул о них. Слово за слово и начался новый разговор. Ну, не совсем мирный. Два лихих мужа начала бурный спор о том, стоит ли отправиться в Рифтен и начать торговлю рыбой. Очевидно, что они уже перебрали с алкоголем и даже не замечали на своих компаньонов. Омунд только поддакивал.
- С нордами так всегда, - тихо прошептал Тарье Омунд, - можно и самому уколоться. Лучше тебе идти, пока они не решили обсудить наплыв эльфов в Скайрим.
На этих словах Омунд тихо встал и пошел к себе в комнату. Следует хорошенько отдохнуть.

0

16

Тарья, которая до этого сидела, вжав голову в плечи, да ковыряла ногтем выщербленный стол, резво вскочила на ноги, и, подхватив свой плащ, поспешила за нордом. В ее рыжей головушке уже зрело некое подобие плана, и упускать своего босмер не собиралась.
-А мне некуда идти, - произнесла воровка таким невинным тоном, на какой только была способна, вложив в фразу толику наивности и доверительности. Уж своим голосом она владела не хуже, чем лицом. –Я здесь проездом, а ехать куда-либо в ночь не слишком то безопасно, как думаешь?
К каждому, будь он человек, мер или говорящий кабачок можно подобрать ключик, нужны только внимательность и капелька удачи. Так, по крайней мере, считала Тарья, которой “вскрывать” чужие сердца при помощи нужных слов и интонаций, казалось куда проще, чем вскрыть сундук отмычкой. Не укрылся от цепкого взгляда воровки и тот укор, с которым Омунд посмотрел на Нарри, которая, желая заработать чуть больше, пользовалась простым и понятным ей способом.  Деньги, похоть, страх и боль – самые примитивные мотиваторы, доступные практически любому, но эльфийка, не одну собаку съев на этом поприще, видела куда больше ниточек, за которые можно дергать, чтобы добиться своего.
Она без тени лукавства, искренне улыбнулась норду, пристроившись по правую руку от него – вроде бы совсем близко, но соблюдая положенную по правилам приличия дистанцию. Даже обманывать можно, говоря одну только правду, а Тарья, что самое смешное, еще ни разу не соврала.
-И комнат свободных больше нет, - босмер сокрушенно покачала головой, поправив выбившуюся из прически прядь. –Когда я спрашивала, Валга сказала, что держит одну для кого-то… Ой!
Неловко оступившись, Тарья почти повисла на руке Омунда. Мог ли норд знать, что желая только изобразить травму, эльфийка слегка “перестаралась”, и гримаса боли, как и неприятные ощущения в лодыжке были вполне настоящими…
«Да я просто талантище», -продолжая морщиться, думала воровка. «Не хватало только запороть все дело из-за кривых полов и моих цыплячьих косточек».

0

17

Мужчина наблюдал за действиями Тарьи с отменным безразличием. Возможно, он покажется бездушным, черствым человеком, но это заблуждение. Имея за плечами тридцатипятилетний опыт жизни на холодных просторах Скайрима, Омунд видел множество подобных случаем. Какой-нибудь бродяга или вор пытается навязать свое общество честным людям, а потом обокрасть их. К сожалению, но таких проходимцев пруд пруди. Как-то раз Омунд, по глупости, помог одной девице. Было дело недалеко от Виндхельма. Красивый был тогда зимний вечер, только вот проблем потом разгребать пришлось не меряно. Омунд даже попал в розыск, потому теперь с предосторожностью смотрел на всевозможные проявления мошенничества. Вот и в этом случае он скептически смотрел на актерские таланты эльфийки. Даже лицо, исказившееся от боли, не смутило мужчину. Впрочем, он не стал спешить с ответом. Почему же она выбрала именно его? Ей бы не составило труда обчистить карманы тех бедолаг, что уже, наверняка, спали в хмельном сне. Нет, она пошла за Омундом. Она, конечно, могла и правду говорить, но она должна понимать, что никто в здравом уме не согласиться на ее мольбу. Или же она просто решила отомстить Омунду за то, что он раскрыл ее? Может здесь дело вовсе в других пластах? Омунд, не стоит забывать, являлся не просто бродягой, жителем леса, но и помогал повстанцам. «Чушь. Никто не знал, что я приду. Если только за мной нет слежки. Если же она агент Империи? Плохой агент». К несчастью, его комната была на первом этаже, что-то может быть услышано.
- Идем, - сухо ответил он. Рука легла на топор. Омунд был готов к любым событиям.
Вот они уже подошли к комнате. Дверь слегка скрипнула и распахнулась. Комната была некоролевских размеров. Все, что в ней было, так это кровать, прикроватная тумбочка и шкаф. За кроватью стоял сундук для вещей. Незамысловато, но уютно. Омунд пропустил вперед эльфийку и закрыл за собой дверь на ключ. Скрестив руки, он пристально посмотрел на нее. Нет, он не собирался скрывать, что не поверил ей. «Твой ход, дорогуша».

0

18

Знаете это почти мистическое, щекочущее ощущение в затылке, которое отвечает за предсказание крупных неприятностей?  Или четкое, не иначе посланное высшими силами, осознание, что пора сматывать удочки, потому как «дело дрянь» и вообще «не выгорит»? Так вот, Тарья ни тем, ни другим, не обладала. Ну а если выразиться точнее, с завидной регулярностью посылала все подобные озарения куда подальше. Ау, да я же сама себе пророчица и гадалка, - говорила она, продолжая делать хорошую мину при плохой игре. Так или иначе, блеф не раз выручал ее из, казалось бы, безвыходного положения. Вот и сейчас – у этого норда был такой вид, словно он скорее порубает своим топором Тарью на рагу, чем позволит ей подойти на два шага ближе, но босмер и бровью не повела, продолжая вполне миролюбиво улыбаться.
-А ты неразговорчивый, - оказавшись в комнате, воровка сразу же плюхнулась на жесткую кровать и, стянув левый сапог, принялась массировать лодыжку. Все же ей было действительно больно, да и звук закрывшейся на ключ двери вызвал некий нервный укол, заставляя заново продумывать ходы отступления. К сожалению, тактик (да и стратег тоже) из Тарьи был, откровенно говоря, хреновый, поэтому оставалось уповать на счастливый случай. –И недоверчивый. Спокойно, дружище, я ничего не собираюсь у тебя красть.
«В крайнем случае, буду громко орать, что меня тут грабят, убивают и насилуют», - думала воровка, надевая сапог. «А уж там, под шумок…»
Организовать суматоху и неразбериху, дабы, закончив с подставой, дать деру, было последним делом, так как ее просили сработать как можно тише и деликатнее, не привлекая ненужного внимания. И Тарья, будучи неисправимым оптимистом, все еще надеялась довести дело до конца без лишней шумихи. Ответственный подход к работе? Банальная жадность и желание получить “премию”.  Именно поэтому босмер намеревалась подбросить Омунду этот злополучный перстень, во что бы то ни стало.

Эльфийка поерзала на не слишком удобном сеннике, который был прикрыт шерстяным одеялом. Ей казалось, что в комнатушке пахнет старым сыром и какой-то горькой травой - так пахнет от стариков, на которых всем плевать. Тарья не была брезгливой, ей довелось пожить в куда более убогом и вонючем сарае, и ни запах, ни размеры этой комнаты ее не смущали. Только бы свечей сюда побольше, а то от этих огарков в железной плошке толку маловато.
На данный момент, воровка понятия не имела, о чем собирается говорить, но тут как в картах – если уж блефовать, то лучше вовсе не знать свою “руку”. Однако, рассуждая логически, Фолкрит являлся городом, подконтрольным Империи, и кто-то очень хотел, чтобы тут все считали этого Омунда пособником Братьев Бури. Кто и зачем? Тарье в общем-то было все равно, ей не за праздное любопытство деньги платили, но даже такие догадки лучше, чем ничего. Главное, чтобы норд раньше времени не принял ее за какую-нибудь шпионку.

+1

19

- Может я и недоверчивый, но ты уж пойми: хорошему человеку хочется помочь, а вот с плохим что делать? А кто тебя пойми, какие помыслы у тебя? Ладно. Впрочем, предупреждаю, что у меня ничего ценного нет, - сказал Омунд, улыбнувшись. «Может, я погорячился? А, шут с ней». Омунд кинул рюкзак на пол и тоже сел на кровать, - ногу повредила, пока театр там устраивала? Подожди, схожу я, значит, до трактирщика, пару трав поспрошаю. Мазь сделаю – сразу на ноги поставит. И ничего не говори – это мой лекарский долг.
Омунд почесал затылок и, тяжело вздохнув, встал. Только сейчас он заметил усталость. Тело жалобно просило покоя. Даже появилась сонливость. Несмотря на такие проявления слабости, Омунд тем же бодрым шагом вышел из комнаты. «Что-то я совсем разленился. Не порядок, не порядок». Казалось, что прошло всего пару минут, но помещение таверны значительно опустело. Все несколько потускнело, поубавилось – такой возник эффект. Только эхом отдавалась недавнее гуляние: вон в углу спят сладким сном пару пьяниц, совсем недалеко лежат обломки стула, повсюду на столах стоят пустые кружки из-под меда. Даже очаг в центре поугас. Единственную активность проявляла официантка, спешно убирая следы прошедшего веселья. Омунд подошел к несколько сонному хозяину заведения.
- Друг, не найдется у тебя лук, листья лопуха и кусок тряпки? Так же не помешался бы спальный мешок.
Тот что-то пробормотал и пошел в погреб. Чтобы как-то занять время, Омунд завел беседу с официанткой. Через пару минут он уже знал всю подноготную о каждом жителе города все слухи и сплетни. К счастью, к тому времени вернулся трактирщик, чем и спас от пустой болтовни Омунда. Мужчина взял лук и стал его разминать. Движения были медленные, аккуратные. Было очевидно, что ему не раз уже приходилось это делать. Трактирщик с пустым любопытством наблюдал за ним. Омунд сложил кашицу на листья лопуха, взял тряпку, спальный мешок и пошел обратно, поблагодарив хозяина.
- Завари чай из голубого горноцвета и снежных ягод. Сразу взбодришься.
Хозяин кивнул в ответ. Кажется, он послал официантку за поиском необходимых ингредиентов в подвал, Омунд уже отвернулся. «Стоп, кажется, я забыл закрыть за собой дверь. Да… Не удивлюсь, что она уже убежала, сделав то, что она хотела, чего бы она там не задумывала». С этими мыслями Омунд толкнул дверь в свою комнату. Та со скрипов открылась.

+1

20

-Эм, ну спасибо, что ли, - неуверенно бросила Тарья вслед Омунду, да тот, наверное, ее уже не расслышал. Нет, она не ожидала такого, удачного для нее, поворота событий, и поэтому слегка замешкалась, вот так запросто оставшись наедине с собой в чужой комнате. Рядом с чужим рюкзаком. Если только норд, который, кажется, переменил свое отношение к эльфийке, не пошел за стражей. В таком случае воровке следовало не только поторопиться, но и подумать о том, как не сесть в лужу.
Заскрипели половицы, когда босмер подкралась к двери, стараясь ступать бесшумно, что выходило у нее как всегда отвратительно. И лодыжка настойчиво напоминала о себе тупой, ноющей болью, от которой помимо воли хотелось поджать губы да скорчить страдальческую мину. Тарья прислушалась – все тихо, только приглушенное бормотание из главного зала таверны. Никаких торопливых шагов, бряцанья оружия и криков «стоять, преступное отродье». Воровка очень рассчитывала, что у нее есть хотя бы минут пять.
Дохромав назад, эльфийка извлекла из кармана перстень, который показался ей особенно зловещим в полумраке этой обшарпанной комнатушки. Тарья прикидывала, как ей быть – засунуть колечко в рюкзак конечно виделось ей самым очевидным вариантом. Но у нее не было никаких гарантий, что Омунд не полезет за своими вещами, и не увидит подброшенную печатку. А воровке нужно было обязательно удостовериться, что это произойдет не раньше, чем стража явится по его душу, получив написанное рукой Бриньольфа письмо с указаниями, где и чего искать. Значит нужно действовать иначе.
«Сколько хлопот из-за такой крохотули», - Тарья все еще думала над своим следующим шагом, разглядывая перстень, и терзаясь внезапными для себя мыслями, кому насолил этот, на первый взгляд, безобидный и по-хорошему простой норд. Размышления ее были прерваны тихим шорохом откуда-то из темного, неосвещенного угла. Босмер завертела головой, справедливо рассудив, что это должно быть мышь, но все уже стихло. Однако через несколько секунд шорох повторился, сопровождаясь едва различимым топотом крошечных лапок, а потом серая тварь выскочила прямо у эльфийки из-под ног. От неожиданности воровка сделала шаг назад, при этом лишний раз вспомнив о больной лодыжке, и с громким «ать» плюхнулась на кровать, которая для таких падений явно не была предназначена, посему издала протяжный, жалобный стон, означавший готовность несчастной мебели развалиться. Печатка, которую Тарья естественно выронила, несколько раз с громким стуком отскочила от дощатого пола, и с чувством выполненного долга укатилась куда-то под тумбочку.
-Да чтоб тебя… вашу ж через… напополам трижды… мышь! – заключила босмер, когда открылась дверь комнаты, и под самый занавес “представления” появился Омунд. –Я увидела мышь, - прибавила она уже боле менее спокойно. Хотя выглядела эльфийка, щеки которой отчего-то пылали, до того шокированной, словно секунду назад здесь танцуя и напевая «Век произвола» прошло стадо зеленых лосей.
«Еще чуть-чуть, и я начну верить в проклятье, о котором болтает Делвин!» - Тарья даже не делала больше попыток подняться, а просто смотрела на Омунда, рассеяно теребя край одеяла.

+2

21

- Мышь? Хм, ладно. Что ж, не королевские покои. На что, как говориться, жалования хватает.
Омунд кинул на пол спальный мешок и подошел к Тарье. Ну, как спальный мешок, он больше был похож на жалкий тюфяк: грубая ткань с большим количеством маленьких дырок тут и там, хотя достаточных размеров, чтобы из них торчали кусочки соломы, а мелкие мусор сыпался. Стоит отметить также великолепно очерченные пятна странного происхождения. Больше всего было похоже на пролитый когда-то в лихом прошлом мед. Хотя с одной стороны было пятно засохшей крови. Даже у такой мелочи, как тюфяк, есть своя история. Кто знает, что он застал? Слезы, горе или счастье и радость? Но он, чтобы ни происходило, достойно нес почетную службу тюфяка. Что же на счет Тарьи? Омунд, как и обещал, начал заниматься врачеванием. О, он просто обожал это дело. Это сразу стало заметно: едва заметные морщины разгладились, на лице заиграла улыбка, казалось, что даже глаза стали улыбаться. Нет, для него это не какое-то веселое занятие, отнюдь, он был сконцентрирован только на пациенте, может, даже больше на самой проблеме, чем на человеке. Сам для себя он не мог объяснить свою привязанность к этому делу. Не мог ответить на вопрос: что им движет? Забота, чувство власти над телом? Пожалуй, это не имеет значение. Омунд аккуратно снял сапог и осмотрел ногу. Подозрения подтвердились фактами. Аккуратными, но быстрыми движениями, он приложил ранее приготовленный лист с кашицей и замотал тряпкой, завязав на узел.
- Лучше всего лечь и эту ночь нигде не шататься. Ногу нужно держать в приподнятом положении… Так-с, погоди…
Омунд стал рыться в шкафу в поисках чего-нибудь. И нашел – это оказалась подушка, вероятно, припасена для запаса. Похоже, мало кто из владельцев догадывался о ее существовании, потому она была очень даже чистой. В прочем, не стоит укорять владельцев заведения – пыли уж точно вы не найдете. Все вокруг чисто. Омунд положил подушку на кровать и заботливо возложил на нее ногу пострадавшей. Сам же расстелил себе тюфяк и плюхнулся на него. «Неплохо бы чего-нибудь пожевать». К счастью, в рюкзаке был сыр, который он и достал, и начал есть.
- Ты это, если чего хочешь, то скажи, не стесняйся. Так уж и быть, поухаживаю я сегодня за тобой, - сказал мужчина и добродушно улыбнулся. Конечно, он все еще подозревал ее, но не киснуть же теперь из-за этого. Тем более, сейчас она далеко не убежит, особо не пошалит. Повисло молчание.
- Так как же тебя занесло-то сюда?

+1

22

-Спасибо, - севшим голосом отозвалась Тарья, когда Омунд закончил “колдовать” с ее ногой. Воровка даже не знала, из-за чего расстроиться в первую очередь: из-за бездарно профуканного шанса покончить с заданием, или оттого, что малознакомый норд, которого она собралась круто подставить, ухаживает за ней так, как этого мать родная не делала. Эльфийка даже почувствовала что-то вроде укола совести, словно некто невидимый нашептывал ей на ушко тоненьким, противным голоском. «Он к тебе по-доброму, а ты…» Тарья спешно прогнала из головы подобные глупости, мысленно велев, внезапно очнувшемуся, проповеднику благодетели заткнуться. –Так гораздо лучше.
Она с наслаждением потянулась, поудобнее устроив ту подушку, что предназначалась для головы, и расплылась в улыбке объевшегося сметаны кота. «В конце концов, если не я, то кто-нибудь другой», - думала воровка, разглядывая потолок и копошившегося в углу паука, который чуть раскачивался на тонкой нити паутины, то поднимаясь выше, то опускаясь. То, что Омунд отнесся к ней хорошо, и то, что эльфийке он в принципе был симпатичен, ничегошеньки не меняло. Если она вернется в Рифтен с дурными вестями, если “цель” не окажется за решеткой, Тарье конечно не заплатят, но главное, не заплатят и Гильдии, а они сейчас не в том положении, чтобы разбрасываться заказчиками. Так или иначе, работа будет сделана, просто выполнит ее кто-нибудь другой, не такой мягкотелый, как она.
-Занесло? – наигранно удивленно произнесла босмер, приподнявшись на локтях. –Ах, ну да, глаза, уши - эльф.
Тарья печально вздохнула, и вновь откинулась на подушку, продолжив изучать потолок, а точнее приключения маленького паучка, который теперь старательно раскидывал в уголке свою невесомую сеть. Впрочем, воровка улыбалась. Неприязнь «настоящих нордов» к эльфам (да и вообще ко всем, кто не норд) ее нисколько не задевала, и, откровенно говоря, босмер не так уж часто с ней сталкивалась.
-А если серьезно, я из Сиродиила, а тут просто проездом в Рифтен. У меня семья там, - Тарья обернулась к норду, подперев голову кулаком, и смотрела него честными-пречестными глазами, которые словно чуть светились в полутьме. Босмер почему-то считала, что таким, как Омунд врать бесполезно – почувствуют, а оттого и решила говорить только правду, и ничего кроме правды. Ну может только не всю. Она ведь действительно приехала в Скайрим из Брумы, только было это года два тому назад и больше походило на бегство. Ну а Гильдия? Чем не семья! Уж куда лучше той, что осталась по ту сторону границы. –Слушай, ты похож на местного, вон приятели в городе есть, а снимаешь комнату в таверне. Много путешествуешь? – эльфийка мотнула головой, указывая на рюкзак. Ей было интересно узнать побольше, может понять, кого и чем мог "обидеть" этот норд-врачеватель. Все равно, пока он не заснул, достать перстень не получится.

+1

23

Тарья поблагодарила мужчину, а он кивнул ей в ответ. Не в первый раз ему слышать слова благодарности, но всегда приятно. Омунд хороший врач, но в борьбе со смертью невозможно быть всегда победителем, насколько бы хорош ты не был. Омунд помнил каждый случай, каждого пациента, чья участь оказалась куда хуже, чем у новой знакомой. Каждая смерть. Почему-то, но именно сейчас врач вспомнил их всех. Их лица, искаженные от боли, пронеслись в сознании. А потом они застыли, эти ужасные лица. Омунд и помнил, как его благодарили за проделанный труд, но каждое слово, словно раскаленный металл, врывалось в душу и наносило сильную боль. «Все в прошлом, больше этого нет…», пытался сейчас успокоить себя Омунд. Именно успокоить, потому что, временами, вера в эти слова покидала его, ему казалось, что он сам себя обманывает. К тому времени девушка удобно устроилась и они продолжили беседу, эти два странных, непохожих друг на друга, но, все же, что-то их объединило в эту тихую, приятную ночь. Омунд улыбнулся на слова Тарьи об ее происхождении. Было тяжело понять, как она отнеслась к словам Омунда. Может, ее задевают эти вопросы, потому что все вокруг относятся отчужденно к эльфам, как неместным. А может, у нее свое, философское отношение к этому вопросу. «Значит, проездом…». Омунд решил, что неплохо, что она не решила увиливать от ответа, хотя ее слова больше вызывали вопросов, чем отвечали на них. «У каждого свое прошлое, пусть оно и останется в прошлом» - заключил для себя Омунд и не стал продолжать тему. Зато, в свою очередь, задала вопрос Тарья. В прочем, это было очевидным явлением.
- Когда-то, раньше… Да, тогда я много бродил по свету, приходилось, но все это в прошлом. Я уже год как не выходил из Фолкритского леса.
Многим кажется жизнь в лесу дикой, странной. Даже норды скептически смотрят на Омунда, когда он говорит, что живет в лесу. Но сейчас Омунд рассчитывал на понимание. Даже если она никогда не была в лесу и всю жизнь росла и жила в культурных городах Империи, Омунд не верил, что душа босмера не будет стремиться к лесу. Так, по крайней мере, он слышал от многих босмеров, которых он встречал ранее.
- Да, живу я в лесу. В поисках тишины, покоя и душевного равновесия – сказал Омунд и рассмеялся. Это была правда, - временами я захожу в город, чтобы предоставить свои услуги врача. Собираю кое-какие травы для местных, узнаю, что в мире делается, но, все же, большую часть времени провожу в лесу. Часто, больные и ищут меня там. Конечно, можно было устроиться здесь, но не могу, меня постоянно что-то влечет из города. Вот такой вот я отшельник, - закончил рассказ Омунд и погладил свою седую бороду, задумался, - ты скажи, когда я тебе своей болтовней надоем, а то время уже сна.

+1

24

-Ты живешь в лесу, серьезно? Хоть не на дереве, надеюсь, – Тарья не слишком женственно хохотнула, но тут же боязливо осеклась, устремив на Омунда слегка виноватый взгляд. Она совсем не хотела уязвить или обидеть норда, просто действительно уже с трудом представляла как это – жить вне города. В лесу ведь не у кого воровать, и некого обманывать. Да и что там вообще можно делать? Обыгрывать в кости белок, и устраивать соревнование «кто кого перепьет» с оленями? Разумеется, здорово в погожий денек выбраться на ближайшую полянку для славного пикничка с друзьями. Или, остановившись в пути, забраться на высокое дерево, чтобы как следует осмотреться вокруг. И, скажем так, хотя босмер находила подобные мелочи весьма приятными, бегать по крышам ей нравилось куда больше чем скакать по веткам.
-Прости, если задела, - с извиняющейся улыбкой произнесла эльфийка, внимательно разглядывая Омунда чуть наклонив голову вбок. Чем дальше, чем чуднее он ей казался, и тем яростней на душе скребли кошки, из-за того, что воровке предстояло сделать. Но все же Тарья не могла себе позволить оплошать с этим заданием, просто потому что ей было жаль подставлять хорошего, пусть и немного странного, на ее взгляд, человека. Гильдия дала ей кров, защиту, деньги, и что не маловажно – друзей. Подвести Гильдию для эльфийки значило, быть может, чуточку больше, чем просто «не справиться с работой». –Я, пожалуй, могу понять твою любовь к уединенной жизни подальше от кхм города. Хотя с трудом, я видимо уж больно отвыкла от всех этих птичек, зайчиков… деревьев… что там еще в лесу есть, - босмер тихонько засмеялась, взбивая подушку.
-И ты живешь совсем один? А семья? – Тарья прищурилась, внезапно подумав о родственниках Омунда. Кто-то же должен быть, может она потом передаст им какую весточку, исключительно для того, чтобы не чувствовать себя слишком паршиво, после того, как с делом будет наконец покончено.
«Боги, о чем я думаю? Мне вообще должно быть все равно! Главное сейчас - достать этот перстень, чтоб ему провалиться. Хотя, стоп, не надо, хлопот мне тогда только прибавится», - мысленная пощечина слегка отрезвила воровку, и она широко зевнула, причем совершенно естественно, ибо правда устала. Только спать, лично ей, было нельзя.
-Впрочем, можешь не отвечать. Слишком личный вопрос, я все понимаю, - она села в постели, и сняла с себя куртку, закинув ее на спинку кровати. После некоторых манипуляций, Тарья даже извлекла из-под пятой точки одеяло, и, удовлетворенно вздохнув, в него завернулась, оставив торчать только больную ногу – еще одну проблему в ее, начинающем стремительно расти, списке сегодняшних неприятностей. –И правда, время позднее, пора на боковую. Добрых снов, Омунд.
На деле же воровка изо всех сил боролась со сном, начав мысленно напевать разные кабацкие песенки, коих знала не мало. Эльфийка очень надеялась, что норд сильно устал, а значит совсем скоро она услышит если не храп, то мирное сопение крепко спящего человека.

+1

25

Омунд только улыбнулся на слова Тарьи. Ее послушать – так жизнь в лесу кажется чем-то диким, безумным, ну, малость странным. Хотя это только рассмешило нашего лесного жителя. Если с такой стороны посмотреть, то, пожалуй, неудивительна реакция Тарьи. Со своей же стороны, Омунд никогда не ставил этот вопрос под таким углом. «Каждому свое…».
- Не стоит извиняться. Начинаю понимать твой взгляд на эту тему. Что ж, каждому свое… - озвучил свои мысли Омунд.
К сожалению, но разговор лаконично, но логично перешел к беседе о семье. Эта тема была очень щекотливой для мужчины. С другой стороны – кто равнодушен, когда говорит о своей семье? Никто, как бы они этого не хотели. Омунд не хотел бы поднимать забытое прошлое. Несмотря на то, что все произошло давно, воспоминания очень яркие. Даже сейчас, когда уже прошло столько лет, Омунд все еще горюет по Синтел и Эйрике. Их лица, мимика – все снова перед ним, словно они живы, а те ужасные события всего лишь страшный сон. К счастью, Тарья оказалась более деликатной, чем можно было предположить, и дала возможность Омунду не отвечать. 
- Да, один.
На этом Омунд и закончил говорить о семье. Боль утраты о любимой – не это желал Омунд обсуждать с Тарьей, точно не с ней. Далеко отсюда, в Виндхельме, у Омунда есть родители. Уже пожилые, горячо любимые им люди. Только осознания, что где-то есть близкие ему люди, не дает сойти с ума от одиночества и безысходности. Возникло резкое желание увидеть их: здесь и сейчас. Конечно, это невероятно, да и глупо, по-детски. «Стоит их навестить. Письма письмами, а… Эх, метко же она попала, давно так из равновесия не выбивался».
- Верно. Добрых снов.
Не теряя времени, Омунд сделал самое разумное в этой ситуации решение – решил отдаться во власть бессознательного, власть сновидений. Топор положил рядом, укрылся плащом и уснул.

+1

26

Редко что доставляло Тарье такие мучения, как отчаянные попытки бодрствовать, когда все твое естество просто требует отдаться столь желанному миру сновидений. Босмер намеренно пыталась выбрать самую неудобную позу, но добилась лишь того, что у нее жутко затекла шея. Веки становились все тяжелее, эльфийка периодически отключалась, и, кажется, даже успела посмотреть какой-то странный сон, в котором фигурировал Бриньольф, намеревавшийся всучить Омунду чудодейственный фалмерский сыр. И с каждым новым “погружением” сон становился все запутанней и бредовей – вот уже Омунд, почему-то восседая на столе Мерсера, сообщал, что отныне они воруют только левые башмаки, и только в миддас.
Тарья в очередной раз резко распахнула глаза, однако сию же секунду почувствовала, как некая невидимая сила аккуратно прикрывает веки. Воровка все же сделала над собой усилие, и рывком села в постели - надо было действовать. Она совершенно не представляла, сколько уже прошло времени, просто надеялась, что достаточно. Но для верности эльфийка все равно тихонько позвала норда, внимательно прислушиваясь к его ровному дыханию:
-Омунд, ты спишь? – громко зашептала она, дабы действительно вдруг не разбудить его. –Омууунд?
Ответа не последовало, и Тарья, закатав рукава рубашки, решительно откинула одеяло – пан или пропал, как любил повторять один старый друг. Босмер шевельнула больной ногой, ощупала лодыжку – вроде все нормально. Ну а даже, если не нормально, можно и потерпеть ради такого дела.
Противно, изобличающе заскрипели половицы, когда босые ноги эльфийки коснулись пола, и она, осторожно обогнув спящего Омунда, присела перед слегка покосившейся тумбочкой, задвинутой в угол. В любом другом случае воровку больше интересовало бы что внутри, а не под ней, но тут уж она сама была виновата, нечего было любоваться кольцом, словно это подарочек на день рождение.
«Кажется, почти достала», - босмер водила по полу рукой, пару раз натыкаясь на какой-то мусор вроде трупиков насекомых, и сопровождая все действие громкими вздохами, кряхтением и скрипом. Правда сама воровка этого даже не замечала, слишком была поглощена своим занятием. Наконец, возле самой стены, она нащупала то, что нужно.
-Ага, попался, - с довольной улыбкой произнесла Тарья, и победно вскинула руку с зажатым меж пальцами перстнем, не сразу сообразив, что говорит вслух…

0

27

Омунд быстро уснул. Дыхание стало более глубоким и менее частым, он перешел полностью на брюшной тип, что характерно для спящих. Мужчина никогда не страдал бессонницей, и привык спать при различных звуках. Может, многие не знают, но лес ночью не затихает, а наоборот – начинается другая жизнь, со своими обитателями. Во всей это катавасии звуков уснуть тяжело. Так что Омунд привык и всякий шум его не разбудит. Вот он лежал себе, спал и видел сны. Сначала его ум пленили шутки Вермины: неясные образы, загадочные цепочки событий, таинственные кошмары, но вскоре они прошли. Сны стали светлыми, ясными, яркими. Омунд видел луг: цветущий, необъятный. В нос ударило многообразие ароматов, что источали цветы. На душе была невероятная легкость, некое состояние Нирваны. Омунд лег на траву. Рядом текла небольшая река. Звук плескания воды о камень расслаблял, навевал приятные воспоминания из прошлого… Кто-то коснулся его щеки. Это было неожиданно, но естественного страха не было. Мужчина посмотрел направо. На него в ответ смотрела пара красивых зеленых глаз, так редких среди нордов. Эти глаза принадлежали красивой девушке, лет двадцати пяти. Бледное лицо все в веснушках, а рыжие локоны обрамляли его. На губах играла веселая улыбка. Казалось, она никогда не покидала это ангельское личико. Так вот кто касался щеки Омунда. Мужчина взял ее руку своею рукой и поцеловал. Девушка довольно зажмурилась, чем напомнила кошку. Омунд улыбнулся в ответ. Хотелось что-то сказать, но девушка остановила его, прижав палец к губам. Они просто лежали и смотрели на летнее небо, а где-то рядом журчала речушка.
- Ты все еще скучаешь по мне.
- Да… Ты же знаешь, Синтел, я не смогу тебя отпустить.
- Ты должен. Отпустив, ты принесешь покой в свою душу и в мою.
- Но я не хочу покоя! – Омунд сел, - я хочу тебя.
- Не терзай себя, - девушка села тоже, - я не могу вынести твои муки. Пожалуйста, ради меня. Только отпустив, ты поймешь, что я всегда с тобой.
Они обнялись. Омунд почувствовал запах ее волос. Ромашка… Этот сон видел Омунд очень часто. Для него не было неожиданностью, что появились несколько людей. Обшарпанные, грязные бандиты. В руках у каждого было по клинку, чье лезвие было в пятнах крови. Один из них позвал Синтел. Омунд еще крепче сжал Синтел, не намереваясь отпускать ее.
- Еще немного, - прошептал он, но бандиты не сжалились, продолжали настойчиво звать девушку. Омунд почувствовал, как она выскальзывает с рук. Он все-таки не отпустил ее. Клинок одного из бандитов пронзил Синтел. Омунд проснулся и резко сел.
- Что? – после сна Омунд не сразу понял происходящее, - кто попался?
Омунд посмотрел на Тарью: она сидела на полу зачем-то. В ее руках было что-то, что Омунд принял за кольцо. Логическая связь до сих пор не появилась в голове мужчины, потому он продолжал с недоуменным выражением лица смотреть на Тарью.

+1

28

-Кто попался? – бестолково переспросила воровка, от неожиданности чуть было опять не выронив перстень, который уже доставил ей столько хлопот. То, что босмер перепугалась, когда Омунд так резко проснулся, и в некотором роде поймал ее на горячем, еще мягко сказано. Она смотрела на мужчину глазами нашкодившей кошки, прижимая к груди кольцо, будто родное дитя, как если бы норд собирался отобрать его силой.
В тишине, наступившей благодаря образовавшейся паузе, отчетливо раздалось стрекотание сверчка – проклятое насекомое словно насмехалось над воровкой, впавшей в ступор. Дразнящее пиликанье не прекращалось, напротив, чем дольше Тарья молчала, тем громче и настойчивее “пел” из своего закутка сверчок. Назойливый звук никак не давал сосредоточиться, рождая только чувство крайнего раздражения и злости на саму себя. Все мысли превратились в беспроглядную черноту, в которой звучал лишь скрипучий голос настырного музыканта.

Вдруг из-за неплотно прикрытой двери потянуло прохладой. Легкий сквозняк всколыхнул пламя догорающих свечей, задув оставшиеся из тех немногих, что не погасли сами, и тем самым стряхнул с Тарьи оцепенение.
-Я говорю: вот же сосед достался. Сил никаких нет, - босмер, казалось расстроено, всплеснула руками, меж тем скрывая за этим простым и совершенно естественным жестом действия профессионального шулера, пряча перстень в карман. Ну а чем побрякушка хуже пары лишних тузов? –Хотя тебе, наверное, не привыкать - в лесу эти маленькие вредители должно быть стрекочат не умолкая.
В узком окне под самым потолком сквозь поредевшие после вечернего дождя облака можно было увидеть, начинавшие бледнеть, звезды – знак скорого рассвета. Тарья вздохнула, подумав, что когда вернется в Рифтен – попросит Делвина подыскать ей менее хлопотную работенку. И подальше от этого мерзопакостного городишки, который приносит ей одни только неприятности да разочарования.
-Прости, что разбудила, Омунд.

0

29

Взгляд во взгляд и тишина. Только сейчас Омунд заметил, что у Тарьи довольно красивые глаза приятного медового оттенка. Глаза ведь зеркало души. Что же говорили глаза Тарьи? Глаза расширились, что говорит об удивлении или страхе. При этом расширились и зрачки, что намекает на тревожное состояние девушки. Что же такого могло произойти, что она так встревожена? Ее оцепенение указывает на то, что она не ожидала вопроса. Руки у груди, сжаты так, что пальцы побелели. Это просто защитный жест, как скрещенные на груди руки, или она что-то держит? Омунд пристально смотрел на нее, но неожиданно резко потемнела – ветерок потушил свечи в комнате – и он отвел взгляд. «Сверчки, значит. Ну да, довольно страшные создания, что так тебя встревожили…»
- Понимаю, - коротко ответил Омунд заспанным голосом, - о, нет проблем, я привык вставать раньше солнца, а сейчас уж как раз, рассвет скоро, погляжу. Я выйду, поищу воды, а то что-то жажда мучает.
Омунд потянулся и вышел из комнаты, незаметно прихватив с собой кинжал. Очевидно, его намерения не были столь тривиальными, как попить воды. Как только он вышел, он закрыл за собой дверь, оставив небольшую щель. Сам же стал рядом и начал прислушиваться. «Что же ты задумала… Казалось бы, понятно, что брать у меня нечего. Так что же тебе нужно было? Она явно лжет, но что тогда скрывает? Нужно было собраться и уйти. Чем не решение проблемы? Хотя больше похоже на бегство от проблемы». Загадки, вопросы – все это занимало сейчас голову Омунду, который до сих пор не мог понять эту знакомую незнакомку. Несмотря на все подозрения, Омунд верил, что мирный выход в этой головоломке возможен. Именно этого он сейчас и добивался.

0

30

-Жажда мучает, - скорчив рожицу, передразнила Омунда босмер, когда дверь за ним закрылась.
Зевнув так, что челюсть едва не свело, воровка, продолжая сидеть на полу, живо натянула сапоги, и полезла за курткой. Очевидно, что норд ей ни на йоту не поверил, и это с его стороны было вполне разумно. На его месте, Тарья тоже бы себе не поверила – редко когда у нее случались настолько дурные представления. Надо было просто подмешать ему что-нибудь в еду, например, тех грибов, после которых Тринн полдня в кустах сидел - размышляла она, продолжая спешно одеваться.
«Пора нам отсюда сваливать, приятель», - воровка извлекла из кармана виндхелмскую печатку. Разглядывая лежавший на ладони перстень в последний раз, Тарья прислушалась к себе и своим ощущениям, все же она немало полагалась на инстинкты и пресловутую женскую интуицию. Но нет, ничегошеньки, кажется, никого не было дома - внутренний голос упорно молчал, а вместе с ним, за компанию и совесть.
«Точнее, я сваливаю, а ты остаешься», - с этой мыслью воровка присела на корточки перед рюкзаком Омунда. Особо церемониться не было времени, поэтому она просто поглубже затолкала туда кольцо, понадеявшись, что норд не обнаружит его под остальными вещами. «Ну вот и все. Почти».
Из-за дверей потянуло чем-то вкусным - таверна тоже потихоньку просыпалась, или быть может заглянул случайный путник. Выпрямившись, Тарья принюхалась, с сожалением думая о том, что трапезничать ей, скорее всего, придется в пути. Желудок тут же заурчал, очевидно, не соглашаясь, но босмер только досадливо похлопала себя по животу. В конце концов, ей не впервой было пропускать завтрак (а также обед и ужин), уж потом наверстает.
Поправив ремень, и одернув куртку, эльфийка еще раз оглядела комнату – нет, ничего не изменилось, все так же просто и непритязательно. Оставшаяся после нее смятая постель, спальник Омунда, свечные огарки да паутинка под потолком. Только уже знакомый Тарье паучок куда-то скрылся. Забирать отсюда кроме собственного плаща ей было нечего, все равно свои немногочисленные вещи она оставила Нарри “на хранение”, поэтому босмер решила, что дожидаться норда нет смысла. Может даже удастся улизнуть, пока он там где-то «ищет воду».
Стянув, державшую волосы ленту, все равно “прическа” уже приобрела вид аля птичье гнездо, воровка тряхнула головой, чуть пригладила непослушные пряди, и, глубоко вздохнув, шагнула вперед. Остановившись перед дверью, Тарья еще пару секунд взвешивала в уме все за и против, а потом, так и не придя ни к какому удовлетворительному заключению, с силой ее распахнула.

+1


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Таверна "Мертвецкий мед"