FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Улицы Маркарта


Улицы Маркарта

Сообщений 61 страница 88 из 88

61

Джоффри не видел, как Эррол бросился на стражника — слышал только грохот кольчуги и, уже потом, грозный голос графа Норпоинта:
— Надеюсь, ты хорошо следил за оружием. Я еще не до конца придумал, что буду с тобой делать, но эта штука, — Рыцарь легко, только чтобы напугать, стукнул норда по лбу, — Уже кое-что мне нашептала...
Джоффри развернулся так, чтобы он видел Эррола и стражника, а Птичка — нет. Пока Хантингтон запугивал более не грозного стражника, Нортон занялся запугиванием беззащитной девушки.
— Сейчас я уберу руку, надеясь на твоё благоразумие, — говорил он, глядя Птичке в глаза и убирая руку со рта, но по-прежнему прижимая к себе.— Но только попробуй заорать — и я сверну тебе шею.
Откровенно говоря, Джоффри не знал, хватит ли ему духу, чтобы привести угрозу в исполнение. Он, конечно, убивал людей, но обычно это были его враги, и сражал он их в честной — ну, почти честной — схватке. Сворачивать шеи безоружным девчонкам в два раза младше него самого... Да, этого Нортону делать ещё не доводилось.
— Если будешь вести себя тихо, то мы сполна оплатим твои заботы, — уверял Нортон, глядя поверх Птички на Эррола, который, однако, ещё не приступил к пыткам. — И твоего барда тоже вытащим, даю слово.
Стражник, между тем, заговорил. Похоже, граф Норпоинт, вооружившись топором законника, приступил к допросу серьёзно и со всем знанием дела, поэтому причин сомневаться в искренности слов несчастного мужчины не было.
— Я все скажу, только пожалуйста, оставьте мне руку, — почти рыдал он. — Его зовут Ловас Девалис. Он живет с семьей неподалеку от сокровищницы...
С семьёй. Слова стражника врезались в ум Джоффри, порождая в нём жуткие мысли. Если у него есть семья, то на него легко можно надавить...
Нортон сильнее сжал плечо Птички. Он уже почти выработал план.

Отредактировано Джоффри Нортон (2013-07-17 19:27:58)

0

62

Рыцарь почти разочарованно опустил топор, когда стражник поспешил сразу ответить.
- Его зовут Ловас Девалис. Он живет с семьей неподалеку от сокровищницы!
«Ловас Девалис? Необычное имя для норда, - удивился Эррол. – А не врешь ли ты, дружок?»
В другом углу, где были Джоффри и Птичка, слышна была какая-то возня, но Хантингтон не стал на нее отвлекаться.
- Ловас Девалис? Скажи это кому-нибудь другому, проклятый лжец!
Вешатель грубо зажал лежащему рот и опустил топор на левую руку пленника. С чавкающим звуком от кисти норда отделились первые фаланги его пальцев. Топор оказался отнюдь не так остр, как хотелось бы…
«Вот оно, мгновение! Он шокирован, и вот… вот… - выжидал граф, глядя на лицо стражника. Вдруг его глаза расширились и он отчаянно замычал, пытаясь вертеть головой. – Вот она, боль».
- Не дергайся! – снова прошипел граф, нанося норду очередной удар топорищем по голове, – Я могу до самого утра от тебя куски отрезать.
«И вот все сначала. Бессмысленная череда его страдания и моего раздражения».
- Отвечай… Как его зовут? Где он живет? Какая семья? Сколько человек? – перечислил он, сделал паузу, занес над головой топор. – Где наше оружие?
Проделав все это, снова дал пленному возможность говорить. Под ними уже начала собираться небольшая струйка крови. Чувствуя отдающий железом запах крови, Хантингтон чему-то улыбнулся.
«Что, учуял? Тебе это нравится, Хантингтон. Тебе нравится заставлять других страдать. У тебя кружится голова, словно у пьяного. Тебе это нравится!» - твердил некстати возникший голос внутреннего оппонента торжествующе.
«Я всего лишь делаю то, что нужно… - неуверенно проговорил Эррол, стараясь избавиться от мясницкой улыбки, застывшей на его лице, - иначе… иначе нельзя».
«Ты не должен стыдиться, Хантингтон. Кто он такой? Всего лишь свинья, достойная убоя».
- Заткнись! – прорычал Эррол достаточно громко, чтобы его мог услышать Джоффри. Сообразив, что произнес это вслух, Эррол от досады крепко врезал топорищем по лбу растерянному пленнику.
- Говори, придурок, отвечай, пока я не отрезал от тебя еще кусок! – полушепотом добавил он.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-17 20:35:33)

0

63

Птичка стояла, чувствуя прерывистое дыхание Джоффри. Если бы она не была в курсе дела с самого начала, то сейчас девушка, наверное, попыталась бы вырваться из железных объятий наемника.
Ей совсем не нравилось, что ее не предупредили. Когда бретонцы выскочили из-за груды гнилых ящиков, Сиги не на шутку перепугалась. Конечно, она догадывалась, что Эррол и Джоффри не будут встречать их со стражником с распростертыми руками, но и на такое она тоже не рассчитывала.
"Они могли бы просто предупредить меня."- Все еще вздрагивая, думала Птичка, радуясь, что закричать она не может.
В городе было довольно темно, но силуэт Хантингтона отчетливо выделялся, нависая над скрюченным стражником, слово один большой и угрюмый утес. Иногда девушке казалось, что бретонец высечен из камня, и, когда она смотрела на Нортона, то довольно ясно видела разницу между двумя наемниками.
"Интересно, смогу ли я когда-нибудь сочинить об этом песню? Песнь льда и пламени."- Сиги старалась отвлечься  от того, что происходило в нескольких шагах от нее. Раздумья прервал раздраженный голос наемника, держащего Птичку.
— Сейчас я уберу руку, надеясь на твоё благоразумие. Но только попробуй заорать — и я сверну тебе шею. - Джоффри осторожно отвел руку от лица девушки, угрожая ей расправой, пожалуй, даже страшнее той, которую граф уготовил своей жертве.
Эррол прижимал стражника к камню, зловеще покачивая топором прямо над его головой. Птичка вздрагивала каждый раз, когда графу приходилось приставить оружие слишком близко к голове вора. Ничего подобного она никогда не видела, поэтому, когда пальцы стража со звонким хлюпаньем отделились от его кисти, Сиги слегка покачнулась. Если бы не поддержка со стороны Нортона, то она, наверное, упала бы.
- Вы... убийцы.- Девушка мрачно посмотрела на Джоффри, ожидая чего-то вроде одобрительного кивка.
"Разве ты не знала, что так будет? Стой тихо и не высовывайся."- Говорил Птичке ее разум, настоятельно рекомендуя не делать ничего такого, что бы привлекло ненужное внимание. Пожалуй, она не была готова ко всему этому, хотя вначале ей так не казалось.
- Я не хочу в этом участвовать, отпусти меня.- Почти кричала Сиги, пытаясь вырваться из железной хватки Нортона, мысленно ругая себя, за столь необдуманное поведение.

Отредактировано Сиги-птичка (2013-07-18 02:26:16)

+2

64

Событие...

Мужчина взвыл от нестерпимой боли и уткнулся лицом в мостовую, а из глаз здоровенного стражника вдруг брызнули слезы боли, страха и отчаянья. Рассудка от болевого шока он не лишился, да и сознание при нем осталось, но вот язык совершенно отказывался ворочаться. Он что то невнятно мычал, размазывая слезы о грязный камень. Еще никогда ему не было так страшно. Да что там говорить, он никогда еще не испытывал таких сильных эмоций за всю свою безрадостную серую жизнь и об этом красноречиво говорило растекающееся мокрое пятно на его штанах.
- Клянусь, его зовут Ловас Девалис. Он живет в доме прямо рядом с сокровищницей, с женой и дввумя маленькими сыновьями, - захлебываясь, залепетал стражник, только лишь к нему вернулся дар речи, - Я больше ничего не знаю. Клянусь. Я правда не знаю, где ваше оружие. Я сказал все, что знаю. Отпустите меня пожалуйста. -

0

65

Эррол Хантингтон, нависая над своей жертвой, выслушал те же самые слова. Ловас Девалис, дом у Сокровищницы, женушка и двое детей. Сам Хантингтон в свои тридцать лет так и не успел обзавестись ни женой, ни детьми. Будь он простолюдином, каким был его прадед, все было бы куда проще. Будь он отпрыском древней династии, вроде тех же Корнеллов или Нортонов, все было бы еще проще. Но он был третьим сыном Скупого Рыцаря, благородного лорда всего лишь во втором поколении. Женитьба на простушке опозорила бы его род, а для благородных дам он был таким же дерьмом, как, скажем, их паж или дворецкий.
«Однако все было не так плохо. Сейчас у меня уж точно не выйдет жениться. Слишком неопрятен», - подумал Хантингтон, усмехнувшись своим мыслям.
Страж был до того очевидно напуган, что Вешателю пришлось принять, что он говорил правду. Ловас Девалис – очень странное имя для северянина, но…
«К даэдроту в пасть все это, пора кончать», - сжав зубы, понял граф.
«Опять руки в крови, Вешатель? Куда бы тебя ни вели ноги, ты снова выходишь на одну и ту же дорожку».
- Я не хочу в этом участвовать, отпусти меня! – неожиданно громко сказала Птица, …
«…крыльями бьющая в клетке железной объятий холодных убийцы… - неожиданно для себя продолжил рыцарь. – Девочка, ты уже участвуешь в этом, с самого начала».
Эррол снова заглянул в полные первобытного страха глаза стражника, с лицом, покрытым кровью, с расширенными зрачками, с глазами, полными слез.
«Так нельзя…» - решил он, поднялся на ноги и отошел чуть в сторону.
- Ты можешь идти, - с напряжением в голосе сказал Хантингтон, стоящий в темноте недвижимо.
Стражник раскрыл рот в удивлении, нащупал под собой землю и залепетал:
- Храни вас Боги, сэр, спасибо, храни вас Боги… - все повторял он, вставая на ноги и разгибаясь.
Топор до половины вошел в его затылок. Кровь мелкими брызгами обдала все вокруг. Рыцарь подтолкнул тело ногой в плечо и освободил свое оружие. Стражник упал на бок, не издав ни звука. Гробовое молчание повисло в темном переулке. Лужа крови расползалась под его головой. Тело убитого все еще бессмысленно сжимала нечто в кулаке правой руки. Хантингтон присел на корточки рядом с телом. Разжав еще теплые пальцы, он обнаружил серебряный медальон.
- Твоя вещица, - как-то отстраненно проговорил он и бросил девушке ее украшение.
Серебро звонко ударилось о мостовую. Девчонка стояла, парализованная не то ужасом, не отвращением, не то неожиданностью исхода.
«Это была большая ошибка. Одна большая ошибка. Не стоило ее в это втягивать. Прости, девочка…» - прикусив губу, Эррол смотрел ей в глаза. Он попытался улыбнуться ей, но, судя по ее глазам, лучше не стало. Он смутился и отвернулся слегка в сторону, изучая сапоги убитого.
- Нужно раздеть его, - чуть склонив голову набок, сказал граф, неизвестно к кому обращаясь.

+1

66

— Ловас Девалис? Скажи это кому-нибудь другому, проклятый лжец!
Граф Норпоинт с силой опустил топор на пальцы стражника. Даже Джоффри передернуло, о девчонке и говорить было нечего — ноги у неё подогнулись, и только Нортон не дал ей упасть.
— Вы... убийцы, — констатировала факт Птичка.
«Ты же не далее, чем полчаса назад бравировала и говорила, что, если захочешь, проткнёшь меня кинжалом. Видать, кончилась смелость», — Джоффри мысленно усмехнулся, но вслух ничего не сказал, только холодно посмотрел в глаза девушки.
— Заткнись! — неожиданно закричал граф Норпоинт, и Нортон от удивления поднял голову. Хантингтон в очередной раз врезал стражнику по лбу.
«Неужели дураку после такого ещё хватает наглости грубить Эрролу?»
Пленник затараторил, повторяя всё, что сказал ранее. Он надеялся спасти свою жизнь — едва ли это было возможно.
— Я не хочу в этом участвовать, отпусти меня! — Птичка забилась в руках наёмника, и он с силой приложил её спиной о стену.
— А кто привёл его сюда, если не ты? — быстро заговорил Джоффри, сжимая запястья девушки — у неё был кинжал, и Нортону не хотелось, чтобы она натворила глупостей. — На тебе крови столько же, сколько на нас, так что заткнись, пока я не вырезал тебе язык.
— Ты можешь идти, — сказал граф, и Джоффри обернулся, уставившись на товарища раскрытыми от удивления глазами.
«Вот так? Просто отпускает его? Но ведь...»
Наёмник не успел закончить мысль. Топор вошёл в затылок стражника, и мужчина опустился на мостовую, так и не закричав. Птичка смотрела на всё из-за плеча Джоффри широко раскрытыми от ужаса, отвращения или удивления глазами.
— Твоя вещица, — граф бросил девушке её медальон, который она, наверное, отдала стражнику в качестве оплаты. Джоффри проследил за гипнотическим полётом безделушки и вздрогнул, когда серебро упало на камень.
Хантингтон улыбнулся то ли Нортону, то ли Птичке — самое неподходящее, что можно было сделать в такой момент. Обычную жутковатую улыбку Эррола теперь дополняли труп на мостовой, окровавленный топор и лужа крови под ногами.
— Нужно раздеть его, — сказал граф, глядя на них обоих сразу и в то же время ни на кого.
— Я всё сделаю, — ответил Джоффри, подбирая с земли ожерелье и засовывая его в руку Птичке. — Уведи её отсюда.
Нортон перенял из рук графа топор и в задумчивости стоял над трупом стражника. Раздеть — не проблема, но когда начнешь рубить, всё вокруг зальёт кровью. Если только не...
Нортон огляделся по сторонам. Разумеется, канализация. В самом углу тёмной подворотни виднелась решётка. Подниматься она отказывалась, но это было и не нужно — Джоффри оттащил к ней мертвеца, оставлявшего за собой полоску крови.
Сперва нужно было избавиться от одежды — шлем Эррол снял ещё раньше, поэтому на стражнике оставались сюрко, странная кольчуга с коротким рукавом, штаны, рубаха и сапоги.
В первую очередь Нортон избавил несчастного от обуви. Сапоги были неплохими, и наёмник поставил их подальше, чтобы не замарать в крови. Сюрко он скомкал и просунул сквозь прутья решётки — к тому моменту, как кто-то его найдёт, разобрать, что на нём изображено, будет уже невозможно. С кольчугой возникли небольшие проблемы, но в конце-концов Джоффри удалось её снять. В решетку она не проходила, поэтому он просто аккуратно сложил её в ящик, полный какого-то барахла. Вскоре стражник лишился и рубахи со штанами, которые наёмник выкинул в канализацию, предварительно вытерев о них топор. В одном из карманов он нашёл тридцать септимов и сунул их в кошель.
Осталась самая неприятная часть работы.
Джоффри опустился на колено и поднял топор над головой — рубить нужно сильно, так, чтобы второй удар не понадобился.

Получен топор стражника.
Получено 30 септимов.

Отредактировано Джоффри Нортон (2013-07-20 23:30:15)

+1

67

События...

Крики Джоффри и Сиги не прошел даром - наемник не успел избавиться от тела, как неподалеку от подворотни раздались мягкие шаги нескольких пар ног - трех, кажется. Свет приближался все быстрее и быстрей.
- Та-а-ак! И что у нас тут? - Хорст ожидал увидеть, как какой-нибудь пьянчуга насилует девицу, или попросту грабит ее, но то, что увидел он, повергло его в состояние...да впрочем и не такое он видал! - Так и знал, ребята, что вы ненормальные!

Зашипели выхватываемые из ножен мечи. Хорст быстро отступил назад, спуская щит со спины и одновременно вставая под защиту двух других стражей, которые также сняли щиты. Все трое образовали некое подобие "черепахи" - судя по всему, этому их научили в Легионе, и Хорст заорал что есть мочи:
- Стра-а-а-жа! Некроманты!!! - все трое принялись организованно отступать из переулка а где-то наверху, на ярусах послышались торопливые тяжелые шаги - стражники спускались вниз.

+1

68

— Я всё сделаю, уведи её отсюда, - проговорил Джоффри, отпустил застывшую на месте девушку и, забрав у рыцаря топор, склонился над телом. Кровь пока еще тоненьким ручейком стекала в канализационную решетку.
Хантингтон молча взял за руку девчонку и повел ее на улицу. Кажется, все было спокойно. Луна, освещавшая улицу, вдруг скрылась за черным ночным облаком. Его тяготило тяжелое молчание Птички.
«Наверное, это вовсе первая смерть, которую она видела», - подумалось Эрролу.
- Знаешь, Пташка, Боги дают нам всем жизнь, это верно. Чего-то человек не может изменить. Например, он при всем желании не может сделаться из третьего сына первым, - сказал рыцарь и замолк на время. – Но кое-кто человек выбирает сам. Смиряться ли ему с ударами судьбы иль отразить их и покончить с бездною страдания? Люди сами делают свой выбор, и мало кто никогда в нем не ошибается. Каждый, Птичка, каждый по-своему достоин смерти. Он мог быть сегодня честным, но предпочел он благородству малодушие.
Так шли они в темноте. Он говорил много и витиевато, как давно не говорил, и только непрестанное журчание ручья вторило его хрипловатому баритону. До поры до времени.
Когда он заметил свет фонаря, было слишком поздно. Он обернулся и увидел троицу стражников, зашедших в тот самый переулок.
Что-то капнуло ему по носу. Запрокинув голову назад, он сообразил, что это уже не конденсат, а мелкий дождь, снова начавший проливаться на землю. Хантингтон выдохнул, прислушиваясь к звонкому перестуку дождевых капель. На словах все было гораздо проще. Человек, мол, тварь такая, что делает свой выбор. Только вот когда приходит твой черед выбирать, грудь пронзает лед и почему-то сильно хочется отлить.
«Да, я могу уйти. Уйти, утешая себя бессмысленными обещаниями вызволить наемника позже, которым никогда не осуществиться. Или я могу разделить его судьбу», - сутулясь, сгибался под тяжестью тяжелых мыслей рыцарь.
Стражники, крича, отступали из переулка. Похоже, вид человека с окровавленным топором в руках действительно внушает ужас. Откуда-то сверху по улице, грохоча ботинками, уже двигалось пока еще невидимое подкрепление.
«Если не знаешь, что делать – атакуй, - всегда говорил сэр Эрхард, давний учитель Хантингтона. – Интересно, что сейчас со стариком? Все так же странствует, вечно седой и вечно одинокий?»
Без дальнейших раздумий Эррол запустил руку за талию девушки, нащупал за ее пояском рукоять кинжала и взял его в правую руку. Наскоро сбросив со спины щит, рыцарь накинул его на левую.
- Лети прочь, Птичка, - пробормотал он и быстрыми шагами направился к переулку.
Поступь рыцаря была весьма шумной, но дождь и отдаленный топот подкрепления был ему на руку. Подойдя ближе, рыцарь без лишних слов выставил щит вперед, взял разгон и с разбегу врезался в правого крайнего стражника, который успел заметить нового нарушителя слишком поздно, как это часто бывает. Вся троица законников повалилась на землю, и рыцарь вместе с ними.
Нащупав под ногам мостовую, рыцарь спешно поднялся и принял боевую стойку.

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-21 01:56:49)

0

69

День выдался очень уж неплохим и богатым на события. Во дворец альтмерам, что забавно, попасть так и не удалось… нет, всё было немного не так. Альтмеры сами не шли во дворец – им было и без этого, чем заняться. Сейчас, глубокой ночью, уставшая Кайлин стояла, прислонившись к стене и мысленно подводила итоги. Один эльф из личной гвардии сейчас спал в таверне мертвецким сном – это он утром жаловался, второй должен был вот-вот подойти, Арантир был уже здесь…
- Так, а где же Айвер? – задумчиво сказала принцесса. Арантир кашлянул.
- Как бы так объяснять, принцесса. Скажем, он сейчас делит с одной особой…
- Я поняла, можешь не продолжать, - отрезала эльфийка. – Я понимаю, что вам не хватает женского тепла, но можно как-то… а, Талос с вами.
- Ох, это прозвучало оскорбительно, - отметил Арантир.
- На это я и рассчитывала, - устало вздохнула Кайлин. Сейчас она не была похожа на ту, которой была утром – бодрой, гордой, готовой рубить головы. Образно выражаясь. Зато теперь альтмерка выглядела не спавшей несколько дней. Так и было – вторую ночь ей приходилось бодрствовать, и это после мягких перин посольства. Принцессе, как бы это нелепо не звучало, не привыкать, но отдохнуть тоже хочется иногда, не так ли?
- Я вот не могу понять, что мы делали весь день. Мы хотели посетить дворец, ведь так? Сначала проблема с лошадьми.
Арантир рассмеялся.
- Да, это было даже весело. После того, как я сказал, что он отвечает за них головой, он ухитрился допустить то, что лошади сбежали. Как было приятно выбить ему зуб! – кровожадно улыбнулся эльф.
Кайлин покачала головой. «Да, с вами не соскучишься даже у Мехруна в Мёртвых Землях».
- Хорошо, что лошадей удалось вернуть. Так, что дальше? Мы пошли искать, где бы остановиться.  Мы шли во дворец…
И тут произошло необыкновенное. Где-то совсем недалеко послышался истошный вопль, принадлежавший, казалось, напуганному до смерти человеку.
- НЕКРОМАНТЫ!!!
Кайлин переглянулась с Арантиром. На секунду опешив, эльфийка махнула рукой в знак «за мной». Двое прошли с десяток метров, как из переулка выскочил Кель.
- Простите меня, принцесса Кайлин, я…
- Ничего. Оружие при тебе?
- Оно всегда при мне, принцесса! – эльф гордо схватился за рукоять. Кайлин коротко кивнула.
- Идём, господа. Сейчас, мне кажется, что-то будет. Обнажить клинки!
По тёмной улице уверенно шли три тени, громко ступая по каменной маркартской дороге. Кап! На голову эльфийке упала большая капля. Кайлин нахмурилась. Она не любила дожди. А еще дождь всегда сулил что-то… неприятное? Необязательно. Что-то серьезное.
- А вот и некроманты.
На улице творилось что-то непонятное. Грохот, топот, лязг.
- Свет, Кель. – Альтмер тут же взмахнул руками и сотворил освещающее заклинание. Ох, что тут творилось!
Ближе всего к эльфам стоял воин с щитом в боевой стойке. А на полу лежали трое стражников. Что произошло за мгновения до этого – было предельно ясно.  Кайлин заметила приближавшийся патруль стражей в конце улицы. Кажется, намечалась бойня. Только вот на чьей стороне быть? Надо было думать очень быстро. «Изгои? Нет, не похожи. Братья Бури? Что-то тоже не очень… Впрочем, плевать»
- Именем Доминиона Альдмери, я приказываю всем остановиться! – крикнула, нет, даже рявкнула на всю улицу Кайлин. Должно было сработать.
А дождь усиливался.

Отредактировано Кайлин (2013-07-21 02:23:50)

0

70

Дождь усиливался, небо над Маркартом заволокло тучами. Сиги чувствовала, как тяжелые капли застывают на ее голове, лице и плечах, превращая Птичку в мокрую невзрачную простушку, коей она показалась стражнику, теперь уже мертвому.
Когда Эррол в последний раз замахнулся топором, девушка могла только стоять и смотреть, как с хриплым криком из стража вырывается жизнь. Конечно, ничего подобного она раньше не видела, и теперь ей казалось, что зрелище с отделяющимися от руки пальцами было еще приятным по сравнению с тем, что Сиги увидела дальше.
Запястья нещадно болели, а кровная каемка, отделяющая их от остальной руки, выделялась на фоне бледной кожи.
Птичка стояла, теперь уже в луже, и хлопала глазами. Вереница прошедших событий мелькала у Птички перед глазами, оставляя в душе неприятный осадок.
Сиги одернула сумку и присела на колени, заглянув в лужу. Ее лицо было перекошено, не то от страха, не то от ужаса, не то от отвращения.
Поспешно спохватившись, девушка тяжело вздохнула, вспоминая, как минуту назад ее оставили без оружия. Пусть кинжал был туповатым, но он давал Птичке ощущение безопасности, безвозвратно улетучившимся час назад.
- Но...- Только и смогла вымолвить Сиги. Наверное, в темноте ей показалось, что она видит силуэты наемников, идущих с повинной. У одного в руке блестело заветное лезвие, а другой нес в руке шлем.
Птичка как-то слышала, что воины, после победы, забирают с собой шлем побежденного, в качестве трофея. К сожалению, поднявшись на ноги, девушка не увидела ровным счетом ничего. Ни бретонцев, ни кинжала в темноте не было.
Чьи-то звонкие шаги эхом отлетали от стен, постепенно доносясь до Сиги.
- Ну уж нет, так не пойдет!- Птичка укуталась в плащ и робкой походкой прошлась вперед, выставив голову.
Звуки боя заставили девушку остановиться. Из переулка слышалась громкая возня. Любопытство в который раз одержало верх над разумом, и Сиги высунулась вперед. Постепенно решимость ее угасала, оставляя место для навязчивого страха:
"У меня еще остались септимы..."- Утешала себя Птичка, представляя новенький кинжал и пустой кошель.
Внезапно девочка представила себя в шахтах Маркарта. Если раньше она была в окружении наемников, то теперь Сиги сидела рядом с бардом. Неутешительная картина. Девушка не знала, за что сажают в темницы или отправляют в шахты, но почему-то ей казалось, что именно так и будет.
Птичка натянула плащ на голову так, что его пола, волочившаяся за ней, прикрывала ноги девушки, оставаясь всего в нескольких дюймах выше каменной кладки мостовой.
Ни фонаря, ни факела у Сиги под рукой не было. Предоставив ушам докладывать ей обстановку, девушка присела около прохода, с волнением вглядываясь в темноту. Внезапный крик заставил Птичку вздрогнуть:
- Именем Доминиона Альдмери, я приказываю всем остановиться!- Громогласное эхо раздалось, казалось, по всему городу. Девушка испуганно отпрянула назад, но не убежала.
"Сделка..."- Сиги вспомнила про вторую часть договора, в которой говорилось об освобождении Йерлока.

0

71

— Стра-а-а-жа! Некроманты!!! — завопил некстати высунувшийся Хорст. Перекрыв выход из переулка, стражники попятились назад.
Капля упала на нос Джоффри — начинался дождь, уже второй за день. Когда-то наёмник любил дожди, но тогда он был ещё рыцарем и мог, если дождь начнётся, зайти под надёжную крышу, переждать его и потом, выйдя на улицу, втянуть носом запах свежести. Но теперь ему негде было укрыться — из переулка один выход, и канализационную решётку не поднять.
Нортон откинул со лба волосы, встал перед стражниками и поудобнее перехватил топор. С улицы слышались тяжелые шаги, но вход в переулок узкий, и больше троих туда не пройдёт. Как долго он сможет удерживать их? Достаточно, чтобы Эррол и Птичка смогли убежать? Едва ли хотя бы половина этих стражников имела реальный боевой опыт, но скольких он убьёт, пока его не завалят толпой и не зарежут? Троих? Четверых? Пятерых? Восемь знают. На какую-то долю секунды Джоффри почувствовал обиду на богов за всё то, что с ним случилось.
«Почему вы все такие злобные мудаки? Почему я должен подыхать в грязи и дерьме в поганой подворотне, а ублюдки вроде Ловаса продолжат жить? Где ваши сраные молнии на головы нечестивцев?»
Небо очертила яркая вспышка, и Нортон усмехнулся, поудобнее перехватывая боевой топор. Довольно жуткое зрелище, наверное. Нельзя вечно оттягивать неизбежное.
— Нортон! Высокий Утёс!!!
Подняв топор над головой, он с боевым кличем бросился на стражников, готовясь рубить, кромсать и резать. Неожиданно, враги перед ним рухнули, словно их ударили в спину.
Да их и ударили в спину, понял Джоффри, увидев, как поднимается граф Норпоинт. Будь он чуть нежнее, заплакал бы от радости, наверное, но сейчас это только предало ему сил и гнева — теперь они сражаются вдвоём, и смогут убить вдвоё больше!
— ВЫСОКИЙ УТЁС, ГНИДЫ!!!
Нортон бросился вперёд, готовясь обрушить топор на голову поднимающегося стражника, но не успел.
— Именем Доминиона Альдмери, я приказываю всем остановиться!
Джоффри отпрыгнул назад, чтобы стражники не повалили его, и вопросительно посмотрел на Эррола за их спинами.
«Граф привёл эльфов? Как?..»
Нортон занял оборонительную стойку, готовый ударить любого, кто дерзнёт приблизиться к нему.

+2

72

События

Все произошло буквально за секунды, как стража оказалась на земле, поверженная изящным приемом "человек-таран", но Хорст быстро вскочил на ноги и уже готов был броситься на графа, когда появилась представительница Талмора и солдат неохотно, как-то отрывисто поклонился, совсем чуть-чуть, немногим больше, чем просто кивнул бы, а затем снова занял боевую стойку.
- Госпожа, этот мерзавец раздел и начал расчленять одного из моих подчиненных. Не иначе - для колдовства по воскрешению мертвецов!
- А может...кха... - поднялся второй стражник, отряхивая доспехи от грязи - ...он просто хотел над ним надругаться. Ну знаете...хотя не, вы вряд ли знаете...ну есть такие...люди...
- Заткнись, придурок. - глухо одернул его офицер, а затем обратился к талморке. - Представьтесь и помогите мне арестовать этих врагов ярла и сопроводить их в тюрьму. Затем я составлю рапорт и несомненно, к нему будет допущен и Талмор.

Очевидно, Хорст был в курсе, что Талморцы заинтересованы в исследовании подобного колдовства. Он вообще-то претендовал на звание "Самый умный стражник 4-й эры".

0

73

- Высокий Утес, гниды!!! – раздался отчаянный крик Джоффри, когда Хантингтон спешно поднимался на ноги. Он приготовил к бою кинжал, приметив для удара шею ошеломленного стражника, когда его прервали:
- Именем Доминиона Альдмери, я приказываю всем остановиться! – раздался громкий женский голос за его спиной. Голос, привыкший повелевать.
Уже знакомый по кабацкой стычке стражник с бельмом на глазу поклонился одной головой с таким видом, словно ему предложили дерьма на тарелке, и он вежливо пытался отказаться.
Эррол опустил руки и повернулся в сторону женщины. Это была эльфка, стройная и высокая, одного с Вешателем роста, как ему показалось. Длинные белые волосы, мокрые от дождя, тяжелыми прядями свисали вниз, прилипая к ее щекам, плечам, шее. Порыв ветра заставил ее плащ дернуться в сторону, и Хантингтон заметил краешек рисунка на ее плаще. Вне всяких сомнений, это было золотое солнце на черном поле.
«Леди Восходящая Звезда, - понял рыцарь, опускаясь на одно колено почтительно, но без раболепной расторопности. – Когда я был пареньком, ее имя все еще было на слуху после Великой Войны. Сказочная героиня и злодейка, писаная красавица и воин, каких свет не видывал?» - разум Хантингтона застыл на месте немым вопросом, пытаясь справиться слишком со многим разом.
- Мое почтение, Ваше Высочество, - хрипловато проговорил он, опираясь на собственный щит, как давеча его приятель-наемник, предоставляя взору эльфов свой герб, свою немытую голову и ржавый наплечник.
- Госпожа, этот мерзавец раздел и начал расчленять одного из моих подчиненных. Не иначе - для колдовства по воскрешению мертвецов! – стал заверять одноглазый мерзавец.
«Что за чушь! - едва не воскликнул граф вслух в ответ на столь абсурдное обвинение. – Никакого колдовства, обычное убийство, ведь ярл сказал, что я могу чувствовать себя как дома, кажется».
Эррол чувствовал, что ему стоит что-нибудь возразить хитрому стражу закона, но делать это, стоя на колене и согнувшись в спине, было, на его взгляд, глупо.
«Кажется, мы и без того висельники, а мертвецов никто не обязывает соблюдать этикет», - облизнув ссохшиеся губы, Эррол поднялся на ноги, бросил быстрый взгляд на стражников у себя за спиной и сунул кинжал за пояс.
Приложив правую ладонь к левой стороне нагрудника, рыцарь ответил:
- Ваша Светлость, при всем уважении, этот человек заблуждается, - уверенно начал граф и выдержал паузу.
Затем он понял, что пауза затянулась. Он лихорадочно думал, застыв все в той же вежливой позе.
- Мы нашли его уже мертвым, - вдруг пришло в голову ему.
Действительно, ведь единственными свидетелями произошедшего были они с Джоффри, да Птичка. Так какого черта?
- Мой друг искал место, где бы… облегчиться, и зашел в этот переулок. Он закричал, и вместе мы увидели этого человека, голого, лежащего в луже крови и мочи, и рядом с ним лежал топор.
Хантингтон поднял глаза на эльфскую принцессу, от всей души надеясь, что звучит достаточно убедительно.
- Он был, к тому же, изрядно пьян, - добавил Хантингтон и вдруг замер, ужасаясь своей глупой ошибке.
«Ты ведь нашел хладный труп, Хантингтон! Неужели ты заглядывал мертвецу в рот? Какой ужас, это так недостойно графа!» - как всегда, кольнул внутренний оппонент.
Граф боялся. Но боялся не смерти, не суда. Он боялся проиграть. Но, кажется, ничего особенного не случилось. Никто не спешил резать его на куски.
- Ведь я видел его днем на посту возле дворца. Кому в трезвом виде придет в голову покинуть пост? – с ожесточенной злобой на свою ошибку добавил Эррол, но можно было подумать, что он сильно опечален отношением покойного к дисциплине.
- Я пошел за стражей, оставив своего друга у тела… Я ручаюсь, что Джоффри, мой друг, как и я, всего лишь наемник, и в магии мы смыслим не больше, чем камни под нашими ногами, - усмехаясь, добавил Хантингтон. – За вспыльчивость готовы принести извинения. Профессия такая, нервы.
Эррол сдул с кончика носа парочку капель и коротким движением головы откинул прилипшие ко лбу волосы назад.

+1

74

«Проклятый дождь,  - подумала Кайлин, убирая в сторону отвратительную на ощупь прядь мокрых, липких волос, - фу, как противно». Нарастающий дискомфорт немного сбил принцессу с толку, мешая разбираться в ситуации.
- Некроманты, говорите? – приподняв бровь, недоверчиво сказала эльфийка. Она смерила оценивающим взглядом бретонца, который тут же поприветствовал принцессу и выставил вперед свой щит с гербом.
Бретонец заговорил. Он не выглядел чересчур уж испуганным, но ему явно было нехорошо. Мужчина рассказывал свою версию произошедшего, которая выглядела поначалу довольно убедительной. Но вдруг…
- Он был, к тому же, изрядно пьян.
«Что? Откуда он знает это? Хм, может быть, он видел его до этого. Только вот нетрезвое состояние не объясняет голый труп. Врёт? Может, не врёт, а просто боится. Впрочем, неважно».
- Этот точно не некромант. Давно ли среди благородных рыцарей… Высокого Утёса, не так ли? – принцесса догадалась по крику «Высокий Утёс!», когда она с эльфами приближалась к месту событий.
- Давно ли среди них водятся некроманты? Хорошо. Где же виновник беспорядка? Может, этот? – Кайлин ткнула пальцем в фигуру в переулке. Силуэт держал что-то в руках, видимо, секиру или что-то подобное. Молча кивнув, альтмер Кель приблизился ближе, держа на левой ладони большой и очень яркий шар. Магический свет осветил мрачного на вид мужчину с забинтованной головой. Его грязное лицо выражало исключительно ненависть и готовность рубить направо и налево.
- Спокойно, - Кайлин сделала жест открытой ладонью в знак мирных намерений. – Так, а где же некроманты? Я вижу здесь двух воинов, один из которых, повторюсь, благородный рыцарь. Кажется, кто-то над нами издевается.
Альтмерка положила левую руку на рукоять клинка.
- В военное время за клевету было простое наказание. Когда я воевала в Хаммерфелле, одному эльфу отрезали язык за то, что он оговорил своего товарища. Но ему повезло, клевета была несущественной. Зато другого вздёрнули на тридцатиметровой башне – в пустыне Алик’р нет деревьев. Он пролетел метров пять, прежде чем бережно завязанный узел сломал ему шею. – Кайлин сделала небольшую паузу. – К чему я это говорю? Я заметила, что в Маркарте довольно высокие стены, господа.
Раздался раскат грома и через секунду свет молнии на мгновение осветил улицу.
- Я требую объяснений немедленно, - холодно сказала принцесса. – Это беспредел. Ах да. Я забыла представиться. Принцесса Кайлин Каморан из Алинора.

Отредактировано Кайлин (2013-07-22 03:12:18)

0

75

Эррол, выставив перед собой щит, с почестями поприветствовал эльфийку. «Ваше Высочество», сказал он. Значит, им на помощь очень своевременно пришла особа королевской крови — наверняка принцесса, кто же ещё? Джоффри не видел девушки, но пытался подойти поближе, предоставив титулованному графу вести разговор.
— Госпожа, этот мерзавец раздел и начал расчленять одного из моих подчиненных. Не иначе — для колдовства по воскрешению мертвецов! — пожаловался Хорст, тот самый, которого Нортон планировал убить первым.
«Да нет же, я просто хотел расчленить его труп и спрятать в ящиках из-под рыбы, ничего более», — мысленно ответил Джоффри.
Стражник, в отличие от Хантингтона, эльфийку не узнал, что определённо играло рыцарю на руку.
— Ваша Светлость, при всем уважении, этот человек заблуждается… — уверенно начал граф, поднявшись с колена. Сперва он говорил складно, но потом, похоже, сказалась усталость, и Эррол совершил ошибку. Впрочем, выкрутился он довольно быстро, и Джоффри вздохнул с облегчением.
— Этот точно не некромант, — вынесла вердикт принцесса.
«Действительно, абсолютно непохож. Вот будь на нём рваная в трёх местах чёрная мантия...»
— Хорошо. Где же виновник беспорядка? Может, этот? — какой-то альтмер выступил вперёд, и Джоффри поморщился от ударившего в глаза света. – Так, а где же некроманты? Я вижу здесь двух воинов, один из которых, повторюсь, благородный рыцарь...
«Благородства в нас столько же, сколько его в уличных грабителях, — горько усмехнулся Нортон. — Впрочем, всё равно побольше, чем у того же Ловаса»
Принцесса решила рассказать взрослым мужчинам историю о том, как в Альдмерском Доминионе расправляются с клеветниками. Басня эта совсем не напугала Джоффри, едва ли могла напугать графа и, скорее всего, оставила и Хорста равнодушным.
— ...Это беспредел, — продолжала эльфийка. — Ах, да. Я забыла представиться. Принцесса Кайлин Каморан из Алинора.
«Вот как тебя зовут. Хоть что-то»
Наёмник отступил во тьму, предоставив стражникам говорить. Джоффри размышлял о том, какие коррективы это вносит в их план — возможно, оружие получится вернуть быстрее, чем он думал.

0

76

События

Хорст обратил внимание, что меж тем вокруг собрались еще стражники, что придало ему смелости, да он и так не собирался отпускать каких-то проходимцев.
- Не надо мне угрожать, принцесса! - огрызнулся Хорст. - Это во дворцах от присутствия Талмора продажные имперцы делают кучу в штаны, а мне ваша виселица...хах!
Он плюнул на землю и белесая капля слюны растворилась в начавшей бежать по улицам водице.
- Этот ваш "благородный рыцарь" и его приятель уже были не далее как пару часов назад участниками потасовки в таверне. Экое благородство, не так ли? Мне все кажется предельно ясным: я вижу мертвого стражника, вижу полупьяного драчуна из таверны и его приятеля, и вижу и того и другого по подозрительному стечению обстоятельств в одном месте. А "благородный граф", видимо, так спешил позвать стражу, что отправился за ней прогулочным шагом вместе со шлюхой, - Хорст метнул взгляд в сторону, где в тени притаилась Сиги, - и так был нам рад, что при нашей попытке вызвать подкрепления, снес нас с ног. Экая "осчасливленность"! И в Маркарте правосудие вершит не Талмор! Так что либо помогайте, либо не препятствуйте, в противном случае я вынужден буду доложить ярлу о том, что Талморцы покрывают кровавых мясников и трактирных кутил!

Он повернулся к подоспевшим стражникам и скомандовал:
- Арестовать этих двоих и бросить в шахту. Пускай ярл определяет их виновность НА СУДЕ. А не Талмор в подворотне.

0

77

- Не надо мне угрожать, принцесса! Это во дворцах от присутствия Талмора продажные имперцы делают кучу в штаны, а мне ваша виселица...хах!
«Надо бы взять его в расчёт, он храбр. Молодец» - подумала Кайлин, ухмыльнувшись стражу, хоть тот вряд ли это заметил. Плевок дерзкого мужчины только подчеркнул его неприязнь к эльфам. Альтмерка понимающе кивнула.
- Этот ваш "благородный рыцарь" и его приятель уже были не далее как пару часов назад участниками потасовки в таверне. Экое благородство, не так ли? Мне все кажется предельно ясным: я вижу мертвого стражника, вижу полупьяного драчуна из таверны и его приятеля, и вижу и того и другого по подозрительному стечению обстоятельств в одном месте.
«Хм, похоже, он прав. По всей видимости, господа заслуживают казни. Но на убийц они не похожи. Что же толкнуло их на это?» - заинтересовалась эльфийка. Что-то сыграло в ней, возможность – солидарность воина, возможно, банальное любопытство и неотъемлемое желание эльфа просиять. Сейчас, например, можно было бы проявить заинтересованность в справедливости, честности, таким образом заработать авторитет. Авторитета, правда, принцессе было не занимать – но Маркарт особое место, как и весь Скайрим. Да и что-то стражей особо авторитет не интересовал.
- Арестовать этих двоих и бросить в шахту. Пускай ярл определяет их виновность НА СУДЕ. А не Талмор в подворотне.
- Одну секунду, господа. – Кайлин вскинула ладонь, останавливая стражей, подошла к щитоносцу и правой рукой взяв его за локоть, отвела в сторону, к эльфам.
- Что заставило вас убить его? – прошептала на ухо мужчине, не стесняясь окружающих, эльфийка. – Говорите честно и останетесь живы.
- Талмор заинтересован в правосудии на дружественных землях. Мы хотели бы удостовериться в компетентности судебной системы. А казнить преступников вы еще успеете, - не скрывая улыбки, сказала Кайлин.

Отредактировано Кайлин (2013-07-23 01:20:59)

0

78

Сперва Эрролу даже показалось, что ложь его была достаточно убедительна, чтобы склонить эльфийку на его сторону, но у некоторых людей, похоже, просто на лбу написано «убийца».
Выслушав военную сказочку про сбрасывание людей со стены на веревке, Хантингтон решил, что для лжецов придумал бы казнь получше.
«И к чему сбрасывать их вниз? Гораздо справедливее было бы лишить их языка, это был бы отличный урок», - подумал Хантингтон.
Рыцарь разочаровался дважды. Сперва он ожидал, что стража затрепещет перед высокой эльфкой столь благородного происхождения, однако одноглазый дьявол лишь огрызнулся на девушку, словно на собственную прачку, и сплюнул на землю. После такого, по его оценке, стражник должен был умереть еще до того, как его слюна разбилась о мостовую, но принцесса осталась недвижима. Она улыбалась.
Воспрянувший было духом граф разом потускнел. Маятник снова качнулся в другую сторону. Кроме прочего, вместо трех стражников перед ними стояла уже целая толпа с дурацкими шлемами на головах. Слишком много для двоих бретонцев.
- Этот ваш "благородный рыцарь" и его приятель уже были не далее как пару часов назад участниками потасовки в таверне…
«Будь каждый кабацкий забияка хладнокровным убийцей, мир утонул бы в крови».
- Мы не выбирали компанию, - огрызнулся Эррол через плечо. – А мед и правда полное дерьмо.
- Арестовать этих двоих и бросить в шахту! – эхом раздалось у рыцаря в голове.
Хантингтон приготовился лишить жизни первого, кто к нему прикоснется, но этим первым, против всех ожиданий, оказалась Леди Восходящая Звезда, взявшая его под руку и отведшая его в сторону. Рыцарь непонимающе обернулся, следя за Хорстом и его ребятами, но не увидел пока ни малейшего намека на движение.
- Что заставило вас убить его? – прошелестела женщина ему в ухо.
Хантингтон открыл было рот, чтобы повторить свою сказочку, но замер.
«Говорите всю правду и останетесь в живых! Как многообещающе! Не отступай от своих слов! Лги и извивайся, как змея! Это сохранит тебе жизнь!» - пульсировал в его голове… голос рассудка?
Он задумался. Что им оставалось? Руки местного правосудия сжимались у них на глотке. Ложью он ничего не выиграл, а напоследок вцепиться в вонючие пальцы зубами было никогда не поздно.
«Почему бы и нет?»
- Он был вором и взяточником, Ваша Светлость, - шепнул рыцарь в ответ.
«А еще у него порядком воняло изо рта».
- Его товарищ украл у нас оружие прямо у дворцовых ворот, пока мы были на аудиенции, а покойный отказывался нам помочь, - пояснил Эррол и с поразительным спокойствием в голосе добавил:
- Этот город – клоака, миледи. Все, до чего вы дотронетесь, воняет гнилью, и никому нельзя верить.
Закончив говорить, бретонец коротко кивнул и вопросительно взглянул на Кайлин.

0

79

Вот оно что! Похоже, все гораздо интереснее, чем показалось сразу. Подлые стражники украли у мужчин оружие, а те, естественно, захотели вернуть. Один не захотел возвращать то, что ему не принадлежит – вот воины и обиделись. «Интересно, что бы сделала я за такое? Наверное, что-нибудь в этом духе» - решила эльфийка.
- Какая низость, - громко, так что слышали все присутствующие, с явным упреком и укоризной в голосе протянула Кайлин, качая головой. – Как же низко поступает местная стража. Подло.
Лязгнули ножны – альтмерка обнажила меч и ткнула им в пол.
- Никто никого не арестует, прежде чем правда не будет объявлена вслух. Полагаю, что кое-кто из присутствующих уже догадался, о чём идет речь. Или же все догадались? Прекрасно, что я оказалась неподалёку. В этом городе сами стражи забыли, что значит соблюдать закон.
Кайлин прошла немного вперёд и окинула взглядом присутствующих.
- Если здесь есть честные стражники, которые не понимают, о чем я говорю – сейчас они все поймут, если господин сказал правду. Сейчас мы все это узнаем. Ты! – эльфийка указала мечом на мужчину, до сих пор стоявшего в переулке. – Расскажи всем, что произошло. Если скажешь правду – вам ничего не угрожает. Даю слово, - эльфийка кивнула. - Если же соврёшь – я передам вас им. Лучше сказать правду, - добавила Кайлин и усмехнулась.
Рассчитывала принцесса вот на что: если оба мужчины скажут одно и то же, то это точно правда, ибо они не успели бы придумать убедительную версию произошедшего. Если же их показания будут розниться – Кайлин умоет руки. Принцесса не переносит трусости и лжи. А еще ее задела нечестность местных служителей закона. «Как так? На Саммерсете страж – это образец для подражания. Возможно, я просто многого не знаю…»

Отредактировано Кайлин (2013-07-23 02:41:45)

0

80

С подоспевшим подкреплением число стражников увеличилось… Кажется, до двадцати или около того — точнее сказать не получится.
«Мы — спина к спине — у мачты! Против тысячи вдвоём...», — вспомнилась Джоффри старая морская песенка, которую он краем уха слышал от одного пирата в борделе Вэйреста.
Эльфийская принцесса неожиданно взяла Эррола под локоть и принялась что-то нашёптывать ему на ухо. Граф Норпоинт что-то ответил, и говорил он долго. Потом Кайлин Каморан указала мечом на Джоффри, и он вежливо поклонился, сделав шаг вперёд, чтобы лунный свет падал на его лицо.
— ...Ты! Расскажи всем, что произошло. Если скажешь правду — вам ничего не угрожает. Даю слово, — эльфийка кивнула в подтверждение своих слов. — Если же соврёшь — я передам вас им. Лучше сказать правду.
«Правду? Ну, правду так правду, терять мне нечего»
Нортон ещё раз поклонился со всей учтивостью, на которую только был способен, и начал говорить:
— Меня зовут Джоффри из дома Нортонов, миледи.
«Возможно, она не слышала про меня, но может знать моего брата Джеймса»
— Всё началось с того, что в горах на нас напала группа бандитов, по видимому, поклонявшихся Талосу. Последнее я подтвердить не могу, поскольку стражник по имени Ловас Девалис забрал у нас трофейный амулет как плату за вход в Подкаменную крепость, кроме того, мы сдали всё наше оружие. Ярл заплатил нам сто септимов за работу и радушно принял в своём городе. Затем, выйдя на улицу, мы узнали, что тот самый Ловас Девалис украл наше оружие — в том числе мой именной меч — и сбежал. Я придумал план, согласно которому мы заманивали в ловушку его товарища и допрашивали его до тех пор, пока он не выдаст нам имя вора. По окончанию допроса он попытался сбежать, и мы были вынуждены убить его. Такова наша история, миледи.
Джоффри ещё раз поклонился и отступил обратно в темноту переулка. Он уже и забыл, когда ему последний раз приходилось говорить столь витиевато.
«Она дала нам слово, но едва ли поможет одолеть два десятка стражников. Хотя бы умру, исповедавшись», — улыбнулся про себя Нортон.
По лбу его, однако, пробежала струйка пота. Или это только дождь?

Отредактировано Джоффри Нортон (2013-07-23 13:36:30)

0

81

События

- Это, даэдра тебя побери, самый охренительный план по возвращению своего шмотья, который только и мог придумать человек! - Хорст даже опустил щит с мечом, принявшись размахивать ими, так как жестикулировал руками. - Да вы точно придурки конченные! Вы поглядите-ка! Они ему пальцы отчекрыжили! Взяли на себя роль высших судей, или может быть Закона?
Хорст повернулся к талморке.
- Согласно нашим законам, принцесса, их пригрешение может компенсировать только смерть, либо штраф в тысячу септимов. Но это не имеет никакого отношения к тому, что они отдали свое оружие постороннему человеку, пусть и знакомому мне. Этого пройдоху мы найдем и будем судить отдельно, это не имеет отношения к убийству этого стража - пусть это греет им душу, когда их головы будут ложиться на плаху. Арестовать и сопроводить в крепость!

Стражники приблизились к Эрролу и Джоффри и один из них глухо произнес из-под шлема:
- Сдайте оружие...то что у вас в руках.

0

82

Кайлин слушала рассказ бретона, который с каждой секундой все более разочаровывал её в Маркарте. «Ничего себе, что здесь творится. Этот город совсем погряз в коррупции и произволе»  - альтмерка удивлялась все больше и больше. Когда мужчина наконец закончил, эльфийка расхохоталась. Альтмеры-гвардейцы переглянулись. Принцесса подняла меч и указала им на разговорчивого стражника.
- Ты, я вижу, любишь поболтать? Начальник стражи, наверное? С каких пор за аудиенцию с ярлом берут плату, к тому же не маленькую? А? – эльфийка вопросительно подняла брови. - Ах, это же был амулет Талоса, всё понятно. Ну что же, - Кайлин сделала невинное лицо, издеваясь, - тогда приготовьтесь к тому, что завтра вас всех обыщут, и кое-кого казнят за поклонение Септиму. Завтра к вам нагрянут юстициары, так что советую помолиться и проститься с родственниками. Скрасьте последние часы своей жизни.  – Эльфийка опустила меч и круто развернулась к щитоносцу. – Держись, рыцарь. Еще порубишь головы Изгоев, - добавила она и похлопала мужчину по плечу.
- Во дворец! – крикнула Кайлин эльфам и быстро зашала вперёд, сжимая меч в руке. Происшествие ее явно разозлило.
- Эти жалкие людишки совсем потеряли страх, - злобно сказал Арантир. – Не имеют никого уважения.
- Кроме этих двух бретонцев. Они понимают, кто перед ними стоит. Неужели не ясно, что стоит мне щелкнуть пальцами, и всех стражей Маркарта жестоко казнят? – мрачно процедила сквозь зубы принцесса. Эльфы давно её такой не видели.
- Будьте спокойны, принцесса. Эти гнилые черви просто привыкли вонять, а ничем другим они похвастаться не могут, - равнодушно произнес Кель.
Трое подошли к мосту, ведущему к ступенькам, которые, в свою очередь, вели в Подкаменную крепость.
- Не самое подходящее время для визита, - подметил Арантир, поднимаясь по ступенькам.
- Вы кто? Сейчас нельзя, - стражники преградили вход .
- Открывай ворота! – злобно прорычала альтмерка. – Не смей преграждать дорогу Доминиону, или у тебя будут большие проблемы.
Стражники переглянулись, колеблясь, но все же открыли ворота и дали пройти эльфам.
А на востоке подымалось солнце, освещая каменный город. Дождь прекратился. Надолго ли?

>>> Подкаменная крепость

Отредактировано Кайлин (2013-07-23 16:41:01)

0

83

Эльфийка указала на Джоффри и приказала ему рассказать правду. Наемник рассказал женщине их историю пребывания на севере с самого начала, почти так, как оно и было.
- Такова наша история, миледи.
«Если поставить это в балагане, зеваки обмочат штаны от смеха», - рассматривая носки своих сапог, подумал граф и зевнул, прикрывая раскрытый рот ладонью.
Ночь прошла, а они двое до сих пор не нашли ни ночлега, ни еды. Хантингтон чувствовал, как слезятся его глаза, как ноет его желудок, как затекла спина от тяжелых доспехов. Неудачная ложь вытянула из него последние силы, и ему ничего не хотелось, кроме как грохнуться прямо на мостовую и заснуть.
- Согласно нашим законам, принцесса, их пригрешение может компенсировать только смерть, либо штраф в тысячу септимов, - сказал стражник.
«Умереть или заплатить деньги, вот какой выбор. Точнее, никакого выбора. Кажется, у Джоффри была лошадь», - устало подумал граф, в очередной раз одолеваемый зевотой.
Когда от него потребовали сдать оружие, он даже не стал возражать и потянулся было к своему оружию, когда принцесса снова заговорила. Она ругала стражников на чем свет стоит и угрожала им расправой, размахивая в воздухе своей эльфийской саблей так, что граф предусмотрительно отошел в сторону.
- Завтра вас всех обыщут, и кое-кого казнят за поклонение Септиму!
«Завтра они все будут чисты, как ангелочки. Ловас Девалис… Глупо было бы забыть».
- Держись, рыцарь. Еще порубишь головы Изгоев, - наконец сказала женщина, звонко шлепнув ладонью по рыцарскому стальному наплечнику.
- Благодарю, Ваше Высочество, - пробормотал он в ответ, борясь с зевотой.
- Во дворец! – скомандовала принцесса, и Эррол зашагал следом так быстро, как только мог, стараясь не отставать.
«Словно за маменькиной юбкой», - подумал Вешатель, наблюдая вяло колыхающийся от ходьбы плащ женщины, тяжелый от дождя.
- Эти жалкие людишки совсем потеряли страх! – донеслось до рыцаря, и его покоробило от своих неожиданных союзников.
«Убийство невинных, наслаждение чужой болью, ложь и братание с остроухими, вот до чего ты дошел, Хантингтон», - нашептывал внутренний оппонент.
«Тонущий в море не отказывается от помощи», - вяло отмахнулся Эррол от пульсирующей в виске головной боли.
«Что в тебе осталось рыцарского?»
«Пожалуй, лишь доспехи», - согласился рыцарь.
«Подумай, прежде чем ты еще раз будешь клясться своей честью, подумай, осталось ли, чем клясться?»
Графу было нечего на это ответить. Мрачный, как ворон, он приближался ко дворцу, уткнувшись в спины эльфов.
- Джоффри, как думаешь, мы с тобой - люди чести? - задумчиво протянул рыцарь на ходу.
Сонные стражники хотели было преградить эльфийке путь, но отступили быстро, словно редгарды в первые годы завоевания Хаммерфелла.
Снова вокруг них сомкнулась тьма и группа зашла во дворец.
-> Подкаменная крепость

Отредактировано Эррол Хантингтон (2013-07-26 09:26:32)

+2

84

Рассказ Джоффри изрядно завёл Хорста  и его, наверное, можно было вполне понять — ты только что собираешься арестовать человека, который фактически добровольно признался во всех своих преступлениях, и тут появляются какие-то остроухие и начинают указывать тебе, что делать можно и чего нельзя.
А вот принцесса расхохоталась. Не совсем та реакция, которой ожидал наёмник, и он на секунду испугался, что его рассказ не совпал с рассказом Эррола, но, по-видимому, напрасно.
— Согласно нашим законам, принцесса, их прегрешение может компенсировать только смерть, либо штраф в тысячу септимов...
Хорст говорил что-то ещё, но Джоффри уже не слушал.
«Тысяча септимов? Всего тысяча? Да мне достаточно продать коня, и я буду чист перед законом, как младенец»
Нортон очнулся только в тот момент, когда перед ним появился стражник.
— Сдайте оружие... то, что у вас в руках.
Джоффри тяжело вздохнул и передал топор слуге закона. Сопротивляться было бесполезно — так и так скрутят, разница лишь в том, изобьют его предварительно или нет.
Наёмник не зря упомянул талосопоклонников, и леди Кайлин угрожала стражникам досмотрами и чистками, но Нортон знал, что эффективны они могут быть только в том случае, если будут проведены внезапно. К утру Ловас, скорее всего, избавится и от амулета, и от их с Эрролом оружия.
— Во дворец! — весело скомандовала эльфийская принцесса, и вся процессия, собирая вокруг себя немногочисленных зевак, зашагала по улицам Маркарта.
В предрассветной темноте Джоффри сумел разглядеть Птичку. Она неплохо помогла им, надо признать, и наёмнику вдруг захотелось крикнуть ей что-нибудь обнадёживающее, мол, не переживай за нас, справимся, но в последний момент рассудок вернулся к нему.
«Не выдавай девчонку. Да и с какой стати ты решил, что она твой друг? Скорее всего, она ненавидит и тебя, и Эррола, и правильно делает, пожалуй. Нет у тебя друзей, кроме графа, смирись уже»
Размышления Нортона прервал голос графа.
— Джоффри, как думаешь, мы с тобой — люди чести?
Вопрос слегка озадачил Нортона, но он быстро нашёлся:
— Ну, может, мы и не рыцари в сияющих доспехах, но точно получше, чем этот тип справа от меня, — наёмник коротко кивнул на идущего рядом с ним стражника.
— Закройся, — пробасил он из под шлема, крепче сжав запястье Джоффри.
«Я похож на дверь?», — мрачно подумал Нортон, поднимаясь по ступенькам, ведущим к Подкаменной крепости, но вслух ничего не сказал.

==> Подкаменная крепость

+1

85

>>> Карвастен

Рей шёл по улицам Маркарта направляясь к таверне: “Серебряная кровь”. Ему уже хотелось есть. Ящер наделся, чтобы брат заплатил за еду. Аргонианин был всегда экономным, и пытался всегда найти халяву. Брат из Сиродила был единственный из родственников, с кем поддерживал связь Рей. Брата звали Каил. Он был преуспевающим торговцем из Сиродила. Идя по улице Рей встретил своего брата.
- Рей! Как я рад тебя видеть. 
-Я тоже рад тебя видеть Каил!
Ящеры обнялись и похлопали друг друга по спине.
-Ну, что как у тебя дела братишка. Наверняка ни септима в кармане я прав? – Улыбнулся Каил.
- Вовсе нет. Есть деньги. И хватает даже на жизнь. – Рей  в ответ улыбнулся брату.
- Слушай Рей. У меня есть сюрприз для тебя.
- И какой же? – Удивительным взглядом посмотрел на брата ящер.
- Я хочу приехать сюда. Жить здесь. Как раз ближе к тебе.
- Это хорошо, но почему ты хочешь сюда?
- У меня там появилось много недругов, и одни разбойники зажимают. Не могу там, я больше находится.
- А как же твоя лавка?
- Я её сдам другим людям за хорошую цену. Только мне придётся, ещё вернутся туда за другими вещами.
- Ну, отлично! Только, что будем делать сейчас?
- Подожди, мне кое-куда зайти, а потом пойдём в таверну.
Рей был рад увидеть брата. Конечно, новое место жительства Каила ящера удивило. Но   разбойники, с которыми враждует брат аргонианина, насторожило Рея.  Как, то же напакостил Каил, что они недолюбливают его.
Через некоторое время наконец-то вышел Каил. Они сразу двинулись в таверну.
 
>>> Таверна "Серебряная кровь"

0

86

>>> Конюшни и ворота города

"Он слишком много болтает."
Тем не менее, нельзя было не признать, что именно эта болтовня сейчас дала им пропуск в город. "Если бы я упомянул Серебряную Кровь, нас бы пропустили еще раньше." И почему все гениальные идеи приходят в голову слишком поздно?
Дело осталось за малым - найти дом Тонгвара и сгрузить ему Этельреда. Фридрик рассудил, что в любом случае не стоит искать ту бретонку, ведь ему не нужны проблемы с местными сильными города сего и стражами закона. Лучший способ этих проблем избежать - заручиться хотя бы небольшим доверием клана Серебряной крови. Кроме того, в сознании детектива проскользнула параноидальная мыслишка - эта бретонка может быть подставной. Проверкой Тонгвара. "Да у тебя мания величия, дружище! Все тебя хотят подставить или проверить!" - он мысленно рассмеялся. Хотя здесь плакать нужно было.
А теперь эта подозрительная парочка тащит полуживого шахтера по улицам города, где все из камня. Даже еда. То, что они добрались досюда - уже большой успех.
Поиски продвигались достаточно медленно. Кроме того, вокруг бродило уж очень много стражников. "Неспроста, что-то здесь происходит..."
- Ищем самый крупный дом с самыми большими и запертыми дверями на первом ярусе. - Хмыкнул детектив.
Именно так ему описал свой дом Тонгвар еще в Вайтране. Сейчас же под такое описание не подходило ни одно из жилищ здесь, внизу. Но сыщик не сдавался. Непривычная архитектура, непривычный город, все вокруг непривычное... Рано или поздно все найдется.
И вот, ему показалось, что он нашел нужный ему дом. Массивный, растущий прямо из скалы, двери больше напоминают ворота... А на вывеске наверху написано "Сокровищница". "Что за?.. Вряд ли он живет в городском хранилище." А еще Фридрику показалось неразумным размещать казну города здесь, недалеко от ворот. Ведь есть такой замечательный и укрепленный замок, врезавшийся глубоко в гору. Та его часть, что видна отсюда - лишь вершина громадного айсберга. Было бы логично, если эта "Сокровищница" оказалась там. Впрочем, никто не знает, какие тараканы живут в головах маркартских господ.
Фридрик свободной рукой остановил прохожего, миролюбиво спросив:
- Мне нужен Тонгвар. Серебряная Кровь. Где он живет?
Парень недоверчиво посмотрел на него, в воздухе повисло молчание.
- Ну же. Это не такая тайна, за которую тебе что-то будет.
- Вот, вы же совсем рядом. - Парень указал на ту самую "Сокровищницу".
- Кхм, спасибо. Прощай... - Фридрик повернул к высоким дверям дома.
"Странно, что у входа не стоит парочка вышибал. Разные кланы такое любят..." Детектив подтащил шахтера к двери и постучал в нее. Громко, отчетливо. Три раза.

0

87

События

Двери, на удивление гостя, открыл тоже не здоровяк. Сперва в глаза сыщику ударил яркий свет, а затем в нем показался довольно хрупкий и изящный женский силуэт. Впрочем, голос у этого силуэта был достаточно резкий и волевой, что, в общем-то наводило на мысли, почему тут не было надобности в охране. Хотя скорее всего, клан Серебряная Кровь "потерял страх" и не предполагал, что в городе может появиться кто-то враждебный им, или осмелящийся покуситься на кого-либо из них.
- Что нужно? - коротко поинтересовалась женщина.
Бетрид, супруга Тонара. "Коварная бабища", как звал ее Тонгвор. Вышла за Тонара по-расчету, и, судя по всему, этот брак устраивал обоих его членов, поскольку Бетрид вполне неплохо справлялась с экономическими делами клана, и, по мере сил, помогала Тонару в его коррупционных делишках.

0

88

   "Пока мы плутали по улицам незнакомого города в поисках нужного дома, я чувствовал себя несколько безучастным. Балом правил Фридрик, который уверенно вел нас по мощеным булыжником улицам. Я же был просто «аргонианином, поддерживающим Эльтреда под другую руку«.
   Практически все, кто встречался нам по пути, непременно оглядывались на наш комок из тел. Мужчины, женщины, дети, собаки... Как будто всему городу разом срочно приспичило выйти на прогулку, чтобы по ходу дела поглазеть на нас с детективом. К счастью, дальше оглядывания и неодобрительных взглядов  дело не зашло. Стража так и вовсе делала вид, что ничего странного нет.
   Стражи, нужно отметить, было предостаточно. Почти на каждом шагу можно было увидеть вооруженного норда, следившего за порядком. В этом не было ничего удивительного: город же в полувоенном положении, но, все-таки, было довольно непривычно. Возникало ощущение постоянной слежки, которое оставляло внутри неприятный осадок. Хотя, эффект определенно был. Улицы были чистыми, брошенных домов практически не было, как и нищих, просящих милостыню у прохожих. Хотя, возможно, я просто был чертовски везучим и слепым.
   Апатию со стороны стражей закона я не мог толком объяснить. Возможно, мы не попадали под подозрение, поскольку не были ричменами или же на город уже давненько не совершались налеты, что поубавило внимание стражников.
   Я не был уверен в том, что Фридрик вообще знает дорогу. Даже, несмотря на его уверенную поступь, твердость во взгляде и общую непреклонность. Пару раз мне даже показалось, что мы ходим кругами, чему я не сильно и удивился бы, учитывая незнание нами планировки города.
   Мы проковыляли мимо очередной группы стражников. Я видел, как они замедлили ход, а один из них даже, толкнув своего напарника, указал на нас. У меня не было ни малейшего представления о том, как правдоподобно объяснить страже, почему мы шатаемся с полумертвым нордом на руках по городу.
   В этот раз нам повезло. То ли страже просто не захотелось мараться об нас, то ли еще по какой-то причине, но наряд просто прошел мимо нас."

- Слушай, Фридрик, а что мы вообще ищем? Где живет этот магнат?
- Ищем самый крупный дом с самыми большими и запертыми дверями на первом ярусе.
- Тогда, может, поднимемся повыше? Обычно, знать селиться в верхних районах.
   "Что в Сиродиле, что в Скайриме богачи практически не отличаются друг от друга – они вечно стремятся быть поближе к солнцу. Негласное, что ли правило. Если тот, кого мы искали, принадлежал к богатому и знатному роду «Серебряной крови», то он уж точно не стал бы ютиться рядом с чернью и бедняками.
   А Фридрик, похоже, наконец, сдался и решился спросить дорогу у местных. Остановив первого попавшегося прохожего, Фридрик тоном, на который способен только бывший стражник, потребовал от него ответов."

- Мне нужен Тонгвар. Серебряная Кровь. Где он живет? Ну же. Это не такая тайна, за которую тебе что-то будет.
   "Фридрик явно разочаровался в людях, если думает, что они настолько меркантильные. Или же я достаточно наивный, чтобы думать, что здесь кто-то поможет нам просто по доброте душевной."
- Вот, вы же совсем рядом.
   "Остановленный Фридриком горожанин указал на массивную дверь, находящуюся вверх по лестнице. Она была изготовлена… Не знаю точно, из чего она была изготовлена. Вроде бы, это был двемерский сплав, но тогда эта дверь должна была стоить немалых денег. Хотя, насколько я помню, двемерский металл на порядок прочнее стали, что делало оправданными затраты на установку такой двери. Не могу даже представить, что потребовалось бы, чтобы её выбить."
- Кхм, спасибо. Прощай...
   "Фридрик направил нас в сторону лестницы. Подъем по ней с Эльтредом, в жизнеспособности которого я начинал сомневаться, представлялся непосильной задачей. Я отогнал неприятную мысль о том, что, возможно, тащу на себе уже остывающий труп."
- «Скоровищница»? Это разве не муниципальное заведение? Или они живут прямо в собственном банке?
   "Вслед за тремя ударами Фридрика в дверь последовала короткая пауза, после чего массивная дверь из золотистого сплава открылась.
   Перед нами стояла богато одетая женщина-норд со светло-русыми волосами и глазами, напоминающими лёд с гор Джерол. У неё были довольно резкие, угловатые черты лица, которые, тем не менее, были весьма умело прикрыты макияжем. Именно так в представлении жителе юга выглядят все без исключения жительницы Старого Королевства.
   Её богатое убранство, наличие косметики, да и просто её манера держаться на людях выдавали в ней если не знатную, то, по крайней мере, зажиточную горожанку. Эта женщина была из тех, кто привык смотреть на любого человека или нелюдя сверху вниз, вне зависимости от ситуации. Это отражалось в тени презрения, с которым она смотрела на нас."

- Что нужно?
   "Её голос был резковат, но, для человека привычного он, должно быть, казался бы мелодичным. Я почувствовал себя неловко, когда начал излагать суть нашего присутствия. Эта женщина явно имела отношение к Серебряной крови. Возможно, являлась близким родственником Тонгвара. Не берусь говорить кем: дочерью, женой или сестрой этого магната."
- Нам нужен Тонгвар Серебряная Кровь. У него есть к нам дело, которое ему нужно обсудить с нами с глазу на глаз. Вы не возражаете, если мы войдем? Не думаю, что вам нужно лишнее внимание со стороны стражи.
   "Мы и так уже предоставили маркартским старухам кучу тем для сплетен. Было бы слишком глупо даже для нас продолжать в том же духе, стоя с полудохлым шахтером возле дверей сокровищницы. Но, со стражей я, пожалуй не туда повел. Если здесь защитники порядка всегда такие апатичные, то это явно было не самой лучшей угрозой."

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Улицы Маркарта