FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Королевский дворец


Королевский дворец

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Королевский дворец

http://savepic.org/2382178.gif

0

2

>>> Очаг и свеча

Королевский дворец в Виндхельме, как и Синий Замок в Солитьюдре, представлял собой непреступную крепость. Чтобы попасть в него, сначала нужно было пройти внутренний двор длиной в сто метров. Напротив ворот, в самом дальнем конце двора, прямо над дверями, возвышалась массивная башня, высоко поднимавшаяся над другими постройками - последний оплот в случае нападения. Несмотря на снег и утро, во дворе было полным-полно людей, входящих и выходящих, спешащих из одного конца в другой: стражники, торговцы, рабочие, дворцовые слуги. Вся атмосфера была пропитана каким-то напряжением. Стражники, слуги и служанки - все суетились, разговаривая во весь голос. Ничего не подозревающему человеку это всеобщее возбуждение и беготня могли показаться не более чем нормальной утренней суматохой, но плотник и ветеран Великой Войны видел в этом нечто большее.
Торгрим назвал стражнику свое имя и без дальнейших расспросов был впущен внутрь. Внешний вид, оружие и плащ с символикой Братьев Бури были для него лучше любого пропуска. Зайдя во дворец, ветеран остановился в нерешительности, не зная, что делать дальше. Ему следовало бы отыскать Галмара Каменного Кулака, военачальника Братьев Бури, доложить о ночном патруле и получить дальнейшие указания. Но Галмара Каменного Кулака нигде не было видно. Военачальник мог быть на совещании, в этом случае Торгриму следовало бы ждать, пока он освободиться. С другой стороны, военачальник -  это не король, а Торгрим - свободный человек, истинный норд, солдат Братьев Бури, а не какой-нибудь там презренный смерд со своими жалобами. Он заслужил того, чтобы к нему относились с уважением. Решив разузнать у сослуживцев обстановку, Торгрим подошел к дежурному стражнику и спросил:
- Че все носятся, как будто имперцы подошли к стенам города?

0

3

События…

- Ты что, не знаешь? – ответил стражник, окидывая взглядом ветерана. – У нас вторые сутки, город на ушах стоит…
Поняв, что его собеседник знать, не знает о последних событиях, явно последние сутки был в дозоре, решил пересказать, все как есть. Переполох был знатный. Все началось, вчера, после полудня. Сначала в город пришла девица, весьма похабного вида. С виду – девка, как девка, но вот ее одежда была очень необычная:  на ногах — длинные, почти до самой жопы, красные сапоги на высоком тонком каблуке. И каблуки не широкие, устойчивые, а высокие, тонкие, как гвозди, блестящие сталью. Как она на них ходила – не понятно. Далее, короткая юбка в складку. А может, и не юбка, уж слишком короткая. Говорят, есть изгои, которые носят набедренные повязки, вот эта "юбка" очень на них походила. Стражник описывал девки с чужих слов, явно прикрашивая и привирая.
Ну, пришла, эта девка, и чего? Стражники на нее поглазели, поржали, но в город пропустили, чего с потаскухи взять. А девица пошла на базар, ходила туда-сюда, с наглым видом, пугала торговцев и покупателей своим видом, тут-то ее и заприметили два молодца. Увидели такой срам средь белого дня, и потянуло их на любовные утехи. А что тут такого? Она же сама выставляет все напоказ — значит, не против. Не так ли? А торговцы и рады, мол, увидите ее отсюда, пока она всех клиентов не распугала, да нам и самим смотреть тошно. Но девка оказалась не проста, начала махала руками и ногами с такой скоростью и так ловко, что молодцы даже не успевали заметить, откуда был нанесен удар. Раскидала их в разные стороны. А потом в ход пошли заклинания. На крик и вопль молодцов прибежала стража, но девицы уже и след простыл. По словам  очевидцев, напоследок заявив, что этот город ей разонравилось, она прикинулась невидимкой и растворилась в воздухе.
Стража было кинулась ее искать, но все городские колдуны и ведьмы после происшествия на рынке как будто с цепи сорвались. Из городского колодца послышался страшный рев. Заглянувшие внутрь смельчаки никого, кроме собственного отражения в воде не увидели. Рыбы на лотках на рынке вдруг все как одна раскрыли рты и слаженным хором запели непристойные песенки. Потом начался пожар, внезапно и мгновенно. Ослепительно яркое пламя охватило дом от фундамента до крыши. Когда же соседи подбежали к пожару с ведрами и баграми, пламя исчезло как не было, не оставив на беленых стенах даже и следа.
Торговцы с криками побежали во дворец, наперебой рассказывать о чертовщине. Вот только толку от этого никакого. Когда на рынок пришел придворный маг, все было тихо и выглядело так, как будто ничего не произошло. Даже товар с прилавка никуда не пропал. Вунферт Неживой, маг ярла, походил по рынку, заглянул во все щели, почесал бороду и заявил, что их все околдовали. Мол, обычная магия иллюзии и ничего больше. Народ поворчал, и спустя полчаса разошелся. А сегодня, с утра, Ульфрику Буревестнику доложили о происшествии на рынке, ярл не на шутку взволновавшись, собрал совет и потребовал с Вунферта объяснения…
- Такие вот дела, - подытожил стражник, закончив свой рассказ, - я-то думаю, это все выдумки, сам вчера дежурил на стене и никакого пожара не видел…

+1

4

Торгрим слушал рассказ, недоверчиво поглядывая на собеседника. После слов о девке, бывший плотник начал тихонько посмеиваться в усы, мысленно представляя картину, воображенную стражником. Заливал он умеючи, явно приукрашивая все моменты. Все это очень походило на старую историю: один сказал второму, второй передал слова третьему, слегка приукрасив содержание, третий – четвертому, добавив от себя много выдумок, а четвертый – пятому, и в рассказе последнего уже было больше вымысла, чем правды. Юбочка в складочку – это очень интересно, как и поющая на лотках благим матом рыба. Поведение двух молодцов впечатляло, силенок, может быть, у них было многовато, а вот мозгов не очень. Всем известно, если что-то выглядит слишком доступно, значит, в этом есть какой-то подвох. Например, в чужом городе, на  рыночной площади стоит открытый, никем не охраняемый, сундук набитый золотыми монетам – не стоит торопиться с радостными возгласами подбегать к нему и набивать карманы. Люди  не глупее тебя и раз до сих пор сундук и золото никто не тронул, значит, и тебе не стоит этого делать. Девица пришла в город сама, по пути ее никто не тронул, значит она умела за себя постоять.
- А ты эту девицу сам видел? – спросил стражника Торгрим, - и что она прям просто так растворилась в воздухе? А торговцы случаем не употребляли медовуху?
Стражник божился и принялся доказывать, что все сказанное выше – правда и утреннее заседание совета и присутствие на нем Вунферта Неживого, сказано с вчерашним происшествием.
- Ладно, служивый, - подытожил бывший плотник, - ты лучше скажи, стоит мне идти к Ульфрику Буревестнику или лучше подождать, когда буря уложиться?

+1

5

События…

- Если хочешь, можешь заглянуть, я тебя не держу. – стражник загадочно улыбнулся, - только лезть туда не советую. По крайне мере, до тех пор, пока Ульфрик, Галмар Каменный кулак и Йорлейф не перестанут отчитывать придворного мага. Вунферт Неживой, совсем уже сдал, старый он, дальше своего носа не видит, только тссс… я об этом не говорил, не хотелось бы, чтобы он превратил меня в лягушку…
Не успел стражник закончить свою речь, как в зале, появился придворный маг, Вунферт Неживой собственной персоной. Следом за ним, шли Галмар Каменный кулак, военачальник Братьев Бури и Йорлейф, управляющий ярла Винтерхельма. Появление первых лиц, означало только одно – утренний совет закончился, правда, о чем на нем шла речь – так и оставалась загадкой. Завесу тайны приоткрыла лишь фраза Йорлейф, которую он бросил, за спиной придворного мага:
- Вунферт, ты должен разобраться с этими магами, если нужно найми помощников…

0

6

>>>Конюшни Виндхельма

- Доброго дня, господа! Мне нужно видеть ярла Ульфрика! - достаточно официально поздоровался Торбьорн.
В иной раз он скорее сказал бы: "Здорово, ребят. Старик на месте?", но в этот раз в зале был посторонний, поэтому норд решил соблюсти приличия. Он знал этого человека - Торгрим Бесстаршный, старый солдат, отважный воин. Настоящий пример для молодых. Правда, на взгляд Лукавого он был туповат...точнее сказать, чрезвычайно прямолинеен даже там, где таковым было нельзя быть.
Норд снял шлем и водрузил его на согнутую в локте руку, а затем медленными шагами направился вглубь залы, взяв с вечно накрытого стола яблоко.
- Здравствуй, Бесстрашный. Какая чума загнала в замок? Я-то думал, ты сейчас отрываешь зубами руку какому-нибудь злосчастному эльфу!
"Эльф! Ну конечно, а я уж забыл!" - Торбьорн как-то опасливо приложил ладонь к груди, словно бы щупал сердце, а затем, отразив на лице озабоченность, справился:
- А не подскажешь мне, где теперь я могу найти Вунферта? У меня есть для него небольшой подарочек, который я сумел умыкнуть у одного не шибко обремененного умом данмера.

Несмотря на то, что у залы были высокие своды, отсутствовали колонны, а потому, там эхо гулять могло бы так же свободно, как имперец по талос-плаза, тем не менее, голоса звучали глухо, словно бы погружаясь в какую-то вязкую пустоту.

0

7

За спиной послышался скрип открывавшихся дверей. Холодный воздух ударил в спину и на пороге появился незнакомец, в котором Торгрим не сразу признал Торбьорна Лукавого, подручного Ульфрика Буревестника. Чем именно тот занимался - бывший плотник и ветеран великой войны не знал. Среди Братьев Бури он имел неоднозначную репутацию. Одни поговаривали, что Торбьорн был, чуть ли не правой рукой Ульфрика, поле военачальника Галмара разумеется. Другие шептали, что он выполнял для вождя разные грязные делишки, правда, какие именно никто не уточнял.
- Всем нужно, вставай в очередь, - рявкнул Торгрим. Пропускать вперед Торбьорна он не хотел, в конце концов, он пришел раньше, и ждать еще целый час в дверях больше не собирался. Кивком головы попрощавшись со стражником, бывший плотник уверенной походкой направился к трону. Торгриму следовало бы отчитаться за ночной дозор перед Галмаром. Каждый брат бури, после патруля докладывал командиру о происшествиях, а Торгрим подчинялся напрямую военачальнику Братьев Бури. С другой стороны во время патруля он никого не встретил, не обнаружил ничего необычного, можно сказать, ночь в дозоре прошла без происшествий, посему доставать главнокомандующего пустым отчетом было ветерану не с руки. Со времен Великой Войны он понял, что командирам нужно докладывать только важные сведенья, не тратя их время понапрасну.
Остановившись на полпути к трону, Торгрим повернул в сторону дверей, в которых скрылся придворный маг. Торгрим слышал случайно опрокинутую фразу управляющего о том, что Вунферт велено было найти помощников, и решил предложить свою помощь. В историю с девицей он все еще не верил, но знал, что если кто-то и сможет приоткрыть тайну того, что произошло в городе вчера, то это мог сделать только Вунферт.
- Придворный маг у себя, - через плечо бросил ветеран, обращаясь к подручному Ульфрика, - иди за мной…
Открыв дверь, Торгрим поднялся на второй этаж и прошел по пустынному коридору, который освещали одинокие факелы, направляясь в комнату придворного мага. Назад он не оглядывался, поэтому и не знал – последовал ли за ним подручный Ульфрика. Подойдя к комнате Вунферта, плотник встал в дверях, загородив проход, и грубо спросил:
- Я твой слышал разговор, что произошло?
Торгрим никогда не пресмыкался ни перед кем, и сейчас не собирался этого делать. Хоть его фраза и звучала нагло, для ветерана подобные слова были самой вежливостью.

Отредактировано Торгрим Бесстрашный (2012-11-11 12:37:02)

0

8

Подобного рода люди, отдаленно напоминавшие то ли пещерных медведей, то ли сторожевых псов, даже дыхание которых напоминало какой-то дикарский рык, всегда настораживали Лукавого. Агрессивные...не знаешь что от таких ждать. Сами молчат, а в голове в это время прокручивают один-два не шибко хитроумных плана о том, как лучше свернуть челюсть собеседнику - "с правой" или "с левой". Такие были годны только для войны, чем они и занимались. По счастью, Лукавому приходилось иметь дело с такими как Торгрим достаточно редко. За ними не будет будущего Скайрима, как бы они не хотели. Будущее будут строить торговцы и судьи.
- Пока что ничего, но может произойти... - Торгрим напустил на лицо максимально возможную хмурость и серьезность. - Нашел один артефакт и хочу ему продать. Но загвоздка в том, что нашел я его не один, и опасаюсь преследования со стороны бывших подельников, особенно одного полоумного эльфа. Тебе-то что, Торгрим? - ухмыльнулся норд. - Магией увлекаешься в свободное от работы время, э?
Норд облокотился на холодную стену и на всякий случай положил руку на рукоять меча. Резкое поведение Торгрима отпугивало его и заставляло задуматься, что у норда что-то нехорошее на уме, а запах медовухи, который источал герой войны только подкреплял эту уверенность.

0

9

Торгрим посмотрел на собеседника, хныкнул, и небрежно стряхнул с мехового плаща снежинки и кусочки льда. Снег, хоть уже начал таять в теплом помещении, отчего на плаще образовались характерные пятна, да и сама накидка становилась тяжелой и мокрой. Перед тем как ответить, плотник чихнул,  старательно прикрывая после этого нос  рукавом. 
- Магия для слабаков, меня не интересуют разные фокусы-покусы, я думал ты идешь сюда по зданию. Что, не слышал, о чем говорят во дворце?
Взгляд собеседника нему не понравился, Лукавый смотрел на него с ухмылкой, и Торгрим попытался отвести взгляд. Ему него было стыдиться, но, тем не менее, это его смущало, как смущало собаку, когда смотришь ей в глаза, отчего та, всегда отводит глаза, когда в них заглядывает человек. Повернувшись, ветеран вошел в комнату придворного мага, тем самым освобождая проход и давая Лукавому возможность пойти вперед.
- Эй, Вунферт, поговаривают, ты ищешь помощников для расследования вчерашнего инцидента? Если что, я в - в деле. Только скажи – кому по морде дать и кого топором огреть…
Расследование вчерашнего инцидента, если он, конечно, имел место и это не очередная фантазия напуганных горожан, для Торгрима стало приятным разнообразием. Пусть это и не входило в его прямые обязанности, то для себя, норд решил, что было бы неплохо денек-второй отдохнуть от патрулей и заняться чем-нибудь более интересным.

0

10

Событие…

- Физическая сила и насилие, это конечно хорошо, но настоящая мощь заключается в магии, - изрек придворный маг, начиная свою речь. – Заходите, не стесняйтесь, только не заносите грязь. И на будущие помните – стены во дворце тоже имеют уши.
Вунферт, слышал разговор нордов в коридоре и успел сделать для себя определенные выводы. Его комната была обставлена, как и подобает человеку его положения. На столах и полках лежали всевозможные ингредиенты, начиная от ростков ядовитых колокольчиков и лишайников, заканчивая пальцами великанов. Свечи, установленные за алтарем душ, отбрасывали свет на каменные плиты, из-за чего на стенах играла пляска теней.
- Ты решил мне помочь? Благородный порыв, – произнес придворный маг, обращаясь к Торгриму, - Ну что-ж, предположим, помощь мне не помешает, да и лишние руки будут кстати, как и лишняя пара глаз. Я уже устал бегать по всему городу и расспрашивать очевидцев. Ты хоть знаешь, какой чепухи я наслышался за вчерашнее утро? Но сначала давай разберемся с твоим другом. Я слышал, ты говорил, что нашел какой-то артефакт? Не дашь ли на него взглянуть?

0

11

Торбьорн лишний раз подивился акустике во дворце - у стен тут и в самом деле были уши, но Лукавый не боялся того, что его могут тут подслушать - главное что во дворец не пустили бы никого чужого, с дурными помыслами, поэтому норд был спокоен касательно того, что он мог тут произносить. Тем паче он не опасался Вунферта. Да, про этого сморщенного седого старца, с горящими из-под надвинутого на самый нос капюшона, глазами говорили всякое, в том числе вещи не самые приятные - будто бы он поднимал из могил мертвых. Но такие люди куда как менее опасны чем те, кто создает о себе благостное впечатление - они не способны на спонтанную агрессию, как тот же Торгрим, но могут ударить ножом в спину...
"Нет, ты не должен доверять никому, Торбьорн..." - подумал про себя Лукавый, оттолкнувшись от стены, и, слегка покачиваясь, войдя в комнату мага.
- У меня тут одна карта, мы с приятелями отжали ее у пары алкоголиков из Вайтрана, а потом бывший в нашей компании... - норд задумался, покосившись на Торгрима - ...эльф-колдун задумал ее спалить. Только ничего не вышло из того - от пламени на ней появились какие-то странные письмена...я уж не помню что там было точно, какая-то загадка. Попробуй, старик.
Лукавый засунул руку за пазуху и, вытащив оттуда карту, протянул Вунферту, глядя в его глаза. В полумраке помещения лица Вунферта было практически не видно, но тусклый свет отражался в его глазах.
- Я подумал, что в руках Виндхельмского мага ей будет найдено лучшее применение, чем в руках безумного данмера.
Лукавый направился к алхимическому столу и принялся открывать крышки горшков и колб, словно ища, что бы съесть. На самом деле он немного изучал растения Скайрима, еще в юности, и теперь пытался угадать во всевозможных корешках и соцветиях что-то знакомое, но это ему практически не удавалось.
- А что, кстати, у вас тут случилось? - сказал норд, отправив наконец за щеку несколько пшеничных зерен, извлеченных из колоска, лежащего тут же, на столе.

Отредактировано Торбьорн (2012-11-15 22:31:39)

0

12

Услышав причину, по которой Торбьюрн пришел к магу, Торгрим первоначально подумал, что речь идет о какой-нибудь стариной карте, показывающей путь к сокровищам, или о древнем манускрипте в котором даются указания, где можно найти артефакт. В конце концов, под словом «карта» подразумевалась гипербола, означающая, что Лукавый открыл что-то доселе неизведанное. Но какого же было изумление ветерана, когда тот засунул руку за пазуху и, вытащив оттуда старую игральную карту. Обычную игровую карту, с обгрызенными краями, из колоды. «Это, что? Шутка?»
-Да-а-а, - растягивая буквы, произнес норд, - этой картой даже жопу не подтереть. И думаешь, она чего-то стоит?
Торгрим пожал плечами, для него игральная карта выглядела обычной безделушкой. В голове Торгрима даже промелькнула мысль: не издевается ли Лукавый над магом. Но он быстро отогнал подобные мысли: Вунферт никогда не позволил над собой так шутить. Про старика ходили разные слухи, поговаривали, что он по ночам поднимает из могил мертвых и использует магию мертвых. Горожане, разумеется, особенного восторга от этого не испытывали, но не возражали. Народ знал о черных делишках и, как говорится, безмолвствовал. Ни одна живая душа против Вунферта не выступала.
- Что служилось? У нас пока ничего. А вот в городе разные слухи бродят, – проворчал Торгрим, размышляя о том, стоит ли пересказывать рассказ стражника. Вунферт должен быть в курсе дела, и именно от него, Торгрим хотел услышать, что же произошло в городе и какая требуется помощь.

0

13

- Жопу? Может чтобы почесать спину тебе нужна Вутрад? - рассмеялся норд. - Уж чего-то она должна стоить, раз рассказывает разные загадки. В крайнем случае - продам какому-нибудь любителю-барахольщику вроде Белетора из Вайтрана!
Пока Вунферт возился с картой, разглядывая ее, Лукавый уселся на табурет и принялся ковырять его край ногтем.
- Ну и что там у вас за слухи. Что стряслось-то?
Нет ничего хуже слухов - они лишь еще больше нагнетают неизветность. Уж лучше знать о неминуемых проблемах, чем слышать постоянно о том что "где-то", да "что-то", да "вот-вот". Тут Торбьорн подумал, что слухи - удел имперцев. Так они держат Тамриэль в постоянном страхе, постоянном напряжении. А наиболее продвинутые манипуляторы еще и придумывают всякие пророчества, сулящие ворох бед, которые можно преодолеть почему-то лишь взяв в одну руку лапу Каджита, а вторую протянув данмеру. Что-то не припомнится, чтобы Империя защищала Скайрим от каких-то бед. Даже сейчас она бессильна против драконов. А ведь они не угрожают Корролу или землям Хай Рока. Они тут, нависают над нордами, раскинув свои черные крылья. И что делает Империя? Убивает нордов! Одна десятиметровая ящерица разогнала целый гарнизон этих смуглокожих лодырей и разрушила целый городок. Что же будет дальше!

0

14

События…

- Артефакт, ну-ка, дай посмотрю… -  Вунферт взял из рук норда игровую карту и принялся вертеть ее в руках. Поднес к лицу, понюхал, затем посмотрел на просвет, - интересно, очень интересно… говоришь, кинул ее в огонь?
Подойдя к светильнику, придворный маг взял со стола щипцы и, зажав ими игральную карту, поднес к огню. В комнате стало темно и тихо, только дыхание троих мужчин нарушало тишину. Карта загорелась, объятая пламенем, но и на сей раз твердый пергамент не стал превращаться в горящую труху. Маг еще немного постоял, глядя на свечу, потом отвел щипцы от огня. Взяв карту в руку, он поднял ее перед собой.
- Холодная… - сухо произнес он. Затем, как по волшебству, на пергаменте стали выступать новые письмена, начертанные тончайшими штрихами. Знаки словно были вырезаны на карте, как вырезают статуи в скале. Вунферт посмотрел на письмена, любуясь ими. Все трое в комнате, подумали одновременно об одном: какую тайну они скрывали? Маг, вынимая карту из огня, намеривался отдать ее Лукавому, но вдруг понял, что не может этого сделать, он не хотел отдавать карту никому, и перебороть это желание было очень трудно. Он долго взвешивал карту на руке, колебался, то собирался протянуть руку, то отдергивал ее, наконец, с огромным усилием занес руку и бросил карту на каменный пол.
- Подними, - приказал маг Лукавому, - и спрячь, больше никому ее не показывай. Где ты ее нашел?
Маг замолчал, а потом продолжал медленно, глухим голосом.
- Рассказывай все по порядку. Откуда она у тебя… Кто-нибудь ее еще видел?

0

15

- Я вообще-то притащился к тебе сюда, чтоб ее продать. Именно потому что ее еще видели пара человек - с обоими я расстался в Винтерхолде... - норд осторожно отнял карту от пола, словно бы заглядывая под нее, как игрок, а затем встал, но не стал ее прятать куда-то, а по-прежнему держал в руках - очевидно у него по-прежнему было желание избавиться от уже опостылевшего артефакта. - Один - ваш коллега, маг-данмер, как я уже сказал. А второй - наемник...кажется из Хай-Рока, бретонец Бастиан Дерегот. Я опасаюсь, что первый скорее всего постарается вернуть карту - он уже пытался убить нас с Дереготом еще по пути в Винтерхолд. Так что я не исключаю что он появится снова...

Лукавый повертел карту в руках и положил на стол.
- Я думаю что во дворце ей будет надежней чем в моем кармане. Больше свидетелей нет - те два алкоголика, у которых мы ее забрали, вряд ли даже запомнили наши лица, а уж тем более не отследили бы наш маршрут...А что в ней такого - может быть ты объяснишь?

0

16

События...

- Что в ней такого, пока сказать не могу. Внешне она очень похожа на игральную карту, но таковой не является. А если является, то хотел бы я взглянуть на всю колоду… Так-так, проведем еще один эксперимент. Ну-ка отойди…
Вунферт прошелся по комнате, достал из шкафа чугунный котелок, налил в него воды из кувшина и снова взялся за щипцы. Поддев кончиками щипцов игральную карту, он осторожно взял ее со стола, стараясь не прикасаться к ней руками,  и опустил в котелок, погрузив в воду. На первый взгляд ничего не произошло. Пергамент никак не реагировал на бесцеремонное погружение в воду. Надпись над картинкой, сделанная с помощью рунических букв, оставалась без изменений.
- Посмотрим... - пробубнил маг, вынимая игральную карту из воды, - Что у нас тут?
Не умел он закончить слова, как с загадочной находкой вновь начала происходить очередная трансформация. Капельки воды, стекая с желтого пергамента, стирали старый рисунок. Изображение стало размытым, грязным. Фигура потекла, растворяясь в воде. А на его месте проявлялась новая картина: некое переплетение линий и штрихов, образующих странный узор, в котором высматривались очертания горы Глотки Мира. Впрочем, после того, как последние капли воды упали с пергамента, изображение вновь вернулись в исходную картинку.
- Интересно, интересно, -  произнес Вунферт, - Огонь и вода… В огне появилась надпись. В воде появилась место … Должен заявить, что ты принес сюда не артефакт, а скорее ключ к чему-то. К чему именно пока сказать не могу. Есть одно предположение, но оно мне не нравиться… Скажи, данмер-колдун не говорил ничего про надпись, которая появляется в огне? Вроде написано на двемерском языке, но я не уверен в переводе...

0

17

Торгрим нахмурился и недобро посмотрел на Лукавого, затем перевел взгляд на придворного мага. Глаза у Вунферта постоянно прятались в тени нависших и нахмуренных бровей. Отойдя в сторону и стараясь не мешать, Торгрим из угла стал наблюдать за действиями колдуна. Как истинный норд, он не одобрял магию, за исключением разве что школы восстановления, поскольку лекарей и целительниц уважали во все времена. Торгрим считал, что физическая сила и острый топор лучше разных заклинаний, да и магию используют только слабаки.
- Хорошая у тебя игрушка, - усмехаясь в бороду, шепнул Лукавому бывший плотник, - интересно, что это за пьяницы такие, которые таскают такую безделушку?
Повернувшись к придворному магу, Торгрим, прочистил горло, небрежно провел рукой по подбородку, словно решил пригладить жидкую бороду и щетину, и, подняв два пальца, привлек внимание Вунферта. Будучи человеком прямолинейным, Торгрим сразу решил брать быка за рога, открыто спросив:
- Эй, Вунферт, ты прямо скажи, что эта за херня, в огне не горит, в воде не мокнет? И объясни, наконец, что твориться в городе? Девки с голыми жопами ходят, мертвая рыба басом поет… Мне стражник тут нашептал забавную историю про девицу под окном, которая пряла вечерком…

0

18

Норд с интересом наблюдал за экспериментами колдуна - он уж никак не ожидал, что карта которая не горит - еще и тонуть не будет. А на ощупь была карта как карта - ничего особенного.
Торбьорн пожал плечами и развел руки в стороны, скривив мину. Помолчав пару минут, он наконец издал какой-то скрипящий звук, в итоге переросший в следующее:
- Ддддааааа... - он снова задумался. - Он вроде обмолвился, что это двемерские письмена и указал, что это карта-подсказка, которая не несет в себе никакой силы. Вот в общем-то и все - ничего определенного. Я думал что ты, колдун, скажешь мне об этом предмете куда больше, чем я тебе могу сказать о нем. Впрочем, если тебе о нем сказать нечего, я с радостью продам тебе этот артефакт для твоих магических изысканий, тем более что, насколько я знаю - двемеры вымерли, а это - просто широчайшее поле для твоей любимой деятельности!
Лукавый усмехнулся, довольный своей шуткой по поводу некромантских замашек Вунферта, и воззрился на него, ожидая каких-то разъяснений о природе добытой им редкости. В конце-концов надо было и к Ульфрику идти за новыми заданиями.

0

19

События…

- То, что это двемерские письмена, я и сам вижу, но надпись меня не радует, – произнес Вунферт, в его голосе чувствовались недовольные нотки. – Но данмер был прав в одном: эта карта не имеет никакой силы и она тем более не артефакт. Тут написано: «проси что хочешь, но помни, чем больше ты будешь просить, тем более высокую цену придется заплатить». Я не мастер в двемерских письменах, может быть ошибся в паре слов, но общий смысл выходит такой. Мне не нравятся эти слова, есть в них какой-то подвох…
Волшебник замолчал, о чем-то раздумывая, его губы тихо шевелились, словно он про себя начал шептал какое-то заклинание или произносил заученные слова. Спустя несколько секунд, он поднял взор и добавил:
- Покупать её я не буду. Не потому что не могу, а потому что чувствую, что иметь такую карту при себе очень опасно. Считай, так говорит моя интуиция. Да и тебе советую от нее избавиться, только не выбрасывай, а передай ее кому-нибудь. Что же касается денег, то я могу предложить одну работенку… Она связана с магами…
Вунферта вздохнул и наконец-то перешел к разговору, который так давно добивался Торгрим. События вчерашнего дня наделали много шуму в городе, и их изложение заняло много времени. По словам мага, вчера жители города видели вещи, которые видеть были не должны. Все бы ничего, но количество свидетелей было слишком много и слухи стали распространяться по городу. Со слов Вунферта, все началось с того, что вчера в город пришла ведьма, в срамном виде и непристойной одежде. Народ на нее поглазел, поржал, провел пальцем у виска, но трогать не стал, мало ли сумасшедших шляется. Потом на рынке началась драка, в которой ведьма принимала самое активное участие и была в эпицентре мордобоя. И якобы, она даже раскидала двух драчунов, каждый из которых был выше и сильнее ее в два раза. А когда в ход пошли заклинания, народ перепугался не на шутку. Разбежался кто куда, попрятался по углам и был таков. Прибежавшая городская стража, обнаружила только избитых молодцов и перепуганных торговцев, а самой ведьмы и след простыл. Дальше началась какая-то суматоха, кто-то кричал, орал, в результате чего торговцы с криками побежали во дворец, толпой вломились в комнату Вунферта и чуть ли не насильно повели его на рынок, хотя по прибытию, на рынке стояла тишь и благодать.
- Я не знаю, кто она и откуда взялась, но торговцы на рынке в один голос обвиняют во всех грехах, хотя я им словам не особо доверяю, – продолжал Вунферт, пересказывая вчерашнюю историю. - Причем, что именно она натворила никто так и не сказал. Один утверждает, что она устроила пожар, второй, что оказывала сопротивление стражника и перевернула несколько лотков, третий говорит, что она чуть ли не совращала достопочтимых торговцев города…

0

20

Норд сидел, нахмурившись. Он теперь не пытался скрыть своих эмоций, поэтому на лице его было написано яркое недовольство ситуацией - ему никак не хотелось носиться с этой картишкой, да еще и искать, кому бы ее сбагрить. Скупой Вунферт не дал за нее ни септима! Подумать только, столько бед понапрасну..."Передай ее кому-нибудь. Чертов старикан! Сидит в этом замке, света белого не видывал. Кому я ее передам, если такие как ты вытравляют из Скайрима любых конкурентов по ремеслу!"
Лукавый повертел карту в руках и сунул за пазуху, слушая рассказ колдуна. Да-а...темные времена наступают. Воистину - конец света, не иначе.
- Ха! Я бы не прочь приударить за такой бесовкой! - когда Вунферт закончил повествование, Лукавый ударил себя ладонью по колену и рассмеялся. - Но тут скорее всего небылицы. Наверняка торгаши что-то не поделили и передрались, а чтобы никто не начал разбираться, да не было проблем с законом - побежали к тебе, с воплями, что, де "Ведьма! Ведьма!". А местную стражу подкупили или пригрозили. Ну или еще чего - по обстоятельствам надо разбираться. Только вот вопрос: почему для этих целей привлекать меня, например? Я человек подневольный, надо у Ульфрика выпрашивать выходной для таких дел, да и к тому же меня каждая собака в Виндхельме знает и будет знать, что я вынюхиваю что-то...Мне понадобится помощник - такой чтобы подозрений не вызвал. Ну вот кто-то вроде Торгрима.

Он посмотрел на хранившего до сих пор молчание сурового норда. Он был - что надо. Незамутненное науками лицо, прямой и честный взгляд, профиль, словно вытесанный из камня. Такому торговцы охотней поверят. Хотя смотря какие...эльфов лучше спрашивать лично, а вот с кузнецом лучше бы перетереть ему...

0

21

>>> Каменный квартал

"Пьяные норды, пьяные альтмеры, пьяные битвы", - с негодованием перечислял про себя бретонец. Собрат начал казаться ему карикатурой на благородную профессию наемника, в которой, нужно сказать не было ничего благородного. "Откуда же ты взялся?" - мысленно обратился к собрату Безликий, который, судя по взгляду, явно намеревался получить ответ. Сложно сказать, почему обычно спокойный наемник вдруг вспыхнул, хотя, погас он так же быстро и загорелся. Перед путниками наконец предстал величественный серый дворец нордов или как называл его Майгер "груда камня". Уважение к традициям становилось все менее нужным так как его северные братья вспоминали о них все меньше.
"Променяют бога на таверну", - подумав об этом Майгер поймал себя на мысли что такими темпами скоро станет единомышленником имперцев, ходя легионеров и их предводителя он ставил едва ли выше Ульфрика. С того момента, как наемник был спасен не без помощи ненависного эльфа он был сам не свой. Быть обязанным кровному врагу, сородичу тех, кто собирается поработить некогда могучее государство, все то, что было бретонцу дорого. Конечно, он понимал что возможно далеко не все эльфы таковы, но давать каждому из них шанс не было ни сил ни желания. Бретонец стоял, погруженный в свои мысли возле дворца, пока его не окликнул собиратель пьяных бреден старых нордов, хотя теперь, когда злость ушла, мечник подумал что его спутник может быть не так уж и плох. У входа во дворец разумеется стояли стражники, разумеется они не хотели пускать кого попало с улицы без веской причины и, разумеется, чтобы доказать что причина действительно веская придется потрудиться, иначе несколько светловолосых господ в броне, явно принадлежавшей браству бури не двинутся с места, храбро заслоняя своего громогласного правителя.
- Мне нужен кто-то из командующих, - прямо сказал бретонец и как он ожидал стал жертвой искрометного нордского юмора.
- А может сразу Ульфрик?
- Может и Ульфрик, - задумчиво произнес наглый бретонец, глядя стражнику в глаза.
- По какому делу?
- У меня есть информация для братьев, - неспешно ответил мужчина.
- Что за информация?
- Она не для тебя, мой друг, - наконец, назойливый наемник надоел стражнику и тот устав подыскивать достаточно грязное бранное слово довольно вежливо предложил ему "убираться восвояси".
- Когда твой король спросит кто виноват в том, что один из важных стратегических объектов потерян - не забудь ему представиться, - с этими словами мечник поправил капюшон и отправился прочь.
- Стой, - крикнул тот же стражник, Майгер лишь слегка покачав головой улыбнулся. - Я сообщу о твоем визите.

Отредактировано Майгер (2012-12-01 21:47:03)

0

22

>>> Каменный квартал

Бастиан все также продолжал следовать за далеким родичем, иногда бросая встревоженные взгляды по сторонам, им не нужны были лишние глаза за спиной. Хотя, особо никто не принимал в расчет двух бродяг идущих по направлению к дворцу Ульфрика. Это скорей всего было вызвано тем, что эта парочка не была первой и, скорей всего, последней кто шел на прием к ярлу. Скорей всего горожане думали, что это очередные рекруты, которые горят желанием сражаться «За честь и свободу Скайрима!». В чем Буревесник был действительно силен, так это в идеологическом воздействии на массы. Мятежный ярл умел и правильно повернуть свои слова и подобрать правильную интонацию и выразить все это в правильной ситуации. Не мудрено, что у него столько фанатично преданных ему последователей. Бастиан всего один раз был в Виндхельме, тогда он ещё зашел к местному кузнецу и пока ожидал мастера, то перебросился несколькими фразами с его ученицей. Подобный фанатизм бретонец последний раз видел разве что у «инквизиторов» Талмора и то не у всех. Да, как в такой ситуации не позавидовать лидерским качествам Ульфрика? Имел бы такую жилку Бастиан, то уже давным-давно был бы главой «Три с половиной» меча и ему бы не пришлось спасаться бегством в этой насквозь промерзшей и неуютной стране.
- Эй! – окликнул Бастиан, казалось, зависшего где-то в своих мыслях, Майгера. Тот, вроде бы оживился и они, наконец-то, подошли к входу в сам дворец. Как и ожидалось, стражники не пустили каких-то двух бродяг ненордской национальности. Блин, были бы они больше похожи на северных людей, можно было бы сойти за каких-то рекрутов или посланников из одной из деревушек. Но что поделать, карие глаза, темные волосы и не слишком могучее телосложение не позволяло нормально сливаться с окружающими. К счастью, как того и ожидал бретонец, ситуацию в свои руки взял другой бретонец и дело вроде бы пошло. Пока норды-стражники были заняты разговором, Дерегот благоразумно отступил немного в сторону, понимая, что одно неверное слово могло спутать все их планы. Но Майгер, по всей видимости, разыгрывал стандартную, но от этого не менее успешную игру на страхе за свою шкуру. Бретонцу приходилось наблюдать что-то подобное много раз, людей с хорошо подвешенным языком очень легко принимали в его организацию. Просто с руками отрывали… Мда, правда, с такими собеседниками особых навыков ведения разговора и не требовалось, похоже, что эти стражники не за смышленость были здесь поставлены. И вот, казалось, что Майгер проиграл спор и уже развернулся уходить, Бастиан молча, последовал его примеру, чтобы не нарушать правил игры. И, как того и ожидал, наемник, в стражнике правила оказались не столь весомыми как страх за собственную шкуру, Дерегот только хмыкнул и повернулся вслед за бретонцем с катаной.
- Я рассчитывал на большее… - только и проговорил тихо Бастиан, когда стражник отправился за уполномоченным лицом. Оставалось надеяться, что Майгер знал, что делать дальше или их ожидала очень неприятная ситуация. Их спокойно без суда и следствия могли отправить в подземелье, а то ещё куда похуже.

0

23

- Магия, это такая херня, что вляпаешься в нее - не отмоешься, - философски ответил Торгрим, наблюдая со стороны, сначала за экспериментами придворного мага, а затем за разговором между Вунфертом и Торбьорном. Что-то подсказывало ветерану, что эта карта попала в руки Лукавому не случайно, и то упорство с которым, Вунферт отказался принимать её – наводило на определенные мысли. «Не выбрасывай, а передай» - в этих словах скрывался определенный смысл, будто на игральную карту наложено проклятье. А что будет, если ее выкинуть в канализационную яму? И кому её следует передать?
Впрочем, когда придворный маг перешел к интересующей теме, про вчерашнюю суматоху на городском рынке. Торгрим сразу оживился. В отличие от Лукавого, он пришел в комнату придворного мага, как раз из-за этой истории. Его дежурство закончилось, в ближайшие двое суток он был полностью свободен, посему был не прочь занять себя поисками этой срамной ведьмы и расследованием того, что произошло на рынке.
- Я согласен, - заявил Торгрим, отвечая на слова Лукавого, - вообще-то я пришел сюда, чтобы предложить свою помощь. А что? Моя смена закончилась, так что я не прочь в свободное время поискать приключений на свою волосатую задницу и заработать немножко деньжат. Я слышал от стражника, что сам Ульфрик Буревестник заинтересован в скорейшем расследовании, так что я готов набить морды всем эльфам из Серого Квартала и докопаться до истины. Ты только скажи, с чего начать?

0

24

События…

Вунферта улыбнулся словам подручного Ульфрика Буревестника, все было бы ничего, но улыбка вышла сухой и безвкусной. Судя по реакции, за этой ведьмой готовы были приударить половина жителей Виндхельма, в то время как вторая половина готова была сжечь ее на костре без суда и следствия.
- Стражникам следовало бы держать рот на замке, поменьше болтать и почаще смотреть по сторонам. Эта история еще запутанней, чем кажется на первый раз. Но ты – прав, я получил прямые указания от Ульфрика Буревестника разобраться с этой историей. Так что, если вы согласны мне помочь, я перед королем замолву за вас словечко и награжу вас сполна. Пятьсот септимов каждому, думаю, будет достаточно? Вчера я уже провел небольшое расследование, но когда я пришел на рынок, то там ничего не обнаружил, никаких следов заклинаний. Торговцы были со мной немногословны, будто боялись говорить всю правду, а когда говорили, то в основном несли разную чушь. Не думал, что я пользуюсь такой репутаций у горожан, - подойдя к комоду, Вунферт, вынул оттуда два мешочка, в каждом из которых позвякивали монеты. - Тут по сто септимов, в качестве аванса… думаю, вам стоит начать с торговцев. Разузнайте, что они видели, где находились. И не особо выделяйтесь из толпы. Ну как? По рукам?

0

25

- Я могу сказать с чего не надо начинать - с твоей волосатой задницы. Она даже мне крайне малоинтересна, куда уж там городским жителям! - язвительно заметил Лукавый. - Пятьсот септимов? Ну что ж, это достойная плата за то, чтобы найти в Виндхельме страстную девицу, которая одним своим присутствием вызывает пожары!
Норд расхохотался и, выхватив из руки Вунферта кошели, кинул один Торгриму. Деньги лишними не бывают, особенно если при этом не надо никуда ездить. Тем более, что свободное время тут позволит ему заодно увидеться с сыном, поскольку в прошлый раз ему это не удалось - Ульфрик требовал абсолютной исполнительности и молниеносной скорости.
- Только поиски пожалуй мы начнем уж завтра - хочется немного отдохнуть с дороги! - Лукавый мигнул Торгриму и сделал характерный жест рукой, символизирующий потребление алкоголя.

После чего норд, недолго размышляя, направился по узкому коридору к выходу из дворца - с Ульфриком теперь и смысла особого встречаться не было, если он вообще был тут. Двери издали зловещий стон...и Лукавый оказался лицом к лицу с Дереготом. Повисло неловкое молчание, прерываемое только завыванием ветра, да ощущением липших к лицу снежинок, после чего Торбьорн наконец пробормотал, сохраняя каменную физиономию:
- Пришел за своей долей? - он по-прежнему стоял в дверях, так что они напоминали общающихся соседей.

+100 септимов

Отредактировано Торбьорн (2012-12-06 00:05:36)

0

26

«Ирония судьбы» - подумал Майгер, когда увидел лысого человека в дверях дворца. Вряд ли эту встречу можно было назвать иначе. Все участие бретонца, таким образом, свелось к тому, что он проводил собрата до дворца. Впрочем, нельзя сказать, что такой вариант его не устраивал, теперь можно будет избежать диалога с нордским военачальником и не вмешиваться в противоборство имперцев с людьми Ульфрика.
- Я подожду за углом, - негромко произнес Майгер и удалился, не желая видеть стражника, который известит о том, что важная персона решила снизойти до простого наемника и пусть в высокомерии норды уступали имперцам и Талмору, но в грубости им не было равных. Внезапно захотелось съездить к сестре в Хай Рок. Туда, где климат мягче, а люди немного спокойней. Там, наверное, тоже хватает остроухой заразы, которая в считанные дни охватила все края побежденного государства. Можно было отправиться в края редгардов, чьим воинам, говорят, нет равных. Наемник по-своему восхищался ими, не имея поддержки со стороны союзников, они сдерживали натиск неприятеля, готовые если не одержать победу, то отдать жизнь, пытаясь выиграть бой.
«Нордский воин должен быть таким», - пронеслась мысль в голове. Мимо проходил пьяный наемник с тяжелым топором на поясе. Светлые волосы, голубые глаза, потеря разума под воздействием алкоголя.
Неужели все было так плохо, что регулярно в таверне напивались его северные братья, от которых он отрекся? Неужели его отец был всего лишь исключением из правил? В рядах Ульфрика, конечно, было немало умелых воинов, многие из них были достойными людьми, но ради чего они бились? Ради свободы? Почему сейчас? Почему не с Талмором? Эти вопросы мужчина задавал себе так часто, что новые их упоминания вызывали едва ли не головную боль. Серый камень вокруг, серый город, но что радовало, люди не пали духом, многие еще улыбались, многие занимались своими делами, веря в то, что когда их предводитель придет к власти -  все изменится.
«Да только в какую сторону?» - подумал человек в капюшоне, мимо которого сновали люди, не обращая на чудака никакого внимания. Ведь все проблемы на этой земле исходят от имперцев, и если их не будет -  жить сразу станет легче. Да только норд не редгард и не выживет один.
  На улице меж тем бегали и резвились дети. Странно, но после великой войны на улицах не стало столько юных представителей различных рас. Даже сироты, порой ворующие на рынках, их не заменили. Словно кто-то взял и увел их куда-то. Но скорее всего родители просто старались не выпускать их на улицу в столь смутное время. Ведь это тот странный дядя в капюшоне и с причудливым мечом может не бояться разбойников, а может он даже один из них, а потому маленький сорванец должен сидеть дома, глядя на еще чудесный снежный мир широко раскрытыми глазами.
«Забери меня Талос, во что мы превратили этот мир?»

0

27

«Как интересно все сходится» - поднял одну бровь Бастиан, когда увидел стоящего перед ним норда. Действительно, в этом была некая ирония, то, что бретонец столько прошел, подключил к поиску чужого человека, пережил целую драму в четырех действиях в душе, а встретились почти случайно… Не запланировано, так сказать. Как и должно, во время неожиданностей, повисла минута тишины, причем с обеих сторон. Неизвестно точно, по каким причинам «завис» норд, а вот Дерегот ощутил, что чего-то не хватает. Где ярость? На протяжении всего пути сюда он раздумывал, как будет правильнее выразить своё негодование, даже в таверне, каких-то 20 минут назад, он мрачно раздумывал о будущей встрече. А теперь… все как будто испарилось!.. Это как идешь ты на охоту, целый месяц до этого ожидая её и нацеливаешься на крупного оленя, а тут оп и все… Понимаешь, что желание испарилось, цель исчезла. И снимая цель с мушки, ты думаешь, какой арбуз лучше купить. Также и с бретонцем было, он просто стоял и думал о том, что теперь говорить. Оказалось, что он совсем не готов к этому разговору и, похоже, не он один. К счастью первым нарушил тишину сам норд, с присущей ему выдержкой.
- Не только, - кратко ответил Бастиан, также держа каменное лицо, - от тебя подобного, признаться, от эльфа ещё были подозрения… Зачем ты с картой ушел?
Мужчина держал испивающий взгляд на норде, но, честно говоря, выдержка того была выше всяких похвал. Похоже, что у Ульфрика тренируют использовать не только топоры и мечи. Где-то в это же время бретонец также приметил отсутствие своего собрата по крови, в голове всплыло туманное воспоминание о том, как тот аккуратно удалился. Ага, не только Бастиан заводил новых друзей, с Торбьорном подошел ещё один норд. Хм, с виду вроде бы обычный, эталонный, так сказать, норд. Светлые волосы, крупная комплекция, суровый взгляд, стандарт одним словом. Явно Брат Бури или приближенный к ним. Интересно, неужто Лукавый собрал новый «отряд» для исследования карты? Или ввязался, в какую другую аферу? Все это было бы более интересным, если бы не пронзительный ледяной ветер, что дул в спину бретонцу.
- Ты ведь знал, что маги позволят поскорее открыть её секрет, - продолжил Дерегот.
- Так почему же ушел? Я даже приметил… - Бастиан запнулся, понимая, как необычно будет звучать его фраза в оригинальном варианте, - одну молодую особу, которая была весьма заинтересованной в исследовании артефакта.
Мужчина перевел взгляд на Тогрима, хотя имени его, конечно не знал. Интересно, Торбьорн поведал ему о своих приключениях?
-Кстати, - добавил бретонец, как будто что-то вспомнил, - эльф стал учеником Коллегии. Теперь, из-за ограниченности перемещения, Дэвиан, фактически выпадает из доли.

0

28

- Видишь ли, Дерегот... Эта зеленомордая тварь...как бишь там ее...отказалась пускать меня в коллегию по такому "ерундовому" поводу. Что же я, по-твоему, должен был карту отдать кому-то на хранение или под камешек положить у входа? - иронично заметил Лукавый. - Дожидаться на морозе мне тоже как-то не хотелось. К тому же у меня, в отличие от этого эльфа есть не гордыня, но гордость. Я не стану обивать пороги берлог всяких сомнительных личностей вроде колдунов, от которых для Скайрима до сих пор не было никакой пользы - только лишь вред один. Поэтому я и уехал. Что до эльфа, то он еще давно сказал располовинить его долю. Так что можешь забрать ее...

Лукавый снял с пояса кошель и протянул его бретонцу.
- А вот исследования карты Вунфертом не дало никаких ответов, только новые вопросы. Кстати, помимо того, что она не горит в огне, так она еще и в воде не тонет. Ну такое вот дело. Так что можешь забрать ее - может ты не зря сюда ехал, а у меня есть дела поважнее, чем заниматься разгадками того, что загадал пару сотен лет назад какой-нибудь придурок.

Норд порылся в кармане и извлек оттуда карту, также протянув ее Бастиану. Все же удача никогда не может отвернуться полностью, и Торбьорн понимал, что это отличный шанс последовать совету Вунферта, избавившись от артефакта путем его передачи. Тем более что проку с него не было - покупателя-то не нашлось.

0

29

Бретонец даже немного опешил от подобной «честности», которая явна не была присуща изворотливому норду. В лучшем из вариантов развития событий Бастиан видел попытки обойти правду, двусмысленные фразы или что-то подобное. А тут прямо тебе неестественная прямота… Хотя, конечно, это все относительно.
Замечание о чем-то «зеленомордом» немного сбило с толку бретонца, под это описание подпадал только местный библиотекарь-орк, который, если верить слухам, вообще редко показывает нос за пределами своего «личного плана обливиона». Правда, как потом оказалось, Торбьорн так величал эльфийку, что приветствовала новоприбывших. Дерегот только хмыкнул, хорошо, что  норд не додумался сказать ей это в лицо, альтмерка была известна как мастер школы Разрушения. И ясное дело, что могло произойти, если бы это произошло, норд скорей всего так бы и остался там в виде серой, совсем не блестящей, кучки пепла.
Бастиан только и пожал плечами на явно риторические вопросы Лукавого, нельзя же было стоять как истукан каменный и обмениваться долгими монологами. Может, все таки, и была логика в поступках Торбьорно, но ведь мог он оставить хотя бы какую весточку, куда и зачем отправился, а то так - ушел  и ищи ветра в поле. Оставил с эльфом на руках… Так, о чем это я? Ах да, Бастиан подхватил кошель, деньги никогда лишними не бывают, и, прикинув его на вес, упрятал руку за меховую накидку, но вернул уже без кошелька, тот надежно покоился в кармане.
- Не тонет? – только и проговорил Дерегот, кое-что другое также не тонуло - ты имеешь в виду? А, неважно… Поважнее? – бретонец только бросил взгляд на второго присутствующего здесь норда, - Ну, так понимаю, это уже не мое дело.
Подхватив карту, Бастиан повертел её между пальцев, оценивая со всех сторон. Вроде бы она… Только сейчас бретонец понял что, если пересмотреть прошлые приключения, он ни разу не держал её в руках. Забавная ирония, если посудить, что он больше остальных из-за неё пострадал и прошел. Но, в этот момент в голову наемника закралась мысль примерно следующего содержания – «Почему он так легко с ней расстался?». Быстрым движением, поместив кусок картона между указательным и средним пальцами, Бастиан поднес её к огню, который горел в огромных жаровнях возле входа во дворец. Но, к счастью для многих, эта карта оказалась оригиналом, она обуглилась, но не сгорела, оставаясь холодной, она покрылась двемерскими иероглифами. Отлично. Когда карта приняла обычный вид, мужчина спрятал также и её, но только не в карман, как недавно золото, а под внутреннюю часть правого наруча, так должно быть надежнее.
- Может и в правду это приведет к какой-то древней ископаемой мотыге, но все же… - Бастиан сделав паузу поразмыслив, - почему бы и не попробовать? Все равно другой работы нет.
Кивнув в знак прощания, Бастиан быстрым шагом удалился, поворачивая за ближайший угол и надеясь там увидеть бретонца-собрата. К счастью так и оказалось, Майгер все ещё был здесь, скорей всего, предан своим размышлениям. Отсалютовав рукой, под наручой которой была карта, бретонец сложил руки на груди и оценивающе посмотрел на наемника:
- Карта у меня. Но, - взглянув на небо, бретонец отметил то, чего боялся, с юго-запада шла снежная буря, он ещё мог успеть уйти под защиту скал, но нужно было выдвигаться немедленно, - я должен сейчас же отправиться в Винтерхолд, промедление слишком дорогое. Просто могу уже не застать там компетентных людей. Если сможешь поспеть, пойдем, нет – ты знаешь где я буду.
Резко развернувшись, Дерегот почти бегом направился к бреши в стене, проходу в квартал Серый. По пути примечая расположение стражников и доставая веревку, мужчина уже разрабатывал план обратного пути. Уходить через главные ворота было рискованно, он ведь не оттуда вошел, у стражи могли возникнуть вопросы. Улучив удобный момент, бретонец, словно кошка, легкими движениями взмыл по вертикальной стене одной из лачуг и через секунду уже бежал по крышам, надеясь, что те его выдержат. Оказавшись возле каменной стены, Бастиан накинул веревку на её участок между двумя бойницами таким образом, что канат был поделен на две ровные части. Держась сразу за два конца, Бастиан начал быстрый спуск, примени больше силы хоть на одну из рук, он рисковал полететь вниз, но так он спокойно мог ещё и забрать веревку, когда спуститься. И минуты не прошло, как Дерегот уже стоял на свежем снегу и сматывал свои «альпинистские принадлежности», впереди был обратный путь в Коллегию…
Получено 150 септимов
>>>Снежные горы

Отредактировано Бастиан Дерегот (2012-12-10 18:24:24)

0

30

Ловко поймав кинутый ему кошелек, Торгрим, подбросил его в руке, оценивая на глазок тяжесть и содержимое. Придворный маг не врал, по звуку, в нем находились звонкие монеты, а по весу их количество как раз равнялась ста септимам. Пересчитывать деньги на глаза Вунферта Торгрим не решался, поэтому он просто спрятал мешочек, вежливо поклонился магу и поспешил следом за Торбьорном. Спускаясь по лестнице, он то и дело задевал лезвием топора каменный свод, проходы в королевском замке были узкими, строились не с эстетичной, а с практичной точки зрения. В таких проходах было удобно обороняться, не давая нападающему возможность тебя окружить.
Впрочем, после того, как Торгрим с Торбьорном подошли к дверям, они столкнулись с новым проблемой: у ворот стояли двое бретонцев, вооруженных, и по виду – не робкого десятка. К Братьям Бури они не имели никакого отношения, хотя бы потому, что стражники у ворот, тоже косо поглядывали на эту парочку.
- Яйца Талмора, это кто еще такие? - вполголоса выругался Торгрим, потом, так же в полголоса он добавил, - понаехали тут, не дворец, а проходной двор…
Разговор начал Лукавый, поприветствовав одного из гостей, ехидной фразой, не менее дружелюбными словами. Судя из разговора, Лукавый был с ними знаком, или с одним из них точно.
Во время разговора, Торгрим молчал: вмешиваться в чужие разборки было ему не с руки. Если бы дело дошло до драки и открытого мордобоя, то он бы непременно вмешался: помахать руками или топором – он любил, но дипломатия и переговоры были не его коньком. Проводя взглядом за тем, как Торбьорн, достал из кармана магическую карту, ветеран невольно передернулся. Слова Вунферта, сейчас обрели совсем другой смысл. Может быть, эта карта – проклята? Или почему этот бретонец, совершил такое далекий путь, придя из Винтерхолда в Винхельм из-за какой-то карты.
После того, как бретонец ушел, Торгрим усмехнувшись, спросил:
- Интересно, а если ему в Винтерхолде скажут тоже избавиться от нее, он вернется назад и предложит ее забрать? Яйца Талмора, хотел бы я посмотреть на его рожу!

+100 септимов

Отредактировано Торгрим Бесстрашный (2012-12-18 13:50:26)

0


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Королевский дворец