FRPG Skyrim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Снежные горы


Снежные горы

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Снежные горы

http://savepic.net/3153536.gif

0

2

>>>Главная улица Винтерхолда

Норд выехал из города по дороге, ведущей на юго-восток. Это был достаточно опасный путь - дорога шла по краю почти что отвесного обрыва, в то время как с другой стороны над ней нависали горы, а затем переходила в заснеженное плоскогорье, где, как казалось, не было и дня или ночи, чтобы прекратились ледяные бури, несшие снежинки и дождинки, замерзшие на ветру, и превратившиеся в маленькие кусочки льда, которые больно впивались в кожу, и даже норд ощущал неприятное покалывание на щеках.
Опасаясь обвалов, Торбьорн на всякий случай надел на голову свой стальной шлем. Конечно, он несколько морозил уши, но это лучше, чем получить камнем по башке.
Чу! Что это? То ли буря воет, то ли дракон...То ли волки пустились трусливо бежать по его следу, наивно предчувствуя, словно в будущем его конь падет, а сам он не в силах, пробраться через сугробы, сгинет в заснеженных горах. Но нет! Он норд! Норды не погибают в Скайриме, а те что и уходят из этого мира - так только от оружия и в бою! Скайрим - он единое целое с нордами, сколько бы империя не пыталась изобразить из него ничто большее, чем бесплодную провинцию, населенную суровым людом. Норды и Скайрим не отделимы друг от друга как муравьи и муравейник, как звезды и небо, как ручей и галька на его дне. Наивные смуглокожие не в силах понять, что здесь норд черпает свои силы, здесь он дома всюду, и даже если сидит на одинокой каменной скале посреди бушующего моря, весь вымокший - и там душе его отрадней, нежели в самых прекрасных палатах Имперского города. Скайрим и вправду для нордов. Но это не политический лозунг, нет. Это объективность. Ничья другая кровь так не пропитала эту землю, никто другой так не борется каждый день, чтобы на этой каменистой почве вырастить убогий урожай, ничьи другие корабли не вспарывают свинцово-серую гладь волн среди черных скал!
"Ульфрик должен победить. Чтобы сохранить Скайрим. Не ради Талоса. Все куда глубже. Мы не просто люди. Мы - цивилизация. Мы должны поднять голову перед мерами, встать с колен. Разве могут это сделать трусливые и корыстные имперцы? Разве станут это делать Каджиты? Или хитрые Бретонцы? Нет! Норды! Норды были рождены для подвигов. И пусть в мирное время нас держат за провинциалов-пьянчуг, но когда надо действовать резко и решительно, когда враг, еще не взяв города уже пирует под его стенами, когда надо встать десяти против тысячи - тогда нужны норды! Но лишь бы не ошибиться, не оступиться. Ты нужен для этого, Торбьорн. Ты нужен Ульфрику, чтобы помочь ему пройти по лезвию ножа. И пусть твое имя не будет внесено в анналы истории, пусть все запомнят доблестного Галмора и его храбрецов, пусть о них сложат эпические саги, именно такие как ты, немногие, будут поддерживать Буревестника, пока он будет идти, чтобы он не оступился, не скатился в пучину кровавого марева".

>>>Конюшни Виндхельма

Отредактировано Торбьорн (2012-10-31 10:30:26)

0

3

>>>Гланая улица Винтерхолда

Ледяной ветер, казалось, прошибал до костей и дальше, колючий снег залипающий глаза не позволял нормально смотреть, смертный холод, казалось, студил кровь в самих жилах. Но, наверное, ничто не могло остановить упрямого бретонца следовавшего к своей цели, к своей кровавой цели. Она уже была близко… Всего несколько минут назад Бастиан стоял перед поворотом тропы, которая направлялась вверх, в горы и проходила по дуге, через форт Кастав и вела к главному входу в Виндхельм. Но бретонец не имел права так задерживаться, слишком долго будет, если он пойдет тем же путем, что и норд, нужно было срезать. Единственным более коротким путем было двигаться вдоль гор и вдоль широкого русла реки, что разделяла с этой стороны Морровинд и Скайрим. Но здесь очень редко кто ходил, ещё более редко это были разумные существа, не ищущие себе очередную жертву.
Путь Бастиана проходил по чему-то вроде плато, всего засыпанного снегом и довольно открытого, поэтому ветры здесь были особенно сильными, да и близость моря также не сбавляла их силы. Укутавшись в шкуры, мужчина продолжал упрямо шагать вперед, даже не особо видя путь перед собой, он продолжал идти дальше. Вытянув из-под плаща окоченевшую руку, бретонец сжал и разжал пальцы, ощущая, как в них возвращается тепло и жизнь. Затем последовало едва уловимое движение этой же руки, и миг спустя в ней уже находился кинжал, закривленный в одну сторону и весь инкрустированный прекрасным узором. Мастер Дэйгун обращался со своей сталью также как, и ювелир обращается с золотом и серебром. Каждое его изделие было произведением искусства, в каждом его произведении была частичка его души. Несмотря на узоры, что покрывали лезвие, Бастиан увидел в отполированной стали свое отображение, как-то поэтично все это было.
- И не смотри так… - прошептал посиневшими губами бретонец, и на его лице появилось что-то вроде ухмылки, - Мы ведь обманов не терпим, забыл?
Решив, что все это выглядит слишком уж странно с его стороны, разговоры то ли с кинжалом, то ли с самим собой, оба варианты подразумевали проблемы с психикой у Бастиана. Спрятав оружие, мужчина только прибавил шагу пробираясь через стену белого летящего снега и стараясь держаться подальше от древних развалин, которых здесь было в изобилии. Мужчина слышал, что в них очень часто находили свое последнее пристанище невезучие путешественники по вине загадочных ледяных привидений. Этих маленьких тварей было достаточно трудно увидеть, а ещё труднее убить. Но все же их можно было заметить по характерному звуку, во время приближения. Но, к счастью, Бастиану хотя бы в чем-то повезло, и вот он уже стоял на склоне, почти возле самых стен города. Сейчас у него было два пути: первый – попытаться пробраться через врата на пристани, но там точно есть несколько стражников; второй – перебраться через стену здесь, недалеко от дворца, прямиком в Серый квартал. Если слухи о том как в этом городе «любят» данмеров правдивы, то в этом месте не должно быть много стражи. Да, это был вариант… Бастиан все же решил воспользоваться своими навыками акробатики, испытать в очередной раз свои силы.

>>>Серый квартал

0

4

>>>Королевский дворец

Бастиан уже забыл, сколько шел под завывающим ледяным ветром вперемешку с колючими снежинками. Буря ещё только началась, но уже ощущалась, так как будто бретонец брел под ней целую неделю. Глаза почти полностью залепил жалящий снег, все тело дрожало под порывами, пусть и южного, но от того не менее холодного ветра. Сейчас он двигался именно через перевал, недалеко от которого находились древние нордские руины, здесь ветер был ещё сильнее. Остановившись, мужчина бросил последний взгляд на каменный Виндхельм, один из самых неприветливых городов, в котором он был.
- Бывай здоров, город суровых обычаев и людей!
Бросил напоследок сквозь завывания тундрового ветра мужчина и, выдавив ухмылку, двинулся дальше, ускоряя темп, скоро станет легче. Через некоторое время бретонец, точнее 30 минут, уже шел под защитой каменных гребней, наблюдая за причудливыми сосульками, что в любой момент могли сигануть вниз, на ничем не защищенную голову мужчины. Вскоре он минул знакомую кучку камней, возле которой прошлый раз отдыхал. Несмотря на свою спешку, он все же решил, что отдых не будет лишним, все же слабость не была лучшим другом человека, который пересекал одну из опаснейших частей Скайрима. Найдя укромное место, Бастиан уселся на свою же накидку, наблюдая за неспешным падением снежинок. Здесь, в затишке можно было перевести дух и собраться с мыслями, раздумать над тем, что делать дальше. Вроде бы все сложилось как нельзя лучше, но все же некоторые подозрения так и остались у него.
- Почему он так легко расстался с картой? – бретонец достал карту, всматриваясь в её контуры, - в чем подвох?
Ответом на его вопрос было только монотонное завывание ветра, что доносилось из-за каменных стен небольшого углубления в скале. Ещё минут 10 так посидев, Бастиан все же собрался с силами и поднялся с места, пора было отправляться в путь. Выскочив из-под каменной защиты, он двинулся с новыми силами вперед, туда, где ничего не было видно кроме белой пелены бури.
Вот уже вдали и показались огни моста, что вел в Коллегию, он уже был близко. Но вдруг бретонец отметил, что они  выглядели как-то не так. Это же подтвердили серые покинутые здания, мужчина отклонился от курса после отдыха, чтобы укоротить путь, но, похоже, он слишком сильно отклонился, чуть было не свалился в северное море. Пробираясь мимо развалин, он наконец-то добрался до жилой части города и, конкретно, ко входу в Коллегию, сквозь снега была видна одинокая фигура встречающей эльфийки.

>>>Двор Коллегии Винтерхолда

0

5

>>> Зал Достижений.

Выйдя из Коллегии, Эльф увидел, что Солнце еще не скоро будет в зените, только поднимается. По пути занес в Арканеум «Путеводитель по Скайриму», и купил у Бирмы бурдюк, за воду в нем взяла дополнительно. И вот Харкес движется вдоль восточного побережья северной провинции, к границам Истмарка. «Интересно, мать с Низраном еще там?» В общем он не очень хотел заходить в город, так как там его наверняка встретят старые неприятели, а с семьей будет очень больно расстоваться. Ветер шел с моря холодный, пронизывающий до костей. Ему плевать на то, что на Харексе меховая одежда, да плащ в придачу. Некоторое время абсолютно ничего не происходило. Потом над Морем призраков появилась белая пелена. Она висела долго, было не понятно стоит она, или приближается к берегу.
«Что это может быть? Туман? Наврядли... При такой то температуре.» Но белая стена все же приближалась. Когда она приблизилась на расстояние, достаточное для того что бы что то рассмотреть, стало ясно что это огромная снежная буря. «Очень кстати! Меня же просто заметет если я не спрячусь. А если спрячусь, то потеряю много часов, пережидая метель.»
Харекс взял западнее и двинулся к горам. Долго искать не пришлось. Через полчаса поисков он нашел, как ему сначала показалось, пещеру, но это оказалась всего лишь глубоковатая впадина в толще камня. Но и ее было достаточно что бы укрыться от метели. Времени до прихода бури данмеру хватило еще и на то, чтоб он успел принести к своему прибежищу мертвое, сухое дерево, благо не далеко лежало - удалось просто докатить, и собрать с камней немного мха для розжига. Пока Харекс возился с ветками, пытаясь с помощью трения добиться искры, метель дошла до гор. Она выла и визжала, от холода спасал только костер, Оставалось надеется, что буря либо затихнет быстро, либо что бы шла до следующего дня, дабы пока эльф спит к нему на огонек не подошел какой зверь.
Буря шла, Харекс ждал.

Потрачено 5 септимов.

Отредактировано Харекс Серый (2012-12-10 18:59:03)

0

6

Костер мерно потрескивал, на фоне выла вьюга. Пару раз были слышны чьи-то шаги, а потом звук глухого удара. Видимо кто то подобно Харексу искал убежище, но не дошел совсем чуть-чуть. Буря визжала еще пару часов и в конце концов затихла. Выход немного засыпало, а о том как насыпало снаружи, думаю описывать не нужно. Прямо у входа из-под снега выглядывала макушка, покрытая белым мехом. «Волк? Каджит? Медведь?» - гадал данмер откапывая труп. Ни то, ни другое, не третье. До его спасительной пещеры чуть не добрался снежный саблезуб. Огромная туша, длинные клыки и мысль о том, что с ним мог сделать этот страшный зверь, повергала молодова эльфа в ужас. Но страх постепенно ушел. Все-таки ему никогда не доводилось видеть этих хищников, не то что в близи, он их вообще своими глазами не видел. Поддавшись какой-то мании коллекционирования, Харекс, немного повозившись отломил замерзший клык и сунул его в сумку - на память. С высокой точки было видно была видна белая метель на горизонте, но это уже не тот снежный ураган, который поймал данмер. Все-таки горы нехотя пропускали метель на запад, истощая ее запасы снега. Отпив из бурдюка, Харекс отправился дальше. Солнце было зените, тень указывала точно на юг и попадала под ноги незадачливого путешественника. Вдалеке уже виднеется лес - граница между Винтерхолдом и Истмарком. Уже скоро темный эльф подойдет к родному городу, к которому испытывал вовсе не симпатию, а странное, смешанное чувство. Чувство в котором спутались детские радости, юношеские обиды, горечь утраты и тяжелые воспоминания. «И все же интересно, сколько с меня возьмет извозчик?» Пересекать половину Скайрима на своих двоих он никак не собирался, но и обратно возвращаться данмер не желал. Впрочем есть один, не самый честный и справедливый способ достать деньги. Сильда в детстве обучила как-то эльфа лазить по карманам вельмож. Чувство совести молчало когда он вынимал из карманов богачей золотые септимы. Чувство ущемленной морали тоже не возникало. С этими мыслями Харекс вошел в лес.

Получен клык саблезуба

>>> Заснежный лес.

Отредактировано Харекс Серый (2012-12-10 18:43:20)

0

7

Начало игры.

Девушка вздохнула, выбрав не самый удачный для этого момент. Суровый скайримский ветер услужливо угостил бретонку горстью снега в едва прикрытое капюшоном лицо. Леони закашлялась, опуская голову еще ниже и старательно кутаясь в плащ, худо-бедно оберегавший под собой остатки тепла. Пожалуй, надо было обладать известной долей сумасшествия, дабы отправиться в пешую прогулку до Вайтрана, в одиночку, а теперь еще и почти вслепую шагая вдоль заснеженных склонов. Метель яростно трепала полы плаща, будто мстя упрямице, посмевшей вторгнуться в ее морозное царство, кружила, завывала вихрем среди скал, а бретонка знай себе шла, улыбаясь этой бессильной злобе. Было даже забавно. Кто кого?
Лео бросила взгляд в сторону обрыва. Хотя можно было даже не пытаться разглядеть что-либо в этой кромешной снежной мгле. Один неловкий шаг – и девушка едва не покатилась по склону, в последний момент самым чудесным образом устояв на ногах. Вернее, на ноге. Балансируя на грани падения, она была спасена весом собственного рюкзака, развернувшего ее особу почти на девяносто градусов. В пару неуклюжих прыжков бретонка отскочила назад и застыла, насилу переводя дух.
- Хууу… Врёшь… Не сегодня… - теперь уже надежно утвердившись на своем месте, Леони, попытавшись осмотреться в поисках потерянного направления движения и убедившись в несостоятельности затеи, скрепя сердце, положилась на интуицию, выбирая, как ни странно, верную дорогу. Не будучи сама в том до конца уверена.

0

8

Главная улица Винтерхолда.

Грегори шел через снежную пустыню, согнувшись и закрывая лицо рукой: колючие маленькие лезвия больно пронзали кожу, заставляя её неметь, терять чувствительность, терять кровь и теплоту. Ветер, зло шепча в ухо, чуть стих, но от этого не стал менее холодным. Подхватывая снег, вьющийся в воздухе, он завихрялся по сугробам в причудливом белом танце, а по спине прокатывались волны дрожи, поднимая изнутри глубинный страх и порыв: через снежную завесу словно бы глядели десятки мерцающих глаз, принадлежащих сказочным созданиям.
"Эта безжизненная пустыня забирает тепло и разум. Идиот, какой же я дурак, что поплелся через неё один - я не смогу высечь огонь под таким промозглым ветром, а на моем пути ещё не попадалось ни одной пещеры или лаза. Нужно было врать более убедительно этой деревенской свинье, возможно тогда я смог бы уехать отсюда на повозке, сделав всем ручкой".
Мужчина догадался прихватить с собой огниво и моток трута из дома норда, но в бушующей круговерти снега и ветра огонь был чужд, слаб и некромант, не найдя подходящего убежища, продолжал переставлять ноги, отмечая свой путь вереницей глубоких шагов, которые мгновенно заносились новым слоем этого проклятого снега, словно бы и не было здесь никого...
"Я ненавижу этот чертов Винтерхолд. Снег на зубах, снег в сапогах, снег на ледяном полу, снег всюду, Обливион подери! А ветер? Даже в постели я ощущал постоянный озноб, словно лежит он рядом и обнимает своими проклятыми лапами, тьфу ты".
Снег все также застилал взор, заставляя щуриться и постоянно моргать, двигая заиндевевшими ресницами, как впереди Грегори почудился неясный силуэт. Неверные тени метались в этом снежном аду, заставляя поверить в любые сказки, но живой человек посреди ледяной степи, да ещё так близко - неслыханная удача!
Льяноу сначала не поверил своим глазам, резко распахнув их. Сердце пропустило два такта, а затем забилось с новой силой - не отняла эта безжизненная равнина способность жить, не отняла всю кровь! Мужчина прижал шляпу к голове и, все шире растягивая обескровленные губы в злорадной улыбке, словно бы назло всем и несмотря ни на что он оказался в королях, направился в сторону силуэта.
"Мой путь в Рифтен будет ознаменован научным прорывом - это точно. Интересно, есть ли у этого несчастного с собой что-нибудь ценное? А если это маг?"
Череда мыслей оборвалась, а взгляд вдруг стал суше, скулы заострились. Грегори несколько секунд глядел пустым взглядом вперед, затем, словно бы поняв, что ему хочет сказать сказочный снежный народец, разомкнул губы.
- Иди. Схвати и не отпускай, а если будет мешаться, убей. Мне нужно целым это тело, - яростный ветер подхватил глухое рычание и вязкие нити трупной жидкости, текущей изо рта: глаза зомби мерцали, а длинные патлы волос метались на ветру. С каждым шагом, с каждым движением это создание двигалось все быстрее, игнорируя мороз и ветер. Снежные потоки обхватывали тело, вгрызаясь в холодную плоть и, не найдя там тепла и крови, неслись дальше, быстрее... - прекрасно. Ветер на нашей стороне, и трупный запах ударит в ноздри лишь в последний момент, какая страшная смерть, ай-яй-яй.
Огонек зажегся в глазах, движения наполнились порывом и жизнью, теперь не два трупа отмеряли километры ледяной пустыни.

Отредактировано Грегори Льяноу (2013-04-29 00:48:00)

+1

9

Все еще пребывая в некоей эйфории чудесного спасения, девушка почти не замечала холода. И ветер, не оставивший надежды уронить ее в снег, казался уже не самым опасным препятствием на пути. Медленно, но упрямо, топя каждый шаг глубоко в снегу, Лео все же двигалась вперед. Спрашивается, что за острая нужда потащила ее через метель?  Почему именно сегодня... Не завтра, не послезавтра и не вчера. Винтерхолд вообще недружелюбное к путникам место, но бывали и куда более спокойные времена.
Ответ на самом деле был очень прост. И сложен одновременно. Без зазрения совести бросить матушку на брата восемь лет назад, чтобы сейчас, рискуя своей шеей, ползти через эту ледяную пустыню и надеяться на теплые объятия в конце? Совесть. Имеет свойство напоминать о себе весьма болезненно. Все, что могло произойти плохого, уже произошло, без тебя.  Не обольщайся.  Вины на тебе от этого не меньше. Вот только жалеть себя не нужно. Раньше надо было жалеть, и не себя, когда садилась в повозку до Винтерхолда.
Тогда она решила за всех. Что так будет лучше. Что Лионель, как мужчина, станет лучшей опорой для матери, пока отец служит в Легионе. Как же столь идеально выстроенная картинка могла рассыпаться в одно мгновение? Хотелось, очень хотелось обвинить во всем беспутного братца. Помня его детские выходки, немудрено было заподозрить преступную подоплеку его исчезновения.
Протяжный, заунывный вой, принесенный ветром, напомнил, что не время. Не время и не место переваривать семейные неурядицы. Напомнил, что она не одинока. Но это как раз тот случай, когда гордое одиночество явно предпочтительней. Поневоле бретонка крепче стянула складки плаща. Будто это ее спасет от липкого, отвратительного холодка, закравшегося в сердце. Здесь даже горячительные настойки бессильны.
Леони не заметила, как шаг перешел в бег, если так можно назвать эти подпрыгивания козой по сугробам. Неведомый страх подгонял ее вперед, пока не осенила закономерная мысль. Куда бежим? От чего бежим? Ну не дурная ли… Девушка остановилась так же внезапно, как и разогналась. Вздохнула, в очередной раз перевела дух, решив для успокоения немного осмотреться.
О, Боги. Лучше бы ей было не останавливаться. Прямо на нее с поразительной для движения против ветра скоростью неслось нечто, отдаленно напоминающее человека. Доли секунды теплилась надежда, что грациозно переваливающийся по снегу силуэт – недобрая шутка воображения, еще мгновение продержалась мысль, что устрашающего вида субъекту нужно просто уступить дорогу. Что она и попыталась сделать, отступая с траектории движения то ли пьяного, то ли полоумного, то ли еще чего похуже, одновременно пытаясь нащупать на поясе нож. Слабый аргумент в свою защиту, если до нее дойдет.
Рюкзак безнадежно уперся в камень, отступать дальше было некуда, а бегущий с полоумными глазами навыкате и не подумал сворачивать, уже протягивая к Лео руки… А она будто оцепенела. «Святые шестеренки… Зомби…»  Мертвец. Труп. У него должен быть хозяин. Тот, кто вдохнул в него подобие жизни. И он наверняка где-то рядом.
Но думать было поздно. Оставалось лишь отмахиваться от безмозглого создания ножом, стараясь не подпустить того к себе ближе нежели расстояние вытянутой руки. Не придерживаемый ничем, плащ на девушке распахнулся, подставляя не слишком тепло одетую бретонку ледяному ветру. Может, она и понимала, что сопротивляться бессмысленно, но куда как меньше хотелось попасть в лапы некроманта живой, зная их непреодолимую тягу к садизму. Нет, это не значит, что жить не хотелось совсем. Надежда умирает последней, хорошенько помучив на прощанье.

Отредактировано Леони Вио (2013-04-29 04:29:57)

0

10

Каждый шаг выдавался все более резким и порывистым, движения теряли свою скованность и собранность, отчего мужчина неуклюже и быстро бежал вперед, оскальзываясь на льдистой корке, покрывающей снег и изредка проваливаясь по колено. Ветер выл и терзал полы плаща некроманта, завихряясь причудливо, создавая странные образы из снежной пелены, бросая на кожу Льяноу острые снежинки, отчего она теряла свою чувствительность, пальцы немели, а каждый вдох давался болью, словно не холодные когти пытаются добраться до мозга, а горит все огнем внутри и снаружи. Глаза слезились, грудь ходила ходуном, а глотка горела от мороза, как и слезящиеся глаза. Но улыбка все-равно терзала искусанные губы мага, все-равно какой-то детский задор бродил сейчас в крови, прорываясь пузырьками смеха и редких вскриков пополам с бранью, когда мужчина в очередной раз проваливался через тонкую наледь. Каждый опыт, каждый шаг за непроницаемую и матовую границу смерти вызывал веселье, восторг, предвкушение! Каждое новое тело, каждый образец был дороже всего, ведь незабываемые ощущения пронизывали насквозь Грегори, когда он соприкасался с энергией смерти. И вот сейчас, когда воздух наполнял лишь пронзительный свист ветра, да белые змейки снежинок струились по сугробам, впереди мелькнул силуэт человека!
"Да, ещё один образец! Боги, я так этого ждал, да ведь это... Это будет небывалый скачок сил, это новые возможности! В бездну, я должен добыть это тело, не будь я единственный некромант Коллегии!"
Воспоминания нахлынули разом, пресекая всякую рассудочную деятельность... Вот юный маг, только-только ступивший под своды Коллегии, впервые прикасается к тайнам смерти, каждый раз оступаясь и набивая все новые шишки, вот он впервые поднимает мертвеца, истратив все свои силы, потеряв над ним контроль и получив обширный ожог, когда с пальцев Фаральды сорвался смертоносный пучок пламени, но граница смерти была так близка, так призывно мерцала своей угольной чернотой, переливаясь всеми оттенками зеленого... С того момента мужчина стал одержимым идеей некромантии, идеей перехода туда, за грань, оставаясь живым и мыслящим существом. Детство далеко позади, но идея, сидящая раскаленной занозой в голове, постоянно пульсировала, понукая и толкая вперед, только вперед.

Сухой снег наполнил ноздри и рот Льяноу, а лицо обожгло холодом: мужчина споткнулся и упал, пока слепо мчался вперед, доверяясь только лишь той нити, что связывала мертвеца и своего хозяина - белая пелена застилала взор. Некромант поднялся и, сделав ещё несколько шагов, стал свидетелем этой картины: его слуга, рыча и скалясь, приближается к девушке. Ноги его согнуты в коленях, а глаза источают пронзительно-яркий свет, девушка, упираясь спиной в оледенелую скалу, выставила вперед свой кинжал. Черты её смутно казались знакомыми: высокая, с короткими рыжими волосами, которые ветер сейчас терзал и метал по воздуху, она, вся сжавшись, пыталась отмахнуться ножом от ходячего мертвеца.
"Леони? Да, это она! Та изобретательница из Коллегии!"
- Стой! Назад! - Крик, словно тугой бич, ударил мертвеца в спину, заставив отшатнуться назад, с каждым шагом теряя алчущий огонь в глазах... Все мысли куда-то подевались, но осталась одна: он не хотел смерти этой девушки. Грегори, осторожно ступая по льду, подошел к зомби и, отдышавшись, глянул из-под широких полей шляпы на свою случайную спутницу.
- Какими судьбами? Я не ожидал увидеть здесь тебя, Леони.
Несмотря на всю глупость ситуации и её нелепость, мужчину вдруг потянуло на истерический и неконтролируемый смех.

+1

11

Да уж. Глупость. Нелепость. Чуть более, чем удивленно, девушка созерцала развитие ситуации и ее неожиданную развязку, держа нож по-прежнему наготове. Веселья мужчины она отнюдь не разделяла, но даже помимо ее воли губы растянулись в неестественное подобие улыбки. На встречу добрых друзей это столкновение явно не тянуло.
- Не вижу ничего смешного, господин Грегори. Вам что-то нужно или так, мимо проходили? – заводить беседу в подобном месте вряд ли можно назвать удачной идеей, но других вариантов бретонка на данный момент не видела. Она не сделала ни единого движения, чтобы оправить плащ или спрятаться под капюшоном. Меньше всего сейчас хотелось утратить бдительность хоть на секунду, не говоря уже о том, чтобы повернуться к некроманту и его ручному детине спиной.
Не узнать странного мальчишку, коллегу поневоле, Лео не могла. Именно мальчишка, и возраст здесь ни при чем. Примечательный персонаж. Пожалуй, один из самых примечательных. Угораздило же им встретиться вне стен Коллегии… Не то чтобы Леони сильно нервничала по этому поводу до сих пор, просто не задумывалась. А теперь с трудом понимала, как ей поступить. Причин ненавидеть или бояться его у девушки не было, как и дела до того, чем он занимается. Ее мало интересовали другие ученики, все сплошь зацикленные на магии и путях достижения невиданного доселе могущества. И вот сейчас перед ней, в нервном припадке, один из тех, кто готов идти по трупам к своей цели. Как прикажете действовать?

0

12

Снег тихо поскрипывал под ногами Грегори, кутающегося в свой плащ: мороз не щадил и пробирал до самых костей, трогая мага за кожу ледяными пальцами, скользя по ребрам, спине и заставляя тело колотиться. Дыхание его успокоилось, но зубы принялись колотить друг о друга, а каждый вздох стал прерывистым, задерживаясь в легких словно бы не до конца: непреднамеренная пробежка закончилась и Льяноу откровенно страдал от холода. Мысли хоть и перестали метаться в голове, как тот нескончаемый хоровод снежинок, но куда там: Грегори ощущал себя старым маяком посреди моря, столько глупых идей и невысказанных слов, воспоминаний вертелось в уме. Улыбка продолжала блуждать по лицу мужчины и, сложив руки на груди, он откровенно разглядывал девушку.
Она вся подобралась и походила на заряженный арбалет, готовый в любом момент отпустить тяжелый кованый болт в грудь обидчику. Ноги чуть согнуты в коленях, голова опущена и наклонена вбок, словно Леони сейчас нырнет влево и вонзит нож чуть ниже ребра...
Один раз взглянув в лицо этой особы, Льяноу уже не смог подавить своих воспоминаний, а улыбка сошла на нет.

Это было год назад, метель тогда особенно бушевала, терзая неприступные стены Коллегии и бросая целые пригоршни колкого и сухого снега в лицо магу. Некромант, подавляя дрожь в коленях, сбросил в люк последний мешок, а затем, спрыгнув вниз сам, захлопнул его. Мидден. Холодные, обледенелые стены этого места вселяли спокойствие в душу Льяноу, и чем глубже, чем дальше погружался он в катакомбы, тем увереннее отбивало сердце такты, тем более дерзкими и увесистыми планами обрастала идея мага, тем сильнее в предвкушении подрагивали пальцы, шероховатый язык постоянно облизывал сухие губы... Память скручивалась в тугой клубок, ревностно оберегая недоступные фрагменты, а затем вновь распрямилась тугой пружиной... Свечи расставлены строго по схеме, тела разложены на полу, замыкая собой контур из измельченного угля и соли. Грегори, лихорадочно перебирая мысли и проверяя, все ли готово, зажигает свечи: их пламя медленно разгорается, плача слезами топкого воска... Снова обрыв, снова перед глазами возникает снежная пелена, а затем глухие стены Миддена вспыхивают зеленым: мертвые тела, утерявшие суть существования, поднимались, попирая законы природы. Пронзающие нити оплетали все вокруг, мерцая бледно-зеленым сиянием, а Льяноу, закатив глаза, катался по полу, сжав в руках белый череп, пытаясь отпустить злосчастный предмет, но тот, клацая челюстью, слился с ладонями воедино...
- Рргхар... - мертвец открыл и закрыл рот, дохнув в сторону девушки. Согнувшись, он нелепо подвернул одну ногу и застыл, только глаза-бусины выдавали в нем подобие жизни. Но Грегори не слышал ни рыка, ни стонущего ветра, ни копошения со стороны Леони, снова Стены Миддена упали перед глазами...
- Льяноу?! Идиот, что ты здесь творишь! - женский голос пронзительно ударил по ушам мага, скорчившегося на полу, сжав зубы, он отбросил в сторону череп и, перекатившись на бок, уперся руками в грязный, липкий пол, а затем поднялся. Неверным взором он увидел в проеме силуэт девушки, а судя по интонациям, она что-то обличительно кричала в сторону некроманта... В тот день мужчина едва не сошел с ума от пережитого, но смог найти в себе силы для уничтожения следов неудачного эксперимента. Покончив с этим, он на трое суток ушел в запой, не покидая местной таверны, но Вио так и не сдала его Архимагу - это стало негласной гарантией того, что уж кем-кем, но врагами они никогда не пересекутся на тропах Скайрима.
Грегори моргнул раз, другой: суровая северная реальность замещала видения из памяти. Льяноу хотел было опустить руки и предложить девушке найти убежище, как произошло вот что: мертвец, согнувшись и уперев руки в толстую корку льда, принялся урчать, сглатывая что-то булькающее и вязкое, капающее изо рта черной массой. Это были ошметки одежды и холодное, начинающее затухать мясо, среди всей этой жижи некромант заметил блестящую пряжку босмера, которую тот носил на поясе... Мужчина поднял голову и задумчиво посмотрел в сторону девушки - настроение этого человека меняло направление, подобно флагу под жестким северным ветром.
- Тебе нечего бояться, Леони, я не собираюсь нападать. И мне будет спокойнее, если ты уберешь кинжал в ножны. А теперь нам нужно найти место, не подставленное всем четырем ветрам и развести огонь. Ты не против, если с этого момента я составлю тебе компанию?
Зомби продолжал шипеть, поднимаясь. Он слепо уставился вперед, и лишь ветер шевелил грязные патлы его волос.

Отредактировано Грегори Льяноу (2013-05-01 19:33:34)

+1

13

Девушка внимательно наблюдала за магом, и от цепкого взгляда не могла укрыться одна незначительная и совершенно посторонняя на первый взгляд деталь - мужчина, хотя и продолжал держаться донельзя нахально, не на шутку замерз. По идее, она сама должна находиться в состоянии не лучшем, однако некоторая доза нанесенной на кожу мази пока еще сохраняла ту от пагубных воздушных потоков. Странно было осознать вдруг свое в некотором роде... преимущество? Хотя о каком преимуществе может идти речь, когда тебя просто-напросто прижали к стенке, и хуже всего то, что прижалась ты к ней вполне добровольно, изображая загнанное животное во всей красе.
Мертвец, потерявшись было на фоне хозяина, одарил бретонку ароматом своего нутра и застыл брошенной маринеткой. Она уже не улыбалась. Открыв рот, девушка попыталась поймать хоть немного свежего воздуха, сойдя наконец со своего места, прочь, подальше от источника пробравшего до слез аромата. Наглотавшись снежинок, пытаясь дышать против ветра, Лео почувствовала себя донельзя отвратительно. Определенно, этот маг имеет свойство пагубно сказываться на здоровье.
Пытаясь немного придти в себя, девушка, к счастью, пропустила продолжение истории с участием некоего босмера, и лишь слова Льяноу заставили ее обернуться к бретонцу. Настороженное выражение растворилось в полнейшей отрешенности и апатии, но и настрой некроманта переменился кардинально. Что произошло в эти краткие минутки в его голове, Лео понятия не имела, но из его облика исчезло что-то, что до сего мгновения так угнетающе давило на психику. Оказалось, что бояться на самом деле нечего. Теперь. Девушка наощупь вернула нож на место, неотрывно глядя на Грегори и стараясь даже краешком бокового зрения не задевать несчастного мертвого норда. Низко надвинутая шляпа мешала увидеть глаза мага, как и ветер, вынуждавший постоянно щуриться.
- Прости. Твой друг заставил меня немного понервничать. Где ты подобрал это недоразумение? - накинув капюшон, Лео миролюбиво улыбнулась. Захотелось показаться беззаботной, - идем. Если меня не обманывает память, дальше по дороге должна быть шахта... Наполовину ледник, но от ветров спасет... - кашлянув раз-другой, девушка полуобернулась в нужном направлении, кивком предлагая мужчине следовать за собой.

Отредактировано Леони Вио (2013-05-01 23:51:33)

0

14

Плащ не спасал от гибельного холода: он трепался на ветру, как грубый кусок холстины на мачте, а тонкая одежка мага не защищала от холода, да и не должна была. Безрассудство - вот вечный спутник Грегори, он отправился в такой мороз через ледяную пустошь Винтерхолда, абсолютно не рассчитав все возможные варианты развития событий, да и должен ли был, мог ли? Череда случайностей и нелепых совпадений привела его сейчас сюда, к этой растрескавшейся скале, к этой встрече. Безысходность, нежелание двигаться и творить, но движение - жизнь, и господа удача, которая всегда благосклонно относилась к Льяноу, пнула его как следует под зад, чтобы колесо жизни именно этого человека и дальше могло вершить свой ход, иначе пересечь ту матово-черную границу с зелеными сполохами мужчине пришлось бы гораздо раньше, но не как части единого целого, не как другу и соратнику, а как загнанной жертве, обескровленной и раненной.
Холодный пар изо рта был тут же подхвачен порывистым ветром и унесен в даль, через острые пики, но невозможно было вечно стоять на холоде и предаваться размышлениям: пальцы уже онемели, а губы, посиневшие и бледные, были сжаты в тонкую линию.
Грегори оглядел девушку: она покинула свое первоначальное место, словно боясь чего-то, и, не разгибая коленей полностью, немного отошла в сторону, затем, не выдержав, принялась глотать свежий воздух. Мужчина усмехнулся: его ремесло никогда не было чистым и "полезным обществу", но ухмылка, вопреки обычаю, вышла не злой, но какой-то снисходительной и теплой, словно не гниющий и харкающий сырым мясом труп виноват в теперешнем состоянии девушки, а нечто другое, неведомое и эфемерное.
Спокойствие разлилось по всему телу некроманта, заставляя на миг забыть о кусачем холоде, но только на миг! С каждым новым порывом ветра, с каждым новым кульбитом рваного плаща на ветру легкие все меньше задерживали воздуха, зубы все громче силились зайтись в трескучем ритме. Задумчиво оглядев мертвеца, затем девушку, убирающую кинжал в ножны, Льяноу вдруг понял, что ощущает себя в этой круговерти снега защищенным, теряет то чувство загнанности, бешеной скачки, ведь спина прикрыта, а вокруг лишь сплошная пелена, сотканная из снежинок, каждая из которых была абсолютно другой, не похожей на остальные.  Опустив голову ниже и втянув её в плечи, мужчина повернулся в сторону Леони, когда та заговорила.
- Прости. Твой друг заставил меня немного понервничать. Где ты подобрал это недоразумение? Идем. Если меня не обманывает память, дальше по дороге должна быть шахта... Наполовину ледник, но от ветров спасет...
"Шахта, ледник? Да, это сейчас не помешает, а ещё не помешает огонь и что-нибудь съестное." - эти мысли, простые и незамысловатые, плавно заполнили собой сознание Грегори. Вздохнув, мужчина отвел взгляд от лица Вио.
- Он и меня заставил понервничать. Это норд, живший в Винтерхолде, я убил его, а также босмера, его друга. Я убил норда в его собственном доме, затем заставил сожрать босмера, а дом спалил. - Грегори впился колючим взглядом в лицо девушки, впитывая каждое движение век, губ, глаз. Не обманет ли? Не сдаст ли кому-нибудь? А может она специально здесь? Льяноу с пеленок впитал пыль Рифтенских улиц, умел примерять любые роли и маски, вживаться в шкуру и лгать не только словами, но и сердцем, он смог бы почувствовать страх, фальшь в словах, ещё не сказанных. Однажды она уже помогла ему, спасла жизнь, пусть и не намеренно, но времена меняются, и некромант искал новое подкрепление тому поступку. И, как ни странно, он нашел его: в жесте, ритме дыхания, позе, взгляде - она не обманет. Маг не мог объяснить, как он это понял, почему и откуда, но стойкая уверенность поселилась теперь внутри, царапаясь коготками о ребра.
- Встань. Мы отправляемся. - чуть осипший, севший голос некроманта коснулся уха нежити, и в следующее мгновение мертвец уже вставал со снега, переваливаясь и хрипя: с каждым часом он был похож на человека все меньше. Встав рядом с хозяином, он согнулся и выплеснул на девственно-чистый снег ещё одну порцию слизи. - Веди нас, Леони, иначе через четверть часа одним трупом здесь станет больше. Хоть улыбка и тронула губы мага, но не глаза - они по прежнему оставались колючими и насторожено глядели из-под широкополой шляпы.

+1

15

Свистящая шахта

Ледяной зев пещеры встречал путников мягким, трепещущим светом под бесноватые завывания снежной бури за спиной. Прямо посреди каменного зала полыхал костер из сваленных в кучу бревен, которые бесформенными грудами были набросаны всюду - вдоль стен, на камнях, на местами уцелевшей наледи. На топливе шахтеры, ясное дело, не экономили.

Леони на вид очень даже уверенно прошествовала к импровизированному очагу, по пути не забывая улыбаться и вежливо кивать потревоженным обитателям пещеры. Которые настолько привыкли к отнюдь не редким гостям, что практически и внимания на тех не обращали. Двое так и вовсе спали на расстеленных тут же лежаках, а здоровенный норд со стальным молотом за плечами лениво проинспектировал девушку взглядом на наличие или отсутствие оружия, и только, даже не отлепившись от подпираемой его могучей спиной стены.

«Погоди, ты еще самого интересного не видел…»

На самом деле, по пути в шахту бретонка ни разу не оглянулась на своего спутника. Мало приятного, и ее можно понять. Только страдальческие хрипы мертвеца позади не позволяли забыть о том, что некромант следует за ней по пятам. Как понравится шахтерам подобное явление, оставалось только догадываться, но вряд ли это хоть сколько-нибудь касалось Лео. Грегори умный мальчик, он выкрутится, а коли нет… Помилуйте, это уже сугубо его личная проблема. В няньки она не нанималась.

Такое близкое, тепло огня забирало все мысли.

Отредактировано Леони Вио (2013-05-03 19:26:57)

0

16

Протяжный вой ветра наполнял все вокруг, и не было слышно даже собственного шепота. Казалось, что весь мир соткан из миллионов крошечных снежинок, острых и симметричных. Они сливались в белые потоки режущего и хлесткого снега, влекомого ветром. Небо было затянуто сплошной пеленой свинцово-сизых туч, но и их было едва видно из-за бушующей пурги. Рыхлый и глубокий снег под ногами превратилась в лед, а впереди, сквозь застилающую взор пелену, шагала Леони. Ветер толкал в спину мага, словно пытался выдрать и плащ, и шляпу, и всю прочую одежку, что была на Льяноу, только бы добраться до крови, костей, глаз. Чтобы зрачки в последний момент сузились, а сердце зашлось в бешеном ритме, предчувствуя надвигающуюся смерть.
Да, Льяноу панически, до дрожи в руках боялся смерти. Каждый раз, когда он соприкасался с этой неумолимой и непонятной энергией, она пронзала его тысячами голосов и образов, напоминающих о том, что всему есть конец. Лица людей, звонкий смех ребенка и едва слышные переливы ручья - колесо жизни продолжает вращаться. Каждый раз, вставая с холодного пола и, шатаясь, падая на кровать, он ощущал лишь сосущую пустоту внутри себя. Льяноу понимал, что его опыты не безвредны, что это не детские игрушки, и рано или поздно путь оборвется, но мужчина не мог ничего с собой поделать, эта мука и игра одновременно стала для него второй жизнью, будто кровь для ветерана войны, небо для птицы - без этого изнывала душа, гремя цепями и мертвея под тяжким ворохом проблем и воспоминаний.
Впереди мелькнула фигура девушки, а спустя несколько минут она уже потянула на себя деревянную дверь и, не оглядываясь, скрылась внутри.
Ветер все также рвал полы плаща, совершенно не спасающего от холода, снег все также вертелся и резал лицо мага, а через сапоги Льяноу ощущал твердую поверхность ледяной корки. Пальцы ног окоченели и потеряли чувствительность, а руки отказывались слушаться: даже растирая их, маг не чувствовал тепла. Словно решившись, Грегори подошел ко входу в шахту.
- Подойди. Я хочу, чтобы ты оставался здесь, раб. Ты будешь ждать меня.
Зомби, не издав ни звука, наклонился чуть вперед, словно бы зная, что последует дальше. Некромант, не медля ни секунды, протянул холодные и обмороженные руки, касаясь ледяной плоти. Между пальцами пробежали зеленые искры, вгрызаясь в тело мертвеца, а затем он, хрипло выдохнув, упал спиной в снег.
"Было бы безумием соваться туда без поддержки, но неужели какая-то девчонка смогла, а я останусь тут? Да уж, Льяноу, во что ты превратился", - улыбнувшись своим мыслям, мужчина потянул дверь на себя, и, кряхтя, ввалился в шахту.
Сказать, что стало теплее - значит солгать. Несмотря на то, что ветра здесь не было, стены, обросшие сосульками и сплошным слоем льда, никак не могли согреть. Шагая вперед и то и дело дуя на руки, некромант вышел в освещенный пламенем костра зал. Около огня, мрачно глядя прямо перед собой, сидел норд, а двое его товарищей лежали на тюфяках, постеленных прямо на землю. Но Грегори не думал об этом, он не думал ни о чем: впереди был огонь и больше не нужно было переставлять ноги в безумном танце снега и ветра... Спустя пять минут мужчина уже сидел около костра, сняв шляпу и набивая трубку непослушными пальцами. Весь мир ушел на задний план, оставляя мага наедине с собой.

+1

17

Начало игры

Здесь, в глубине горной шахты на севере Скайрима, было очень тихо. Если прислушаться, можно было услышать биение своего сердца – от этого даже самому храброму из храбрецов могло стать не по себе. Но это не волновало некроманта. Она беспечно сидела на небольшой скале, раскачивая ногами, как маленький ребенок, и внимательно смотрела на бледный силуэт, расхаживавший по пещере.
- Касси, может, объяснишься? – нетерпеливо, в нетипичной для себя манере, сказала девушка. Ей очень хотелось узнать, что же так задержало призрака, однако Кассиопея никак не хотела говорить и задумчиво бродила вперед-назад. Наконец дух издал странный звук, похожий на вдох, подошёл к скале и уселся рядом с Эрхог.
- Я не помню, - мрачно пробурчала авантюристка. – Я не могу вспомнить, что со мной произошло. Я помню, что я была здесь в экспедиции… что было потом, я не помню. Затем только момент моей смерти.
Эрхог машинально потянулась похлопать призрака по плечу, но тут же осеклась и иронично усмехнулась.
- Да ладно тебе, Касси, мы обязательно узнаем, что произошло. Обещаю тебе.
- Спасибо тебе. Не хочу в очередной раз спрашивать, чем я обязана твоей помощью, так что сразу перейду к делу. – Кассиопея плавно спустилась на каменный пол пещеры. – В этой пещере есть два выхода. Первый – с которого мы вошли. Второй – вон в той стороне, - призрак указала пальцем на небольшой проход в углу пещеры, - там довольно длинный коридор с подъемами. Там что-то вроде шахты и там есть живые.
Некромант сверкнула зёлеными глазами в полутьме.
- Живые? Много?
Кассиопея насмешливо хмыкнула.
- Двое, но, кажется, кто-то заходил ещё. В конце концов, ты можешь сама проверить. Ты ведь маг изменения, - напомнил призрак.
- В любом случае, если они вздумают заявиться сюда, я об этом узнаю раньше, чем они успеют что-то обнаружить, - уверенно ответила Эрхог, развернулась и ушла в другой угол пещеры, рассматривать странные рисунки на стенах. «Занятно. Интересно, это древние люди? Касси об этом ничего не знает…»

+1

18

Лео заняла весьма выгодное тактически положение, устроившись сбоку от костра. Все и вся были, как на ладони, и даже ход вглубь шахты, откуда доносился глухой монотонный лязг металла о камни. Следовало хоть немного обезопасить себя на случай, если Льяноу вздумает сглупить.

Не торопясь присаживаться, девушка обернулась ко входу, наблюдая явление некроманта в гордом одиночестве, с облегчением, даже с благодарностью смотря на него. Маги и без того не в чести у нордов, не говоря уже о некромантах, чтобы открыто демонстрировать суровому северному народу свои особые таланты. Нет, конечно, у мертвеца на лице не написано, кто его до такого плачевного состояния довел. Но в свете дурной славы Коллегии... Вряд ли кто станет разбираться. Тем более, Грегори некоторое время назад весьма бравурно подчеркивал перед ней свое непосредственное отношение к двойному убийству.
Опрометчиво. Если только не знать наверняка, что Вио просто-напросто плевать, до тех пор, пока это не станет ее личной проблемой. В конце концов, каждый умирает той смертью, которой заслуживает.

"Ох, Льяноу, почему твои секреты должны касаться и меня?"

- С чем пожаловали? - звук голоса, несомненно принадлежащего самому представительному обитателю шахт, гулким эхом прокатился по нутру пещеры, потревожив не только вздрогнувшую Лео, но и его спящих до сей поры товарищей. Шахтеры заворочались на своих соломенных постелях, послышались достаточно внятные бормотанья, призывавшие высшую кару на голову громогласного безбожника... Мягко говоря. В полусонном бреду работяги не стеснялись в выражениях.
Для Леони многое оказалось в новинку. Столкновение лоб в лоб с языковой культурой нордов во всем ее великолепии не то чтобы шокировало, скорее повеселило бретонку. Едва сдерживая улыбку, девушка развела руками, давая норду понять, что время не располагает к разговорам. Тот просто махнул рукой в ответ, поднимаясь и неспеша подходя к одному из недовольных.

- Давай, поднимайся, работа не ждет, - весьма культурно и со злорадной ухмылочкой, охранник пнул своего драгоценного сородича под бок, да так, что тот просто скатился с лежанки на лед. Прилив бодрости оказался просто на "ура", ибо мгновения назад витавший в сонных грезах норд стоял на ногах, осовелым взглядом уставившись на обидчика. Вечерний мед все еще застил так и не проспавшемуся бедняге глаза. С боевым кличем, в который весьма органично вплелся выкрик про дерьмо горного тролля, оказавшийся не намного меньше громилы шахтер бросился на детину с молотом, энергично и широко размахивая руками. Доподлинно неизвестно, чего он добивался, может, рассчитывал на шокирующий эффект своего маневра, но в конце концов все его начинания разбились о кулак. Удар пришелся бедолаге в челюсть, не опрокинув, но заставив отшатнуться, и окончательно вправил на место мозги. Держась за щеку, мужчина приземлился на стул тут же, подле грубо сколоченного стола, в то время как охранник, мрачный, как и прежде, вернулся на оставленный пост, застыв в прежней позе.
Второй шахтер как-то даже излишне благоразумно не вмешивался, уже не лежа, а сидя и несколько подозрительно посматривая на оказавшегося ближе всех к нему Грегори.

Лео потерялась на фоне всей этой картины, с комфортом устраиваясь на широком каменном выступе, не тронутом наледью, дабы немного перекусить. Обстановка стала куда как более неформальной с последними событиями, и бретонка наконец почувствовала себя в своей тарелке, как бы дико то не звучало. Скинув теперь мешавший капюшон, она привычно растрепала волосы, что с ее точки зрения означало "навести порядок на голове", и принялась копаться в сумке со съестным. Рюкзак лежал чуть поодаль за спиной, его-то она и скинула в первую очередь.

+2

19

Грегори ни о чем не думал, ничего не хотел... Голова была пуста, как та безжизненная пустошь снаружи. Перед глазами мерцало отчетливо-яркое пятно костра: огонь горел сильно, ярко, жадно облизывая обугленные головешки досок и бревен, собранных вокруг, он согревал бесчувственные ледышки ног, заставляя пальцы пульсировать от боли, словно стягивают вместе с кожей что-то чужое, ненужное. Льяноу придвинул к огню ноги поближе, устраиваясь поудобнее на свободном лежаке. Тонкая нитка дыма поднималась от раскуренной трубки, расширяясь и причудливо завихряясь выше, и хоть табак давал успокоение, так нужное сейчас, он не заставлял мысли двигаться. Отчего-то казалось, что кроме мерцающего яром костра и маленького пятачка нагретого песка около него, ничего не существует: норды вокруг, северная пустошь снаружи, воющий, пронзительный ветер, Леони - все это отошло на задний план, словно и не здесь вовсе.
"Как интересно, я сейчас не могу даже кинжал сжать... И холодно как. Хорошо, хоть табаку осталось ещё"
Мужчина выдохнул ещё одно облачко дыма, глядя в костер, как вдруг здоровенный детина-норд вскочил и пнул спящего товарища, а спустя несколько минут между ними завязалась драка. Некромант удивленно поднял брови, опасливо глядя в сторону нордов.
"Если эти идиоты в горячке нападут на нас? Твою мать, норды - как я вас ненавижу. Придется драться, звать мертвяка сюда..."
Грегори старался не показывать страха и ненависти к тупоголовым нордам - это было бы огромной ошибкой, ведь один из них, довольно мелкий бородач, внимательно и неприязненно осматривал гостей этой пещеры, в частности мага. Мог ли дать слабину Льяноу при таком раскладе? Конечно же нет.
Драка окончилась, не успев начаться: здоровенный норд уселся туда, где сидел, а тот, другой, упал на грубо сколоченный стул.
Некромант уже собирался вновь вдохнуть спасительный дым трубки, как произошло сразу две вещи: он почувствовал, что связь с мертвецом оборвалась, будто бы черная пелена на мгновение упала перед глазами, а через несколько секунд раздался глухой, протяжный рык... Он набирал силу, разрывая расстояние и хлипкая дверь дрожала от ударов - ещё немного, и она разлетится в щепки.
На мгновение наступила гробовая тишина, разрываемая хрипами и ударами о дерево, а спустя несколько секунд норд сорвался с места, хватая свой молот: двое других ринулись следом, вколачивая брань и неразборчивые крики в стены шахты.
Льяноу словно парализовало: огонь продолжал мерцать все так же, ветер все так же протяжно выл, все так же вертится колесо жизни. Некромант узнал бы этот рык и за несколько километров - это был снежный тролль. Грегори уже встречался с этим чудовищем, и выжил лишь благодаря подвернувшейся так вовремя сквозной расщелине, ведущей к реке... Но сейчас нельзя было медлить! Пусть движения не такие рваные и лихорадочные, но страх все сильнее пронизывал мага насквозь.
- Вставай! Вниз пойдем - там может укроемся где, иначе порвет нас эта тварь на куски, как тех идиотов. От зомби ничего не осталось: я его не чувствую. Ну же! - Некромант вскочил, непонятно зачем выхватив кинжал. Глаза лихорадочно блестели, а взор словно бы обтекал Вио, пытаясь обозначить силуэт девушки. - Мы пойдем вниз, иначе смерть. Взгляд был затуманен, а голос непривычно глухой, мужчина повернулся и, споткнувшись о камень, направился вглубь шахты.

Отредактировано Грегори Льяноу (2013-05-13 02:36:00)

0

20

Рисунки на стенах были какими-то неинтересными. А все потому, что Эрхог была не слишком сильна в криптографии; да что там – она вообще не могла разобрать ни единого простого… узора? Символа? Не говоря уже о самых заковыристых. Бросив эту глупую затею, некромант вернулась к призраку, который сидел, уткнувшись прозрачной головой в такие же прозрачные руки. Складывалось впечатление, что Кассиопея спала, но Эрхог всегда считала, что духи просто не умеют спать!
- Касси? Может, пойдём отсюда?
Призрак будто бы проснулся и замотал головой.
- А? Да… да, пойдём, наверное.
Эрхог хлопала глазами.
- Ты что, умеешь спать? – удивленно спросила бледная девушка.
- Нет, что ты, - рассмеялась Кассиопея, - я просто была в глубоких раздумьях. Глубоких…
Некромант только открыла рот, чтобы ответить, но вдруг откуда-то сверху послышался странный грохот. Затем крики. Пещера буквально тряслась от бегущих людей. Эрхог немедленно сотворила «обнаружение». В метрах двадцати она отчетливо увидела два пятна. Это были живые, несомненно. От них веяло энергией.
- У них там что-то большое, - мрачно сказал призрак, невесть как прознав об этом. – Пора действительно уходить.
«И откуда она это поняла? Нет, ну двое живых точно не будут просто так сюда спускаться. Надо бы спрятаться. Кто знает, что они задумали. Я хочу посмотреть» - Эрхог махнула призраку рукой и отошла в дальний угол пещеры, ко второму входу, из которого она пришла. Осторожно спрятавшись за высоким камнем, она надвинула капюшон пониже и выглянула из-за скалы. Где-то там, впереди, слышались шаги. До живых было довольно далеко, но здесь, в пещере, была просто замечательная акустика. Один раз Эрхог даже удалось неплохо позабавиться – она начала громко петь, а из-за многочисленных коридоров и развилок эхо преобразило её голос так, что двое пьяных шахтеров наверху мигом протрезвели и убежали вон из шахты. «Весело было» - вспомнила тот случай некромант.
А тем времени к шагам прибавились голоса, и они все приближались. Некромант сверкнула зелеными глазами и затаила дыхание.

0

21

Леони уже с минуту с наслаждением грызла сочное зеленое яблочко, всерьез подумывая над тем, чтобы опробовать на пострадавшем не только морально, но и физически норде свои более, чем скромные целительские таланты. Хуже ему не будет, а вот ей бесценная капелька опыта не помешала бы. Вряд ли там что-то серьезнее небольшой гематомы во всю щеку... Непродолжительное буйство не внушило ей страха за собственную целость и сохранность, ибо она, в сравнении с Льяноу, к тому моменту находилась на несколько большем отдалении от его очага. На неприязненные взгляды ее внимание просто не распространялось. Однако что-то очень настойчивое подсказывало, что черезчур быстро и рано она успокоилась.

Настойчивое, но недостаточно громкое. До тех пор, пока не переросло в вой не вой, рык не рык, но звук отвратительный, пробравший до самого что ни на есть нутра. Лео перестала жевать яблоко и даже вжала голову в плечи, медленно обернувшись в сторону входа. Дверь, единственная преграда на пути ледяных ветров, ходила ходуном и угрожающе трещала, будто некто был очень напуган, замерз досмерти и хотел в тепло, но забыл, как правильно обращаться с дверьми. Если и умел когда-нибудь.

Не отводя взгляда, бретонка неосознанно потянулась к рюкзаку, подтягивая и прижимая тот к себе. Естесственно, как и любое живое существо, в первую очередь она пыталась защитить то, что ей единственно дорого, а содержимое этого рюкзака было даже не дорого, бесценно для нее. На ничтожные мгновения воцарилась гнетущая тишина, то самое затишье перед бурей из звуков. Хрипы, треск, металлический лязг - норды бросились прямиком навстречу источавшей неутолимую злобу угрозе. Из глубин шахты появился еще один, может, даже два, но им не досталось ни одного взгляда. Леони, выйдя из секундного оцепенения, обратила уничтожающий взор к некроманту. Кто, как не его голодная нежить могла учинить подобное безобразие?

- Вставай! Вниз пойдем - там может укроемся где, иначе порвет нас эта тварь на куски, как тех идиотов.

Девушка даже опешила от панического вскрика Грегори, а готовые быть высказанными слова застряли в горле.

- От зомби ничего не осталось: я его не чувствую. Ну же! Мы пойдем вниз, иначе смерть.

Последний раз такой страх на его лице Лео видела только в Миддене, но это, казалось, было пропасть лет назад. Поддавшись его настроению, бретонка подхватила рюкзак, роняя надкусанное яблоко, и в несколько резвых прыжков догнала, даже немного перегнала Грегори, не рискуя оборачиваться назад. Там было что-то явно пострашнее разъяренного зомби.

Углубляясь все дальше в шахту, едва освещенную светом факелов, девушка стремительно теряла уверенность в принятом решении. Куда дальше? Эта пещера вряд ли бесконечна и бездонна, в конце концов они просто упрутся в тупик, и надеяться останется только на то, что отчаянная смелость нордов прямо пропорциональна их могучей силе.

- Льяноу, не знаю, от чего мы тут прячемся, как кролики, но ты просто обязан объясниться... - Леони запнулась на полуслове, как и на полушаге, увидев в том месте, где, по логике вещей пещера должна заканчиваться, едва различимую расщелину, всю затянутую паутиной. Закидывая рюкзак на плечо, она принялась обрывать липкую преграду, скрывавшую за собой, как оказалось, низкий коридор, тонувший в непроглядной тьме.

- Надеюсь то, что позади, страшнее пауков... - проговорила бретонка относительно тихо и будто бы для себя, но эхо подхватило ее звонкий голос, преувеличив и исказив до неузнаваемости, - Будь добр, прихвати факел, - оглянувшись на некроманта, Лео очень мило улыбнулась, будто только что пригласила его в романтическую прогулку под дождем и напоминает о необходимости плаща. Впрочем, она быстро отвернулась, наклоняясь и довольно смело шагая в пролом.

Отредактировано Леони Вио (2013-05-14 15:32:34)

0

22

Картина мира отрывочно и резко нарезалась на мелкие кадры, дробилась, а куски и образы выпадали из неё, теряясь где-то по пути. Только что Льяноу безумными глазами глядел на Леони, торопил её и мысли одна за другой пролетали в голове, а вот он, судорожно сжимая кинжал, стоит перед оплетенным паутиной лазом, а бретонка, с липкими от паутины руками, говорит ему что-то про факел, про пауков...
"Пауки? Нет, здесь не может быть этих тварей. Норды просто раздавили бы их при первой же возможности! Но паутина... Я потерял зомби, так дорого мне доставшегося, идиот, придурок - нужно было взять его с собой и разнести все к чертовой матери! Не справился бы? О нет, я бы справился, я бы имел сейчас три трупа, покорных и не лезущих с вопросами!"
Стены этого места давили на мага, но не это терзало его, а обладатель хриплого, нарастающего и зычного рыка прямо за спиной, там, под порывами сурового ледяного ветра. Льяноу слышал этот звук и здесь, каким-то шестым чувством, кожей и мокрой от пота спиной ощущая жгучий голод зверя, который неспособна насытить мертвая плоть
Грегори моргнул, переводя взгляд в темный лаз тоннеля: спина бретонки, покачиваясь и расплываясь, удалялась вперед и вниз, туда. Не желая оставаться здесь, наедине со своими мыслями, некромант вытащил из держателя чадящий факел и, поудобнее ухватив его, направился вслед за Леони.

"И чего это я так распсиховался, а? Какой-то тролль, пусть и снежный, смог напугать меня настолько? Я уже встречался с этой тварью однажды, и я выжил, откуда же страх? Разве не доходил я в своих опытах до грани, почти теряя пульс жизни? Но тогда я боялся смерти, а сейчас... Сейчас тоже есть смерть, причем гораздо более явная. Успокойся, Льяноу, если ты не прекратишь дрожать, как твоя сестренка после очередной ночки, то тебя схарчат гораздо быстрее, чем можно себе представить".

Маг нагнал Леони и, растянув в резиновой улыбке губы, опередил на два шага: тоннель тянулся дальше, сужаясь, поэтому даже Льяноу, не обладая фигурой гиганта, едва мог развернуться в нем с факелом. Грегори вновь собирался окунуться в свои невеселые мысли, отгородившись от всего мира спиной, но то самое пресловутое "шестое чувство" в который раз уже кольнуло внутри, словно давая понять, что не стоит ходить по лезвию. Мужчина хмыкнул и полез в поясную сумку за кисетом с табаком, попутно обращаясь к девушке позади:
- Я тут подумал, здесь ведь может быть и другой выход, множество выходов, по крайней мере мы можем надеяться на это. В противном случае эта грязная туша сожрет нас, загнав в тупик. Ты боишься смерти, Леони?
Льяноу обернулся, на ходу доставая кисет, как вдруг под ноги попался так некстати то ли выступ, то ли ступенька, и Грегори, оступившись, вылетел полетел вперед. Глаз охватывал лишь маленький пятачок около некроманта с факелом - чернильная темнота не пропускала дальше. А спустя несколько секунд Льяноу осознал для себя одну важную вещь: здесь они не одни. Он чувствовал слабый, едва ощутимый отклик чьей-то мертвой души: не мертвеца, поднятого волей мага, нет, но свободной души. Грегори не мог определить четкого местоположения духа, но уверенность была в одном: он здесь и ожидать можно абсолютно всего. Держа факел на вытянутой руке, Льяноу сделал шаг назад, окликая Вио:
- Эй, Леони! Можешь не отвечать на мой вопрос, но неплохо бы пошевелиться и осмотреть это место: возможно где-то будет ниша или продолжение нашего тоннеля - я пока не готов к встрече с горным троллем!
Уверенность возвращалась в голос вместе с прежними нахальными нотками, отчего Болезненная складка на лбу разгладилась, а рука перестала судорожно стискивать факел. Потому ли, что рядом оказалось нечто свое, знакомое, вроде заблудшей души - Грегори не боялся духа, он мог заставить его появиться и говорить, но мог где-то там, в отдаленном будущем: сейчас не было ни сил, ни времени проводить обряд вызова. Вздохнув, Грегори повернулся в сторону бретонки и достал наконец-то кисет, чтобы тут же вдохнуть щепоть табака.

0

23

У Лео пропало всякое желание напрягать свой речевой аппарат в попытке поддержать беседу. Но чувство страха тут ни при чем. Леони не боялась ни за свою жизнь, ни за жизнь Льяноу, и все же сердцу не давало покоя ощущение вины перед теми, кого они оставили наверху... Терпеть еще теперь муки просыпавшейся совести.

Девушка, выдержав недолгую паузу, прыгнула с небольшого уступа следом за некромантом. После его неуклюжего "полета" вопрос "Ты в порядке?" прозвучал бы вполне уместно, и Лео почти спросила, да только вовремя одумалась. С какой стати ей вдруг вздумалось проявлять заботу? Ему как и до других, так и до себя нет большого дела...

Упорно игнорируя табачного наркомана, потянувшегося за своей "дозой", девушка прошла мимо, стараясь в свете уцелевшего факела разглядеть хоть что-нибудь. Выход, например... Но впереди была глухая стена. Вио почти расстроилась. Не сразу поняла, что на самом видит перед собой.

"Оччень интересно..."

Протянув руку, девушка шагнула вперед, в темноту - неверный свет позволял видеть едва ли дальше кончиков пальцев - и прикоснулась к скале, ощущая нараставший в груди трепет. Смахнув осевшую в крохотных нишах пыль, она приоткрыла губы, чувствуя больше интуитивно, что перед ней осколок ушедшей в небытие древности. Письмена, которые, возможно, многие и многие века дожидались того, кто сможет раскрыть их тайну. Кого-то, вроде нее самой. Леони с азартом хищника, напавшего на след раненой добычи, металась загоревшимся взглядом от одного символа к другому, в первые мгновения просто пытаясь понять, кем же эти доисторические каракули оставлены...

Она даже хотела попросить Льяноу подсобить ей с освещением, но в просьба так и осталась не озвученной. Мысли прегоняли одна другую, унося беспечную исследоветельскую натуру далеко-далеко.

Отредактировано Леони Вио (2013-07-13 00:52:24)

0

24

Некромант с интересом наблюдала за гостями. Рыжеволосая бретонка в меховом плаще и светловолосый мужчина. «Хм, что-то в его образе есть эдакое» - подумала Эрхог, сверля своими глазами гостя в шляпе. Да, что-то в нём точно было... знакомое. Родное. Волосы? Взгляд? Выражение лица, фигура, походка, движения? Неясно. А тем временем рыжая девушка подошла совсем близко. Некромант слышала её дыхание, пока гостья разглядывала символы на стенах. «Они меня не заметят» - решила девушка. В принципе, она была права – тот угол, где она спряталась, был совсем тёмным, к тому же, её скрывала скала, любезно выросшая в пещере, будто бы по заказу.
Но вдруг откуда-то сзади, где был второй выход, донесся звук. Эрхог буквально почувствовала, как трясется пол под ногами, стены пещеры, скала, даже она сама. Через несколько мгновений звук превратился в страшный грохот, который был всё ближе и ближе. Наконец, из до этого спасительного выхода высунулась злобная морда снежного тролля. Три глаза осмотрели новое местечко и остановились на Эрхог. Некромант от неожиданности взвизгнула и подалась назад, выскочив из укрытия, открывая себя удивленным взглядам гостей. Так или иначе, это было не лучшее время, чтобы объясняться, здороваться, знакомиться, продолжать знакомство элем у костра и отбивной из крысятины. Надо было отбиваться.
- Получай, наглая морда! – заорала девушка, правой рукой создав заклинание паралича. Впрочем, цели оно не достигло, ибо врезалось в стену возле узкого прохода. Зато тролля это явно позабавило и он, не без усилий протиснувшись внутрь пещеры, почесал уродливой лапой не менее уродливую голову и уставился на троицу. Затем он издал рык и бросился в сторону мужчины, угрожая при этом сбить с ног еще и фигуру в чёрной робе.
- Берегись! - бросилась Эрхог с криком на мужчину, падая вместе с ним на пол. Может, он и ударился, но всё же это было лучше, чем если бы его зашиб пролетевший над головами людей тролль. А последний уже готовился к новому прыжку, задорно рыча.

+2

25

Реальность плясала перед глазами чудесным калейдоскопом, пробуя мозги на прочность. Сначала тролль, а теперь какой-то гул, идущий, казалось бы, из глубины гор - он пробирал до костей и воображение рождало самые нездоровые ассоциации: начиная обвалом и заканчивая драконьей гробницей. О да, слухи о драконах Грегори считал куда как правдивыми, но неужели они настолько нелюбимы удачей? Ответить на этот вопрос магу помешал треск и грохот осыпающихся камней, а затем всякие мысли словно бы сдуло колючим ледяным ветром - в узком проходе появилась безобразная морда о трех глазах. Морда втянула ноздрями воздух, фыркнула и разинула пасть...
"Твою-то мать, Льяноу! Какого черта тебя сюда понесло, сидел бы у себя в пивнухе, грел бы зад и пил мед, бестолочь! А ещё выслушивал бы каждодневные нотации архимага, жалобы от учеников, домыслы сельчан."
Мысли испарились, а ноги примерзли к полу - мужчина бросил взгляд в сторону Леони, надеясь, что у той хватит ума не делать резких движений и не бросать в тролля камнями.
Но Льяноу суждено было выдержать ещё как-минимум два удара судьбы в этом алькове, один из них последовал незамедлительно. Из-за спины послышался визг, берущий чуть ли не самую высокую ноту, а затем в нескольких метрах от морды зверя вспыхнула изумрудная вспышка.
"Заклятье... Маг?! Бродячий разбойник, возможно, выжидал нас здесь, поэтому молчал? Это школа изменения, наверняка паралич - она тоже боится, тоже кричит!"
Мысли, спрессованные и лихорадочные, проносились в голове сплошным вихрем: вот Льяноу поворачивается, чтобы разглядеть нового персонажа этой передряги, вот тролль, скаля пасть в голодной ухмылке, припадает на передние лапы и пружинисто прыгает в сторону мага, вот из темноты на некроманта наваливается тонкая и низенькая фигурка, визжа что-то. Грегори, дернувшись в сторону, чтобы увернуться от тролля, падает вместе с неизвестной на пол, а факел отлетает в сторону, ударяясь о камни.
Некромант не думал, что делает. Некромант не думал вовсе - рефлексы, инстинкты пнули под зад разум и взяли бразды правления в свои руки: Льяноу оттолкнул от себя незнакомую девчонку, а сам рванулся в сторону факела, поудобнее перехватывая нож.
Взгляд помутнел, а легкие словно горели. Вот мужчина резанул по руке лезвием, разбрызгивая по полу красные капли, вот махнул рукой и громко свистнул, так, что загудело в ушах! А в следующую секунду, когда обезумевший от голода и холода тролль рванулся на запах, Грегори подхватил факел с земли и ткнул горящей палкой в морду зверю, падая на землю: тролль отбросил некроманта на несколько метров, махнув лапой у самой головы и разрывая матерчатую ткань плаща.
- Колдуй, ну же! Не медли, тупица, класть тебя через колено!
Тролль завыл протяжно, с повизгиваниями, а затем зарычал: морда теперь представляла сплошной обожженный комок.

+2

26

Стена, казалось, мелко завибрировала под ее ладонью, точно отзываясь на осторожные касания тонких пальцев. Леони испуганно отдернула руку, отступая назад. Дрожащие скалы не есть положительный момент. Нужно выбираться отсюда, и чем скорее, тем...

Додумать Вио помешали несколько факторов, один другого весомее. Страшный грохот столкнул-таки девушку с места, хотя она слабо представляла сейчас, как, куда бежать, и вот прямо перед ней из темноты, естесственно, совершенно неожиданно что-то выпало... Выпало. С криком. Из темноты. Она ожидала увидеть Грегори, но никак не постороннюю личность в черной робе, которая так удачно маскировала ее во мраке пещеры. Неудивительно, что ей, то есть, личности, удавалось до сих пор остаться незамеченной, и как долго она здесь? Все эти мысли, впрочем, отпали сами собой, за неактуальностью. Ввиду огромного, волосатого, омерзительного до ужаса обстоятельства, обещавшего всем троим неминуемую смерть в муках, еще неизвестно, от чего раньше - то ли от этих чудовищных лап, то ли от не менее чудовищной вони.

Девушка побледнела, зажимая рот ладонью, будто в попытке удержать крик, и зажмурилась от ослепительной вспышки. Невольно она попятилась назад, к скалам, и это спасло Лео, уведя с траектории живого снаряда... Чудовище просто пронеслось мимо. Другим повезло меньше...

И снова крик, заглушенный утробным рычанием. Леони не знала, живы ли те двое. Она с трудом, но заставила себя разлепить веки, вглядываясь в темноту. Глаза попривыкли к сумраку, и Вио смогла различить на полу пещеры комок, судя по всему, состоящий из Льяноу и самоотверженной особи в черном. Комок шевелился.

В последнее время жизнь редко баловала ученицу Коллегии радостными моментами, и один из этих редких моментов случился сейчас. Откуда-то взялись и силы, и смелость. Девушка видела, как далеко откатился от них чудом не потухший факел, который мог послужить едва ли не единственным серьезным оружием против тролля, и бросилась за ним, чуть не выронив рюкзак. Но светлая мысль пришла не ей одной. Льяноу опередил порыв Лео и действовал столь стремительно, что неудачливая спасительница вновь осталась в зрителях, даже не запачкавшись, в то время как некромант щедро поливал камни кровью, отвлекая взбешенное чудище, а неизвестная тенью метнулась в сторону, видимо, готовя очередное заклятие.

- И откуда он только взялся... Мы ведь пришли с другой стороны... - судорожно бормотала Вио, сама пока не догоняя мыслью собственные слова, одновременно пытаясь поднять отчаянного Грегори на ноги, - сумасшедшие... И как только...

Отступивший зверь был ослаблен, пламя факела не пощадило его, изувечив уродливую морду, но тролль может не доставлять неприятностей, пожалуй, только мертвым. Хотя... Запах...

Вот тут и вспыхнула в голове лампочка. Внезапно.

- Выход! Откуда появилась эта тварь?

Отредактировано Леони Вио (2013-07-13 04:13:25)

+2

27

Эрхог удалось спасти незнакомца от столкновения с дружелюбными объятиями снежного тролля, которому, конечно же, просто не хватало любви в этих холодных, суровых северных широтах. Незнакомец тут же поднялся и ринулся в бой, а вот Эрхог пару мгновений полежала-посидела на земле, бегая глазами по пещере, выясняя, что происходит сейчас, ибо ситуация менялась слишком быстро.
Симпатичный, как отметила для себя девушка, мужчина зачем-то от души полоснул себя ножом по ладони, опрыскивая каменный пол алыми струйками, а затем начал тыкать троллю в лицо факелом. Рыжая гостья так же продолжала наблюдать за действом, наверняка раздумывая на планом действий.
Эрхог вскочила, замахиваясь руками для очередного заклятья, но какого, она еще не решила. Параличом она промахнулась, так что решила попробовать телекинез. Некромант резко занесла руку над головой, и тут же в нескольких метрах от нее в воздух поднялся увесистый камень. Следующий взмах был направлен параллельно земле – и тут же в тролля на серьезной скорости отправился снаряд. Бах! Тролль пошатнулся от удара и потерял равновесие.
- Ты как? – осведомилась Эрхог у мужчины, лежащего на земле неподалёку. Вдруг рыжая девушка взволнованно произнесла:
- Выход! Откуда появилась эта тварь?
- Оттуда! – указала тонким пальцем зеленоглазая девушка в тёмный угол. – Давайте быстро туда, я его сейчас задержу.
В следующее мгновение бледно-зелёная вспышка вырвалась из руки некроманта и, быстро пролетев через пещеру, врезалась в снежного тролля, достаточно натерпевшегося и без этого. Немного подумав, Эрхог снова обрушила на трёхглазое чудище булыжник. А затем ещё раз, для уверенности.
- Теперь-то он за нами гнаться не будет, а, Касси?
Призрак тут же появился из-за скалы.
- Гораздо печальнее, что придётся покинуть это уютное местечко… - вздохнула прозрачная фигура. – Ну, ладно, перемены – тоже хорошо. Кстати, не хотела бы ты познакомиться с господами?

+1

28

Тупая боль пульсировала в голове, заставляя взгляд метаться по черным и холодным стенам пещеры, а сердце биться в груди так, словно оно вот-вот вырвется на свободу. Незнакомка в темном балахоне собралась быстро: массивная каменная глыба врезалась в башку зверя, отчего тот дернулся, захрипел и обмяк на каменистой земле.
- Ты как? Юная ведьма была на удивление спокойна - дитя контрастов. Словно и не визжала на весь каменный мешок эта девушка, девочка! Грегори кивнул ей и поднялся с земли не без помощи Леони, отряхиваясь и сплевывая пыль пополам с кровью. Все казалось каким-то нереальным и некромант ощущал себя наблюдателем со стороны в этом театре абсурда: они убили тролля, завалили эту громадную тушу! Льяноу не мог сдержать диковатой улыбки.
- Выход! Откуда появилась эта тварь? Голос Вио дрожал, но не было в нем слепого ужаса или истерики - это радовало, хотя Грегори никогда не мог себе представить эту девушку в припадке страха - отваги не отнять.
- Оттуда! Давайте быстро туда, я его сейчас задержу.  Оказалось, что одного удара камнем о голову мало, потому что тушу тролля окутал зеленый туман заклятья паралича, а каменная глыба припечатала чудовище ещё несколько раз - сомневаться в смерти не приходилось. То ли это было действительно необходимо, то ли доставляло удовольствие девушке в черном.
Но каково было удивление мага, когда рядом с ведьмой появился бесплотный дух - это был именно тот дух, который Грегори чувствовал здесь с самого начала. Призрак женщины, который говорил абсолютно свободно со своей... Хозяйкой? Девчушка была некромантом - вне всяких сомнений.
Льяноу почувствовал мелкую дрожь, идущую по спине своими пильчатыми когтистыми лапками, словно сороконожка, черная и блестящая. Это был не страх, но некоторое предвкушение и дух соперничества - маг отбросил эти пустые мысли, на которых сейчас невозможно было сосредоточиться.
- Твой дух дело говорит. Мы должны знать, с кем имеем дело, или имели.
Некромант был не здесь - пустыми глазами он оглядывал девушку и призрака рядом с ней: все мысли были поглощены грязной тушей, лежащей позади. Тролль, дохлый и снежный тролль! Льяноу поднимет эту тушу во что бы то ни стало. Эта мысль захватывала дух, отчего улыбка нет-нет, да мелькала на бледном лице.

+2

29

Как-то отрешенно глядя перед собой, Вио отряхивала руки, ведь "костюм" Льяноу после произошедшего отнюдь не являл собой эталон чистоты. Едва заметно, но руки дрожали, оттого усерднее девушка их отряхивала.
Убедившись, что с Грегори все в порядке и тот крепко стоит на ногах, она на автомате отошла на пару шагов, установив наиболее удобную для себя нейтральную дистанцию. Ей становилось холодно и, нет, не страшно, хотя неосознанное пока чувство до боли леденило сердце.

"Некроманты... Тролли... Привидения... И что же дальше? Конечно, это все крайне занимательно, но пора бы и честь знать..."

Лео приметила выход, указанный неизвестной, и не могла не воспользоваться единственным шансом улизнуть отсюда, пока остальные были заняты друг другом. Печально было покидать какую-никакую, а компанию, вновь оставаясь одной. Подружиться они не успели, впрочем, как и стать врагами, что радует. Потому как дальше им не по пути.

Ступая осторожно и тихо, щурясь в темноту, девушка достигла расщелины в скале и исчезла в ней, покидая пещеру.

>>> Снежные горы

+1

30

- Твой дух дело говорит. Мы должны знать, с кем имеем дело, или имели, - отрешенно сказал мужчина, смотря куда-то в сторону. Где-нибудь в светском обществе его бы сочли хамом, но мрачная пещерная жительница воспринимала это нормально, вернее, она даже этого не замечала. Что тут такого, быть слегка в другом мире, в себе? Тем более, что мужчина, как оказалось, внимательно разглядывал тролля. «Что он в нём нашёл? Его спутница куда милее» - усмехнулась некромант.
- Меня зовут Эрхог, я некромант, живу в этой пещере уже-не-знаю-сколько-недель, а это мой друг – Кассиопея, призрак убитого сколько-то там лет назад воина. Вот так вот. – Закончив свой короткий рассказ, девушка откинула капюшон, и стала, скрестив руки на груди и отставив ногу в сторону.
- Твоя очередь, Режущий-Руки.
Тут вдруг рыжая девушка как бы ненароком начала идти в сторону выхода, явно собираясь уходить. «Хм. Что это она? - удивилась Эрхог.  - Впрочем, думаю, на это есть причины».
- Береги себя, - бросила некромант вдогонку рыжей. – Что это с ней? Вы поругались по дороге? – усмехнулась мужчине зеленоглазая. – Ладно, повторюсь, твоя очередь. Возможно, наши пути уже пересеклись?
- Касси, проверь, нет ли тут рядом еще каких-нибудь сюрпризов, вроде новых троллей, или еще чего.
- Без проблем, - призрак растворился в воздухе, видимо, уйдя куда-то в стену.
Ветер начинал сильнее задувать из дыры-выхода. «Снежная буря? Будет весело. Рыжей в таком случае конец, будет жаль» - задумалась некромант.

+1


Вы здесь » FRPG Skyrim » Игровой архив » Снежные горы